«Женское лицо» русского просвещения: к вопросу о просветительской деятельности Екатерины II и Е.Р. Дашковой



«Женское лицо» русского просвещения: к вопросу о просветительской деятельности Екатерины II и Е.Р. Дашковой

XVIII век – это особый период в развитии русской культуры, который проявился, с одной стороны, в стремлении сохранить самобытность и национальные черты, а, с другой стороны, перенять опыт развития западноевропейской культуры. XVIII в. вошел в историю как век Просвещения и в Российской империи он связан с активной деятельностью правительства по распространению идей Просвещения, развитию науки, культуры и образования, что оказало огромное влияние на идейную и духовную жизнь российского общества. Это время, когда родилась вера в торжество разума и свободы.

Выражая думы и чувства своих современников, А.Н. Радищев писал: «О незабвенно столетье! Радостным смертным даруешь Истину, вольность и свет, ясно созвездье вовек» [3, c. 127]. В эпоху Просвещения передовые идеи и мысли воспринимались не только «государевыми мужьями» и представителями сильного пола, но и становились темами бесед и дискуссий среди образованных женщин из высшего сословия. В этот период времени мы наблюдаем изменение традиционной роли женщины, как дочери, жены, матери и хозяйки имений, они становятся активными участниками политической и культурной жизни общества и государства. В дворянских семьях появляются личные женские библиотеки, женщины высших слоёв начинают писать мемуары, дневники и в целом увлекаются писательской деятельностью, создается тип «женщины-читательницы». Книга становится естественным основанием для воспитания и образования идеальной женщины, человека «новой породы» [14, c. 56–63].

Олицетворением просвещенного XVIII века вполне можно считать двух женщин, жизнь и судьба которых будет неразрывно связана между собой – Екатерины II Великой и княгини Екатерины Романовны Дашковой. Их дружба наложила свой отпечаток на события русской истории второй половины XVIII в. и помогла одной взойти на русский престол, а другой стать первой женщиной, стоявшей во главе двух российских Академий наук. Историки подчеркивали, что между Екатериной II и Екатериной Романовной была некая связь, духовная близость. «Во всей России едва ли отыщется друг более достойный Вас… Заклинаю, продолжайте любить меня! Будьте уверены, что моя пламенная дружба никогда не изменит Вашему сочувствию» [5, c. 28]. Эти строки из записок великой Екатерины Алексеевны были адресованы Е.Р. Дашковой. А в мемуарах Екатерины Дашковой мы можем найти строки, посвящённые первой встрече с великой княгиней: «Я смело могу утверждать, что кроме меня и великой княгини в то время не было женщин, занимавшихся серьезным чтением. Мы почувствовали взаимное влечение друг к другу» [1, c. 57]. Двух женщин сближали их дружеские отношения, общие взгляды на философские идеи эпохи Просвещения: начиная от переустройства государства на основе справедливого законодательства и заканчивая воспитанием «совершенного человека».

В основе крепкого союза двух Екатерин лежало как предчувствие своей избранности и неподражаемости, амбициозность и личная симпатия, так и интерес к идеям Просвещения и претворение их в жизнь. Е. Дашкова и Екатерина II обе опережали своё время и самостоятельно закладывали основы для будущих явлений культуры. Екатерина II считала себя последовательницей учения французских просветителей. Еще будучи великой княгиней она увлекалась чтением трудов Ф.М. Вольтера, Ш.Л. Монтескье, Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо и т.д., с 1763 года она вела активную переписку с Вольтером, Дидро, Д’Аламбером. В письме к барону Гримму Екатерина Алексеевна призналась: «Вольтер – мой учитель: он, или лучше сказать, его произведения, развили мой ум и мою голову» [10, c. 53–57]. Сочинение Ш. Монтескье «О духе законов», где философ провозглашал идеалом конституционную монархию с четким разделением законодательной, исполнительной и судебных властей, стала настольной книгой Екатерины II, по её собственному признанию, её «молитвенником». Благодаря общению с европейскими просветителями за Екатериной закрепилась слава просвещенной монархини, «Великой Семирамиды Севера» [10, c. 57]. Во время её правления начался новый этап развития русской культуры, продолжилась начатая Петром I европеизация. Одной из задач она считала работу «над умами в варварской стране», духовным преобразованием народа [4, c. 264]. Идеи Просвещения являлись базисом всех реформ эпохи Екатерины II. Она стремилась предстать в образе «мудреца на троне» и формировала новую политику самодержавия, которую историки называют «просвещенным абсолютизмом» [4, c. 265]. Первый период правления Екатерины II можно назвать временем формирования новой просветительской концепции развития государства, а отсюда новая политика в области образования. В отличие от петровского времени, новая концепция преследовала основную цель подготовки не просто профессионального работника, а именно воспитание «новой породы людей», которые впоследствии должны были стать опорой «просвещенного монарха». Императрица всегда стремилась воздействовать на умы своих подданных, а для этого необходимо было сформировать нужное для самодержавия общественное сознание.

Утилитарно-профессиональный характер российской школы меняется на общеобразовательный [7, c. 19]. Императрица вместе с И.И. Бецким, президентом Академии художеств, проводит попытку создания системы сословных учебных заведений. В основе этих заведений лежала идея о значительной роли и приоритете воспитания над образованием. Воспитание просвещенных и преданных граждан своему Отечеству должно стать делом общественным и государственным, а не семейным, как было раньше. В частности, императрица писала: «Домашнее воспитание есть не что иное, как грязный ручей… Когда сделается он потоком?» [13, c. 6]. Необходимо было развивать и ум, и душу, и тело воспитанника, школе предстояло воспитывать нового подданного, который сознательно подготавливал себя для службы Отечеству. Императрица выступала также за приобщения женщин к просвещению. Она приступила к созданию системы женского образования. Ранее в России девушек обучали дома под руководством гувернеров и гувернанток, которые далеко не всегда сами были достаточно образованы, а также в пансионах, где зачастую преподавали неграмотные иностранцы. 5 мая 1764 года императрицей в Петербурге было учреждено Общество благородных девиц при Воскресенском монастыре. В рамках дея-

тельности данного Общества 6 мая 1764 года было решено создать Институт благородных девиц, который назвали Смольным. Уже в конце XVIII века подобные институты благородных девиц были созданы в нескольких городах. Под руководством Екатерины II в 1776 году при Московском университете был открыт дворянский благородный пансион, воспитанники которого учились в университетской гимназии или в университете, но жили в пансионе, содержавшемся за счет их родителей. В данном пенсионе дети изучали юридические и естественные науки, историю и литературу, статистику и домоводство, философию и иностранные языки, музыку и танцы, а также фехтование и верховую езду. Екатерина II была известна своей страстью к писательству.

Она общалась со своими подданными путем составления манифестов, законов, инструкций, полемических статей в виде сатирических сочинений, исторических драм и т.д. В своих мемуарах она признавалась: «Я не могу видеть чистого пера без того, чтобы не испытывать желания немедленно окунуть его в чернила» [2, c. 19]. В.О. Ключевский так отзывался об императрице и ее литературной деятельности: «Немка по рождению, француженка по любимому языку и воспитанию, она занимает видное место в ряду русских писателей XVIII в. У неё были две страсти, с летами превратившиеся в привычки или ежедневные потребности, – читать и писать. В свою жизнь она прочитала необъятное количество книг…

Начитанность возбуждала её литературную производительность… Обойтись без книги и пера ей было так же трудно, как Петру I без топора и токарного станка. Она признавалась, что не понимает, как можно провести день, не измарав хотя бы одного листа бумаги» [8, c. 279]. Императрица обратила свой взор на журналистику, видя в ней средство воздействия на общественное мнение, а также возможность распространения просветительских идей. Поэтому безусловно одним из результатов просветительской деятельности Екатерины II является развитие отечественной журналистики. Под её покровительством появляются новые виды журналов: учебные, детские, медицинские и т.д., выходят в свет издания Сумракова, Новикова, Карамзина, Хераскова. Императрица и сама активно принимала участия в редакционном процессе. На её счету два издания: сатирический журнал «Всякая всячина» (1769-1770) и «Собеседник любителей российского слова» (1783–1785). Помимо развития отечественной журналистики еще одним средством для распространения просвещения являлся театр. Она покровительствовала придворному театру, в котором ставились пьесы европейских авторов, а также трагедии и комедии русских драматургов, например, Сумракова, Д.Н Фонвизина и т.д. Екатерина II любила и сама сочинять и придумывать сюжеты к пьесам, а также переделывала произведения других авторов (например, пьесы немца К. Геллерта или даже шекспировских «Виндзорских проказниц»).

Они публиковались и ставились анонимно, но все знали, что это ее сочинения. Покровительство Екатерины II сказалось и на развитии русского искусства и архитектуры, живописи и скульптуры. Например, Екатерина II была инициатором создания памятника Петру I, она приобрела коллекцию, которая когда-то принадлежала сэру Роберту Уолполу, и заложила основы собрания картин, ныне выставленного в музеях Эрмитажа в Петербурге. По примеру Екатерины обширные собрания картин стали собирать знаменитые дворяне – С.Р. Воронцов, А.М. Голицин и др. Помимо культуры активно продолжала развиваться в государстве русская наука. Одним из центров сосредоточения научной мысли России являлась Петербургская Академия наук, а в 1783 г. была основана Российская Академия наук, целью которой являлось изучение языка и литературы. К этому периоду времени стоит отнести бурную деятельность ряда историков М.М. Щербатова и И.Н. Болтина; публикуются источники по русской истории Н.И. Новиковым. Увеличивается издательская продукция, и 15(26) января 1783 г. Екатерина II издала указ «О вольных типографиях», который позволял частным лицам заниматься издательской деятельностью и заводить свои собственные «вольные» типографии [11, c. 356].

Данный указ давал право открывать частные типографии не только в столицах – Петербурге и Москве, а также во всех городах Российской империи. Дозволялось «в сих типографиях печатать книги на российском и иностранных языках, не исключая и восточных…» [11, с. 358]. Уже через несколько лет в Петербурге насчитывалось около 20 частных типографий: крупнейшей среди них была типография И.К. Шнора, выпустившая свыше 230 изданий на русском языке. Очень часто владельцами таких типографий становились книгоиздатели, книгопродавцы и литераторы (К.В. Миллер, И.П. и М.П. Глазуновы, П.И. Богданович, И.А. Крылов, И.Г. Рахманинов, А.Н. Радищев и др.). Своей издательской деятельностью был известен Н.И. Новиков, который руководил несколькими типографиями в Москве. Основной продукцией «вольной» типографии были сказки, сонники, художественная литература, книги по домоводству и учебная литература, журналы. Данная продукция становится элементом

повседневного быта русского человека и своеобразным проводником идей Просвещения: естественных прав человека, свободы, равенства. Долгое время единомышленницей, преданной и любящей искренне императрицу выступала её подруга княгиня Екатерина Романовна Дашкова. Е.Р. Дашкова была всесторонне развитой, образованной, энергичной и ответственной женщиной. Она была выдающимся деятелем русской истории и культуры эпохи Просвещения, она первая женщина нецарского происхождения, которая смогла занять высокие государственные посты. Огромное влияние на формирование Е.Р. Дашковой оказали труды философов-просветителей и близкое общение с будущей императрицей Екатериной Алексеевной. Е.Р. Дашкова оказала существенное влияние на формирование позитивного образа Российской империи в глазах Европы. 30 января 1783 г. Екатерина Романовна вступила в должность директора Санкт-Петербургской Академии наук, а 30 сентября 1783 г. по её инициативе и под покровительством Екатерины II была создана Российская Академия наук. Екатерина Романовна разворачивает научно-просветительскую и издательскую деятельность. В годы её директорства Академия наук выпускала научную, научно-популярную, учебную литературу по различным отраслям знаний, карты Российской империи, газету «Санкт-Петербургские ведомости» и журналы «Собеседник любителей российского слова» и «Новые ежемесячные сочинения». Екатерина Романовна добилась, чтобы при Академии были открыты специальные общедоступные публичные чтения на русском языке. Новая структура Российской Академии наук отличалась от петровской.

Так, Е.Р. Дашкова считала, что Академия предназначена для изучения русского языка и словесности. Е.Р. Дашкова рассматривала язык как важнейший компонент художественной литературы, который не может развиваться без установления его литературной нормы. По ее мнению, обработка и упорядочение языка будет способствовать развитию национальной литературы. «До какого бы цветущего состояния довели россияне свою литературу, если бы познали цену языка своего», – писала она в 1783 г. [12, c. 114]. Составленные Российской академией грамматика и словарь стали важной предпосылкой и необходимым условием расцвета литературы. Литературный русский язык стал средством эстетического воздействия на читателя. Издание и публикация в 6-ти частях (1789–1794) «Словаря Академии Российской» является безусловным вкладом княгини в развитие русской культуры. Е.Р. Дашкова способствовала распространению идей французских просветителей, самостоятельно переводя отрывки из их произведений, например, отрывок из трактата Гельвеция «Об уме», в котором автор выдвигает идеи о равенстве умственных способностей людей. Она лично была знакома с Д. Дидро с которым обсуждала важные вопросы. Так, например, между ними возник спор по проблеме крепостного права в России. Дидро доказывал, что русские крестьяне не свободны, и что «будучи свободными, они стали бы просвещеннее» [6, c. 11].

Княгиня доказывала обратное, она говорила, что для начала необходимо просветить народ, а потом только освобождать, так как «просвещение ведет к свободе», а «свобода без просвещения» производит только анархию и беспорядок» [6, c. 12]. Под её трепетным руководством уделяется внимание изучению древнерусских литературных памятников, российской и славянской лингвистики, русской и зарубежной публицистики. Необходимо было сохранить культурное наследие России, создать единый комплекс и привести его в должный вид. Е.Р. Дашкова была не просто организатором всей деятельности, она была ядром всех начинаний. Вся просветительская деятельность Е.Р. Дашковой носила инновационный характер и заключалась в том, что она стремилась поставить науку на службу государству и обществу. Е.Р. Дашкова внесла огромный вклад в развитие русской литературы, журналистики и театра. Она считала, что журналы могут стать проводником для распространения передовых идей в обществе, идей Просвещения. Первые произведения Е. Дашковой появились еще в 1763 г. в журнале «Невинное упражнение», который издавался И.Ф. Богдановичем. В журнале печатались молодые авторы, которые только начинали свою карьеру, печатались переводы Гельвеция, Вольтера и др. Темы, на которые писала Е.Р. Дашкова, касались образования, воспитания, литературы и истории. Основная идея Просвещения заключается в постоянном образовании граждан, их интерес к литературе, искусству и к культуре в целом, что поможет изменить и преобразовать общество, и ключом к этому Е.Р. Дашкова безусловно считала образование и просвещение граждан. Кроме изданий различных журналов Е. Дашкова редактировала «Российский феатр, или Полное собрание всех российских феатральных сочинений». В России была особая любовь к театральным постановкам и Екатерина Романовна поставила цель собрать в единое целое все оставшееся печатные и рукописные театральные постановки. Этот сборник является одним из важнейших источни-

ков российского театра XVIII в. В нем были напечатаны работы Богдановича, Екатерины II, Фонвизина, Хераскова, Хвостова, Крылова, Княжнина, Ломоносова, Лукина, Николева, Майкова, Сумарокова, Тредиаковского и т.д. Среди выдающихся российских деятелей второй половины XVIII в. Е.Р. Дашкова заслуженно занимает достойное место. Она была ярким представителем эпохи Просвещения, подругой и сподвижницей Екатерины II, государственным деятелем, мыслителем, переводчиком и писательницей.

Своей бурной деятельностью Е.Р. Дашкова доказала, что женщина может не просто стоять рядом с «государевым мужем», но и превзойти многих из них по объему своей творческой деятельности. Без всяких сомнений, мы можем сделать вывод, что «две Екатерины» внесли огромный вклад в развитие русской национальной культуры и в распространение идей Просвещения в стране. Представляется возможным сказать, что у русского просвещения второй половины XVIII в. «женское лицо».

Литература

1. Записки княгини Дашковой. Письма сестер Вильмот из России. М.: Сов. Россия, 1991. 588 с. 2. Екатерина II. Собственноручные записки императрицы Екатерины II. М.: Сов. Россия, 1990. 384 с. 3. Радищев А.Н. Полное собрание сочинений. Т. 1. М., 1938. 813 с. 4. Брикнер А.Г. История Екатерины Великой: в 3 т. Т. 3. М.: ТЕРРА, 1996. 363 с. 5. Елисеева О.И. Екатерина Великая. 2013. 640 с. 6. Е.Р. Дашкова и русская культура: от эпохи Просвещения к современности. М.: МГИ им. Е.H. Дашковой, 2014. 216 с. 7. Днепров Э.Д., Усачева Р.Ф. Среднее женское образование в России. М., 2009. 275 с. 8. Ключевский В.О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М.: Правда, 1990. 624 с. 9. Моряков В.И. Екатерина II – просветитель или консерватор? // Вестник Московского университета. Серия 8: История. 2010. № 3. 10. Павленко Н. Екатерина Великая. М.: Молодая гвардия, 2006. 495 с. 11.Самарин А.Ю. Под каким присмотром и цензурою печатание книг происходит: типографское дело и цензура в России эпохи Просвещения // Новое литературное обозрение. 2008. № 4. С. 356-375. 12.Семевский М.И. Княгиня Екатерина Романовна Дашкова // Русская старина. 2001. № 3. 417 c. 13.Стародубцев М.П. Реализация проектов по реформированию российской системы образования в период правления Екатерины II. Известия РГПУ им. А. И. Герцена. 2014. № 170. С. 5-16. 14. Приказчикова Е.Е. Русская женщина и книга в контексте библиофилического мифа эпохи Просвещения // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 17. С. 56–63.

А.В. Зиновьева



Другие новости и статьи

« Катастрофические последствия утраты нравственных ценностей современным подрастающим поколением

Русско-крымские отношения 1618–1632 гг. в отечественной историографии »

Запись создана: Воскресенье, 9 Сентябрь 2018 в 12:05 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы