Социальные последствия цифровой трансформации экономики и неомарксизм



Социальные последствия цифровой трансформации экономики и неомарксизм

oboznik.ru - Цифровая экономика - это наше новое все?

Цифровая трансформация экономики — это, безусловно, главная особенность научно-технического прогресса наших дней и основа экономики будущего, которая со временем придёт на смену информационной экономики. Полагая возникновение в относительно недалёком будущем полноценной цифровой экономики объективным и неизбежным процессом, а также процессом, сопровождающимся в значительной мере положительными тенденциями, хотелось бы обратить внимание на некоторые негативные тенденции, которые будут сопутствовать цифровой трансформации экономики, при этом эти тенденции могут повлечь нежелательные социальные последствия.

К одной из наиболее опасных негативных тенденций, сопутствующих цифровой трансформации экономики, следует отнести тот очевидный факт, что роботизация и внедрение искусственного интеллекта ведут не столько к повышению эффективности труда, сколько к постепенному вытеснению человека из оцифрованных процессов.

С одной стороны, цифровая трансформация экономики будет способствовать росту потребности в высококвалифицированных специалистах, способных заниматься высокоинтеллектуальными видами деятельности, возникновению абсолютно новых профессий, проведению социальной и образовательной политики, позволяющей подготовить необходимый объём высококвалифицированной рабочей силы. А, с другой стороны, цифровая трансформация экономики несёт опасность углубления структурных проблем, как мировой экономики, так и экономики отдельно взятых стран: высвободится существенное количество людей, занятых простым трудом, при этом за высококвалифицированные кадры борьба будет обостряться. Цифровизация и роботизация рабочих мест приведёт к сужению рабочих мест, а работающие будут претендовать на повышенную оплату своего труда в связи со своей более высокой квалификацией.

Кроме того, подавляющее большинство высококвалифицированных кадров сконцентрируются лишь в нескольких, наиболее передовых в экономическом смысле, странах, а ускоренное высвобождение неквалифицированной рабочей силы будет происходить во всех остальных странах, что, скорее всего, со временем начнёт выражаться в заметном росте явной (зарегистрированной) и скрытой безработицы практически во всех странах. Увеличение уровней имущественного и интеллектуального расслоения наблюдается все последние десятилетия во всём мире, что уже́ сопровождается поляризацией общества. Ещё одна негативная тенденция современного социума выражается в том, что демократические институты демонстрируют признаки неустойчивости под давлением экономических, культурных и технологических изменений. В частности, демократическая система ослабевает из-за таких, набирающих силу, тенденций, как старение населения, деградация окружающей среды, качественное и количественное увеличение откровенно протекционистских настроений правительств практически всех стран, рост националистических настроений и изменение баланса в системах государственного управления и межгосударственного регулирования.

Цифровая трансформация экономики усилит и усугубит проявления этих негативных тенденций, причём не только в силу, отмеченных выше, увеличивающегося расслоения и возрастающей поляризации общества, но и по причине растущей киберзависимости человечества, увеличивающегося разрыва между нашей способностью производить программные продукты и контролировать их, а также по причине развития ускоренными темпами средств кибернетического нападения и явного отставания развития средств экономической и информационной безопасности. Можно продолжать обзор негативных тенденций, но и перечисленного достаточно, чтобы прийти к следующему выводу. Имеется существенный риск сопровождения цифровой трансформации экономики ростом социального напряжения и политической нестабильности, что будет усугубляться геополитическим сумбуром многополярного и мультиконцептуального мира. В соответствии с принципом марксизма о том, что общественное бытие определяет общественное сознание, можно предположить, что к середине нынешнего столетия среди социальных теорий будет доминировать не либеральная или неолиберальная концепция, а некая концепция марксистского типа, которую можно назвать неомарксизмом.

В это сложно поверить после краха реального социализма, СССР и социалистического лагеря, хотя в конце XX – в начале XXI века и наблюдалось несколько попыток возрождения марксизма в виде разнообразных неомарксистских и постмарксистских концепций. В заключение приведём пару на первый взгляд незначительных, но весьма характерных и показательных, факта современной политической жизни наиболее развитых в экономическом смысле стран. Первый из этих фактов связан с особенностями, наблюдавшимися в процессе последних выборов президента США. Как известно, одним из двух главных претендентов, наряду с Хиллари Клинтон, на роль кандидата от Демократической партии на президентских выборах в США в 2016 году был сенатор Берни Сандерс. Сам Берни Сандерс считает себя демократическим социалистом, сторонником скандинавской модели социал-демократии. Берни Сандерс позиционирует себя как защитника интересов рабочего и среднего класса. Среди прочего, он выступает против влияния корпораций и Уолл-стрита, против социальной несправедливости, против имущественного неравенства и разрыва между богатыми и бедными.

Ранее было немыслимо, чтобы политик, практически являющийся социалистом, был реальным претендентом на пост президента США, а в наши дни мы это наблюдаем воочию. Вторым фактом, косвенно свидетельствующим о растущей популярности социалистических идей, является возникновение социальной концепции безусловного базового дохода, ещё называемой концепцией безусловного основного дохода (сокращённо, БОД). Согласно концепции БОД предполагается регулярная выплата определённой суммы денег каждому члену определённого сообщества со стороны государства или другого института, причём эта выплата должна производиться всем членам сообщества, вне зависимости от уровня дохода и без необходимости выполнения работы. Эксперимент по введению безусловного базового дохода с 1 января 2017 года проходит в Финляндии, проведение подобного эксперимента запланировано в Канаде. Первый общеевропейский опрос в апреле 2016 года показал, что 64 % жителей Евросоюза поддержали бы введение безусловного основного дохода, а 35 % осведомлены о БОД.

Кроме того, 23 % говорят, что полностью понимают суть и задачи этой программы, 25 % слышали о ней и лишь 17 % ничего не знают о БОД. Наконец, согласно результатам этого общеевропейского опроса только 4 % граждан Евросоюза сказали, что они откажутся работать после введения БОД. Наиболее убедительными преимуществами БОД граждане Евросоюза считают то, что такие социальные выплаты «уменьшают тревогу о базовых финансовых потребностях» (40 %) и помогают обеспечить людям равные возможности (31 %). Стандартными аргументами в пользу концепции БОД являются утверждения о том, что введение безусловного базового дохода способно обеспечить достойный уровень жизни, освободить время для творчества и образования, преодолеть последствия массовой потери рабочих мест из-за развития робототехники и стать альтернативой системе государственного социального обеспечения. Сама популярность этой концепции (напомним, 64 % жителей Евросоюза поддержали бы введение БОД) свидетельствует об умонастроениях, доминирующих среди граждан европейских стран, и направленность этих умонастроений очевидна.

Сигал Анатолий Викторович



Другие новости и статьи

« О негативном влиянии СМИ на правовую культуру

Развитие цифровой экономики в Европе »

Запись создана: Среда, 26 Сентябрь 2018 в 19:32 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы