21 Июль 2018

«Что станет с русским народом даже в случае удачи грандиозного предприятия?» (к вопросу об отношении русского общества к Русско-турецкой войне 1877-1878 гг.)

oboznik.ru - Обеспечение войск в период Русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Аннотация. Статья посвящена изучению реакции деятелей общественного движения на русско-турецкую войну 1877–1878 годов. В центре внимания автора оценки и мнения тех представителей русского общества, которые были принципиальными противниками прямого военного вмешательства России в дела балканских славян.

Их позиция представлена на примере взглядов Л.Н. Толстого, К.Д. Кавелина, М.П. Драгоманова и демонстрирует неоднозначность восприятия в русском обществе идеи об освободительной миссии России на Балканах. Ключевые слова: общественное движение, Балканский полуостров, русская литература, славянский вопрос, война, армия Ни для кого не является откровением, что Русско-турецкая война 1877–1878 гг. чрезвычайно сплотила русское общество.

Начиная с Отечественной войны 1812 г. общественная сила России не добивалась такого единения, как перед войной с Турцией. Войну хотели и желали буквально все, начиная от представителей правящей элиты и заканчивая простым обывателем. Вопрос, который до сих пор относится к разряду дискуссионных: «Почему же русское общество оказалась так восприимчиво к Русско-турецкой войне 1877–1878 годов?».

Остановиться лишь на том мнении, что русские и болгары – братья по вере и что у них общие языковые корни и культура, – значит не сказать ничего. Интересные факторы, которые поддерживали войну, со стороны русского общественного движения приводит в своем исследовании историк В. Богучарский: 1. Сочувствие освободительному движению среди основной массы русского народа. 2. Сочувствие тому же освободительному движению русского образованного общества. 3. Желание освободить славян со стороны верховной власти России – Александра II [1, c. 181]. Однако нет необходимости сбрасывать со счетов такой важный в данном отношении фактор, как «привычка». Действительно, Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. предшествовало девять вооруженных столкновений с Оттоманской Портой, в результате чего у русского общества выработалась своеобразная реакция на войну с Турцией.

Именно с Турцией, потому что ни Русско-японская война 1904–1905 гг., ни Первая мировая война не вызвали тех реакций, которые произошли в 1877 году. Такого количества войн, как с Османской империей, Россия не вела ни с одной из стран. Непосредственные участники этих столкновений «преподавали» русскому обществу «уроки политической истории и географии», которые, безусловно, не пропали бесследно. В. Богучарский так ловко подвел русское общество к проблеме необходимости войны, что в отечественной историографии утвердилось мнение, что противников военного столкновения с Османской империей не было. Во всех фундаментальных исследованиях по Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. встречаются одни только ярые поборники либо исторической миссии России на Балканском полуострове, либо сторонники корыстных целей [5], но все без исключения выступали за свержение турецкого ига на Балканском полуострове. Между тем противники войны, безусловно, есть, но они в отечественной историографии плавно перекочевали в разряд сторонников активного разрешения русско-турецкого конфликта.

Кого же можно к ним отнести? Это в первую очередь русские солдаты и офицерство в невысоких армейских чинах. Именно они вынесли основную тяжесть войны. Но, как правило, низшее и среднее звено русской армии приходило к отрицанию войны уже в ходе боев. Что же касается «ярких представителей русского общества», то здесь главным противником военного разрешения являлся Л.Н. Толстой. В академическом издании «Русско-турецкая война 1877– 1878 гг.» Лев Николаевич отнесен авторским коллективом в число поборников войны: «В защиту болгарского народа выступили выдающиеся русские ученые, писатели, художники – Д.И. Менделеев… Л.Н. Толстой…» [11, c. 18]. Также относили Толстого в разряд сторонников войны В.А. Золотарев [5, c. 184, 333], Ф.Т. Константинов [8, c. 35], Н.И. Цимбаев [14, c. 182]. На чем же базируются такие утверждения исследователей? Вероятнее всего, историки берут за основу высказывания Софьи Андреевны Толстой. Действительно, в газете «Новое время» за 1910 г. помещено интервью с вдовой писателя, которая заявила корреспонденту о воинственной позиции Л.Н. Толстого: «Вы, вероятно, не знаете, ведь Лев Николаевич хотел идти в ряды армии в турецкую войну: “Вся Россия там, и я должен идти”… Каких только трудов стоило уговорить его, объяснить, что своим пером он может принести большую пользу России» [10, c. 1–2]. Подобное заявление С.А. Толстой объяснить можно просто. Дело в том, что популярность Льва Николаевича после его смерти была очень высока, и, безусловно, Софья Андреевна поддерживала и развивала своеобразный культ мужа.

Идеализация и непогрешимость Льва Толстого, по ее мнению, должна проявляться во всем, в том числе и по вопросу Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Не мог же Лев Николаевич выбиваться из общей канвы культурных деятелей России. И вероятнее всего, ряд отечественных исследователей считали подобные высказывания вдовы писателя истиной. Тем не менее проблема русско-турецкой войны Л.Н. Толстым была поставлена чрезвычайно остро. Неприятие войны и насилия как главной ее составляющей заметны у писателя еще в «Севастопольских рассказах». Особенно это показательно во время описания бомбардировки осажденного города [13, c. 21].

Что же касается Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., то к ней писатель обращался в романе «Анна Каренина». Из произведения видно, что Л.Н. Толстой знал о настроении русского общества, очевидна и его реакция на военные действия на Балканском полуострове. В «Анне Карениной» есть совершенно точное указание на ситуацию в стране в период восточного кризиса. Л.Н. Толстой писал по этому поводу: «…в это время ни о чем другом не говорили, как о славянском вопросе и сербской войне. Все то, что делает обыкновенно праздная толпа, убивая время, делалось теперь в пользу славян. Балы, концерты, обеды спичи, дамские наряды, пиво, трактиры – все свидетельствовало о сочувствии к славянам» [12, c. 815]. Вероятнее всего, это «сочувствие к славянам» и побудило большинство исследователей отнести Л.Н. Толстого в стан сторонников балканских славян.

Писатель был не столько против самой войны, сколько выступал ярым противником своеобразной популистской кампании, которая достигла в России небывалых масштабов, а также тех проходимцев-авантюристов, которые наводнили театр военных действий. Лев Николаевич отмечал: «…славянский вопрос сделался одним из тех модных увлечений, которые всегда, сменяя одно другое, служат обществу предметом занятий… много было людей, с корыстными, тщеславными целями, занимавшихся этим делом… газеты печатали много ненужного и преувеличенного, с одной целью – обратить на себя внимание и перекричать других… при этом общем подъеме общества выскочили вперед и кричали громче других все неудавшиеся и обиженные: главнокомандующие без армий, министры без министерств, журналисты без журналов, начальники партий без партизан» [12, c. 815]. Более жесткую позицию, чем Л.Н. Толстой, по отношению к русско-турецкой войне занимал К.Д. Кавелин. Он, в отличие от большинства представителей русского общества, не уделял большого внимания идеям всеславянства и освобождению Балканского полуострова от власти турок.

Для Константина Дмитриевича более важны были сугубо внутренние проблемы России, чем чрезвычайно затратная в экономическом и людском плане война с Османской империей. Действительно, экономическое состояние России было не из лучших, и употребление значительного количества финансов на борьбу с Портой загоняло Россию в жесткие тиски экономии. В своем письме К.К. Гроту К.Д. Кавелин четко объяснил свою позицию по отношению к русско-турецкой войне: «Вы меня спрашиваете, что я думаю о турецких делах? Сижу в своей норе и негодую на легкомыслие и безобразие русского общества. В деревнях нищета, анархия, дичь, невежество – невообразимые, а мы делаем сборы в пользу балканских славян! Вместо того чтобы заняться у себя дома и собирать деньги на пользу своих голодающих голяков, черт нас дергает отдавать свои силы и свои деньги балканским славянам – словно у нас все так благополучно, что дома делать нечего и есть избытки, которые мы можем употребить на пользу страждущего мира» [6, c. 381].

На момент написания данного письма Кавелин находился в деревне и воочию наблюдал за внутренним положением страны. Безусловно, Константин Дмитриевич был совершенно не знаком с военной составляющей России на данный момент, но он мог сравнивать и делать определенные выводы, главным образом, потому, что именно деревня поставляла ту основную часть пушечного мяса, которое ляжет на фронтах войны с Турцией. Более того, именно те «крикуны», которые толкают русское общество к войне с Османской империей, в первую очередь Аксаков, Мещерский, окажутся в стороне и их роль сведется лишь к статичному наблюдению. По этому поводу Кавелин заявлял: «Жизнь в деревне, которую я веду по летам, занимаясь своим хозяйством, очень поучительна. Тут вы видите русскую жизнь без прикрас, без театральной обстановки, во всей ее печальной, подчас ужасающей правде. Невежество – поголовное, бедность – ужасающая, дичь – невообразимая… Как смешны и жалки кажутся отсюда разглагольствования наших газет и журналов – вы не поверите? Это какое-то самоублажение гордости людей, живущих в свое удовольствие и совершенно незнакомых с действительностью, положением, нуждами и интересами наших масс.

Теперь муссируют турецкий вопрос и эффектные события Балканского полуострова, потому что совершенно незнакомы с неэффектной, но крайне печальной русской действительностью и конечно потому еще, что гораздо лучше устроить литературное чтение, спектакль или вечер в пользу герцеговинцев, чем основать и поддерживать в добром порядке одну сельскую школу или один сельский банк» [6, c. 381–382]. Противником войны с Оттоманской Портой выступил и историк М.П. Драгоманов. Он был известен в первую очередь как фольклорист и публицист. В отношении «Балканского вопроса» в 1876 г. Драгомановым была написана работа «Турки внутренние и внешние» [4]. По всей видимости, Михаила Петровича побудили написать эту работу события апреля 1876 г., когда в Болгарии вспыхнуло антитурецкое восстание. Безусловно, М.П. Драгоманов не мог спокойно наблюдать за ситуацией на Балканах, но и открыто призывать русское общество к борьбе с Османской империей он не торопился.

Позиция Михаила Петровича отличалась и от официальной петербургской, и от радикально-аксаковской. В первую очередь М.П. Драгоманов выступил как оппонент И.С. Аксакова, который организовал «Московский славянский благотворительный комитет». Михаил Петрович показал себя активным противником самой идеи отправки русских добровольцев на Балканский полуостров уже в 1876 году. Протестуя против грубого и бестактного поведения многих наших добровольцев в Сербии, М.П. Драгоманов писал в то же время еще в 1876 г. такие строки: «…наших добровольцев не следует смешивать всех в одну кучу. Были между ними и такие, которые искренно и сознательно шли сложить свои кости за народную свободу, многие из них говорили, как тургеневская Елена, – “что делать в России?” Затем честно и искренно шли крестьяне и значительная часть солдат. Эти шли “пострадать за веру” и защитить “честной крест”» [4, c. 62]. По отношению к проблеме освобождения славянских народов и, соответственно, противодействия Турции М.П. Драгоманов был сторонником «партии Ф.М. Достоевского». Дело в том, что в 70-х гг. XIX в. четко определились две крайние позиции в отношении предстоящей войны. С одной стороны, «партия Ф.М. Достоевского», считавшая, что Российская империя выполняет особую историческую миссию, заключавшуюся в сплочении вокруг нее славянских народов на основе православия. Неспроста, поддавшись общему азарту, Ф.М. Достоевский заявлял: «На войну! Мы всех сильней!» [2, c. 94]. С другой стороны, «партия И.С. Тургенева».

Иван Сергеевич, в частности, отрицал значение религиозного фактора, полагая, что целью войны является не защита православия, а освобождение славян. В чем же главные причины такой оппозиции по отношению к военно-радикальным взглядам И.С. Аксакова, М.Г. Черняева и др.? М.П. Драгоманов полагал, что большая часть русского общества подвержена своего рода «балканским освободительным иллюзиям». Если в России на будущих волонтеров смотрели как на освободителей славян и борцов за истинную веру и эта идея всячески внушалась им, то по прибытию на место боевых действий все оказалось не так, как в агитационных речах Аксакова [9, c. 119–123]. М.П. Драгоманов не двусмысленно ставил в своей работе вопрос об осторожности в деле «святой борьбы»: «…искреннего сочувствия и доверия между свободными политическими партиями в этих странах (имеется в виду Сербия, Греция, Босния, Болгария. – С. К.) и русскими политическими людьми быть не может вследствие разницы начал, на которых держится государственная жизнь России – с одной стороны, и Сербии, Болгарии и Греции – с другой. Напротив, между ними всегда будет недоверие» [4, c. 12–13]. Подобные заявления не могли расположить русское общество к идеям М.П. Драгоманова. Здесь необходимо хотя бы вспомнить, какие гневные высказывания в адрес Турции лились из уст представителей русского общества. Наконец, М.П. Драгоманов выступает против официальной позиции российского правительства, которое стоит на принципах, что славянский вопрос на Балканах это внутреннее дело России. Он ставит вопрос о границах произвола самодержавной бюрократии (так называемые турецкие порядки в России) и о международных плодах этого внутреннего произвола: «Турецкие порядки в России в течение всего XIX века были лучшею опорою турецкого господства в Константинополе» [3, c. 249].

Опорою и оправданием, вчера и сегодня. До и после Севастопольского поражения Петербург не желал замечать, насколько он способствует тому, чтобы «существование Турции и луна на св. Софии обеспечены были надолго» [3, c. 240]. М.П. Драгоманов подошел к проблеме войны на Балканах более детально, чем простой очевидец. Если основная масса русских волонтеров, как, например, Д.А. Клеменц, открыто призывали к столкновению с Турцией («на пароходе и на железной дороге только и слышал, что нельзя оставлять славян на съедение туркам» [7, c. 2]), то Михаил Петрович в своих заявлениях был более аккуратен [4, c. 10]. М.П. Драгоманов впервые в отечественной исторической науке сравнивает Российскую империю и Турцию. Михаил Петрович, безусловно, считал, что Османская империя – главный противник России на Балканском полуострове и в Малой Азии. Но наряду с этим он полагал, что внутренняя жизнь России не лучше турецкой, скорее – наоборот. Исследователь отмечал: «Конечно, многое в Турции гораздо резче, – на то она и Турция.

Но зато в Турции есть воля хоть переходить из одной гяурской секты в другую, а кроме того, даже г-н Катков насчитал не очень давно в Турции больше народных школ, чем в России, а вы сами сознавались, что розничная продажа газет в Константинополе вольнее, чем в Петербурге» [4, c. 10]. Главная задача России в данный момент, по мнению М.П. Драгоманова, проведение «действительных» реформ в стране. И только решив их можно начинать войну с Турцией, освобождать «несчастных» братьев-славян. Именно бюрократов внутри России, весь косный чиновничий аппарат М.П. Драгоманов понимал как «внутренних турок», которые гораздо опаснее, чем турки этнические. Михаил Дмитриевич отмечал: «Государство, в котором под видом самодержавия господствует своеволие чиновников, в котором даже в податной системе существуют сословные привилегии, в котором господствует система насильственного обрусения всех невеликорусских элементов, полицейская охрана господствующей церкви и нет самой элементарной личной неприкосновенности… такое государство не может ревностно служить делу свободы и самоуправления славянских и неславянских племен даже под Турцией» [4, c. 11].

Однако подобные заявления Л.Н. Толстого, К.Д. Кавелина и М.П. Драгоманова буквально тонули в той массе выступлений в поддержку войны с Турцией, которые характеризуют ситуацию 1877 года.

Спискок литературы

1. Богучарский, В. Русское освободительное движение и война за освобождение Болгарии / В. Богучарский // Современник. – 1911. – № 3. – С. 134–197.

2. Достоевский, Ф. М. Полное собрание сочинений. В 30 т. Т. 25 / Ф. М. Достоевский. – Л. : Правда, 1983. – 646 с.

3. Драгоманов, М. П. Вибране / М. П. Драгоманов. – Київ : Либедь, 1991. – 354 с.

4. Драгоманов, М. П. Турки внутренние и внешние / М. П. Драгоманов. – Женева : Марс, 1902. – 357 с.

5. Золотарев, В. А. Противоборство империй. Война 1877–1878 гг. – апофеоз восточного кризиса / В. А. Золотарев. – М. : Animi Fortitudo, 2005. – 568 с.

6. Кавелин, К. Д. Письмо к К.К. Гроту от 18/VIII 1876 г. / К. Д. Кавелин // Русская старина. – 1899. – № 2. – С. 376–382.

7. Клеменц, Д. А. Из прошлого / Д. А. Клеменц // Русские ведомости. – 1910. – № 232. – С. 1–3.

8. Константинов, Ф. Т. Дружба, испытанная временем / Ф. Т. Константинов. – М. : Мысль, 1978. – 354 с.

9. Кочуков, С. А. Русский доброволец на Балканах в 1876 году (Письмо офицера Белевского полка Э.В. Гофману) / С. А. Кочуков // Славянский сборник / ред. А. Н. Галямичев. – Вып. 8. – Саратов : ИЦ «Наука», 2010. – 232 с.

10. Новое время. – 1910. – № 12482.

11. Русско-турецкая война 1877–1878 гг. – М. : Воениздат, 1977. – 263 с.

12. Толстой, Л. Н. Анна Каренина / Л. Н. Толстой. – Кишинев : Лумина, 1975. – 864 с.

13. Толстой, Л. Н. Повести и рассказы / Л. Н. Толстой. – Куйбышев : Куйбыш. кн. изд-во, 1986. – 386 с. 14. Цимбаев, Н. И. Освобождение Болгарии и русское общество / Н. И. Цимбаев // Россия и освобождение Болгарии / под ред. И. А. Федосова. – М. : Наука, 1982. – 188 с.

Кочуков Сергей Анатольевич

Другие новости и статьи

« Памяти полковника в отставке Горчакова Александра Ивановича

Война и турецкое общество в XIX в восприятии авторов журнала «Русский вестник» »

Запись создана: Суббота, 21 Июль 2018 в 8:46 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика