22 Июль 2018

Крымская война и цензурное положение русской прессы

oboznik.ru - Войсковое хозяйство Русской армии в Крымскую (Восточную) войну

Аннотация. В статье рассматривается цензурное положение периодических изданий России во время и в первые годы после Крымской войны 1853–1856 гг. в общем контексте перехода русского правительства к политике Великих реформ.

Ключевые слова: Россия, Крымская война, пресса, цензура.

Крымская (Восточная) война стала одной из первых европейских войн, происходивших в условиях довольно широкого информационного обеспечения. Благодаря собственным корреспондентам на театре военных действий и распространению телеграфа европейские газеты могли довольно оперативно знакомить своих читателей с происходящими в бассейне Черного моря событиями.

Позиция прессы оказалась решающей в формировании западного общественного мнения в отношении действий России. В самой же России ситуация была прямо противоположной. К началу Восточного кризиса русская печать находилась, пожалуй, в самых тяжелых условиях за все время своего существования. Правительство Николая I не допускало и мысли о возможности общества обсуждать проблемы внутренней и внешней политики страны. И без того жесткий цензурный устав 1828 г. в ходе европейских революций 1848–1849 гг. был дополнен еще более суровой цензурной практикой, получившей в литературе название «Эпоха цензурного террора». Созданный по указу 2 апреля 1848 г.

«Комитет для высшего надзора за духом и направлением печатаемых в России произведений» под председательством Д.П. Бутурлина получил полномочия проверять опубликованные произведения и статьи, уже разрешенные цензурой. Русская пресса середины 1850-х гг. была весьма малочисленна. По сути, в стране выходила всего одна частная ежедневная газета с политическим отделом – «Северная почта». Еще в 1836 г. Николай I запретил цензурному ведомству выдавать разрешения на новые частные периодические издания общего характера, и этот запрет оставался в силе до самой кончины императора. Столичные «Санкт-Петербургские ведомости» и «Московские ведомости» считались не совсем частными, поскольку принадлежали университетам и лишь неофициальные их отделы отдавались в аренду.

Основным источником информации для читателей являлись «толстые» ежемесячные журналы, однако они существенно проигрывали газетам в оперативности подачи информации. Впрочем, из-за отсутствия в стране развитой транспортной системы и газеты приходили к читателю, особенно провинциальному, с огромным опозданием. Большим затруднением являлось также отсутствие прямой телеграфной связи с театром военных действий. Но главная проблема для русской периодической печати заключалась все-таки в цензурном положении. С началом войны всем частным и арендованным изданиям было запрещено самостоятельно публиковать телеграммы и корреспонденции, касающиеся военных действий. Они могли лишь перепечатывать эти известия из официальных изданий – газеты «Русский инвалид», принадлежавшей Военному министерству, и «Journal de Saint-Petersbourg» Министерства иностранных дел. В результате русское общество оказалось практически изолированным от происходивших на юге событий. Строго дозированная и отобранная официальная информация, конечно, не удовлетворяла интереса читателей.

Фактически, единственным широким и оперативным печатным источником новостей в России стала иностранная пресса, пусть и прошедшая цензуру. Служивший в 1855 г. курляндским губернатором П.А. Валуев красноречиво признавался: «Лихорадочно думаю с вечера о предстоящем на следующее утро приходе почты. Лихорадочно ожидаю утром принесения газеты. <…> Развертываю “Neue Preussische Zeitung”, где могу найти новейшие телеграфические известия. Торопливо пробегаю роковую страницу. Ничего!» [2, с. 503]. Различие в положении полностью бесправной русской и гораздо более свободной зарубежной прессы, разумеется, осознавалось отечественными общественными деятелями. Но в начальный период войны русское общество воспринимало эту ситуацию, скорее, как неизбежное зло, надеясь на победоносное завершение конфликта. Лишь по мере нарастания военных неудач стало постепенно появляться стремление понять их причины, понимание экономической и политической отсталости России. Особенностью заключительного этапа войны стало появление большого количества рукописных записок, распространявшихся бесцензурно, из рук в руки. Одним из первых авторов, заговоривших о необходимости освобождения от цензуры, стал живший в то время за границей академик М.П. Погодин.

В начале войны он в своих «Историкополитических письмах» выступал за активную внешнюю политику, освобождение славян от турецкого ига и создание славянского Дунайского союза. В октябре 1854 г. он писал уже о «наших внутренних язвах» и пришел к выводу о гласности как главном «лекарстве» к исправлению всех недостатков российской внутренней политики: «Посредством гласности будут вразумляться начальники, посредством гласности будет приобретать со всех сторон лучшие и вернейшие сведения правительство, посредством гласности будут делаться известными способнейшие люди, казниться злоупотребление, посредством гласности возродится и утвердится общественное мнение!» [6, с. 265]. После смерти Николая I количество рукописных записок, посвященных проблемам внешней политики, выросло многократно. Так, в январе-феврале 1855 г. с запиской «Восточный вопрос с русской точки зрения» выступил либерал-западник Б.Н. Чичерин [5, с. 325]. Активизировала свою деятельность и Вольная русская типография А.И. Герцена в Лондоне. В июле 1855 г. А.И. Герцен выпустил первый номер альманаха «Полярная звезда». Поскольку многие присылавшиеся А.И. Герцену материалы не отвечали радикальному духу альманаха, в июле 1856 г. он приступил к выпуску сборника «Голоса из России». Таким образом, и либеральная общественность нашла возможность обнародовать свои воззрения. В первом же сборнике была опубликована записка «Письмо к издателю» видных либералов К.Д. Кавелина и Б.Н. Чичерина. В числе названных ими необходимых реформ вместе с ликвидацией крепостного права и введением свободы совести первоочередное место заняло «отменение цензуры» [3, с. 21–22].

Гораздо более подробно проблема свободы печати была рассмотрена в «Записке о письменной литературе», также опубликованной А.И. Герценом. Автором ее, вероятно, являлся К.Д. Кавелин. Как предположила В.Г. Чернуха, эта записка отражала взгляды целого кружка петербургских либералов, включавшего в себя и будущих реформаторов – братьев Д.А. и Н.А. Милютиных [8, с. 10.] Любопытно, что автор трактовал преимущество свободы печати не только с точки зрения интересов общества, но и самодержавия. По его словам, рукописная литература была гораздо вреднее для власти, поскольку ее из-за анонимности практически невозможно поставить под контроль. Именно свобода печати должна была помочь государству справиться с такими самодеятельными авторами, не несущими никакой ответственности за свои заявления: «Письменную литературу может убить только литература печатная. Пусть правительство разрешит издание политических журналов, в которых бы без всякого вмешательства цензуры высказывались мнения о положении дел и о правительственных распоряжениях, и можно отвечать за то, что ни одна рукопись не найдет более ни читателей, ни переписчиков» [3, с. 54].

Требование свободы печати объединило вокруг себя не только либералов, но и представителей всех общественно-политических течений. В записке «О внутреннем состоянии России», предназначенной для императора, один из вождей славянофилов К.С. Аксаков говорил о важности «полной свободы слова устного, письменного и печатного» [7]. М.П. Погодин, придерживавшийся в целом охранительных взглядов, выразился в своей записке, также поданной Александру II, еще более определенно: «…о свободе книгопечатания рассуждать нечего, а должно ее допустить, стараясь, разумеется, сколько-нибудь предотвратить злоупотребления» [1, с. 37]. Наконец, в первом же номере радикального «Колокола» А.И. Герцен поставил «освобождение слова от цензуры» в перечень самых актуальных мер наряду с отменой крепостного права и телесных наказаний: «Без вольной речи нет вольного человека»[4, с. 1–2]. Пришедший к власти в феврале 1855 г. Александр II не был по своим убеждениям либералом. Как показано исследователями, возможность свободы печати в России он отрицал полностью, крайне ревниво относясь к самой возможности для общества обсуждать политические вопросы [8, с. 23].

Тем не менее он был вынужден почти сразу пойти на некоторые послабления. Так, летом 1855 г. частным и арендованным изданиям было разрешено печатать телеграммы и корреспонденции с театра военных действий. В декабре 1855 г. был упразднен так называемый Бутурлинский «Комитет для высшего надзора за духом и направлением печатаемых в России произведений», символ николаевской эпохи «цензурного террора». В следующем 1856 г. было отменено двадцатилетней давности распоряжение Николая I о запрете выдачи разрешений на выпуск новых частных периодических изданий общего характера.

В результате в русской журналистике начался настоящий бум. В 1859 г. в стране выходило уже 12 ежедневных газет, и это количество постепенно увеличивалось. Однако все эти изменения носили лишь косметический характер. Александр II пошел на них, чтобы хоть немного заглушить недовольство в обществе, вызванное неудачами Крымской войны. Отказываться от контроля за печатью он не собирался. Примечательно, что наиболее заметная уступка обществу в сфере цензуры – январское (1858 г.) разрешение обсуждать в печати крестьянский вопрос, – была сделана в виде высочайшего повеления, то есть опять как отдельный шаг, ни в коей мере не меняющий системы. Настоящая цензурная реформа состоялась только в 1865 году.

Список литературы

1. Барсуков, Н. П. Жизнь и труды М.П. Погодина / Н. П. Барсуков. – Кн.15. – СПб. : Тип. М.М. Стасюлевича, 1901. – 552 с. 2. Валуев, П. А. Дума русского во второй половине 1855 г. / П. А. Валуев // Русская старина. – 1893. – Т. LXXIX, вып. 9. – Сент. – C. 503–514. 3. Голоса из России. – Вып. 1, кн. I. – М. : Наука, 1974. – 152 с. 4. Колокол. – 1857. – № 1. – 1 июля. 5. Левин, Ш. М. Очерки по истории русской общественной мысли. Вторая половина XIX в. / Ш. М. Левин. – Л. : Наука, 1974. – 444 с. 6. Погодин, М. П. Историко-политические письма в продолжение Крымской войны. 1853–1856 / М. П. Погодин. – М. : Тип. В.М. Фриш, 1874. – 390 с. 7. Русь. – 1881. – № 26. – 9 мая. 8. Чернуха, В. Г. Правительственная политика в отношении печати: 60–70-е годы XIX в. / В. Г. Чернуха. – Л. : Наука, 1989. – 208 с.

Луночкин Андрей Валентинович 

Другие новости и статьи

« Крымская война как «момент истины» для России

Решение о начислении второй пенсии для военных с 1 января 2019 года окончательно не принято »

Запись создана: Воскресенье, 22 Июль 2018 в 13:55 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика