3 Сентябрь 2018

Европейская социальная модель и попытки строительства социального государства на Украине

oboznik.ru - Откуда появились украинцы?

По словам ряда украинских социологов и политологов, свою историю построения социального государства Украина начинает со вступления в Международную организацию труда в 1954 г. Действительно, «благодаря «хитроумной» игре Сталина, в 1945 г. УССР и БССР были формально признаны на международном уровне [2]. После подписания Устава ООН в 1945 г., «собранная воедино Сталиным» УССР и БССР, также формально, становятся членами МОТ после восстановления в этой организации членства СССР в 1954 г. (СССР – член МОТ с 1934 г., в 1940 г. приостановила свое членство) [3]. В это же время в Западной Европе начиналось строительство государств благоденствия (welfare state), и были заложены основы так называемой Европейской социальной модели (ЕСМ).

Необходимо отметить историческую роль биполярного мира в возникновении ЕСМ. Противостояние, возникшее после Второй Мировой войны, положительно повлияло на социальные процессы и в капиталистической, и в социалистической системах. На фоне возросшей после победы над фашизмом популярности Советского Союза и, соответственно, социалистической системы, Западу пришлось наглядно показывать достоинства «цивилизованного капитализма». ЕСМ и была призвана продемонстрировать эти достоинства. Однако важно, что само понятие Европейской социальной модели сформировалось только в середине 1990-х гг., и по сей день в научных кругах не только идет процесс дефинирования этого понятия, но и вообще ставится под сомнение существование данной модели как чего-то единого целого.

Если брать абстрактное определение данного понятия, то необходимо согласиться с одним из ведущих российских исследователей этой проблематики Каргаловой Мариной Викторовной, что «ЕСМ – это схема развития общества, основанная на принципах уважения человеческого достоинства, социальной солидарности, социальной справедливости и социально ориентированной конкурентоспособной экономики» [4]. М.В. Карлаголова сформулировала это определение в 2008 г. по ознакомлении с работой экспертной группы «ESM-project». С 2005 по 2007 гг. эта международная группа экспертов работала над проектом, отразив в своем итоговом документе «Платформа предложений по реформе Европейской социальной модели» основные принципы ЕСМ: социальная справедливость, экономический прогресс, охрана окружающей среды, солидарность, демократия и человеческое достоинство. Эти принципы были задекларированы ООН еще в 1995 г. на Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития в Копенгагене [5]. Тем самым ЕС продемонстировал свою приверженность международным договоренностям в области социальной политики и продолжил преобразование своей общественной сферы.

При всем этом необходимо учитывать, что на сегодняшний день в реальности не существует какой-либо единой социальной модели в ЕС. Каждое государство – член ЕС превносит свой национальный колорит. Это множество моделей условно подразделяется на четыре ярко выраженных группы: северная (скандинавская) модель, англосаксонская модель (модель Бевериджа), континентальная (бисмарковская) модель, средиземноморская (южноевропейская) модель. Эти модели отличаются уровнем социальной поддержки, уровнем участия государства, направленностью социальной поддержки и пособий и др. Также исследователями выделяются две дополнительные категории в этих группах в зависимости от роли государства в социальном партнерстве – бипартизм (сравнительно небольшое участие государства в социальном диалоге) и трипартизм (существенная, а иногда определяющая роль государства в этом диалоге).

В результате, мы можем наблюдать различные подходы государств – членов ЕС к таким ключевым всеобщим проблемам, как социальная защита, здравоохранение, образование, пенсионное обеспечение, безработица, бедность и рынок труда в целом. К этому можно добавить относительно новые вызовы. Существующая миграционная проблема (граждане новых членов союза, стран Восточной Европы 7 лет не имели права на работу в других странах ЕС), с появлением мигрантов из Африки и Ближнего Востока, приобрела новую актуальность, а на этом фоне, как реакция – усиление правых партий и проявление националистических тенденций в европейском обществе. Возрождение доктрины «Европы двух скоростей» показывает, что развитие, прогресс и цели интеграции понимаются в странах ЕС по разному. Отсюда следует вывод, что «Европа граждан» и ЕСМ в частности – это скорее цель, чем сегодняшние реалии. Сегодня же существует «единство многообразия социальных моделей» европейских государств [1]. В таких противоречивых условиях строится социальное государство на Украине.

Мало того, что европейский шаблон, в силу своей недоработанности, просто не может быть транспонирован на украинскую реальность, так еще и внутренние социальные и политические проблемы являются объективными препятствиями на пути достижения «благоденствия». Однако, украинское государство разными темпами, но пытается продвигаться по этому пути с момента объявления о своей независимости. Современный этап строительства социального государства на Украине начинается с 1992 г. принятием Закона «Об объединении граждан» (утратил силу в соответствии с Законом Украины от 22 марта 2012 года № 4572-VI), что означало, в том числе, признание роли профсоюзов как социально направленных общественных организаций на законодательном уровне. Ровно через год, в июне 1993 г., для урегулирования отношений между работодателями и наемными работниками появляется Закон «О коллективных договорах и соглашениях». Эти соглашения возможно заключать на национальном, отраслевом, территориальном уровнях на двухсторонней или трехсторонней основе. Государство формально признало значимую роль профсоюзов, но для полноценного социального диалога необходимы, как минимум, организации, которые могли бы в полной мере представлять интересы работодателей.

На Западе подобные представительства появились как естественная реакция на усиливающуюся роль профсоюзов. На постсоветском пространстве, и на Украине в частности, создание данных союзов работодателей являлось слепым копированием западной модели или попыткой определенных лиц (групп) добиться сугубо своих целей, используя «красивую вывеску». К тому же, несмотря на очевидное, в силу исторических причин, ориентирование Украины на трипартизм, с самого начала «независимой истории» велико влияние в социальной и политической сфере американских советников и специалистов. Необходимо отметить, что в США сложилась модель, которая основывается на принципах бипартизма, что оказывается еще одним деструктивным фактором для будущего украинского социального государства. Нужно вспомнить про «лебедя, рака и щуку»… Нельзя забывать и про роль самого государства, которое с одной стороны является крупнейшим работодателем, а с другой – посредником в переговорном процессе и гарантом договоренностей, которые воплощаются в конкретные социальные законы. Продвигаясь по выбранному пути, президент Украины в 1993 г. создает консультативный орган – Национальный совет социального партнерства (ликвидирован в 2005 г., в связи с созданием Национального трехстороннего социально-экономического совета). Были заключены Тарифные и Генеральные соглашения между украинскими просоюзными объединениями и Кабинетом министров, к которым постепенно присоединялись работодатели: Украинский союз промышленников и предпринимателей (организован в 1992 г., присоединился в 1997 г.) и Конфедерация работодателей Украины (1999 г.). В 1996 г. социальная направленность закрепляется в долгожданном основном Законе государства – Конституции. В 1998 г. создается Национальная служба посредничества и примирения, ос-

новной функцией которой является посредничество государства в урегулировании проблемных ситуаций между союзами работодателей и профсоюзами. Поэтапно, с 1995 г. по 2001 г. принимаются основополагающие законы: «Об оплате труда» (1995), «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (1995), «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)» (1998), «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (1999), «Об организации работодателей» (2001, утратил силу в соответствии с законом Украины от 22 июня 2012 года №5026-VI). В результате принятия закона «Об организации работодателей», а затем и закона «Об организациях работодателей, их объединениях, правах и гарантиях их деятельности», на Украине на сегодняшний день существует около 20 таковых объединений. Проблемность ситуации заключается в отсутствии социальной ответственности у предпринимателей (объединений работодателей) перед обществом и государством, о повышении которой и печется и МОТ, и ЕС. Эти организации конкурируют друг с другом, но эта конкуренция оказывается не очень здоровой. Регулярные коррупционные скандалы, связанные с различными объединениями работодателей и представителями Фонда социального страхования Украины (с момента создания в 1991 г. неоднократно реорганизовывался и реформировался – слияние Фонда соцстраха от несчастных случаев и Фонда по временной потере трудоспособности), не добавляют оптимизма в обществе.

Участвующие в построении социального государства на Украине Европейский Союз с программой TACIS и американские организации с «Программой развития государственно-частного партнерства (P3DP)» своей основной задачей считали реформирование законодательства. Учитывая, что социальное направление включает в себя очень многие стороны повседневности – от трудовых взаимоотношений до экологических проблем, данные программы позволили западным «друзьям» Украины (Запад очень прагматичен: бизнес – есть бизнес, дружеские сантименты – за бортом) хорошо переработать законодательство страны и обрести серьезнейшее влияние на внутриполитическую ситуацию в государстве. Если учесть крупные финансовые вложения США в «демократию Украины» со времен распада СССР (речь Виктории Нуланд (помощник госсекретаря) о 5 млрд $ в декабре 2013 г.), то можно понять, что через какое-то время Украине будет предъявлен счет. По мнению украинского исследователя социального строительства А.И. Кудряченко, на Украине необходимые условия для этого строительства созданы еще в 2008 г. Украина признана Евросоюзом страной с рыночной экономикой, существуют профсоюзные организации всех уровней, вплоть до общегосударственных, создано политико-правовое поле для развития социального партнерства на трехсторонней основе, государство готово быть посредником в отношениях между наемными работниками и работодателями [9].

Также А.И. Кудряченко отмечает существующие проблемы, такие как недостаточно высокая минимальная оплата труда, организации работодателей, занимающиеся лоббированием собственных интересов, а не переговорами с работниками, слабость профсоюзов. Харьковские исследователи Ю.О. Гайдученко, И.А. Рядинская добавляют проблемные элементы украинской системы социального партнерства: недоработанность коллективно-трудового договора, «недоразвитость» законодательного, организационного и др. элементов, а также выделяют деструктивные процессы: коррупция, преобладание корпоративных интересов и сращивание предпринимательства с властными структурами [8]. Кроме того, социальная структура на Украине имеет серьезные изъяны в связи с серьезным правым уклоном общества, точнее, не всего общества, а той радикально настроенной его части, которая на «революционной волне» получила возможность влиять на внешнюю и внутреннюю политику государства. Эти маргиналы проводят законы, подобные закону «Об образовании», принятом Верховной радой Украины 05.09.2017 г. [7]. В законе четко просматриваются дискриминационные нормы по отношению к языкам национальных меньшинств, что было отмечено и в резолюции ПАСЕ от 10.10.2017 г., и в экспертном заключении «Венецианской комиссии» от 08.12.2017 г. (статья 7 «Язык образования» содержит существенные двойные толкования, не отвечающие принципам международных и конституционных обязательств Украины).

Свою антисоциальную атаку на меньшинства «революционное правительство» начало 23.02.2014 г., попытавшись отменить закон «Об основах государственной языковой политики» № 5029-VI (2012, утратил силу 28.02.2018 г. как неконституционный). Ввиду бурной общественной и международной реакции постановление Верховной Рады об отмене закона не было подписано и.о. президента Турчиновым. Спустя четыре года, без лишнего ажиотажа, этот закон канул в лету. Используя ажиотаж вокруг «российской проблемы», правительство президента Порошенко проводит непопулярные законы. Запрещаются российские социальные сети, «георгиевские ленточки», бухгалтерские программы из России, и, пока народ возбужденно обсуждает происходящее и возмущается, проводится пенсионное реформирование, изменение жизненно важных тарифов, происходит резкое сокращение субсидирования социально незащищенных слоев населения. Все это вершится в русле концепции «Украина – не Россия», т.е. возникновение всех внутренних проблем государства объясняется борьбой с внешним врагом [2].

Ответственное партнерство через двух-, трехсторонний диалог, и как результат – социально продвинутое государство – это модель, которая строится во всех передовых странах в мире, но которая по сегодняшний день не стала универсальной (интернациональной). Таким образом, мы видим, что каждое государство должно вырабатывать свою национальную социальную модель, и уже после некоторой (возможно длительной) ее обкатки в своем обществе, при высокой степени желания договориться всех участников интеграционного процесса, возможны варианты нахождения универсализации, т.е. создание какой-либо единой социальной модели. На сегодняшний день, на Украине, кроме политического кризиса, а точнее, благодаря ему в том числе, явно продолжается кризис во взаимоотношениях власти и бизнеса, власти и общества. Чтобы работники и украинское общество в целом не были заложниками данной ситуации, необходимо, чтобы власть и бизнес пошли на серьезные уступки друг другу и разделили социальную ответственность.

Для начала, государство должно взять на себя защиту интересов предпринимателей, а они, в свою очередь, просто будут соблюдать законы и нести свою часть социальной ноши. После этого, возможно, повысится уровень доверия общества к власть имущим и бизнесу. Однако, данные «простые» решения неосуществимы в условиях политического кризиса и перманентной революции, перешедшей в гражданскую войну. Об опасности отсутствия эффективной системы социального партнерства предупреждал еще в 2008 г. вышеупомянутый А.И. Кудряченко [9]. В 2013 г. украинский исследователь Н.М. Хома напомнила, что эта ситуация чревата социальной, а затем и политической нестабильностью [6]. Как показала практика, голоса этих ученых услышаны не были. Формально, как отмечают многие исследователи, Украина имеет все предпосылки и инструменты для успешного сроительства социального государства, к примеру, по образцу стран ЕС. Но без политической воли руководства страны все уже предпринятые усилия являются паллиативом. Сегодняшняя ситуация требует немедленных политических, экономических и, соответственно, нормативных мер для стабилизации обстановки и дальнейшего продвижения по пути строительства социального государства.

Литература

1. Джавадова С.А., Гончарова В.Д. Европейская социальная модель в новом социлаьном измерении // Экономический журнал. 2009. № 16. 2. Ефимов С.Д. Украина в годы хрущевской «оттепели» // Грани истории: от средневековья до современности: материалы Международной научной конференции студентов и аспирантов, посвященной 100- летию исторического образования в Саратовском университете (Саратов, 12 мая 2017 г.). Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2017. 3. Ефимов С.Д. Украинское нациестроительство в XX в. и его символическое осмысление // XIX Всероссийская студенческая научно-практическая конференция Нижневартовского государственного университета: сборник статей (г. Нижневартовск, 4–5 апреля 2017 года) / отв. ред. А.В. Коричко. Ч. 5. История. Документоведение. Филология. Лингвистика. Журналистика. Реклама. Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гос. ун-та, 2017. 835 с. 4. Каргалова М.В. Европейская социальная модель (понятие, которое идет в ногу со временем) // Современная Европа. 2008. № 1 (33). 5. Копенгагенская декларация о социальном развитии // ООН. URL: http://www.un.org/ru/documents/ decl_conv/declarations/copdecl.shtml (дата обращения: 05.03.2018). 6. Хома Н.М. Особености модели социлаьного государства Украины // Среднерусский вестник общественных наук. 2013. № 1. 7. Про освіту: Закон від 05.09.2017 № 2145-VIII Верховна Рада України. URL: http://zakon5.rada.gov.ua/ laws/show/2145-19?test=4/UMfPEGznhhgS1.ZiZQR/SaHI4zUs80msh8Ie6 (дата обращения: 07.03.2018). 8. Гайдученко Ю.О., Рядинська І.А. Соцiальне партнерство як iнструмент формування соцiальної вiдповiдальностi // Економіка: Збірник наукових праць Харківського національного педагогічного університету імені Г.С. Сковороди. 2017. Вип. 17. 9. Кудряченко А.І. Соціальне партнерство: європейський досвід і Україна // Стратегічні пріоритети. 2008. № 3(8). URL: http://old.niss.gov.ua/book/StrPryor/8/17.pdf (дата обращения: 09.03.2018).

С.Д. Ефимов

Другие новости и статьи

« Проблемы национального единства и международных отношений

Василий Осипович Ключевский »

Запись создана: Понедельник, 3 Сентябрь 2018 в 19:40 и находится в рубриках Современность.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика