16 Июнь 2020

Медицинское обеспечение театра военных действий Великой Отечественной войны

oboznik.ru - Медицинское обеспечение в годы Великой Отечественной войны
#медицина#война#история

Аннотация. В статье представлены сведения о роли многотысячной армии гражданских и военных медицинских работников (в том числе и Сталинградских) – всех тех, кто своим самоотверженным трудом спасал раненых воинов на поле боя, возвращал им здоровье, помогал вновь встать в строй, продолжать борьбу с фашистскими захватчиками; оказывал помощь гражданскому населению; сохранял жизнь детям; предотвращал развитие эпидемий.

Все это находит, в частности, отражение в фондах Музея истории здравоохранения Волгоградской области.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, спасение раненых на поле боя, Музей истории здравоохранения Волгоградской области, тактика оказания медицинской помощи в условиях боевых действий.

С момента окончания Великой Отечественной войны прошла жизнь целого поколения. Немногие события в мировой истории могут сравниться по своему значению с подвигом великого народа-освободителя. Но если роль нашего народа в год 30-летия окончания войны была однозначно ведущей и героической, то к 70-летию Великой Победы появился временной простор для домыслов, догадок, интерпретаций ретроспективных документов военного времени, выгодных определенному кругу лиц и нивелирующих роль советского народа. Музей истории здравоохранения Волгоградской области хранит более 1 000 музейных экспонатов-свидетельств медицинских работников – современников страшных военных лет борьбы с фашистскими захватчиками: фотографии, автобиографии, воспоминания, написанные рукой участников войны, их награды, документы, которые демонстрируют патриотизм, единство, самоотверженность и бесстрашие советского народа. Во время войны в армии и на флоте находилось более 200 тысяч врачей и свыше 500 тысяч фельдшеров, медицинских сестер, санинструкторов, санитаров, санитаров-носильщиков, многие из которых погибли в огне боев. Усилиями и заботой советских медиков оказана помощь десяткам миллионов защитников Родины, возвращены в строй 72,3 % раненых и 90,6 % больных [2, с. 5, 6].

Впервые в мире в нашей стране не сработал обязательный, казалось бы, закон о связи войн и эпидемий [1, ч. 1]. Первый год войны оказался наиболее трудным по масштабам задач. Нужно было научиться рациональному расположению госпиталей и медсанбатов, правильному выбору путей эвакуации, применению обоснованных методов лечения, научиться маневрировать силами и средствами военной медицины, вовремя направлять их к местам предстоящих сражений или, наоборот, эвакуировать в тыл, что подтвердило выводы Н.И. Пирогова: «Не медицина, а администрация играет главную роль в деле помощи раненым и больным на театре войны» [1, ч. 4.1].

Своевременная первая медицинская помощь раненым, быстрый сбор и вынос их с поля боя были осложнены неблагоприятной обстановкой, сложившейся на советско-германском фронте летом 1941 г. (вынужденный отход войск прикрытия и стремительное продвижение превосходящих сил противника с темпом 25–35 км в сутки). Вот почему Е.И. Смирнов (начальник Главного военно-санитарного управления Красной Армии) в телеграфном распоряжении от 10.07.1941 № 452320 указывал: «Приказываю главное внимание обратить на четкую организацию работы санитарной службы роты, батальона и стрелкового полка. Своевременный вынос раненых с поля боя – главное звено в этой работе». К сожалению, почти повсеместно практиковалось пополнение строевых частей и подразделений за счет санитаров рот, санитаров-носильщиков и даже фельдшеров, что не способствовало своевременному выносу и эвакуации раненых [1, ч. 2.1]. В целях облегчения нелегкого труда санитаров использовались розыскные собаки и упряжки ездовых санитарных собак [1, ч. 2.1]. Розыскные собаки экипировались санитарными сумками для оказания самопомощи в труднодоступных местах, а также оснащались подвешенным к шее собаки на уровне лежачего человека свистком, звук которого позволял определить местонахождение тяжело раненного, но находящегося в сознании бойца.

Такой свисток экспонируется в Музее истории здравоохранения Волгоградской области и вызывает интерес у посетителей [6]. Чтобы стимулировать, поощрить далеко не безопасную работу младшего звена медицинской службы на поле боя, Народный комиссариат обороны издал приказ от 23.08.1941 № 281 «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу». Впервые труд медицинского состава на поле боя официально приравняли к свершению ратного подвига: за вынос определенного числа раненых с их винтовками или ручными пулеметами санитары и носильщики могли быть представлены к награде медалями «За боевые заслуги» или «За отвагу», орденами Красной Звезды, Красного Знамени и орденом Ленина [1, ч. 2.1].

Одними из ярких представителей когорты санитаров, сведения о которых находятся в Музее истории здравоохранения Волгоградской области, можно назвать санинструктора М.П. Кухарскую и командира взвода санитаров-носильщиков А.В. Зубкова. Оба награждены высокими наградами. М.П. Кухарская – участница Сталинградской битвы, лучший санинструктор Донского фронта, за отвагу и вынос 480 раненых (из них 421 – у стен Волжской твердыни) награждена орденами Ленина, Отечественной войны II степени, Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу» [3, c. 113; 6, с. 29]. Наш земляк Зубков Александр Владимирович – командир взвода санитаров-носильщиков – Герой Советского Союза, награжден орденом Красного Знамени.

Все принятые меры в конечном итоге способствовали более быстрой доставке раненых на батальонные и полковые медицинские пункты. Так, в контрнаступлении под Сталинградом работавшие на поле боя санитары Сталинградского фронта доставляли до 80 % тяжелораненых на полковые медицинские пункты в сроки, не превышавшие 5–6 часов с момента ранения. Этому способствовал и приказ командующего фронтом А.И. Еременко от 14 декабря 1942 г. о запрещении использования санитаров не по прямому назначению и о выделении в период напряженного боя бойцов в качестве санитаров-носильщиков [4, с. 115]. С неменьшими трудностями в Великой Отечественной войне пришлось столкнуться и госпитальной службе. В самом начале войны в стране появились эвакогоспитали (далее – ЭГ). А 7 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны по ходатайству медиков принял решение о создании дополнительных госпиталей: предстояло в самые короткие сроки сформировать примерно 1 600 госпиталей для лечения 750 тыс. раненых.

В частности, решено было развернуть ЭГ в профсоюзных санаториях и домах отдыха [1, ч. 2.2]. Однако вследствие отступления наших войск с запада на восток нужно было переместить около 2 000 только ЭГ, и перемещенные госпитали были в последующем использованы в медицинском обеспечении наступательных операций Красной Армии [1, ч. 1]. Количество коек в ЭГ постоянно возрастало: к 1 октября 1941 г. в них насчитывался уже 1 млн мест, а к 1 ноября 1944 г. – почти 2 млн. По постановлению Государственного Комитета Обороны от 22 сентября 1941 г., обслуживание раненых в тылу возлагалось на гражданских медиков, а на фронте – на военных медиков. Тыловые ЭГ переходили в полное подчинение Наркомздрава СССР, забота о лечении находящихся в них раненых была возложена на гражданских медиков [1, ч. 2.2]. В начале 1942 г. были созданы специализированные ЭГ – нейрохирургические, челюстно-лицевые, для лечения ранений органов грудной и брюшной полостей, глазные, ушные. Затем уже появились сортировочные госпитали, и система специализированных ЭГ приобрела законченный вид. Подвижнический труд медиков ЭГ помог добиться уникальных результатов: в 1942, 1943 и 1944 годах из тыловых госпиталей было возвращено в строй соответственно 56,6, 60,8 и 47,7 % раненых.

Общий итог деятельности ЭГ таков: 57,6 % раненых возвращены в строй, 4,4 % – отправлены в отпуск, 36,5 % – уволены в запас и демобилизованы, 1,5 % – умерли [1]. Сталинградская госпитальная база за июль 1941 г. – июль 1942 г. приняла 225 736 раненых и больных; возвращены в строй 185 тыс. человек, то есть 81,9 % [4, с. 129]. Вместе с тем в начальном периоде Великой Отечественной войны наибольшие трудности при формировании ЭГ возникали с хирургическими кадрами, о чем пишет в своих воспоминаниях С.Л. Тыдман – начмед и старший хирург Сталинградского госпиталя 1584: «Трудности заключались еще в том, что в госпитале работали в основном врачи, совершенно не владеющие хирургической техникой, – терапевты, венерологи, некоторые пришли к нам после эвакуации с запада» [8].

Если общий недостаток врачей можно было в какой-то степени восполнить путем ускоренных выпусков студентов старших курсов мединститутов, что только в 1941 г. дало более 30 000 врачей, то для устранения некомплекта в хирургических кадрах нужна была еще и их подготовка на практической работе, которая была организована в широких масштабах и которую прошли тысячи врачей [1, ч. 4.1]. И в действующих госпиталях в периоды кратких затиший или при переформировании шла постоянная учеба врачей и медсестер. Отрабатывались хирургические приемы и уход за ранеными [2, c. 101, 141]. Благодаря этому к концу второго года Великой Отечественной войны, несмотря на боевые потери среди хирургов, обеспеченность хирургическими кадрами по всем фронтам составила 63,8 %, причем в учреждениях войскового и армейского районов, где решалась судьба сотен тысяч раненых, укомплектованность хирургическими кадрами была равна 72–74 %, женщины-хирурги в этих учреждениях составляли всего лишь около 30 %, в то время как в ЭГ укомплектованность хирургами составляла только 58,5 %, 50 % из них были женщины.

В первый год войны хирурги некоторых фронтов нередко прибегали к различной тактике и методам лечения огнестрельных ран в зависимости от предыдущей научной школы, что недопустимо в военной медицине. Для исправления настоящего положения начальник Главного военно-санитарного управления Е.И. Смирнов в декабре 1942 г. дал жесткие специальные указания начальникам управлений фронтов. «Имею сведения, – говорилось в директиве, – что главные хирурги применяют методы лечения раненых, которые не предусмотрены нашими указаниями. Предлагаю: 1. Запретить отсебятину в военно-полевой хирургии. 2. Всякое нововведение должно проводиться только с разрешения Главвоенсанупра» [2, с. 102]. Вместе с жесткими установками по ведению раненых вводились и новые, ранее не применявшиеся, методы восстановления здоровья. В армиях 4-го Украинского фронта в течение полутора лет применялась свежая бычья кровь (гемокостол).

Прием ее по 100–200 г 2–3 раза в день улучшал общее состояние, быстро очищал раны, ускорял заживление. 16 мая 1944 г. был издан приказ № 220 Главного военно-санитарного управления и военноветеринарного управления об организации в армейских и фронтовых районах пунктов получения свежей крови от животных-доноров [2, c. 184]. На заключительном этапе Великой Отечественной войны квалифицированная хирургическая помощь почти 90 % раненым оказывалась в первые 8 часов после ранения, тогда как в зарубежных армиях этот показатель был в среднем 12 часов [1, ч. 4.1]. В ходе войны получила широкое развитие и четко оформилась организационно-специализированная помощь по 18–24 различным медицинским специальностям, в том числе и для легкораненых [3, c. 16]. Госпитали для легкораненых (ГЛР) были организованы как военная часть (роты, взводы) с чисто военными командирами. В них легкораненые не только лечились, но и продолжали совершенствовать свой военный опыт (стрельба, изучение военной техники, строевая подготовка, политзанятия и т. д.). Раненые и больные, направляемые в ГЛР, имели предназначение вернуться опять в войска своей армии либо своего фронта, в зависимости от подчиненности госпиталя [1, ч. 5].

Таким образом, во Вторую мировую войну медицинская служба стала ощутимым поставщиком резервов воюющих армий. При этом поставщиком опытных, хорошо знающих военное дело, обстрелянных кадров. Так, в первом полугодии 1944 г. медицинская служба 1-го Украинского фронта возвратила в строй после окончания лечения столько личного состава, что его было достаточно для укомплектования 50 дивизий того времени [1, ч. 5]. На протяжении всей войны исключительное значение придавалось противоэпидемической работе. Гигиенисты и эпидемиологи защитили армию и прифронтовые районы от вспышек эпидемических болезней и помогли гражданскому здравоохранению в противоэпидемической защите населения.

Так, против брюшного тифа в 1941 г. привили почти 15 млн человек, в 1942 г. – 19 млн человек, в 1944 г. – почти 20 млн человек. Тем, кто находился в контакте с больными, давали использовавшийся тогда брюшнотифозный бактериофаг. Делались комбинированные прививки против брюшного тифа и столбняка поливакциной НИИСИ, разработанной в нашей стране [1, ч. 3]. В 1942 г. были получены первые образцы советского пенициллина в лаборатории З.В. Ермольевой, испытанные в госпиталях 1-го Прибалтийского фронта и впоследствии предотвратившие послераневые осложнения у многих бойцов. Полученный ею холерный бактериофаг помог остановить развитие холерной эпидемии, которая грозила и фронту, и тылу в Сталинградской области и других опасных районах [9, c. 235].

Серьезный экзамен в годы войны держала лечебно-профилактическая служба. В результате эвакуации миллионов людей население тыловых городов и сел во втором полугодии 1941 г. значительно возросло. Как следствие – на медиков городских больниц и поликлиник восточных районов страны легла двойная и даже тройная нагрузка. Многое было сделано для медицинского обслуживания рабочих промышленных предприятий, прежде всего оборонных, где работали, как правило, мужчины непризывного возраста, чаще всего подростки, и женщины. Именно в годы войны медсанчасти сформировались не просто как прикрепленные к предприятию медицинские учреждения, а как органичная составная часть предприятия, своеобразный «цех здоровья». Во многом благодаря деятельности медсанчастей с середины 1942 г. заболеваемость рабочих на крупнейших предприятиях стала снижаться [3, c. 13, 14]. Особую остроту приобрели вопросы организации помощи детям.

Во время эвакуации из прифронтовых городов в первую очередь были вывезены воспитанники яслей, детских садов и детских домов, домов ребенка, младшие школьники. В январе 1942 г. правительство страны разработало меры по устройству детей, оставшихся без родителей. В различных районах страны были созданы в необходимом количестве дома ребенка, ясли, молочные кухни, «пищевые станции», появилась новая форма помощи детям – так называемые ясли на дому [3, c. 14]. Уже в октябре 1942 г. правительство в специально принятом постановлении обязало Наркомздрав СССР в кратчайший срок восстановить существовавшую до войны систему медицинской помощи детям, прежде всего участковый принцип деятельности детских консультаций и поликлиник. Были приняты и другие меры, в частности по улучшению детского питания, по витаминизации пищи [1, ч. 4.2]. Все, что делалось в годы войны для охраны здоровья детей, позволило сохранить целое поколение.

Большую помощь медицинской службе оказывали комитеты Красного Креста (подготовка помещений под госпитали, донорство, организация санитарных постов на участках массовых работ, транспортировка раненых, их сопровождение, подготовка медицинских кадров). Только Сталинградский обком Красного Креста во главе с К.С. Козинцевой за 1941–1942 гг. подготовил 5 тысяч медсестер, 6 700 сандружинниц, 830 санитаров [10]. Мы можем гордиться тем, что в Великой Отечественной войне и в ее самый тяжелый начальный период медицинская служба оказалась на высоте своего призвания и в лечении раненых, и в непосредственных боях с фашистами. Однако нельзя забывать, что итоги, которыми мы законно гордимся, были достигнуты ценой огромных усилий и потерь.

В годы Великой Отечественной войны общие потери нашей медицинской служба составили 210 601 человек, при этом их 88,2 % приходится на рядовой и сержантский состав, то есть на передовое звено медицинской службы, действовавшее на поле боя [1]. Подвиги медицинских работников в Великой Отечественной войне были высоко оценены Родиной: за героизм и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, 53 медицинским работникам было присвоено звание Героя Советского Союза [4, c. 171]. Во время войны 285 человек были награждены орденом Ленина, 3 500 – орденом Красного Знамени, 15 000 – орденом Отечественной войны I степени, 86 500 – орденом Красной Звезды, около 10 000 – орденом Славы. Более 20 руководителей медицинской службы и главных хирургов фронтов были награждены полководческими орденами Советского Союза [1]. К слову сказать, в знаменитой портретной галерее Отечественной войны 1812 года нет ни одного портрета медика.

Время сглаживает остроту событий. После окончания войны прошло семь десятилетий, но и сейчас Вторая мировая все еще не стала далекой историей. К сожалению, наступило время, когда на ныне живущее поколение легла колоссальная ответственность за недопущение развязывания новой войны – войны, где победителей не будет.

Литературы

1. Медицина в годы Великой Отеченственной войны // MedicPort.ru : [сайт]. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: medicport.ru>…nevs…medicina v gody velikoj…vojny. – Загл. с экрана. 2. Кованов, В. В. Солдаты бессмертия / В. В. Кованов. – М. : Политиздат, 1985. – 368 с. 3. Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 : Документы и материалы. – М. : Медицина, 1977. – 576 с. 4. Щучкин, В. В. Медицинские работники Сталинграда и области в годы Великой Отечественной войны / В. В. Щучкин, А. Ф. Воробьев. – Волгоград : Комитет по печати, 1995. – 416 с. 5. Музей истории здравоохранения Волгоградской области. – Ф. О. – Д. 6851. 6. Знаменитые медицинские сестры ХХ века. – Камышин : Изд-во Камышин. мед. училища № 2, 2006. – 36 с. 7. Музей истории здравоохранения Волгоградской области. – Ф. НВ. – Д. 4009. 8. Музей истории здравоохранения Волгоградской области. – Ф. НВ. – Д.109. 9. Мельникова, Г. И. Во благо людям / Г. И. Мельникова // Отчий край. – 2003. – № 2 (38). 10. Музей истории здравоохранения Волгоградской области. – Ф. НВ. – Кн. 1б. – Д. 11.

Шкарин Владимир Вячеславович, Покатилов Алексей Борисович, Погасив Лидия Ивановна

Другие новости и статьи

« Порядок обеспечения военнослужащих социальными выплатами, пособиями и компенсациями личного состава (на примере денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений)

Религия как инструмент ведения информационной войны »

Запись создана: Вторник, 16 Июнь 2020 в 0:01 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика