10 Март 2020

Информационный экстремизм: сущность и проявления

oboznik.ru - К вопросу об использовании средств информационной войны в российской прессе в XXI веке (на примере событий на Украине)

#информация#экстремизм#история

В статье исследуется понятие информационного экстремизма, раскрываются факторы, влияющие на генезис, негативные последствия влияния на общество, признаки и основные характерные особенности, выявляются основные технологии реализации.

Ключевые слова: информационный экстремизм, дезинформация, блеф, слухи, медиавирус

1. Введение

Влияние современных информационных технологий на социум двойственно. С одной стороны, современный человек получил возможности реализации своего творческого потенциала посредством информационно-коммуникационной среды, достижения профессиональных и жизнесмысловых

целей. Посредством инфокоммуникационной системы осуществляется обозрение окружающего мира, передача социального опыта и культурного наследия, осуществляются торгово-экономические операции. С другой стороны, он столкнулся с опасностью манипуляции его сознанием, информационным терроризмом и экстремизмом. Информационный экстремизм, являясь деструктивным явлением современного общества, становится актуальной темой исследований.

2. Понятие «информационный экстремизм» Современные исследователи под «экстремизмом» понимают, прежде всего, жёсткую радикальную позицию, пропаганду крайних политических мер. При этом в настоящее время субъектом экстремизма становятся не отдельная личность, а группа, объединённая определённой идеей и охваченная стремлением разрушать общественные нормативы. Фактически происходит отказ человека от собственной идентичности и индивидуальной ответственности за поступки.

Исследователь В. И. Самохвалова подчёркивает, что целью информационной агрессии является качественное изменение традиционной культурной и духовной жизни, нарушение преемственности национальных идеалов и ценностей, демонтаж исторической памяти [1]. При этом информационно-смысловой удар дезориентирует человека; информационно-эмоциональный – разрушает его способность к адекватному восприятию событий; информационнонравственный – разрушает в человеке представления о добре и зле; информационно-исторический приводит к состоянию порождения и проявления феномена «забвения исторической памяти».

Несомненно, информация в этом случае «подаётся» в особой, привлекательной форме. Например, в форме блефа, как системной дезинформации, имеющую определённую развивающую интригу, вокруг которой наращивается пояс реальных и придуманных фактов, организованных «утечек» информации. Человек делает выводы сам, но уже на ложных основаниях. Основная проблема, считает исследователь В. Э. Мозговой, в том, что дисфункциональность коммуникационной системы общества (интенсификация процессов манипулирования и дезинформирования выступает индикатором) неизбежно приведет к дисфункциональности общества в целом [2]. Информационный экстремизм «разрушает» общественный порядок и одновременно состояние современного общества создаёт благоприятные условия для его всё более активного проявления. При этом исследователи акцентируют внимание на динамичном характере информационного экстремизма, который следуя за социальными изменениями и достижениями технологий, приобретает новые черты и характеристики.

Ставка, прежде всего на коммуникационные технологии, которые эффективно влияют, прежде всего, на массовое общественное сознание. Ситуация усложняется тем, что фактически существует конкуренция и противопоставление электронных и печатных СМИ социальным сетям, блогам, «общественным» форумам. Практически всегда для человека есть опасность столкнуться с непроверенной, провокационной, целенаправленно дезинформацией. Не имеющие практики критической оценки информации принимают её за истину и более того сами вовлекаются в её распространение. Нельзя не согласиться с исследователями в том, что реализуемая в современном обществе идея «свободы информации» привела общество к необходимости разрешения проблемы информационной безопасности [3]. Под информационным экстремизмом исследователи понимают определённого рода деятельность, связанную в первую очередь с созданием, хранением и распространением информации содержащей признаки экстремисткой деятельности в политической, экономической и культурной сферах. При этом активно используется информация, оказывающая деструктивное неосознаваемое воздействие на психику людей. Тревогу исследователей

вызывает тот факт, что наибольший социологический контингент информационного экстремизма – молодёжь.

3. Основные характерные особенности информационного экстремизма

Признаком информационного экстремизма является нанесение законным интересам, правам и свободам граждан физического, материального, морального ущерба подчёркивает в исследовании Р.В. Упорников [4]. Можно привести основные характерные особенности информационного экстремизма: радикальность действий; антисоциальность; бездуховность и безнравственность содержания; институциональность; искажённость политико-правового мышления; противоправность. Значимым является тот факт, что в сети Интернет информация представлена не только в виде статичной «картинки», но и характеризуется интерактивностью, подчёркивает исследователь А.Х. Валеев [5]. Объёмы и скорости информационных потоков привлекательны для организаторов информационного экстремизма. Они фактически «втягивают» интернет-пользователей в разного рода дискуссии и обсуждения с определённой целью трансформации личностных установок, идеологии, принципов, мировоззрения, приводящих к изменённому индивидуальному или групповому поведению, а также созданию общественного мнения, выгодного воздействующей стороне.

К сожалению, в настоящее время контролировать данные события практически невозможно. Современный молодой человек, находясь в информационной среде бóльшую часть времени, без контроля со стороны родителей, педагогов и является целью коммуникативного воздействия экстремистскими организациями. «В условиях глобализации и информатизации социума, когда барьеры контроля и управления информационными потоками практически сняты, а национальные границы государств нивелированы, главным образом, в коммуникативном аспекте, молодежные экстремистские движения получили дополнительные помогающие

условия для воздействия на сознание и поведение молодежи» - отмечают в своём исследовании Е.О. Кубякин и А.Н. Сафронов [6. с. 101]. Одним из значимых аспектов экстремисткой коммуникации в информационном поле является и феномен распространения слухов. По мнению Е.М. Куликова [7] слухи можно разделить на два типа: стихийно возникшие и искусственно созданные. Стихийно возникшие слухи являются «плодами народного творчества» на значимые темы.

В основе это политические вопросы, этнические и религиозные темы. Искусственно созданные слухи являются специфической технологией информационной войны (популярная сейчас форма «продвижения» микроблоги). Можно согласиться с исследователями в том, что социальная сеть «Вконтакте» даёт возможность быстро создать группу и, используя «репосты» и «лайки», быстро распространить информацию любого содержания.

Как отмечает исследователь В.А. Диль [8], распространение информационного экстремизма привело к трансформации структуры экстремистских групп. «Вертикальный» тип структуры (как правило, возглавляется одним лидером) замещается «сетевым» типом: лидеров может быть несколько с отдельным финансированием и охватывать достаточно большие территории (быть международными). Активному развитию информационного экстремизма способствует ситуация, когда информационное событие несёт в себе медиавирус [9]. Всё чаще современный человек сталкивается с ситуацией, когда в информации о хулиганских действиях акцентируется внимание на фамилиях (национальностях) участников, тем самым событие «неявно» интерпретируется с националистической окраской.

Распространяемое далее социальными сетями, обросшее комментариями «скрытое» сообщение расценивается индивидом как собственный вывод. Можно согласиться с исследователями в том, что сложность (или невозможность) объективной оценки получаемой информации, личной проверки и как следствие – принятие её на веру, способствует воздействию экстремистских идей. При этом фактором усиления является использование значимых для человека идей: здоровый образ жизни, семья, вера и т. п. Спектр коммуникативных феноменов достаточно широк, отмечает исследователь А.Х. Валеев, это и пропаганда ценностей общества потребления, гламура, гедонизма, и пропаганда радикальных политических проектов 4. О причинах «информационного экстремизма» и технологии В своём исследовании В.А. Диль формулирует вопрос: почему именно молодое поколение становиться основным проводником экстремистских умонастроений? Автор акцентирует внимание на трёх факторах данной ситуации. Прежде всего, это развитие информационных технологий, которые меняют культурные нормативы в ответ на вызовы социального пространства с новыми качественными характеристиками.

Второй фактор – кардинальная смена ценностных установок человека, «дезориентация» в понимании своего смысла жизни. Есть третий фактор, подчёркивает исследователь, это мнимая обоснованность и целесообразность экстремистских действий, в том числе и в информационной среде. Интересны идеи исследователя о причинах или можно сказать «сильных аргументах» в пользу экстремизма [10]. Первый аргумент. Экстремизм как необходимость принудительной дипломатии: возможность защищать интересы «слабых» и «униженных», своего рода «борьба за справедливость», что маскирует экстремистские действия под законные. Можно вспомнить трагические события в Кемерове [11]. 25 марта 2018 года в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» произошел пожар.

Практически половина погибших – дети. И в первые сутки после трагедии украинский пранкер Никита Кувиков, в Сети Евгений Вольнов, принялся звонить в кемеровские морги, представляясь сотрудником МЧС, и рекомендовать готовить места для 300 жертв пожара. Также он обращался в госорганы и, представляясь неким «Поздняковым из администрации президента», рекомендовал убрать цветы и игрушки, которые стали приносить к ТЦ скорбящие жители города. В интервью «Говорит Москва» Вольнов заявил, что занимался провокациями для того, чтобы отомстить России, которая, по его мнению, «уничтожает украинских граждан». Вольнов заявил, что считает виновным каждого гражданина РФ. В последствии Следственный комитет РФ сообщил, что возбудил против Вольного дело по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти и вражды»). Второй аргумент. Экстремизм как война за свои идеалы: отстаивание своей индивидуальности, самовыражения.

В этом случае «все средства хороши». Можно согласиться с исследователем в том, что этот «аргумент» самый распространённый и разрушительный в последствиях. Третий аргумент. Экстремизм как быстрый и прямой путь к новому миропорядку, миру без насилия. В этом варианте экстремизм – вынужденная и временная мера в борьбе за новое общество всеобщего «блага». В связи с этим, актуальными являются исследования многообразных механизмов информационного экстремизма. Исследователь Ю.И. Сундиев [12] в своей работе описывает достаточно активно работающий механизм информационного экстремизма.

Первый блок механизма: организаторами решается основная главная задача – «обольстить» и «завербовать». Поиск потенциальных кандидатов осуществляется на форумах, блогах и киберсообществах соответствующей направленности. Простой методикой позволяющей установить доверие с аудиторией интернет-пользователей является предоставление некой информации о неизвестных, но сверхзначимых обстоятельствах. Это идеи и «факты»: о наличии общего «врага» в лице правительства; о наличии близкого по духу этнического и политического ущемляемого меньшинства; о существующем разделении на «своих» и «чужих» по религиозному принципу и т. п. В первую очередь выделяют активные участники, грамотные и способные отстаивать свою точку зрения. Отсутствие прямого контакта позволяет использовать без ограничений инструменты манипулятивных технологий.

Например, при привлечении таких участников применяется «интеллектуальный крючок» – необходимость решить интересную для них интеллектуальную задачу. Второй блок – представляют «пиарщики», организаторы и исполнители информационных акций. Они обеспечивают соответствующее освещение терактов в СМИ; создают образ экстремиста как «борца за свободу», «народного мстителя», «защитника веры»; дискредитируют правительственные акты, осуществляют прямую демонстрацию конкретных действий. Третий блок – одноразовые участники акции: «боевики», «снабженцы», «массовка».

Можно согласиться с исследователями в том, что важнейшей современной особенностью деятельности экстремистских организаций является их активное использование виртуального пространства и современных информационно-коммуникативных технологий. Мощным инструментом противодействия «информационному экстремизму» может служить социокультурное, духовнонравственное воздействие на личность. При этом важно понимать, что необходима кропотливая, продуманная, длительная работа по реализации программ информационной безопасности.

Литература 1. Самохвалова В. И. Специфика современной информационной войны: средства и цели поражения. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/spetsifika-sovremennoyinformatsionnoy-voyny-sredstva-i-tseli-porazheniya (дата обращения: 24.03.2018). 2. Мозговой В. Э. Информационный экстремизм в условиях глобализации и информатизации социума. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/informatsionnyy-ekstremizm-vusloviyah-globalizatsii-i-informatizatsii-sotsiuma (дата обращения: 24.03.2018). 3. Жукова О. С., Иванченко Р. Б., Трухачёв В.В. Информационный экстремизм как угроза безопасности

Росиийской Федерации // Вестник ВИ МВД России. 2007. № 1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/informatsionnyy-ekstremizmkak-ugroza-bezopasnosti-rossiyskoy-federatsii (дата обращения: 24.03.2018). 4. Упорников Р. В. Политико-правовые технологии противодействия информационному экстремизму в России: автореф. дис. канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2007. URL: http://www.dissercat.com/content/politiko-pravovye-tekhnologiiprotivodeistviya-informatsionnomu-ekstremizmu-v-rossii (дата обращения: 24.03.2018). 5. Валеев А. Х. Борьба с проявлением экстремизма в сети Интернет // Бизнес в законе. 2011. № 6. С. 125. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/borba-s-proyavleniem-ekstremizmav-seti-internet (дата обращения: 24.03.2018). 6. Кубякин Е. О., Сафронов А. Н. Информационный экстремизм в среде молодёжи как деструктивный феномен современного российского общества // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2013. №4(22). URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=21220235 (дата обращения: 24.03.2018). 7. Куликов Е. М. Искусственно созданные слухи: социологическое обеспечение контроля и управления «информационным вирусом» в сети Интернет // Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 4. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=17109285 (дата обращения: 24.03.2018). 8. Диль В. А. Тенденции развития современного экстремизма: молодежный и информационный экстремизм // Известия ТПУ. 2009. № 6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tendentsii-razvitiya-sovremennogoekstremizma-molodezhnyy-i-informatsionnyy-ekstremizm (дата обращения: 24.03.2018). 9. Глухарев Д. С. Противодействие экстремизму в современном медиапространстве // Вестник ЮУрГУ. Серия: Социально-гуманитарные науки. 2012. № 10 (269). URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=17715769 (дата обращения: 24.03.2018).

10. Диль В. А. Тенденции развития современного экстремизма: молодежный и информационный экстремизм // Известия ТПУ. 2009. № 6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tendentsii-razvitiya-sovremennogoekstremizma-molodezhnyy-i-informatsionnyy-ekstremizm (дата обращения: 24.03.2018). 11. НТВ в социальных сетях. Украинский пранкер назвал ложь о сотнях погибших в Кемерове «сатисфакцией». URL: http://www.ntv.ru/novosti/1997404/?utm_referrer=https%3A%2F%2 Fzen.yandex.com (дата обращения: 24.03.2018). 12. Сундиев И. Ю. Трансформация роли политического и религиозного экстремизма в условиях развертывания глобального кризиса // Актуальные проблемы противодействия национальному и политическому экстремизму: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. В 2-х т. / Под ред. А.-Н.З. Дибирова, М. Я. Яхьяева, А. М. Муртазалиева, К. М. Ханбабаева. — Махачкала: Издательство «Лотос», 2008. Т. 1. С. 384. URL: http://www.ekstremizm.ru/biblioteka/knigi/item/262-ekstremizm-inoveyshie-informacionnye-tehnologii (дата обращения: 24.03.2018).

Е. Ю. Матвеева, И. В. Носова

Другие новости и статьи

« Он начинал операцию «Багратион»

Телевидение как инструмент ведения информационной войны »

Запись создана: Вторник, 10 Март 2020 в 4:12 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика