12 Январь 2021

История Семеновской начальной школы в контексте истории России

oboznik.ru - Круг чтения
#история#школа#Россия

В 60-70-х г. XIX в. для подавляющего большинства крестьянских детей единственной возможностью получить начальное образование было обучение в церковно-приходских школах, реже – в школах грамоты. После реформ Александра II, в 70-90-е гг. XIX в. заметно увеличивается количество земских школ. Однако бедность местного населения небольшого русского села Семеновское Вощажниковской волости Ростовского уезда Ярославской губернии, не имевшего средств на постройку здания для школы и обеспечения её дровами и учебными пособиями, долгое время служила непреодолимым препятствием к заведению земского начального училища. Только в 1910 г., в связи с тем, что Министерство народного просвещения приступило к реализации программы введения всеобщего начального образования и увеличило ее финансирование, здесь открылась школа для 45 человек (24 мальчиков и 21 девочки) из сёл Семёновское и Закедье, деревень Кедсково, Пукесово, Сысоево.

Законоучителем Семеновского земского начального училища стал священник Николай Васильевич Лебедев, окончивший в 1905 г. Ярославскую духовную семинарию [5, л. 109]. После Октябрьской революции в стране началась перестройка системы народного образования. В 1920-е гг. школе отводилась огромная роль в распространении коммунистической идеологии. Учителя принимали обязательное участие в пропаганде политической и экономической линии партии большевиков. В это время шёл процесс смены руководящего состава управлением образования. Ростовский уездный отдел народного образования в циркуляре Вощажниковскому волостному отделу народного образования прямо указывал принимать на руководящие должности учителей из крестьян (бедняков или середняков, но не из кулаков). «Согласно личного заявления освободить от должности заведующего волостным отделом народного образования А.Г. Камышева, избрав на его место беднейшего или среднего крестьянина…» [4, л. 79]. Однако школа ещё не стала орудием идеологической борьбы, многие старые обычаи сочетались с нововведениями Советской власти. Так, в той же деловой переписке встретилось упоминание всех выходных дней и праздников на 1919 г. [3, л. 112]. Работать запрещалось 1 января (Новый год), 22 января («Кровавое воскресение»), 2 марта (день низвержения Самодержавия), 18 марта (День Парижской коммуны), 1 мая и 7 ноября. Далее производство работ воспрещалось в Рождество Христово, причём давалось два дня выходных, в Пасху, в Духов день, Благовещение, Рождество Пресвятой Богородицы, Вознесение, Успение и Крещение. В 1919 г. отмечались как государственные, так и религиозные праздники. В то время Вощажниковский волостной отдел народного образования руководил работой 8 школ, в которых обучалось 605 детей, в том числе в Семеновской – 40 ребят в двух классах.

В послереволюционный период по всей стране началась борьба с неграмотностью населения. Учителя организовывали занятия для обучения неграмотных взрослых, открывали избы-читальни. В Семёновском было 14 неграмотных, в селе Сысоеве и Кедсково по 2 человека, в Закедье – 15 неграмотных человек. Образование было бесплатным, но в таких трудных условиях родителям приходилось в обязательном порядке доставлять в школу продовольствие, дрова, что не всем было под силу. В качестве одной из мер по борьбе с неплательщиками, на всеобщее обозрение выставлялись списки с фамилиями тех, кто не сдал дрова или зерно [7, л. 28]. При этом не принималось во внимание, что не сдавали не столько от неорганизованности и равнодушия к школе, сколько от сильной бедности. Об этом говорит и тот факт, чем за хорошую учёбу детей премировали их родителей – катушка цветных ниток была отличным подарком. Ещё один пример. Вощажниковский Отдел народного образования делает запрос в Продуктовый комитет с целью получения ландрина для учащихся в связи со 2-ой годовщиной Октябрьской революции [4, л. 116]. Ландринное производство было и в Борисоглебских слободах и в самом селе Вощажникове. Бедными были не только дети, но и учителя. Так, в 1921 г. В. Школьнова обращалась в Вощажниковский волостной Отдел образования: «Довожу до сведения, что я с сегодняшнего дня здорова, но явиться в волостной отдел не имею возможности за отсутствием обуви, и ранее чем можно будет пройти в верёвочных подмётках, явиться не могу» [6, л. 47]. О тотальной бедности свидетельствует даже факт использования в качестве материала для переписки либо клочков бумаги, либо оборотной стороны протоколов допросов, либо тончайшей кальки. Перелистывая эти страницы архивных документов, осознаешь, что был не только огромный дефицит предметов первой необходимости, в том числе писчей бумаги, но и неумение педагогический кадров вести деловую переписку.

Несмотря на то что занятия обычно начинались в сентябре и заканчивались в мае, ребята совмещали обучение с полевыми работами. Так, Ростовский уездный отдел народного образования телеграфировал волостным отделам 20.04.1921 г.: «Ввиду ранних полевых работ весенний перерыв школьных занятий установлен с 22 апреля по 6 мая» [6, л. 61]. А в телеграмме от 10.10.1919 с пометкой «Срочно!» заключалось требование, чтобы без промедления представить сведения, открыты ли занятия в школах. Вощажниковский волостной отдел отвечал, что занятия идут в полном порядке [6, л. 61]. Были и природные обстоятельства, мешавшие учебному процессу, например, разливы реки Кеды во время весенних паводков. Бывшая ученица Семёновской школы Платонова Валентина Александровна, жившая в с. Закедье в 1950-е годы, вспоминает, что во время разлива роняли ёлки, чтоб пройти, а при сильном разливе и совсем в школу не ходили. Моста же через реку Кеду не было вообще, поэтому каждый раз приходилось переходить реку вброд. В 1930-е гг. в стране вводилось всеобщее обязательное начальное образование и количество учащихся в Семеновской школе стало вдвое больше по сравнению с 20-ми годами [8, л. 2]. Обязательным было трудовое воспитание, поэтому непременным условием существования любой школы считалось наличие приусадебного участка. В Семёновской школе на участке в половину гектара ребята сажали свёклу, брюкву, морковь, огурцы, редьку, репу, тыкву, турнепс, цикорий для сдачи в колхоз [10, л. 2-4]. Много сил вложил в развитие Семёновской школы заведующий Бычков Николай Александрович. Он родился в 1890 г. в семье торговца. Закончил Новинскую учительскую семинарию. Его педагогическая работа началась ещё до революции, сначала в с. Поречье, в первые годы после революции в Вощажниковской школе, в 1918-1920 гг. являлся членом Вощажниковского отдела народного образования, а в 1925 г. пришёл в Семёновскую школу [9, л. 1].

Платонова Валентина Александровна, вспоминая директора Семёновской школы, говорит, что человеком он был очень строгим и серьёзным. Дети его боялись, но в то же время уважали и любили. В обязанности директора школы входила вся организация жизни школы: обеспечение учебного процесса и все хозяйственные дела (ремонт крыши, окон и печей, обеспечение дровами, керосином, спичками) [11, л. 9]. Н.А. Бычков был одним из первых руководителей избы-читальни в селе Николо-Пенье. Работая в Семёновской школе, он стал организатором культмассовой работы в селе. Для населения проводились лекции и беседы, постановки спектаклей. С 1931 г. он возглавил самодеятельную театральную труппу колхоза «Ленинский Завет», сам же был и режиссёром, и гримёром. В отчёте о работе Семёновской школы за 1935–1936 г. упоминалось «карнавальное шествие 1 мая» и сообщалось, что жители почти всех домов села украсили свои жилища к этому празднику [10, л. 3]. Школа продолжала работать и в тяжёлые годы Великой Отечественной войны. Дети быстро взрослели и с большой ответственностью относились и к учёбе и к труду. В 1944–1945 уч. г. в Семеновской школе обучалось 78 детей, в течение года выбыло 19 человек (10 человек по причине длительной болезни, а 9 человек из-за смены места жительства). Уезжали в основном в Ленинград или в Финляндию [1, л. 3]. Учителя школы оказывали ученикам помощь, заботились о них в это трудное для всех время, старались, чтобы дети регулярно и бесперебойно посещали школу. В зимний период директором были поданы заявления в районо и сельский совет об оказании помощи валеной обувью. В результате была получена только одна пара валенок. Горячих завтраков в школе не было, за неимением соответствующей посуды – чугунов. Топлива также не хватало ни на школу, ни на отопление дома учителя. Наглядными пособиями со стороны отдела народного образования школа тоже была не обеспечена, а вся наглядность была выполнена руками учителя. К изучаемым предметам в школе, кроме русского языка, арифметики, естествознания, географии и истории, добавилось военное дело.

Из отчета заведующего видно, как желательно было обновление и пополнение библиотеки художественной литературой героического содержания на темы и эпизоды Отечественной войны, но, к сожалению, их любознательность оставалась неудовлетворенной, так как новейшей литературы военных лет не было [1, л. 3]. В течение года с учащимися проводилось чтение газет и ознакомление с последними известиями Информбюро, а с постановкой радио в квартире учителя, ученики были в курсе событий дня и являлись информаторами в своих семьях. В течение года, после каждой четверти, проводились родительские собрания, которые посещались родителями охотно. Успеваемость, посещаемость и дисциплина каждого учащегося обсуждалась персонально. По словам заведующего, дисциплину учащихся можно считать хорошей, «но есть и правила, которые очень трудно прививаются к учащимся, это снятие фуражки со встречными. Правда, словесно они здороваются, но без снятия головного убора, так что данная необходимость ими забывается».

С детьми проводились беседы на темы: «О вежливости», «Культурное поведение», «О дружбе с товарищами» [1, л. 4]. Учителя посещали открытые уроки в Вощажниковской, Душиловской и Ильинской школах, что сопровождалось применением лучших приемов преподавания в своей практике. Послевоенное время было отмечено новыми трудностями и переживаниями, представляется даже более тяжелым, чем в годы Великой Отечественной войны. Люди были физически истощены, в сельском хозяйстве наблюдался упадок, большинство мужчин не возвратились домой с фронта. По отчётам видно, что многие дети не посещали школу. Причина – отсутствие обуви и одежды. В этом случае учителя ходатайствовали перед сельсоветом о выдаче хлебных карточек, талонов на получение обуви и одежды [1, л. 3]. Директор школы Н.А. Бычков в отчёте за 1946 г. указал, что подал списки нуждающихся в районо. Но материальной помощи было выделено три талона на получение сапог и три талона на получение ботинок. Материальной помощи со стороны районо оказывалось мало. В 1945 г. школе было отпущено две пары валенок и шесть метров мануфактуры на пальто и подкладку. Помощи детям демобилизованных, инвалидов и погибших на фронтах Отечественной войны не было никакой [1, л. 10]. Поскольку детей в школе не кормили, то родители и по этой причине не отпускали детей учиться. Помощь со стороны колхоза в этом не представлялась возможной. Заготовки и подвозки дров не было тоже, поэтому занятия в школе прерывались из-за слишком низкой температуры в помещении. В течение 1946 уч. г. было 20 дней массовой неявки учащихся по причинам мороза свыше 25 градусов, метелей и бездорожья. Общественная помощь школе с 1947 г. выразилась в заготовке топлива и продуктов питания [1, л. 10]. Пополнение книг и учебников не производилось с 1937 г.

В школе существовала практика перекупки поддержанных учебников, но в 1946 г. и она была невозможной от того, что учебники пришли в непригодность ввиду многолетнего употребления. Школа выписывала газеты «Северный рабочий», «Учительская газета», «Пионерская правда», районную газету «Колхозный клич» и журнал «Дружные ребята». Здание школы требовало капитального ремонта, требовалась подрубка здания, смена потолочных балок, перестилка пола, ремонт рам, дверей, стекол, печей. Парты также подлежали обмену. Школьные работники являлись агитаторами по подготовке предвыборной кампании и закреплены на определенных участках по агитации. Для этого проводилась беседа с учащимися на тему «Сталинская Конституция и наши выборы по сравнению с капиталистическими выборами», а также оповещение населения через детей о дне выборов в Верховный Совет РСФСР. Вообще, идейнополитическое воспитание проводилось на всех уроках. Учителями вопросы ставились так, чтобы воспитывать любовь к Вождю народа, Коммунистической партии, социалистической родине, воспитывалась ненависть к врагам народа, готовность защищать свою страну, и если потребуется отдать жизнь за дело Ленина и Сталина. На уроках истории дети узнали о жизни людей в прошлом, в царское время, и как живут сейчас; как они боролись за свое освобождение, и как сумел народ победить всех врагов и добился полного освобождения от капитала в СССР, кто привел к победе социализма в нашей стране.

Проводились беседы о жизни людей в капиталистических странах, где царит произвол и насилие. При чтении статей о школе, семье и товариществе дети приучались к правильному обращению с товарищами и со старшими, к добросовестному отношению к труду. А при чтении исторического материала в детях воспитывалось чувство любви к Родине, любовь к людям и героям страны. В школе велась общественно-полезная работа. Семеновские школьники, как и многие советские дети, собирали сосновые и ольховые шишки, березовые почки для изготовления лекарств, золу для колхозов. В летний период учащиеся школы принимали участие в сельскохозяйственных работах колхоза на сборке гороха и сушке сена. В 1950 г. пять учеников постоянно работали «на лошадях», двое – пасли телят, а семь – заменяли нянь, отпуская взрослых на работу [1, л. 24]. Сведения о пионерском отряде в школе появляются с 1951 г. С пионерами проводились сборы в каждый революционный праздник и в день 30-летия пионерской организации. Один из них по теме «Они были пионерами». По инициативе пионеров проводилась работа на колхозном поле осенью, сбор сосновых шишек и лекарственного сырья для аптеки. В звеньях старались повысить успеваемость, помогали отстающим ученикам, ежедневно проверялись домашние задания и более сильные ребята передавали свои знания отстающим. Один раз в неделю проводилось совместное чтение книг. В 1952-1953 г. в школе существовали кружок юннатов и литературный [1, л. 27]. Из доклада Колосовой Нины Андреевны, учителя Борисоглебской школы, на августовском учительском совещании 1960 г.: «В районе 45 начальных школ, из них кружковая работа организована только в Семеновской школе» [2, л. 5].

Семёновская школа была закрыта в 1966 г. решением Борисоглебского районного исполнительного комитета. Причиной закрытия послужило сокращение количества учащихся. В этот период в стране начинается укрупнение колхозов, люди стали уезжать из села. В настоящее время в Семёновском постоянно проживают 2 жителя. Справка: «Семеновское – одно из сел «графщины», владение Шереметевых. Стоит село на склоне у речки Вихорки. В селе два храма. Летний – в честь положения Честнаго Пояса Пресвятой Богородицы, построен в 1784 году, в нем сохраняется уникальная альфресковая живопись, и зимний – в честь собора Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных в 1837 году. Оба храма выстроены на средства благочестивых прихожан. Храмы стали разоряться еще до войны: в летнем храме было устроено зернохранилище, в зимнем была размещена пожарная часть, затем клуб. После войны… в храме Архангела Михаила размещались пленные немцы, которых использовали в качестве рабочей силы. Сейчас в храме Пояса Богородицы установлено дежурство, идет неусыпная молитва…» [3, с. 181, 184].

Литература

1. Архивный отдел администрации Борисоглебского района. Ф. 32. Оп. 3. Д. 28 а. 2. Архивный отдел администрации Борисоглебского района. Ф. 32. Оп. 3. Д. 275. 3. Лапшина С.А., Субботин А.Н. Путеводитель по Борисоглебскому району. Борисоглебский: Факел, 2013. 224 с. 4. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-167. Оп. 1. Д. 180. 5. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-123. Оп. 1 Д. 200. 6. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-167. Оп. 1. Д. 144. 7. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-167. Оп. 1. Д. 180. 8. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-505. Оп. 1. Д.2 8. 9. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-505. Оп. 1. Д. 143. 10. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-505. Оп. 1 Д. 204. 11. Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф. Р-505. Оп. 1 Д. 10.

Л.А. Давыдкина

Другие новости и статьи

« Норманнская теория и ее критика в отечественной историографии

Смерть царя Федора и коронация Годунова »

Запись создана: Вторник, 12 Январь 2021 в 18:22 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика