Бюрократический футбол… Или о неполном восстановлении прав военнослужащих на жилище военными судами



Бюрократический футбол… Или о неполном восстановлении прав военнослужащих на жилище военными судами

oboznik.ru - Дефекты социального права в сфере защиты прав военнослужащих и членов их семей

Аннотация: в статье анализируется практика рассмотрения военными судами всех заявлений военнослужащих о защите своих социальных прав только в порядке оспаривания действий и решений командования. В результате военнослужащие лишены иных судебных способов защиты своих прав. Военные же суды, разрешая такого рода споры, даже признавая действия командования незаконными и нарушающими права заявителя, сами не разрешают вопрос о его гражданском праве, а лишь обязывают самого административного ответчика самостоятельно заново рассмотреть просьбу истца.

Ключевые слова: социальные права, военнослужащие, способ защиты права, восстановление нарушенного права в полном объеме, безнаказанность чиновников, бюрократия, военный суд, выбор способа судебной защиты

И готово, да бестолково. Русская поговорка.

Согласно теории общественного договора право должно стремиться к тому, чтобы соответствовать понятию человека о справедливости, разумности, целесообразности в регулировании жизни населения, то есть к тому, чтобы обычный человек в своей жизни не замечал этих правил, условностей и барьеров, хотя каждодневно участвовал бы в реализации правовых норм. С этих позиций право для человека тогда бюрократизированное, когда человек, сталкиваясь с правовыми нормами в повседневной жизни и, ощущая все сложности, связанные с их соблюдением, приходит к выводу, что право не только не соответствуют его представлениям о справедливости, разумности и т.д., но и не отражает объективной реальности , оторвано от жизни.

Вот почему до XIX века были распространены слова простых людей к власть имущим: «Суди меня не по закону, а по совести». В настоящей статье автор постарается показать как раз противоречие между представлениями людей о справедливом суд и реальностью – практикой военных судов, не позволяющей в полном объеме восстановить нарушенные права заявителей. Итак, Конституция Российской Федерации предоставляет каждому право на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46). Федеральный закон «О статусе военнослужащих» также провозглашает, что и военнослужащие имеют право на защиту своих прав и законных интересов путем обращения в суд (ст. 21). В силу ст. 17 (ч. ч. 1 и 2) Конституции России право на судебную защиту относится к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека, что предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Пока все гладко и красиво, конституционные нормы соответствуют интересам человека. Однако дьявол, как известно, кроется в деталях…
Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция одновременно предусматривает, что порядок судопроизводства определяется федеральным законодательством (ст. ст. 71, 76). Тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права лишь в установленном порядке. Этот порядок установлен, как правило, различными кодексами. Нарушенные гражданские права (на жилище, на труд, на отдых, на вознаграждение за труд и т.п.) граждане нашей страны могут защищать в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом РФ или Кодексом административного судопроизводства РФ.
Вот о соотношении процессуальных норм ГПК РФ и КАС РФ, трудностях выбора нужной для применения нормы закона (ГПК РФ или КАС РФ) и, соответственно, порядка отстаивания своих прав обычным военнослужащим, искусственного разделения споров об одних и тех же правах для обычных граждан и для военнослужащих поговорим ниже.

Статья 2 ГПК РФ в качестве задач гражданского судопроизводства называет правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.

Сходные идеалы закреплены в качестве задач и в статье 3 КАС РФ: это обеспечение доступности правосудия, защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, правильное и своевременное рассмотрение и разрешение административных дел, укрепление законности и предупреждение нарушений в сфере административных и иных публичных правоотношений.
Таким образом, функция защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций в обоих процессуальных кодексах названа приоритетной. Однако в ряде случаев, эти благие задачи остаются лишь продекларированными, в том числе по причине ограничения прав военнослужащих на доступ к правосудию и восстановлению нарушенных прав сложившейся судебной практикой военных судов и соответствующей узкой трактовкой ими законодательства. Имеется в виду устоявшаяся в последние годы практика рассмотрение любых споров военнослужащего со своими руководителями или с военной организацией только лишь в порядке административного судопроизводства и с присущей данному процессу спецификой. Тем самым военнослужащие лишаются иных, доступных обычному гражданину способов защиты своих нарушенных прав в суде.

Остановимся на данном вопросе более подробно.

Поскольку предметом исследования в настоящей статье является процессуальное законодательство и его «своеобразное» правоприменения в спорах военнослужащих с командованием, то сначала необходимо разобраться, с какими же жалобами, по каким вопросам военнослужащие идут в суд?
Сразу следует отметить, что в последнее десятилетие указанная информация о статистике и характере судебных споров военнослужащих, рассмотренных военными судами, исчезла с официальных сайтов военных судов и Судебного департамента при Верховном Суде. Повидимому, власть посчитала необходимым не афишировать проблемы с социальными правами военнослужащих, вылившимися в судебные споры. Но из различных доступных источников следует, что в подавляющем большинстве случаев военнослужащие оспаривают нарушение своих социальных прав, которые гарантированы им государством и нарушаются со стороны командования. Это право на жилищное обеспечение в различных формах, на получение денежного и иного видов довольствия в полном объеме, право на отдых, право проходить службу и не быть уволенным без законных оснований, право на образование и переподготовку и права на получение иных социальных льгот. Вторая, гораздо меньшая категория дел – это дела военнослужащих об оспаривании привлечения их к различного рода ответственности. Но, как правило, такие требования взаимосвязаны с их социальными правами. Например, требования об отмене наказаний и санкций командования взаимосвязаны с уменьшением размера денежного довольствия заявителя, получения им дополнительных выплат или с увольнением со службы по дискредитирующим основаниям.

Подтверждением слов автора являются материалы из СМИ. Так, председатель Ленинградского окружного военного суда Д. Кувшинников в конце 2015 года сообщил, что 45 процентов поступивших в суды округа заявлений военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, были связаны с вопросами обеспечения видами довольствия, 32 процента – с правом на жильё, а 20 процентов заявителей считали, что их незаконно уволили с военной службы.

Таким образом, подавляющее большинство заявлений военнослужащих в военные суды связаны с их социальными правами. И нарушают социальные права военнослужащих как раз те органы и должностные лица, которые по закону как раз и должны их реализовывать – это командиры всех степеней и органы военного управления, созданные как раз в целях реализации социальных гарантий личного состава.
Какими способами могут защищать граждане свои социальные права?
К способам защиты социальных прав граждан российское законодательство, прежде всего Гражданский кодекс РФ (ст. 12), относит: признание права; признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения, а также восстановление положения, существовавшего до нарушения права; прекращение или изменение правоотношения; возмещение убытков; взыскание неустойки; компенсация морального вреда; присуждение к исполнению обязанности в натуре; иные способы, предусмотренные законом. При этом потребность в применении этих способов защиты может возникать не только в рамках отношений, подпадающих в сферу гражданскоправового регулирования, но и в публичных отношениях.

Обратите внимание на сколь широкий спектр способов защиты права, указанный только в статье 12 ГК РФ. А ведь могут быть еще и способы, в данной статье не перечисленные, предусмотренные иным законом.

Здесь стоит отметить, что согласно ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Как не раз указывал Верховный Суд Российской Федерации, по смыслу статей 11, 12 ГК РФ, прерогатива в определении способа защиты нарушенного права принадлежит исключительно лицу, обратившемуся в суд за такой защитой, то есть истцу. Профессор В.В. Витрянский верно отмечал, что все названные в ст. 12 ГК РФ способы защиты права носят универсальный характер и могут быть применены для защиты, как правило, любого субъективного гражданского права.
Способ защиты нарушенного или оспариваемого права должен быть соразмерен и адекватен допущенному нарушению, способствовать реальному восстановлению нарушенного права.
Однако сложившаяся за последние 1015 лет практика военных судов по рассмотрению всех споров военнослужащих по вопросам своих социальных прав исключительно как оспаривание действий и решений должностных лиц.

Такая практика сложилась под воздействием разъяснений, приведенных в п. 4 Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 9 (в ред. от 06.02.2007), где было сказано: «споры, связанные с прохождением военной службы, не являются спорами о гражданских правах, в том числе при наличии требований материального характера». Приведенные разъяснения утратили силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 № 8, в котором эта мысль изложена несколько иначе: «нормы главы 22 раздела IV КАС РФ применяются, когда требования военнослужащих непосредственно вытекают из военнослужебных правоотношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой. В тех случаях, когда оспариваемые действия совершены органами военного управления и воинскими должностными лицами в процессе осуществления иной деятельности, основанной на равенстве участников правоотношений, дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства».
По мнению автора, в жилищных правоотношениях между военнослужащимпртендентом на получение жилья и органом военного управления, реализующим данного право, отсутствуют отношения подчиненности. Однако военные суды попрежнему рассматривают постаринке, что не способствует полному восстановлению нарушенных прав заявителей.
Обосную свою позицию на довольно распространенных примерах судебной практики.

Пример № 1. Военнослужащий Е. оспорил в гарнизонном военном суде бездействие руководителя Департамента жилищного обеспечения Минобороны России (далее – Департамент), связанное с нерассмотрением его заявления в установленный законом месячный срок и непризнанием его нуждающимся в жилых помещениях. В ходе судебного разбирательства было установлено, что спустя почти четыре месяца после получения заявления и документов о постановке на жилищный учет, решение по документам Департаментом так и не было принято. Полагая свои права нарушенными, Е. просил суд:
признать незаконным бездействие руководителя Департамента;
обязать Департамент признать его и членов его семьи нуждающимися в получении жилья.
Военный суд установил факт нарушения руководителем Департамента сроков принятия решения, признал незаконным бездействие руководителя Департамента, связанное с нерассмотрением заявления Е. Для восстановления нарушенного права заявителя суд нашел необходимым возложить обязанность на руководителя Департамента рассмотреть заявление Е. и дать на него ответ в установленном действующим законодательством порядке.

Суд посчитал, что поскольку обращение Е. Департаментом не рассмотрено до настоящего времени, а, следовательно, решение о признании заявителя нуждающимся в обеспечении жилым помещением соответствующим должностным лицом не принято, то требование заявителя о признании его и членов его семьи нуждающимися в получении жилья с включением в реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в получении жилья, заявлено преждевременно и не подлежит удовлетворению.

Пример № 2. Н. оспорил в том же военном суде бездействие руководителя Департамента, связанное с непринятием его на учет нуждающихся в жилых помещениях, и просил суд обязать принять его на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма.
Рассмотрев материалы дела и установив, что действительно в установленный законом срок документы заявителя в Департаменте рассмотрены не были, суд счел, что таким образом Департаментом нарушено право заявителя на своевременное принятие решения по вопросу принятия его с членами семьи на жилищный учет. Для восстановления нарушенного права суд посчитал необходимым обязать Департамент всего лишь рассмотреть вопрос о принятии заявителя с членами семьи на жилищный учет.
Интересным представляется следующая выдержка из данного решения гарнизонного военного суда: "Поскольку суд не может подменять собой Департамент, в чьи обязанности входит принятие решений о принятии (об отказе в принятии) военнослужащих на учет нуждающихся в жилых помещениях, то требование именно о принятии заявителя такого рода учет суд находит преждевременным, а потому подлежащим отказу в удовлетворении.

По мнению автора, указанные выше судебные решения по такой категории споров не единичны и практика военных судов складывается именно таким образом. Окружные военные суды и Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ не усматривают здесь нарушений закона.

Как видно, два вышеприведенных судебных дела похожи предметом спора: граждане, чьи жилищные права были нарушены государственным органом, через суд пытались восстановить нарушенное право. В данном случае были созданы препятствия для возникновения конституционного права граждан на жилище, именно спор из жилищных правоотношений был предметом рассмотрения в суде. В частности, бездействие чиновников, связанное с длительным непринятием ни положительного, ни отрицательного решения по документам заявителей мешало им реализовать свои жилищные права, получить жилье от Минобороны России.

Суды, установив, что такое длительное непринятие решений действительно противоречит Закону и нарушает права заявителей, отразив указанные факты в своих решениях, вместе с тем отказали заявителям в их основной заявленной просьбе, ради которой, по мнению автора, и были инициированы судебные процессы, – в признании их нуждающимися в жилых помещениях.
Таким образом, заявители ни до вынесения решений судов по их заявлениям, ни после вынесения таких решений и вступления их в силу, несмотря на выполнение всех предписанных им Законом действий, так и не смогли воздействовать на государственный орган, нарушивший их жилищные права, и ускорить момент получения заветного жилья. Таким образом, они не смогли добиться полного восстановления нарушенных жилищных прав даже посредством обращения в суд. Суд не смог (а скорее – не захотел) изучать тот вопрос, который был поставлен ему на рассмотрение заявителями – об их праве на получение жилья.

Если посмотреть на рассматриваемую проблему с точки зрения выигрышей и проигрышей сторон, то получим следующую картину.
Что "выиграли" заявители от судебного процесса?
1). Констатацию факта нарушения их прав ответчиком путем длительного нерассмотрения представленных документов, зафиксированную в судебном решении;
2). Требование суда к ответчику все же рассмотреть указанные документы.
Однако фиксация факта нарушения прав в судебном решении сама по себе не влечет устранения нарушенных жилищных прав. Что касается требования суда рассмотреть обращения заявителей о признании их нуждающимися в жилых помещениях, то автору просто непонятно решение суда в данной части. Ведь Департамент и без такого судебного решения был обязан рассмотреть документы заявителей и дать на них ответ.
К примеру, военнослужащий четыре месяца ждал решения Департамента по его заявлению без решения суда, а теперь будет ждать того же решения Департамента, но уже с решением суда. А если учесть возможность оспаривания данного судебного решения со стороны Департамента, сроки на рассмотрение дела судом второй инстанции, на вступление решения суда в законную силу, на исполнительное производство, то можно сделать вывод о том, что Департамент без какойлибо серьезной ответственности имеет возможность не признавать военнослужащего нуждающимся в жилых помещениях, даже при наличии на то всех оснований, по полгода и более. Проще говоря, Департамент как без судебной тяжбы по данному вопросу был обязан рассмотреть документы заявителя и дать ему ответ о принятом решении согласно ст. 52 ЖК РФ, так и с вступившим в силу решением суда по данному спору и фиксацией нарушения своих обязанностей обязан сделать то же самое. Таким образом, от судебного решения в данном вопросе ничего не изменилось.

Повидимому, разрешая дела таким образом, уходя от рассмотрения главного заявленного требования – о признании нуждающимся в жилых помещениях – суды руководствуются нижеприведенным разъяснением Пленума Верховного Суда РФ:
Принимая решение об удовлетворении заявления, суд не вправе выходить за пределы рассмотренных требований. Так, установив, что письменное обращение, поступившее должностному лицу, не рассмотрено в течение предусмотренного ч.1 ст. 12 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" срока, суду следует признать бездействие этого должностного лица незаконным и обязать его рассмотреть обращение заявителя в установленный судом срок, не предрешая существа решения, которое должно быть принято.

Однако указанная позиция Пленума не должна быть применима к рассматриваемым правоотношениям, т.к. в ней описан иной предмет спора, иные заявленные требования. Если бы заявители оспаривали именно нерассмотрение их документов и просили суд обязать эти документы рассмотреть, то вышеприведенные решения судов были бы законными. Но заявителито просили признать их нуждающимися в жилых помещениях, а по сути этих требований суд вообще не стал принимать решение, устранился от решения данного вопроса.
Однако это еще полбеды. Полбеды в том, что военные суды не вмешиваются в вопросы о наличии или отсутствии права заявителя и не берут на себя смелость принимать решение о постановке заявителя на жилищный учет до рассмотрения данного вопроса военными чиновниками. Беда в том, что такую политику невмешательства военные суды осуществляют и тогда, когда заявление военнослужащего о постановке на жилищный учет уже было рассмотрено по существу жилищными органами, после чего уже было вынесено решение об отказе в постановке заявителю на жилищный учет. Проверяя вынесенное решение, констатируя его незаконность, военный суд все равно лишь обязывает жилищный орган отменить его и всего лишь заново пересмотреть данный вопрос. На практике это выглядит следующим образом:

  1. Жилищный орган отказывает военнослужащему в постановке на учет;
  2. Военнослужащий оспаривает данный отказ в суд;
  3. Суд устанавливает незаконность отказа и обязывает жилищный орган отменить принятое ранее решение и снова рассмотреть документы заявителя;
  4. Жилищный орган отменяет свое прошлое решение, рассматривает документы заявителя и снова ему отказывает (но уже по другому основанию, пусть даже надуманному и явно незаконному… хотя ничто не запрещает отказать заявителю и по тому же основанию, что и ранее);
  5. Военнослужащий снова оспаривает этот отказ. А поскольку дата решения жилищного органа уже «свежая», то это совершенно новый процесс, а не жалоба на неисполнение ранее вынесенного решения;
  6. Суд снова констатирует незаконность действий жилищного органа и снова обязывает его лишь заново рассмотреть документы заявителя…

Как вы догадываетесь, с учетом затягивания времени на апелляционное производство процесс может быть бесконечен, а заявитель так и не добьётся реализации своих жилищных прав. Как здесь не вспомнить притчу о Законе Франца Кафки:
"У врат Закона стоит привратник. И приходит к привратнику поселянин, и просит пропустить его к Закону. Но привратник говорит, что в настоящую минуту он пропустить его не может. И подумал проситель, и вновь спрашивает, может ли он войти туда впоследствии? "Возможно, – отвечает привратник, – но сейчас войти нельзя"… Привратник подал ему скамеечку и позволил присесть в сторонке, у входа. И сидит он там день за днем и год за годом. Непрестанно добивается он, чтобы его впустили, и докучает привратнику этими просьбами. Иногда привратник допрашивает его, выпытывает, откуда он родом и многое другое, но вопросы задает безучастно, как важный господин, и под конец непрестанно повторяет, что пропустить его он не может… Идут года… Приходит старость… Уже меркнет свет в его глазах, и он не понимает, потемнело ли вокруг или его обманывает зрение. Но теперь, во тьме, он видит, что неугасимый свет струится из врат Закона. Но жизнь его приходит к концу…».

Рассмотрим последствия такого рода правосудия.

Какие негативные последствия понес Департамент жилищного обеспечения после вступления в силу приведенных решений военных судов? Практически никаких. Его бездействие признано незаконным – это просто констатация очередного нарушения, которых, по мнению автора, у данного органа и так множество. На указанный орган возложена обязанность рассмотреть документы заявителя и дать ему ответ. Но такая обязанность была у Департамента и без судебного решения.

Какие минусы приобрели заявители в результате суда с Департаментом? Вопервых, указанные граждане заявили о себе как о сутяжниках, что с большой долей вероятности повлечет негативное отношение к их жилищной проблеме со стороны сотрудников Департамента. В русской культуре оспаривание действий чиновника в суде воспринимается им как некое личное оскорбление, а не как метод разрешения возникшего противоречия. Поэтому при желании чиновников они могут предлагать заявителям жилье в последнюю очередь, в непрестижных местах, только с доплатой и т.д.

Вовторых, гражданезаявители вынуждены тратить свои деньги, время и нервы на судебный процесс и его обеспечение. Само по себе это неплохо, если от всего этого они получат положительный результат – полное восстановление нарушенных прав. Но этого не происходит. Ведь обязать рассмотреть заново документы и признать право на жилищное обеспечение – это далеко не одно и то же.

Согласно ранее действующей ч. 1 ст. 258 ГПК РФ суд, признав жалобу обоснованной, обязан был вынести решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, должностного лица устранить в полном объёме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод. Обратите внимание – нарушенное право должно было быть восстановлено судом в полном объеме, не отпиской, не поставлено в зависимость от усмотрения и настроения ответчика при будущем рассмотрении заявления. И уважаемые ученыеюристы, судьи, комментируя ст. 258 ГПК РФ писали, что при констатации судом нарушения прав заявителя, суд вправе обязать государственный орган или должностное лицо совершить определенные конкретные действия (осуществить регистрацию, выдать визу, зарегистрировать автомобиль и т.п.).

В новом Кодексе административного судопроизводства такой нормы о полном объеме устранения допущенного нарушения нет. Формулировка ч. 3 ст. 227 КАС РФ более сложна и неконкретна: в случае удовлетворения административного иска об оспаривании решения, действия (бездействия) и необходимости принятия административным ответчиком какихлибо решений, совершения какихлибо действий в целях устранения нарушений прав, свобод и законных интересов административного истца либо препятствий к их осуществлению суд указывает на необходимость принятия решения по конкретному вопросу, совершения определенного действия либо на необходимость устранения иным способом допущенных нарушений прав, свобод и законных интересов административного истца. И военные суды почемуто избирают такой половинчатый способ восстановления нарушенного права как передача данного вопроса на рассмотрение административному ответчику.
Учитывая изложенное, автор делает вывод, что у военнослужащих в настоящее время отсутствуют эффективные механизмы защиты своих жилищных прав от бездействия должностных лиц военного ведомства посредством гражданского судопроизводства. Поэтому такие граждане, просчитав в уме бесперспективность такого рода судебного процесса, в некоторой степени просто будут вынуждены решать свои жилищные проблемы иными способами, в том числе и незаконными: посредством коррупционных отношений – по знакомству или за взятки. Место законных регуляторов общественных отношений будут занимать иные регуляторы.

В этой ситуации именно судебная система имеет возможность и должна стать той силой, которая противостоит бюрократическому произволу. Именно суд вправе обязать государственные органы выполнить свои обязательства перед человеком и возместить ему ущерб. Однако российская судебная система порой действует с оглядкой на исполнительную власть. Публичные интересы, экономия бюджета, поддержание авторитета государственных должностных лиц могут стать самостоятельными факторами, заставляющими судей выносить половинчатые решения, не восстанавливающие права заявителей в полном объеме, если второй стороной в споре выступают органы государственной власти.
В соответствии с его ст. 9 КАС РФ при рассмотрении административных дел суд должен обеспечивать торжество не только законности, но и справедливости. Идея кодекса предполагала активную помощь суда гражданину как более слабой стороне спора, а также обязанность госоргана доказывать законность своих действий. Несмотря на благие идеи, анализ правоприменительной практики военных судов по жилищным вопросам военнослужащих приводит к выводу, что им фактически отказывают в правосудии.

Вопрос о характере правоотношений между военнослужащим и государством относительно реализации социальных гарантий и вида судебного производства здесь достоин отдельного исследования. Однако коль законодательство предоставляет обычным гражданам законные способы защиты нарушенных прав (ст. 1112 ГК РФ), то такими же правами должны обладать и военнослужащие. Вызывает обоснованное недоумение, почему полицейский, пожарный, судебный пристав, чиновник муниципалитета может заявить иск о признании права в суде, а военнослужащий лишен такой возможности, т.к. военные суды «работают только по КАС РФ»? То есть фактически военнослужащие стали обладать меньшим объемом права на судебную защиту, чем обычные граждане. Между тем указанное конституционное право не подлежит ограничению ни при каких обстоятельствах (ст. ст. 19, 56 и 46 Конституции России).

Между тем, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. № 36 разъясняется, что «не подлежат рассмотрению по правилам КАС РФ служебные споры, в т.ч. дела, связанные с доступом и прохождением различных видов государственной службы, а также дела, связанные с назначением и выплатой пенсий, реализацией гражданами социальных прав, дела, связанные с предоставлением жилья по договору социального найма, договору найма жилищного фонда социального использования, договору найма специализированного жилищного фонда».
Европейский суд по правам человека также указывал, что спор по жалобам военнослужащих на задержки в предоставлении жилья "со всей очевидностью относится к гражданским правам в смысле пункта 1 статьи 6 Конвенции". Поэтому мнение военных судов о невозможности применения к спорам военнослужащих по вопросам военной службы норм гражданского права, основанных на равенстве участников правоотношений, противоречит сформировавшейся и длительное время устоявшейся позиции Европейского суда по правам человека и Верховного Суда РФ.
По мнению автора, не столь важно, рассматривает суд иск о признании права (как в спорах граждан с пенсионным фондом или уволенных военнослужащих с военкоматом о праве на пенсию) или административный иск; главное, чтоб результатом судебного акта было восстановление нарушенных прав истцов и осуществление правосудия.
Полагаю, что гораздо большая проблема кроется не в законе (КАС или ГПК), а в его правоприменении, в судебной практике именно военных судов. Обычные федеральные суды общей юрисдикции признавали право заявителей на жилище, рассматривая такого рода споры и в исковом порядке, и рассматривая такой спор как оспаривание действий органов власти. Но при этом они реально восстанавливают права заявителей, чьи права были нарушены чиновниками.

Так, в первом случае, рассматривая спор о признании права на внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, предоставлении благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, Верховный Суд, вопервых, не усмотрел нарушения в том, что данный спор был рассмотрен в исковом порядке, а вовторых, рассмотрел дело по существу и присудил обязать орган местного самоуправления предоставить истцам жилье.

Во втором случае, рассматривая заявление истцов об оспаривании действий органа местного самоуправления, Верховный Суд отменил вынесенные нижестоящими судами решения и принял новое решение об обязании управы района признать заявителей нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма.

Важная оговорка – приведенные выше определения Верховного Суда вынесены коллегией по гражданским делам. Военные же суды не восстанавливают сами права заявителей, передавая решение вопроса о праве на рассмотрение административному ответчику, который ранее уже нарушил права заявителя. И эта устоявшаяся практика существует потому, что она одобряется Коллегией по делам военнослужащих Верховного Суда.

Но обозначенная политика военных судов приводит к разочарованию военнослужащих в правосудии, в роли суда как органа, способствующего укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 2 ГПК РФ). Такое судопроизводство более напоминает фарс, чем правосудие. Подменяя требования о рассмотрении спора о праве на жилище требованиями о рассмотрении спора о праве на получение ответа на обращение, суды порождают вседозволенность чиновников, поскольку существо решений органов исполнительной власти становится подконтрольно только им самим и даже суд не может обязать их вынести конкретное законное решение.
Соответственно, в такой бюрократической системе чиновник становится всё больше и больше безнаказанным даже при огромных огрехах в своей работе, конечно, если при этом он устраивает своё начальство. Качество его работы и польза для дела, для общества имеют уже мало значения. Бесконтрольность извне и безнаказанность развращает должностных лиц, порождают бюрократизм в работе.

Библиография:

1. Витрянский, В.В. Новый Гражданский кодекс и суд [Текст] / В.В.Витрянский // Хозяйство и право. 1997. № 6.
2. Глухов, Е.А. Проблемы защиты военнослужащими права на обеспечение жильем от военного ведомства на этапе признания их нуждающимися в жилых помещениях [Текст] / Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах. 2012. № 6. С. 94 – 102.
3. Глухов, Е.А. Запрещено ли военнослужащим обращаться в суды по спорам о нарушении органами военного управления их жилищных прав с исковыми заявлениями? [Текст] / Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах. 2011. № 10.
4. Курбатов, А.Я. Защита прав и законных интересов в условиях "модернизации" правовой системы России. [Текст] / А.Я.Курбатов. М., 2013. С. 15.
5. Настольная книга судьи по гражданским делам / А.Ф. Ефимов, В.Ю. Зайцев, Г.В. Манохина и др.; под ред. Н.К. Толчеева. М.: Велби, Проспект, 2008.
6. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. 3е изд., испр. и доп. под ред. П.В. Крашенинникова. М.: "Статут". 2006.
7. Щелоков, К.С. Понятие бюрократизации права [Текст] / К.С.Щелоков // История государства и права. 2007. № 12.

Интервью председателя Ленинградского окружного военного суда Д.Кувшинникова газете «Красная звезда». 2015. 10 ноября.

Курбатов А.Я. Защита прав и законных интересов в условиях "модернизации" правовой системы России. М., 2013. С. 15.

См, например, ответ № 3 из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 2017 года № 3 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017)

Витрянский В.В. Новый Гражданский кодекс и суд // Хозяйство и право. 1997. № 6.

Рос. газ. 2014. 04 июня.

URL: http:// moskovskygvs.msk.sudrf.ru/ modules.php?name= bsr&op= show_ text&srv_ num= 1&id= 773000112012609511 21551000226133

URL: http:// moskovskygvs.msk.sudrf.ru/ modules.php?name= bsr&op= show_ text&srv_ num= 1&id= 7730001120126113 1133431000230657

Такую же позицию невмешательства и нежелания обязывать воинских должностных лиц принимать конкретные решения занимают практически все военные суды, в т.ч. и Коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ (см, например, определение Военной Коллегии Верховного Суда РФ от 20.05.2014 № 205КГ1437).

Более подробно данный вопрос раскрыт в статье Глухова Е.А. Проблемы защиты военнослужащими права на обеспечение жильем от военного ведомства на этапе признания их нуждающимися в жилых помещениях // Право в Вооруженных Силах. 2012. № 6. С. 94 – 102.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 2 (ред. от 09.02.2012) "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" // Рос. газ. 2009. 18 февр. Документ утратил силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 № 36.

Кафка Франц. Процесс // Кафка Ф. Избранное. М., 2001. С. 177 – 178.

Довольно действенные меры к искоренению волокиты при рассмотрении заявлений граждан содержались в Советском законодательстве. Так, согласно ст. 8 Закона СССР от 02.11.1989 № 7191 "О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан" суд, установив, что имели место волокита, зажим критики, преследование за нее должен был вынести частное определение.

Сутяжник человек, который занимается тяжбами, имея к этому вкус, склонность, интерес. Термин разговорный, неодобрительный (Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 18е изд. М., 1986).

Статья 258 ГПК РФ (как и весь подраздел III раздела II ГПК РФ) утратили силу с 15 сентября 2015 года в связи с вступлением в силу КАС РФ.

Настольная книга судьи по гражданским делам / А.Ф. Ефимов, В.Ю. Зайцев, Г.В. Манохина и др.; под ред. Н.К. Толчеева. 2е изд., перераб. и доп. М.: Велби, Проспект, 2008.

Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. 3е изд., испр. и доп. под ред. П.В. Крашенинникова. М.: "Статут". 2006.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 № 36 "О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации" // Рос. газ. 2016. 3 октября.

Постановление Европейского суда по правам человека от 16 сентября 2010 г. по делу "Кравченко и другие против Российской Федерации" // Право в Вооруженных Силах. 2011. № 7. С. 51 54.

Более подробно см. Глухов Е.А. Запрещено ли военнослужащим обращаться в суды по спорам о нарушении органами военного управления их жилищных прав с исковыми заявлениями? // Право в Вооруженных Силах. 2011. № 10.

Определение Верховного Суда РФ от 16 августа 2016 года № 80КГ167 // http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1465314.

Определение Верховного Суда РФ от 24 апреля 2012 г. № 5В124 // http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=487214.

Глухов Е.А., кандидат юридических наук, полковник юстиции Право в Вооруженных Силах. 2018. № 3. С.103113.



Другие новости и статьи

« 7 ноября 1941 года: парад на Красной площади

К вопросу о реализации права военнослужащего на своевременно неиспользованный отпуск »

Запись создана: Понедельник, 15 Октябрь 2018 в 19:59 и находится в рубриках Новости, Расквартирование войск.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы