13 Октябрь 2018

«В лесах» XIX века

oboznik.ru - «В лесах» XIX века

Образ России тесно связан с русскими бескрайними, непроходимыми лесами. Правда сейчас площадь наших природных богатств стремительно сокращается, а программа охраны природы не является первоочередной в нашем обществе. В этой связи интересно посмотреть, когда и почему российское правительство обратило свое внимания на проблему охраны леса, и какие меры были предприняты. Особенно интересным в формировании основ лесного хозяйства в России представляется период с 1798 по 1843 г.

Эти хронологические рамки охватывают основные этапы в истории Лесного Департамента, как органа, сосредоточившего в себе все аспекты управления казенными лесами. В 1798 г. он был впервые создан, в 1802 преобразован, в 1811 расформирован и в 1843 воссоздан вновь. За этот период произошло много изменений в структуре управления лесами. Императоры Павел Петрович, Александр Павлович и Николай Павлович каждый по-своему понимали проблему охраны природы и предпринимали различные попытки для усовершенствования управления и охраны лесов. Узнать об этом опыте не только интересно, но и может быть полезным в современных условиях. Надо отметить, что первым лесоводом принято считать Петра Великого, именно ему принадлежит более двухсот указов, регламентирующих пользование лесом1 . Все эти указы были направлены на удовлетворение нужд флота. В его правление начинается выделение корабельных лесов, засаживание корабельных рощ, за вырубку дуба, сосны и лиственницы вводятся жестокие наказания.

Но постепенно строительство флота перестает быть первоочередной задачей для российского правительства, и к 1780 г. уже прочно формируется задача максимального извлечения прибыли из государственного, как казалось, нескончаемого богатства. Это привело к оскудению центральных губерний, особенно по берегам сплавных рек. В правление Павла I была осознана опасность дальнейшего проведения такой политики по отношению к лесу и в 1789 г. появилась Форстмейстерская инструкция2 , определившая управление лесами. В губернии за казенными лесами должен был следить обер-форстмейстер, в уездах – форстмейстер, а на местах полесовщики и пожарные старосты. Последние выбирались из поселян на год. Можно и не говорить, что полесовщики, будучи плоть от плоти общины, не могли быть достаточной преградой к несанкционированной вырубке. Но появление этих новых чинов уже явилось своеобразным прорывом, так как форстмейстеры, в отличии от существующих с правления Петра Великого валдмейстеров, должны были не только наблюдать за сохранностью лесов, но и «вести правильное лесное хозяйство». Хотя мало кто на тот момент знал, каким должно быть это правильное хозяйство, но для кандидатов на должности форстмейстером при адмиралтейств коллегии был создан специальный комитет, проводящий особые вступительные экзамены. При каждом форстмейстере должны были быть два ученика. Видимо, предполагалось приглашать на этот пост иностранцев, ибо отечественных специалистов тогда в России просто не было. Этим же указом был образован Лесной Департамент – особое ведомство, которому подчинялись все лесные чины, и которое ведало всеми лесами, кроме частных, на территории Российской Империи. Именно с этого года и ведет свою историю современный департамент Лесного Хозяйства3 .

Направленность лесной политики Павла I так же ярко характеризует указ о полном запрете торговли лесом из любого порта. Хотя со временем торговля частично разрешалась, но полностью снят запрет был только в конце правления Александра I. Показательно, что, несмотря на строгие требования для кандидатов на должность, первым директором Лесного Департамента стал человек далекий от лесного хозяйства. С 1798 по 1800 г. эту должность занимал Хосе де Рибас, больше известный как адмирал Осип Михайлович Дерибас4 , участник русско-турецкой войны 1787-1792 гг. и деятельный участник основания Одессы. Проблему нехватки кадров пытались решить в правление Александра I. В 1802 г. были созданы министерства. Лесной департамент вошел в ведомство министерства финансов. Одной из первых и основных задач было завершение составление проекта устава о лесах, которое было начато еще при адмиралтейств-коллегии. 11 ноября 1802 г. проект был высочайше утвержден5 . В нем так же делался упор на правильном лесном хозяйстве, отмечены преимущества Лесного Департамента, как отдельной коллегии. В полномочиях Департамента было приводить государственные леса в известность, извлекать доход без истощения лесов, разведение их. Особенно важным было то, что 19-й пункт поручал Лесному Департаменту иметь особые

школы для обучения желающих «лесным» науках. В это время на посту директора Департамента стоял Карл Иванович Габлиц, член академии наук, известный ботаник, зоолог и географ. Обычно ему приписывают честь открытия первого лесного учебного заведения, но, по всей видимости, инициатива принадлежала не ему, а курляндскому дворянину Федору фон Штейну. Будучи «практическим сельским хозяином во всех частях сельского хозяйства довольно опытным»6 , управлявшим более 30 лет в Курляндии арендными имениями, он предложил Министру Финансов Алексею Ивановичу Васильеву создать лесную и экономическую школу. По замыслу она должна была располагаться примерно в 20 верстах от Санкт-Петербурга, в ней могли одновременно проходить обучение 20 человек.

Обучением заниматься мог бы один Федор фон Штейн, но только с переводчиками (сам-то он немец). К. И. Габлиц нашел это заведение слишком расходным, тем более в Царском Селе располагалась земледельческая школа от Департамента Уделов, и он предложил присоединить лесной курс к этой школе. Но Департамент Уделов не поддержал идею, и 19 мая 1803 г. была создана отдельная школа. Но один преподаватель, не мог постояно организовать учебный процесс, появлялись жалобы о пьянстве студентов и их неподобающем поведении. Примерно в это же время в Козельске было создано подобное училище. Однако, эти училища не могли удовлетворить государственных нужд в полном объеме и новый директор Лесного Департамента Григорий Владимирович Орлов создает на Елагином острове на собственные средства новый Лесной Институт. 21 января 1811 г. он пишет на имя императора о том, что директор Царскосельского училища подал в отставку, и кадеты находятся не только без присмотра, но зачастую и без обеда, настаивал на переводе в Санкт-Петербург. Это произошло. Появился новый Форстмейстерский Институт в Петербурге. В 1813 г. к нему присоединилось и козельское училище. Позже, в 1829 г., он был преобразован в Лесной Институт с новым учебным планом, в 1832 г. открыта школа Межевщиков и он стал называться Лесным и Межевым Институтом, а в 1834 г. открылось Лисинское учебное лесничество, куда кадеты выезжали на летнюю практику. На следующий год создана «Егерьская школа» – низшее лесное учебное заведение с 2-х летним курсом. В этом институте учились и преподавали почти все видные лесоводы своего времени. Этот институт существует и по сей день под названием Лесотехнического Университета.

Однако надо вернуться к 1811 г. В том году было издано постановление об учреждении министерств, изменившее структуру управления. Во многом это постановление было направлено на борьбу с коллегиальностью внутри министерств и, как следствие, Лесной Департамент с привилегиями коллегии был расформирован, а его дела отправлены в ведомство одного из отделений Департамента Государственных Имуществ7 . Следующее существенное изменение управления государственных лесов пришлось на правление Николая I. В 1826 г. появилось новое устройство лесного управления: вместо обер-форстмейстеров появились губернские лесничие, форсмейстеры были заменены учеными лесничими. Появилась более разветвленная сеть управления лесами на местах: появились объездчики, младшие лесники8 . Но, как и прежде, они набирались из поселян, эта повинность была нежеланна для крестьян, и справлять ее обычно отправлялись самые бедные. Говорить о нормальной охране лесов не приходится. В 1836 г. для составления проекта положения новой организации управления государственными крестьянами и государственными имуществами в составе Собственной Его Императорского Величества канцелярии создается особое V отделение, под управлением генерал-адъютанта Павла Дмитриевича. Киселева.

Этим отделением была проделана большая работа: в губерниях была проведена опись государственных имуществ, составлены статистические обобщения положения дел на местах, а главное – подготовлен проект учреждения нового министерства, во главе с П. Д. Киселевым. Однако по воспоминаниям непосредственного участника событий Василия Антоновича Инсарского «V отделение, в лице своего управляющего, владело неподражаемым искусством пускать пыль в глаза». Он вспоминал, что, только прибыв на работу в отделение, увидел огромные шкафы с надписями «Работы Органические» или «Исторические Материалы». «Зная, что отделение главной целью ставило новые проекты по Государственным Имуществам, я считал, что там уже стоят драгоценные работы по будущим проектам. Оказалось, что в них тогда ничего не было. Никаких работ еще не было ни сделано, ни начато. Вся деятельность на тот момент сводилась к переписке по образцовому управлению Петербургской губернии. Про специальные комиссии для ревизии в губерниях автор писал так: «людей, которых требовалось множество, брали отовсюду, не исключая и Невского проспекта»9 . В 1837 г. был составлен проект учреждения Министерства Государственных Имуществ. Благодаря заранее полученному императорскому одобрению, проект был быстро одобрен Государственным Советом. Однако разгорелся небольшой конфликт: против завышенного штата, на который претендовал П. Д. Киселев, выступил главноуправляющий путей сообщения и публичных зданий. В итоге, оклад был понижен, но все равно оставался выше, чем в других министерствах, исключая только военное.

По указу 26 декабря 1837 г. было образовано министерство имуществ, в состав которого вошло управление лесами10. Интересно отметить, что при Третьем департаменте был создан Ученый Комитет, в котором предполагалось решать вопросы, требующие привлечения особых научных знаний, однако, по исследованиям нижегородского историка А. А. Миронос, в Комитете заседали в 1853 г. 28 человек, при этом большая половина из них (18 человек) имели 3 и 4 чин по табели о рангах11. В тоже время известно, благородя исследованиям П. А. Зайончковского, что на 1853 г. научная элита занимала только 8,8 процентов от 4 класса все остальные располагались гораздо ниже12. То есть в Комитете не могло быть представлено большое количество ученых. 30 января 1839 г. произошло существенное изменение – лесное ведомство Министерства Государственных Имуществ получило военное устройство, и все чины этого ведомства были соединены в один состав под названием Корпуса Лесничих13. Корпус делился на 3 части исходя из ведомства департаментов. Во главе корпуса стоял инспектор. А через 4 года произошла наиболее заметное событие в истории лесной политики того периода. В 1843 г. граф П. Д. Киселев представил особый доклад о необходимости сосредоточить все дела о лесной части в одном отделении. В результате 18 февраля 1843 г. был восстановлен Лесной Департамент под управлением Николая Матвеевича Ламсдорфа14. Это изменение существенно упростило делопроизводство, сведя управление казенными лесам под одно начальство. Директор Лесного Департамента был одновременно и Инспектором Корпуса Лесничих. Больше Лесной Департамент не упразднялся. Формирование Департамента сопровождалось различными попытками сделать управление лесами более продуктивным на основах правильного лесного хозяйства.

Причем постепенно произошел отказ от заимствования немецких и других европейских учений в пользу своих собственных, проверенных опытным путем правил. С момента восстановления Лесного Департамента в 1843 г. он не прекращает свою деятельность по сегодняшний день. Конечно, с этого момента произошли существенные изменения от структуры до названия, но основы были заложены, и новым поколениям достался опыт прошлого.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Врангель В. В. История лесного законодательства Российской Империи. СПб., 1841. С. 27. 2 Полное Собрание Законов Российской Империи с 1649 г. Собр. I (ПСЗ-I). Т. XXIV. № 17959. 3 Столетие учреждения Лесного департамента (1798-1898). СПб., 1898. С. 18. 4 Бобров Р. В. Директора Лесного Департамента. М., 1996. С.20. 5 Министерство финансов, 1802-1902. СПб., 1902. С. 37. 6 Вареха П. Н., Орлов М. М. Исторический очерк развития С.- Петербургского лесного института (1803-1903). СПб., 1903. С. 7. 7 ПСЗ-I. Т. XXXI. № 24688. 8 ПСЗ-II. Т. I. № 415. 9 Инсарский В. А. Записки. СПб, 1894. С. 37. 10 ПСЗ-II. Т. XII. № 10834. 11 Миронос А. А. Ученые комитеты и советы министерств и ведомств в XX веке: задачи, структура, эволюция. Н. Новгород, 2000. С. 63. 12 Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. М., 1978. С. 112. 13 Историческое обозрение пятидесятилетней деятельности Министерства государственных имуществ. 1837-1887. Ч. 3. С. 9. 14 ПСЗ-II. Т. XVIII. № 16461.

М. Н. Иванова

Другие новости и статьи

« Информационные войны. Метапредметные принципы исследования

Степан Петрович Крашенинников »

Запись создана: Суббота, 13 Октябрь 2018 в 20:29 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика