20 Август 2018

О соотношении православия и психологии

oboznik.ru - Русская духовность и Русское Православие

Тема соотношения православия и психологии достаточно трудна. И это, прежде всего потому, что православие и психология имеют важную одинаковую особенность – практическое их воплощение достаточно далеко отстоит от теоретических оснований. В свою очередь, теоретические основания православия и психологии несопоставимы: православие – религия, психология – научное знание, состоящее в основе важной помогающей профессии. Отсюда проистекает очень сильный субъективизм в восприятии темы «православие и психология». В повседневной жизни мы видим достаточно рассуждений на эту тему, в том числе попыток построения некоего синтеза под общим названием «православная психология», но все они, имея ограниченное число сторонников, так и остаются частными субъективными попытками. Целью нашей статьи является попытка раскрыть эту тему более подробно. Рассмотрим православие как обслуживающую, помогающую «профессию» в жизни военнослужащих.

Основной смысл любой религии – связь человека и Бога. Основа православного знания, норма веры и норма нравственности – это откровение Божие, зафиксированное в Священном Писании или Библии. Христианство предлагает людям особую, ни на что не похожую антропологию – учение о человеке и следующее из него свое учение о духовной жизни – как пути богообщения и спасения от греха и вечной смерти. Христианство в своем восприятии человека не пересекается с тем пониманием, что дает нам современная наука, в том числе психология, поскольку основное его учение формировалось во времена поздней античности и раннего средневековья, когда о психологии и не помышляли. Первые столетия христианства ушли на поиск, апробацию, понимание, разработку и фиксацию того практического пути христианской жизни, который мог бы стать основой для жизни любого человека, привести его к богообщению. Понятно, что мировосприятие и научное понимание человека древними авторами, и даже церковными писателями XIX века, было отнюдь не научным в нашем понимании. Напомним, что человек для христиан – это не только богоподобная личность, но личность, поврежденная грехом, подверженная греховности. Мир людей – это мир, где часто торжествует зло. Отсюда и православное учение о внутренней духовной жизни. Стремиться подражать Христу, различать в себе злое и доброе, противиться злу, понуждать себя к добру – вот основное направление жизни христиан. Для христианина внутренняя жизнь его души – это место противостояния греха и добродетели. В этой области и был накоплены опыт и знание.

Надо понимать, что даже еще в середине прошлого века психологическое и педагогическое знание о человеке не были столь определяющими для общественной жизни. Особое, даже всепоглощающее внимание к личности человека, к его всестороннему развитию, к его «проблемам», к его правам – это особенности последнего столетия. Если раньше жизнь общества во многом определяло христианское мировосприятие и понимание человека, то теперь христианство воспринимается как один из общественных институтов, более того, институтов, обслуживающих различные потребности людей, том числе и военнослужащих. Грубо говоря, православие, вопреки своей природе и своему учению, воспринимается обществом и армией как одна из обслуживающих профессий, призванных решать «проблемы» человека, общества, армии. Однако из сказанного выше очевидно, что христианство не ставит и не может ставить перед собой задач «решения проблем», будь то проблемы социальные, медицинские, психологические, военные. Более того, Иисус Христос недвусмысленно сказал своим ученикам: «Ваша жизнь будет скорбна». Начиная жить религиозно, человек не уменьшает число «проблем», а скорее даже увеличивает. Одна из задач христианства как веры – поставить человека над «проблемами», обратить трудности жизни в путь, способствующий развитию отношений с Богом [1]. Психология – это тоже обслуживающая, помогающая «профессия», в основе которой лежит психология как раздел научного знания. Психология как наука – это уникальный синтез философии и важного ее раздела – антропологии, некоторых знаний о человеке, о его психике, о его сознании, памяти, реакциях, мотивациях, инстинктах и влечениях. Военная психология является одной из самостоятельных прикладных отраслей современной психологической науки. Как и любая другая отрасль психологии, она имеет свои предмет и объект исследования, свои задачи и структуру. Военная психология – это отрасль психологии, изучающая закономерности проявления психики человека и психологии воинского коллектива при выполнении профессиональных обязанностей и задач, обусловленных спецификой военной службы.

Таким образом, объектом военной психологии являются люди, проходящие военную службу по призыву или контракту, а также те, кто может быть привлечен к исполнению воинского долга в военное время. Кроме этого, объектом военной психологии являются воинские коллективы. Соответственно предметом военной психологии являются особенности проявления психики военнослужащего в различных условиях военно-профессиональной деятельности, а также психологические процессы, состояния и свойства, характерные для воинских коллективов [2, с. 36-37]. Психология родилась в той логике развития европейской культуры, где главное место занимает сам человек. Важно понимать, что в настоящее время психология как наука и как помогающая профессия очень глубоко вплетена в общественную жизнь и жизнь армии, и даже во многом определяет их. Когда мы говорим о психологии, то речь идет не только об индивидуальных консультациях и долгих разговорах о «личных проблемах» того или иного человека, военнослужащего. Военная психология обширна, ей есть что сказать и о военнослужащем как личности, и о его особенностях, и о том, как строятся отношения в воинском коллективе, и кто такой курсант и каковы особенности его развития.

Есть что сказать военной психологии о взаимоотношениях курсантов в отделении, учебной группе, в воинском коллективе подразделения. Очень важны для военнослужащих психологические исследования о человеческой любви, о тревоге, о сексуальной жизни, о различного рода зависимостях и «фобиях». Современные Вооруженные силы – это весьма сложный и разноплановый организм. Нормальное функционирование данного организма возможно лишь при условии согласованных действий всех его структурных элементов, направленных на поддержание высокой боевой готовности частей и подразделений. Вероятно, среди основных направлений деятельности представителей государственной власти и военного руководства страны два направления являются наиболее значимыми для поддержания высокой боевой готовности Вооруженных сил. К их числу следует отнести совершенствование технического оснащения и повышение уровня профессиональной и психологической готовности личного состава частей и подразделений к выполнению функциональных обязанностей в боевой обстановке. Военная психология непосредственно связана со вторым направлением. Ее основными задачами и направлениями исследований являются: разработка методов комплектования частей и подразделений Вооруженных сил на основе учета индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих; определение путей повышения эффективности процесса профессиональной подготовки на основе учета индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих при организации и осуществлении военно-профессиональной подготовки; разработка методологии психологического обеспечения профессиональной деятельности военнослужащих в боевой обстановке; разработка психологических методов сплочения воинских коллективов и укрепления воинской дисциплины с целью повышения эффективности деятельности частей и подразделений; разработка методов психологического обеспечения боевого дежурства, караульной и гарнизонной службы и др.

Перечисленные задачи по своей сути являются интегральными, то есть обобщают в себе целый ряд других практических задач. Так, например, разработка методов повышения эффективности и качества комплектования частей и подразделений Вооруженных сил на основе учета индивидуальнопсихологических и личностных особенностей военнослужащих на практике предполагает решение следующих задач: разработка профессиограмм и психограмм воинских специальностей; разработка методов психодиагностики профессионально важных качеств военнослужащего; разработка критериев соответствия уровня развития профессионально важных качеств военнослужащего требованиям воинской специальности; разработка организационных основ мероприятий по профессиональному психологическому отбору военнослужащих; психологическое обеспечение мероприятий профориентационной работы.

В свою очередь, такое направление исследований военной психологии, как повышение эффективности профессиональной подготовки на основе учета индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих, предполагает решение следующих задач: разработку организационных и методологических основ психологического сопровождения учебно-воспитательного процесса; разработку методов психодиагностики состояния военнослужащих с целью выявления лиц, испытывающих сложности в военно-профессиональной адаптации; разработку методов коррекции функционального состояния организма военнослужащих и оказания психологической помощи с целью повышения эффективности адаптации к условиям военнопрофессиональной деятельности и предупреждения психических и психосоматических нарушений; разработку психологических основ организации учебного процесса и методов педагогического воздействия на военнослужащих с учетом их индивидуально-психологических и личностных особенностей. Разработка методологии психологического обеспечения профессиональной деятельности военнослужащих в боевой обстановке – это еще одно весьма сложное и объемное направление исследований военной психологии.

Оно предполагает решение следующих практических задач: исследование влияния факторов боевой обстановки, в том числе и реальной витальной угрозы, на психическое состояние военнослужащих; разработку методов прогнозирования эффективности деятельности военнослужащего в боевой обстановке на основе учета его индивидуально-психологических и личностных особенностей; разработку научно-методических основ комплектования подразделений для деятельности в боевой обстановке на основе оценки степени психологической готовности военнослужащих к подобной деятельности; разработку методов эффективной коррекции функционального состояния военнослужащих в условиях боевой обстановки; поиск эффективных путей и методов психологической реабилитации военнослужащих после выполнения профессиональных обязанностей в экстремальных условиях деятельности с целью профилактики посттравматического стрессового синдрома и восстановления профессиональной работоспособности;

обоснование психологических методик, направленных на формирование психической готовности военнослужащих к деятельности в боевых условиях, в том числе развитие у них эмоциональноволевой и стрессовой устойчивости, а также разработка и апробация методов саморегуляции психического состояния. Другое направление исследований военной психологии связано с разработкой психологических методов сплочения воинских коллективов и укрепления воинской дисциплины с целью повышения эффективности деятельности частей и подразделений. Данное направление предполагает решение следующих практических задач: исследование психологических механизмов и закономерностей становления и развития воинских коллективов, а также формирование климата в воинском коллективе; поиск путей и разработка психологических методов укрепления воинской дисциплины и профилактики правонарушений; разработку методов управления воинским коллективом на основе учета его психологических особенностей и закономерностей развития [2, с. 38-39]. Следует отметить, что среди вышеперечисленных задач и направлений приведены лишь основные. Изменение обстановки, появление новых факторов, влияющих на характер деятельности, как отдельных военнослужащих, так и целых воинских коллективов, предопределяют возможность появления все новых задач, которые должна решать военная психология.

Вместе с тем можно однозначно говорить о том, что современная военная психология – это не только самостоятельная, но и синтетическая отрасль психологической науки, поскольку для решения стоящих перед ними задач военные психологи используют знания из других отраслей психологии, в том числе социальной психологии, психологии труда и инженерной психологии, педагогической психологии, медицинской психологии. Поэтому очень сложно представить себе структуру военной психологии как самостоятельной дисциплины. Более правильно полагать, что ее структура в значительной степени обусловлена уровнем развития психологической науки в целом. Оставим в стороне академические определения и посмотрим на психологию с практической точки зрения. Откуда она черпает свои знания, на что опирается? Как бы то ни было, психология идет вслед за поставленными перед ней задачами, она не определена заранее ни видением человека, ни формами и методами. Психологам приходится иметь дело непосредственно с человеком, который страдает, борется, переживает различные конфликты. Личное общение и есть то пространство, где ставятся задачи и идет поиск ответов. Психологам, в том числе и военным, приходится быть подлинно реалистичными и практичными в том смысле, что они имеют дело с пациентами, чьи тревоги, страдания, страхи, надежды не могут быть излечены теориями, какими бы блестящими они ни были, или какими бы то ни было всеобъемлющими абстрактными законами. Психологические знания о человеке можно черпать из исторических свидетельств, из культуры, но самые достоверные из них те, что обретены в личном общении.

Важно знать исторические факты и то, как человек выражает себя в слове, рисунке, музыке. Но все это мелко по сравнению с диалогом лицом к лицу. Тут именно личный аспект является определяющим. На наш взгляд, военная психология достаточно необъективно воспринимает военнослужащего и достаточно произвольно соотносит его с неким «идеалом» и с некоей «нормой». Тут очень многое зависит от личности военного психолога и от его мировоззрения. Более того, психологическая терапия опирается и на тайну личной свободы и неповторимый «набор» тех влияний, что военнослужащий испытывает в своей жизни и служебной деятельности. Но, и это очень важно, именно эта «необъективность» и делает военную психологию эффективной и плодотворной. Единственным ресурсом и методом для психологии, в конечном итоге, является сопереживание, диалог, встреча двух или нескольких личностей, встреча не территориальная, а личная и доверительная. Если военную психологию объективизировать, превратить ее в своего рода «биологию», то она перестанет существовать. Откликнуться на тайну личности можно только уникально и лично. Теперь рассмотрим соотношение православия и психологии (военной психологии). Первое, что хотелось бы отметить – психология исходит из наличной реальности и не задумывается, почему она такова. Религия воспринимает эту реальность как часть более широкой действительности. Христианство говорит, что наш мир уклонился в «тупиковый путь». С точки зрения православного христианства психология работает в этом «падшем» мире, где царствует зло, где люди имеют как бы «тягу ко злу».

За время своего существования эта наука достаточно глубоко и серьезно изучила человека, и вполне эффективно выполняет практические задачи этого «падшего» мира – решает «проблемы». Из сказанного следует важное замечание. Поскольку психология как наука не допускает существования того, чему религиозный человек посвящает себя, то в конечном итоге психологические оценки религиозной жизни могут иметь ту или иную степень приближенности, но не более. Второе, что нужно отметить – отсутствие у психологии единого понимания – кто есть человек, и единого понимания «нормы» человеческого существования. Для научного знания это вполне нормально и вполне плодотворно. Однако для соотнесения психологии с христианством, которое имеет достаточно четкое учение о человеке и ясное понимание того, к чему призван человек в этом «падшем» мире, – это «многоголосье» является непреодолимой трудностью. Достаточно неглубокими и неубедительными выглядят, как попытки построить православную психологию на соотнесении психологического знания с творениями святых отцов Церкви, так и попытки православного опровержения различных психологических «учений».

До сих пор нет ни одного серьезного исследования о соотнесении христианского и психолого-педагогического понимания человека как личности, которое могло бы лечь в основу диалога христианства и психологии. Третье, что хочется отметить: психология в христианском восприятии – не более чем «инструмент», который может быть обращен как на добро, так и на зло. На данный момент разве что маргиналы и религиозные экстремисты отвергают значение психологии, и ее возможности в принципе. Любая «психология» может быть приемлема христианами и христианством, и даже использована в рамках христианских образовательных или реабилитационных программ, если она не способствует злу и не решает «проблемы» одних людей за счет других [1]. Есть некоторые очень близкие христианину психологические направления, такие, к примеру, как экзистенциальная психология и, конечно христианская психология, которая основана на христианской антропологии. Эти направления так же, как и любые другие, ставят перед собой задачу помочь человеку обрести потерянную целостность, восстановить его, но они делают очень важный дальнейший шаг – они помогают человеку осознать необходимость послужить миру тем даром, той полнотой себя, которую он получил в результате терапии. Человек обретает себя только тогда, когда себя преодолевает, перестает крутиться вокруг собственной оси, воспринимая себя как главную ценность своей жизни. Этот путь во все времена был тупиковым.

Только когда нам удается отдать миру все то богатство души, сердца, которые мы имеем, те таланты, которые дал нам Бог, только тогда мы можем говорить о настоящем психологическом и духовном здоровье. Таким образом, православная психология возможна и очень плодотворна, но только в виде практики конкретного психолога – православного христианина. Если человек, имеющий психологическое образование, верит во Христа, если он знаком с православной антропологией, если он по заповеди Христа борется со своими грехами и понуждает себя на добро, если он знаком с православным учением о духовной жизни, то неизбежно его практика, его философское мировосприятие будет представлять собой уникальный синтез веры и науки. И в данном случае неважно, к какой «школе» этот психолог принадлежит, поскольку его совесть, его вера переплавят знания и опыт, очистив их от негодных примесей. Соотношение психологии и религии подразумевает частичное пересечение этих двух областей знания, что, на наш взгляд, является наиболее правильным, ведь объектом изучения обоих направлений является душа человека, душа русских воинов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1 Белановский Ю. Православие и психология. URL. https://newsland.com/user/4296706530/ content/ pravoslavie-i-psikhologiia (дата обращения 01.11.2017). 2 Психология и педагогика. Военная психология: учебник для вузов / Под ред. А.Г. Маклакова. СПб.: Питер, 2005. 464 с.

 

С.С. ДЕМАХ, Н.И. ПЕТУХОВ

Другие новости и статьи

« Темпы формирования специализированного жилищного фонда выросли более чем в 5,5 раза

Семья как объективная нравственная ценность военнослужащего »

Запись создана: Понедельник, 20 Август 2018 в 15:12 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика