9 Октябрь 2018

Формирование национальной идентичности и другие функции комикса в современном информационном пространстве

Данная статья посвящена проблеме использования жанра комикса в современном информационном пространстве. В ней рассматривается роль комикса в формировании национальной идентичности, и определяются его функции в современном информационном взаимодействии. Дается описание наиболее значимых примеров применения жанра в формировании национального самосознания, осмысления событий прошлого и конструирования новой исторической реальности. Уделяется внимание проблеме трансляции политического и информационного дискурса современным комиксом.

Ключевые слова: комикс, национальная идентичность, историческая рефлексия, культурная память, информационное воздействие. Современное информационное взаимодействие имеет сложный генезис и природу. Информация превращается в главную производительную силу современного общества, основной ресурс для получения политического, экономического и культурного влияния на массы.

Изменяется политическое мышление и модели социального управления, фундаментом которых являются скоростные кибертехнологии. Все это определяет формы взаимодействия в сфере международных отношений. Манипуляции интересами, сознанием и восприятием масс становятся частью нового способа политической борьбы – информационных войн. СМИ и массовая культура при этом играют основополагающую роль в организации данного процесса. Стоит заметить, что новые механизмы влияния на массовое сознание, характеризующие постиндустриальное

информационное общество и функционирующие в системе современных медиа – телевидения и интернета, возникли не сегодня, и прошли достаточно длительный путь своего становления. Как известно возникновение и формирование массовой культуры связано с эпохой индустриального общества, расцветом массового производства и потребления. И в XIX веке и на всем протяжении XX столетия распространенным способом массового политического влияния были средства пропаганды печатного текстового и изобразительного формата: газетные статьи, политическая реклама, агитационные листовки, плакаты и карикатуры. Все они в рамках национального и международного взаимодействия имели своей целью создание определенного образа своего и чужого. Важным транслятором политического и социокультурного дискурса с середины ХХ века стал комикс.

Следует помнить, что в контексте конкретных информационных воздействий и атак важны уже сформированные в массовом сознании ранее представления и ценности, к которым апеллируют новые сообщения. К подобным представлениям стоит отнести восприятие своей страны и нации, их места и роли в мировом сообществе, образы других дружественных либо, напротив, враждебных государственных систем и культур. В этом смысле актуальным видится обращение к исследованию механизма формирования того комплекса ценностей и образов, которые являются ключевыми элементами национальной идентичности. Для достижения упомянутых целей массовая культура в большинстве своем использует визуальные образы, которые представляют собой эмоционально насыщенное сообщение, максимально быстро воздействующее на адресата по сравнению с письменным текстом. Сами по себе и в совокупности с вербальным текстом они формируют особую систему кодов и знаков, включающую коммуникативные элементы, комплекс социальных, политических и идеологических ценностей, традиции социальной организации и взаимодействий.

Целью данной статьи стало рассмотрение примеров использования комикса в процессе формирования национальной идентичности и определение его места в современном информационном взаимодействии. Родиной современного визуального языка комиксов и создания популярного во всем мире и образа супергероев по праву считается США. Задачи формирования единой нации, образа великой державы, необходимость преодолевать внутренние кризисы для подержания «американской мечты» создали героев – рьяных борцов со злом, обладающих самоотверженной жертвенностью и чувством высшей справедливости. Таким образом, появился некий миф, который в рамках философского подхода представляется способом переживания исторической реальности и попыткой справиться с насущными социальными трудностями [1, с. 42]. Через трансляцию определенной модели поведения и мыслей, комикс конструирует образ «настоящего американца».

Его основными чертами является законопослушность, доверие политической власти и ее действиям, провозглашение основными гражданскими ценностями свободы, законности и порядка. При этом монстры в американском комиксе воплощают абсолютное зло и те, национальные угрозы и страхи, с которыми сталкиваются США в определенные исторические периоды. Во время преодоления Великой депрессии комиксы популяризировали идеи нового экономического курса. Комиксы периода Второй мировой войны формировали образ США как «военной сверхдержавы и спасителя человечества от угрозы фашизма и коммунизма» [1, с. 126]. Так называемый колониальный дискурс комиксов был связан с освобождением диких и нецивилизованных народов от угнетения, и воспитывал представление об особой освободительной и созидающей миссии США за пределами границ государства.

Эпоха Холодной войны породила темы национального шпионажа, осмысления последствий научных и технических достижений, борьбы с вражеским тоталитарным режимом. В этот же период обострились вопросы этно-расовой и гендерной идентичности, которые также нашли свое отражение на страницах комиксов [2, с. 8]. Рубеж тысячелетий считается кризисным для американского самосознания, новые истории о старых героях вскрывали негативные черты и несли апокалиптические настроения. После событий 11 сентября 2001 года, на которые оперативно отреагировали издатели, комиксы стали важным инструментом для преодоления коллективной травмы [3, с. 4]. С этого момента борьба с терроризмом превратилась в центральную сюжетообразующую тему выпусков про супергероев. Интересным и весьма наглядным примером конструирования национальной идентичности с помощью художественного жанра комикса является Канада. Необходимость в создании собственного национального супергероя появилась еще в XIX веке в связи с противостоянием политическому, экономическому и историко-культурному давлению со стороны Британской империи и Соединенных штатов. Изначально образ простого парня лесоруба Джонни Канука использовался как своеобразная антитеза Джона Булля и Дяди Сэма. Затем в противовес американским Капитану Америке и Супермену он появился в серии комиксов начала 1940-х годов и вместе со своей суперкомандой спасал мир от Гитлера и нацистов. Издание стало важной общественной поддержкой участия Канады во Второй мировой войне, но популярность персонажа сошла на нет с окончанием войны [4, с. 186].

После этого Канада была лишена героев и защитников, хотя в стране активно распространялись и были достаточно популярны американские издания комиксов про супергероев. В конце 1960-х гг. американская культурная доминанта стала критиковаться, и в связи с актуализацией курса на независимость использование образа Джонни Канука в качестве национального символа получило новый импульс. Долгое время история страны воспринималась лишь как история британской колонии. Курс на независимость приводит к необходимости конструирования собственной национальной идентичности, собственной истории, отдельной от Британского и Американского влияния. Л. Тисл приводит слова одного из национальных драматургов Рика Салутина, который говорит о том, что у Канады нет своего прошлого, чтобы его переосмысливать [5, с. 109]. Использование образа супергероя в комиксах и других формах искусства, позволяет создать это прошлое заново. Таким образом, Канада приходит к построению собственной независимой историко-культурной идентичности. Канадский комикс транслирует образ миролюбивой нации. Канадский супергерой вежливый, богобоязненный, с высокими моральными устоями и ясным умом. Его физическая сила базируется на естественном физическом здоровье, правильном питании и физических упражнениях [4, с. 191]. Его приключения происходят в знакомых читателю местах на территории Канады. В 1990-х гг. национальные комиксы и супергерои были объявлены символами канадской идентичности на правительственном уровне. Процесс формирования национальной идентичности и построения собственного исторического прошлого актуален для Канады и сегодня. Герои комиксов институализируются как важные культурные кумиры. Существуют национальные программы по изданию детских и подростковых журналов, использующие форматы комикса и графического романа.

Их содержание наполнено сюжетами из национальной истории, поднимаются темы этничности и религии. Через личные истории деятелей и образы дикой природы, происходит трансляция важных национальных ценностей, прививается любовь к природным богатствам страны [6, с. 126]. Национальные программы по формированию новой посткоммунистической идентичности, в том числе с помощью комиксов, существуют в Польше. Они направлены на создание у молодого поколения, родившегося в XXI столетии, иного восприятия страны, нации и прошлого. Ключевыми сюжетами в данном случае становится события Варшавского восстания 1944 г., Холокоста, антикоммунистического сопротивления и др. Переосмысление истории и пересмотр национальной идентичности происходили одновременно с процессом

включения Польши в Евросоюз и вызвали большой интерес со стороны массовой поп-культуры [7, с. 54]. Примером осмысления собственного исторического прошлого и настоящего являются немецкие комиксы. В них также звучат отголоски важных для нации событий: темы Холокоста, жизни в разделенной Германии, падения Берлинской стены и объединение государства. Свой отклик находят проблемы современной социально-политической действительности: интеграция иммигрантов, гендерная идентичность, борьба с религиозными стереотипами и др. [8, с. 72] Происходит конструирование новых адаптивных механизмов, которые отвечают современным потребностям общества. Многие авторы обращают внимание на то, что сам жанр комикса своей простотой подачи сообщения направлен, в первую очередь, на реципиентов юного возраста.

В этом смысле использование его в качестве инструмента для формирования национальной идентичности предполагается наиболее успешным. Анализируя природу данного явления, Э. Кинг обращается к трехступенчатой схеме, предложенной Дж. Коте. По его мнению, национальная идентичность складывается из осмысления характеристик социально-политической и экономической структуры государства, социального окружения для межличностного общения и первичной социализации, а также индивидуальных особенностей личности [6, с. 120]. Комиксы, обращающиеся к интерпретации истории страны, ее образу и роли мировом сообществе, таким образом, решают задачу первой ступени. Жанр комикса все больше ориентируется на исторический дискурс и становится полноправным историческим нарративом. Визуальные элементы оказывают более сильное влияние, чем слова и в совокупности с вербальным текстом создают новое значение. Такой визуально-вербальный компонент реализует важную педагогическую функцию, отвечающую кроме прочего за развитие ценностного и эмоционального восприятия своего сообщества.

Р. Эдвардсон называет национальные комиксы «вместилищем для трансляции национальных мифов, символов, идеологии и ценностей». По его мнению, они популяризуют и закрепляют ключевые элементы национальной идентичности и воспитывают их в своих читателях, особо воздействуя на молодое поколение, которое впервые знакомится с ними. Особенность комиксов в том, что они скрыто или явно доступны для любой идеологии [4, с. 186]. К. Скотт, обращаясь к проблеме влияния комиксов на юных читателей, пишет о том, что комикс выполняет важную функцию приобщения детей и подростков к взрослым темам, но делает это опосредованно, через создание некоего отхода от реальности. Также комикс, будучи пропитанным идеологией, не содержит прямой пропаганды [9, с. 340]. Все чаще в современных национальных комиксах происходит отход от супергероической тематики и прямой пропаганды, центром сюжета становится жизнь и судьба конкретной личности на фоне глобальных исторических событий и перемен [8, с. 73].

Появляется так называемая графическая автобиография. Знаменитым примером подобных произведений является графический роман «Маус» А. Шпигельмана. Документальное повествование о реальных событиях Холокоста в формате комикса, по мнению многих, позволило переосмыслить трагический и травматический опыт мирового прошлого [10, С. 105]. Другой пример – комикс «Китайская жизнь», созданный в результате сотрудничества Л. Кунву и Ф. Отье, также автобиографичен. Он повествует о жизни художника-пропагандиста в коммунистическом Китае, вскрывает внутренние конфликты между политической системой и личностью. А

втор пытается осмыслить вопросы этической и политической роли художника в обществе, ставит проблему роста влияния комикса в глобальном и транснациональном контексте [11, с. 101]. Благодаря особенностям, которые лежат в основе природы комикса, его функции в современном информационном пространстве все более расширяются. Изучая феномен политического дискурса в комиксах, Р. Т. Садуов обращает внимание на то, что, несмотря на случаи появления образов политиков в американских комиксах в течение ХХ века, именно сегодня они испытывают к комиксу повышенный интерес. Комикс становится обязательной частью предвыборных кампаний, а также может использоваться как сопровождение политической деятельности с целью повышения или закрепления авторитета политика. Согласно данным исследователя графическая литература в этом случае решает несколько задач: обретение популярности политиком, информирование населения и воздействие на читателя.

Тем не менее, жанр комикса переносит события и действия в некую параллельную реальность, и образ деятеля обретает определенные легендарные черты [12, с. 107]. Важным инструментом воздействия здесь становится наделение политика суперсилой и сверхспособностями супергероя. В умах читателей происходит совмещение реального и иллюзорного образов, что способствует реализации политических целей авторов и издателей комикса. Также для репрезентации политического дискурса в комиксе применяется обращение к культурноисторическому контексту и прецедентность, которая отсылает читателя к хорошо знакомым фразам, ситуациям, сюжетам и любимым героям [13, с. 292]. В исключительно новой роли новостного жанра выступает комикс в системе интернет-пространства. А. Ю. Рязанова, исследуя пример китайского сетевого приложения “News cartoon”, отмечает, что благодаря совмещению невербального и вербального контекстов в комиксе расширяются смысловые границы новостного сообщения, в нем появляется оценочная экспрессивность [14, с. 81].

Журналист получает новый инструмент для продвижения своего мнения и мифологизации действительности. Художественные свойства комикса делают новостной контент более привлекательным для аудитории, усиливают значимость события. Так же как и в других своих формах, комикс в данном случае обращается к элементам культурной и исторической памяти, с одной стороны воздействует на ценностное восприятие, с другой – формирует новое оценочное отношение к репрезентируемой действительности. Новостной комикс, имея целью информировать население, несет в себе идеологическую, развлекательную, воспитательную и ряд иных вспомогательных функций [14, с. 84]. Осознание журналистами возможностей использования жанра комикса в новостной информационной среде, а также популярность у реципиентов открывает новые перспективы для его развития в данном направлении. Подводя итоги, следует подчеркнуть, что выше были разобраны лишь наиболее значимые примеры жизни комикса в информационной среде.

На протяжении последних ста лет, развиваясь изначально на американской культурной почве, а затем, распространяясь на другие территории, комикс зарекомендовал себя как эффективный инструмент воздействия на массовое сознание. Его использование действенно и в информационной, и в идеологической борьбе, для формирования национальной идентичности и важных ценностных ориентиров. Комикс к настоящему времени превратился в форму исторической рефлексии и средство конструирования новой культурной памяти. Среди всего многообразия функций, которые он заключает в себе, в контексте современного информационного взаимодействия наиболее важными становятся ценностно-ориентирующая, идеологическая, интегративная, адаптивная, рефлексивная, психотерапевтическая, а также воспитательная и информационная.

Литература

1. Дмитриева Д. Г. Феномен американского супергероя в контексте визуальной культуры XX века: дис. … канд. культурологии. Рос. гос. гуманитарный ун-т. М. 2014. 219 с. 2. Lund M. The Mutant Problem: X-Men, Confirmation Bias, and the Methodology of Comics and Identity // European Journal of American Studies [Online]. 2015. Vol 10, No 2, Document 4. P. 1 – 19. 3. Cortiel J., Oehme L. The Dark Knight’s Dystopian Vision: Batman, Risk, and American National Identity // European Journal of

American Studies [Online]. 2015. Vol. 10, No 2, document 5. P. 1– 26. 4. Edwardson R. The Many Lives of Captain Canuck: Nationalism, Culture, and the Creation of a Canadian Comic Book Superhero // The Journal of Popular Culture. 2003. Vol. 37, No 2. P. 184–201. 5. Thisle L. Making up History: A Look at Johnny Canuck from the Comic Page to the Dramatic Stage // Canadian Review of Comparative Literature. 2016. Vol. 43, No 1. P. 103–118. 6. King A. E. Adventurous Children: Creating a Canadian Identity in Kayak: Canada’s History Magazine for Kids // Canadian Review of Comparative Literature. 2016. Vol. 43, No 1. P. 119–136. 7. De Bruyn D. Patriotism of Tomorrow? The Commemoration and Popularization of the Warsaw Rising Through Comics // Slovo. 2010. Vol. 22, No 2. P. 46 – 65. 8. Дубинин С. И., Ейкалис Ю. А. Актуальные социальнополитические тенденции в ФРГ в зеркале комиксов // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Социальные, гуманитарные, медико-биологические науки. 2017. Т. 19, № 2. С. 68 – 74. 9. Scott C. Written in Red, White, and Blue: A Comparison of Comic Book Propaganda from World War II and September 11 // Journal of Popular Culture. 2007. Vol. 40, No 2. P. 325 – 343. 10. Карасик О. Б., Струкова А. В. Комикс о Холокосте: «Маус» А. Шпигельмана и «Приключения Кавалера и Клея» М. Чабона // Филология и культура. 2016. № 3. С. 101 – 106. 11. Mather J. Propaganda and Memory in Li Kunwu and Philippe (O)over-Captie’s A Chinese Life // Concentric-Literary and Cultural Studies. 2016. Vol. 42, No 1. P. 99–118. 12. Садуов Р. Т. Графическая литература как составляющая американского политического дискурса // Политическая лингвистика. 2009. № 29. С. 10 –108. 13. Садуов Р. Т. Образы политиков в российском политическом комиксе // Визуальная коммуникация в социокультурной динамике. Казань: Изд-во Казанского федерального университета, 2016. С. 290–293. 14. Рязанова А. Ю. Новостной комикс как новый конвергентный жанр интернет-СМИ Китая // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Русский и иностранные языки и методика их преподавания. 2015. № 1. С. 80–86.

Е. В. Голубева

Другие новости и статьи

« Становление и развитие экспертизы холодного и метательного оружия

Революция глазами Александра Блока (по материалам дневников 1917–1918 гг.) »

Запись создана: Вторник, 9 Октябрь 2018 в 12:45 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика