На военно-финансовом фронте «без перемен»



На военно-финансовом фронте «без перемен»

oboznik.ru - На военно-финансовом фронте «без перемен»

В журнале «Военно-промышленный курьер» в выпуске № 41 (754) за 23 октября 2018 года опубликована статья Василия Васильевича Воробьева доктора экономических наук, генерал-полковника “На денежном фронте «без перемен». Современная война потребует новых подходов к финансовому обеспечению армии и флота”.

Вековая история финансово-экономической службы Российской армии включает множество событий, достижений, заслуживающих изучения примеров, но и проблем, которые отчасти еще ждут своего решения.

22 октября финансово-экономическая служба Вооруженных Сил Российской Федерации отметила 100-летний юбилей. Как официальный праздник эта дата, напомним, была установлена президентским Указом № 437 от 24 августа 2015 года. Что является государственным признанием вклада военных финансистов в дело укрепления обороноспособности страны, данью уважения к нашим ветеранам, сумевшим построить эффективную систему финансирования армии и флота.

Вклад в победу

О довоенном и военном периоде работы военно-финансовой службы «ВПК» уже в разное время рассказывал. Поэтому коснемся более современного периода ее работы, отметив лишь несколько важнейших аспектов.

Финансовая служба Красной армии под руководством Финотдела при РВСР в 1918–1920 годах выполнила свои обязанности, накопив богатейший опыт мобильного реагирования на быстроменяющиеся экономические и военные обстоятельства, и заложила определенные основы для организации финансового обеспечения дальнейшего совершенствования Вооруженных Сил страны. 1921–1936 годы – период практики самообслуживания войск, при котором большое значение имели внутренние источники финансирования. А в предвоенное время войска перешли на строгое бюджетное финансирование. В 30-е годы при возрастании роли финансовой службы совершенствовались все системы управления. Были изданы Положения о финансовом хозяйстве (1936, 1938, 1940), финансовом контроле (1936, 1941), денежном довольствии военнослужащих и пенсионном обеспечении, специальный приказ о мерах по переходу финансовой службы на обеспечение войск в условиях войны и другие. Когда читаешь эти документы, то понимаешь, что основные подходы по организации финансового обеспечения войск, заложенные в них, актуальны и сегодня.

Финансовая система СССР оказалась устойчивой и выдержала тяжелейшие испытания. Выдержали ее и люди, которые осуществляли финансовое обеспечение Красной армии.

Интересно, что качество их работы в те годы оценивалось еще и по уровню безналичных расчетов. Военным финансистам удалось создать механизм, обеспечивший мобилизацию всех ресурсов государства и перестройку его экономики на военные рельсы, организовать грамотное планирование бюджетных расходов. Ключевым вопросом стало обеспечение бесперебойного финансирования потребностей фронта. Достаточно сказать, что через финансовую систему армии и флота в тот период прошло более половины всех бюджетных расходов страны.

Через руки военных финансистов в Фонд обороны поступило 8,4 миллиарда рублей, подписка на государственные военные займы дала еще 12 миллиардов и благодаря контролю цен на вооружение, военную технику и имущество на расходах по поставкам был сэкономлен каждый десятый рубль на общую сумму 50,3 миллиарда рублей. Указанные средства позволили покрыть расходы войны в течение 194 дней.

Вклад военных финансистов в Победу был по достоинству оценен государством. 95 процентов офицеров финансовой службы армии и флота награждены орденами и медалями. Семь офицеров стали Героями Советского Союза.

После Великой Отечественной следовало привести систему финансирования войск в соответствие с задачами военного строительства в период технического перевооружения армии и флота, создания ракетно-ядерного щита, повысить финансовую самостоятельность воинской части, соединения и округа.

Несмотря на нелегкие годы, финансовая служба со своими задачами справилась. Заложенные в то время основы системы обеспечения войск помогли решению задач боевой и мобилизационной готовности армии и флота, развитию и применению Вооруженных Сил, повышению социальной защиты личного состава.

На грани выживания

Но, может, еще более тяжелым испытанием явились годы распада Советского Союза и создания Вооруженных Сил Российской Федерации.

Постулаты, которые казались незыблемыми со времен Великой Отечественной, – полное удовлетворение потребностей обороны всем необходимым, уже не действовали. Никогда еще финансовая служба ВС страны не сталкивалась с такими условиями. И это притом что в этот период осуществлялся вывод войск из 13 стран мира. А это 1,2 миллиона человек, 45 тысяч единиц техники. Происходило значительное сокращение численности военнослужащих, и одновременно продолжалось финансирование из бюджета Российской армии войск, находящихся под юрисдикцией нашего государства, но остающихся в Белоруссии, Молдавии, Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении, Закавказье, на Украине… В дополнение ко всему вспыхнул сепаратизм на Северном Кавказе.

В отдельные периоды и годы финансирование Вооруженных Сил составляло от 40 до 60 процентов их потребности. Так, критическое положение с финансированием в 1994 году повлекло серьезное уточнение и полный пересмотр планов боевой и мобилизационной подготовки войск и сил. На оплату продовольствия выделялось не более 44 процентов, вещевого имущества – 12 процентов, горючего – 25 процентов, транспортных расходов – 33 процента утвержденных ассигнований. По этой причине пришлось разбронировать неприкосновенные запасы, из которых изъято 43 тысячи тонн продовольствия на сумму 60 миллиардов рублей, более 400 тысяч комплектов камуфлированного обмундирования и солдатского белья, снижены на 19 процентов запасы горючего НЗ.

В новых условиях, характеризовавшихся переходом к рыночной экономике, сопровождавшихся глубоким экономическим кризисом, каждый рубль бюджетных средств приходилось выбивать с боем, доказывая необходимые размеры потребностей в правительстве, Госдуме, Минэкономики, Минфине, чего ранее никогда не было. По предложению финансовой службы выделенные ассигнования концентрировались на приоритетных направлениях и в первую очередь для обеспечения жизнедеятельности войск, социальной защиты военнослужащих, сохранения в армии и на флоте офицерского состава. В целях эффективного использования бюджетных средств, проведения военно-экономического анализа оперативно были созданы в Главном финансовом управлении – экономическое управление, а в округах, флотах, видах и родах войск – экономические отделения и отделы. Финансовая служба стала организатором новой, реально жесткой системы экономии материальных и денежных средств.

Вооруженные Силы, находясь на грани выживания от министра обороны до командира взвода включительно, стали считать деньги и ресурсы, искать разумные государственные решения. Под непосредственным подчинением министра обороны было создано и работало Управление военно-экономического анализа и экспертиз, основная задача которого – анализ реальных плановых и исполнительных документов, представляемых на подпись министру, на предмет их экономической целесообразности и затратности. Генеральный штаб в это время без финансово-экономического обоснования не выпускал ни одной организационной директивы, не планировал ни одного учения. Командующие, командиры, другие руководители органов военного управления на память знали цены на заказываемые образцы ВВСТ, предметы снабжения и продукты питания.

Министерством обороны принимались необходимые меры по сокращению управленческих, обслуживающих и других подразделений, пересматривались организация и периодичность различных проверок (инспектирования), резко сокращались выезды в войска, учения, как правило, стали проводиться в виде КШУ на картах. Кардинально уменьшалось количество сборов и совещаний, спортивных соревнований и международных контактов.

Однако правительством мер к улучшению финансирования Министерства обороны не принималось, положение дел ухудшалось.

В 1992–1993 годах из-за недостатка в стране наличных денежных средств возникли проблемы с обеспечением войск и сил, из-за чего личный состав месяцами не получал денежное довольствие. Работа в высших органах государственной власти, согласованные действия с Центральным банком России позволили Министерству обороны решить эту задачу путем целевого завоза своими силами – полевыми учреждениями и финансовыми органами с доставкой наличных денег самолетами ВВС в места дислокации войск (ДВО, ЗабВО, СКВО, СФ, ТФ и др.).

Дефицит финансирования оказал глубокое влияние на все стороны боевой подготовки войск. Например, в ВВС 30 процентов молодых офицеров из 1500 пилотов, пришедших служить в 1995–2001 годах после окончания училища, ни разу не поднимались в воздух, хотя на подготовку каждого из них были затрачены десятки миллионов рублей.

В 1997-м ко всем трудностям добавились серьезные проблемы, связанные с переходом войск и сил на финансирование через органы федерального казначейства, введением новой бюджетной классификации расходов и внедрением бухгалтерского учета. Все это насаждалось Министерству обороны правительством и Министерством финансов, потребовало огромных материальных и человеческих трудозатрат, однако реальному улучшению положения не способствовало.

Возвратиться к достойному прошлому

Несмотря на длительное негативное отношение правительства страны к ВС, их реальное удушение путем остаточного финансирования в тяжелейшие 90-е, они выжили, а финансовая служба выполнила главную задачу по социальной защите военнослужащих, чем было сохранено ядро Вооруженных Сил – офицерский корпус. В 1991–1995 годах проведена реформа денежного довольствия военнослужащих, которое в эти годы повышалось 14 раз. При средней заработной плате в стране 58,6 тысячи рублей денежное довольствие командира взвода составляло 87,3 тысячи рублей. Одновременно улучшилось материальное обеспечение военных пенсионеров, их пенсии возросли в 1,3–1,5 раза. В эти же годы создана новая, исключительно эффективная система страхования военнослужащих.

С началом 2000-х и особенно их второй половины положение с финансированием войск стало стабилизироваться. Казалось бы, появилась возможность залечивать раны Вооруженных Сил, которые они получили в годы ельцинского правления. Однако грянули сердюковские реформы, когда под ликвидацию попала и финансовая служба.

Десятилетний период, прошедший после ликвидации финансовых органов и жестокого разгона военных финансистов, дает полное право делать выводы и оценивать результаты антиармейской «операции», которая проводилась под главным лозунгом освобождения командиров от несвойственных задач, сокращения личного состава финансовой службы, получения огромной экономии государственных средств.

Увы, ни одна из этих задач полностью не выполнена.

Сегодня от единой и когда-то мощной финансовой службы остались надуманные организации, однако численность их финансовых работников и лиц, постоянно привлекаемых для оказания им помощи, и затраты на их содержание фактически превышают данные дореформенного периода. Финансовый блок состоит из ряда департаментов – финансового планирования, финансового обеспечения, социальных гарантий, экономического анализа и прогнозирования – общей численностью около 400 человек, являющихся разрозненными и оторванными от реальной военной жизни. В войсках и на флотах они редкие гости, положением дел далеко не всегда владеют и на качество задач финансового обеспечения практического влияния не оказывают.

Можно дискутировать, но десятилетняя практика показала, что существующая схема управления через работу департаментов не позволяет создать стройную систему вертикали финансового обеспечения ВС РФ. В войсках и силах, начиная с отдельной воинской части и выше, нет подконтрольных им финансовых органов, а поэтому вся их деятельность в Центральном аппарате Министерства обороны заканчивается, образно говоря, на Фрунзенской набережной.

О методах и возможностях их деятельности свидетельствует тот факт, что, будучи на правах органов военного управления Центрального аппарата и располагаясь в одном здании, они могут и зачастую ведут переписку друг с другом по решению различных вопросов в течение месяца, как это предусмотрено соответствующим положением.

Более того, для Министерства обороны и государства эта структура является исключительно затратной, так как позволяет руководителям департаментов и их заместителям (15–16 человек) получать необоснованно большую заработную плату. Притом что, будучи укомплектованы гражданскими, в основном невоеннообязанными лицами, в военное время необходимые задачи выполнять они не смогут.

Напрашивается законный вопрос: а нужны ли эти органы в таком виде в Вооруженных Силах, которые в главном предназначены для отражения агрессии и войны?

Для финансового обеспечения войск образованы территориальные финансовые органы по субъектам Российской Федерации. Сегодня их 39 со штатной численностью от 30 до 60 человек. Они не находятся в подчинении командиров, начальников и выполняют сугубо обслуживающие функции по договорам, а также занимаются сведением заявок и отчетов, осуществлением платежей по представленным документам, учетом материальных средств и т. п.

О многом говорят и такие примеры. В 2012 году с целью улучшения обслуживания личного состава всеми видами денежного довольствия и создания преград для хищения денежных средств был создан Единый расчетный центр (ЕРЦ) численностью 473 человека, который реально ни одной своей задачи не выполнил. Так, при полном и бесперебойном финансировании социальных расходов Министерства обороны несвоевременные выплаты денежного довольствия – как в начале его деятельности, так и сегодня – продолжаются. Системный характер недоплат, а также переплат денежного довольствия не остановлен. Из-за этого ущерб государству и непринятые решения по его возмещению исчисляются в войсках и силах сотнями миллионов рублей. Сегодня военно­служащие могут месяцами не получать предусмотренные законом различные выплаты, чем явно ущемляются их законные интересы.

Из года в год финансовый блок в допущенных переплатах и несвоевременных выплатах денежного довольствия обвиняет кадровые органы, а они в свою очередь – ЕРЦ. По нашему мнению, в организации начисления денежного довольствия на кадровые органы возложены несвойственные им задачи, исполнение которых реально подменяет функции финансовых работников. В последние годы переплаты возрастали и зачастую скрывались. Однако в настоящее время, видимо, понимая тяжесть будущей ответственности, по решению руководства финансовым блоком все случаи и суммы переплат по учету стали передаваться территориальным финансовым управлениям для организации работы по принятию по ним решений и возмещению ущерба. Сложившаяся ситуация – мы делаем переплаты, а вы с ними разбирайтесь – позволяет допускать их бесконечно.

Такого количества финансовых нарушений, как в Едином расчетном центре за шесть лет его деятельности, финансовая служба не могла допустить никогда.

Все это в советских Вооруженных Силах да и в дореформенный период финансовой службы в Российской армии если и случалось, то считалось непрофессионализмом, грубейшим нарушением, виновные привлекались к строжайшей административной и материальной ответственности.

Нельзя сказать, что руководство Министерства обороны за прошедшие годы не предпринимало мер к исправлению ошибок в организации финансового обеспечения. Так, в 2013 году головные управления финансового обеспечения округов подчинены командующим войсками, в 2015-м введены должности помощников командующих видами Вооруженных Сил, родами войск, а также заместителей командующих войсками округов, флотов и Каспийской флотилии по финансово-экономической работе, комплектуемые военнослужащими. Вместе с тем из-за малочисленности финансовых органов этих должностных лиц и огромного объема возложенных на них задач они неспособны качественно и полностью их решать, а работа с головными управлениями финансового обеспечения по так называемому регламенту взаимодействия слабо улучшает положение дел.

В качестве структурных подразделений территориальных финансовых органов были созданы сотни финансово-расчетных пунктов (по плану до 500 штук) штатной численностью от 7 до 15 человек. Указанное решение способствовало некоторому снижению переплат денежного довольствия, уменьшению сроков задержек с оплатой командировочных расходов, улучшению качества подготовки проектов приказов командиров на единовременные выплаты. Недавно определено, что с 1 января 2019 года головные управления финансового обеспечения округов для всех территориальных финансовых органов округа станут распорядителями бюджетных средств.

Анализ указанных решений свидетельствует о том, что все они практически являются шагами к прежней, разрушенной системе финансового обеспечения войск, но носят частичный характер и кардинальных результатов не дают.

С учетом возрастающих угроз

Серьезную озабоченность вызывают непрофессиональные подходы к решению задач финансового обеспечения мобилизационного периода и военного времени. По существующим планам его предусмотрено осуществлять по схеме мирного времени, что является абсолютно недопустимым и в основном подтверждено в ходе последних командно-штабных учений «Кавказ-2016» и маневров «Восток-2018».

Совершенно очевидно, что современная война потребует других решений по финансовому обеспечению армии и флота. Ее возможные разрушительные действия, уничтожение средств связи и коммуникаций не позволят реализовать схемы предусмотренной системы финансового обеспечения, которые и в мирное время функционируют недостаточно качественно.

Сегодня вместо разработки эффективных путей выполнения задач в особый период на основе опыта Великой Отечественной войны с учетом изменений в экономике и финансах государства работает система декларативных заявлений о способности финансового блока победоносно действовать в любых условиях обстановки.

Надо признать, что возложение решения задач финансового обеспечения войск и сил в особый период на гражданских служащих противоречит основополагающим принципам строительства Вооруженных Сил.

К сожалению, и Генеральный штаб, на наш взгляд, не проявляет решительности в серьезном изменении сложившейся порочной ситуации, что может привести в особый период к тяжелым последствиям.

Далеко не благополучное положение дел в Министерстве обороны и с состоянием финансового контроля. Невысокое качество ревизий, плохая реализация ревизионных материалов являются причинами комплектования инспекций лицами со стороны, непрофессионалами, не имеющими понятия об организации Вооруженных Сил, их финансовом, материальном и других видах обеспечения, порядке комплектования войск и сил и т.п., а их низкая заработная плата не дает возможности даже таким «специалистам» долго заниматься этой деятельностью.

В 2014 году ветераны финансовой службы с воодушевлением восприняли информацию о том, что на совместном заседании коллегии Министерства обороны и Счетной палаты, где обсуждались серьезные проблемы финансового контроля в Вооруженных Силах, Сергей Шойгу поддержал предложение о необходимости создания системы подготовки кадров контрольно-ревизионной работы в своем ведомстве. И мы, конечно, с нетерпением и уверенностью ждали решения этого государственного вопроса. Однако абсолютно верное, необходимое предложение, к сожалению, до сих пор не реализовано. И это притом что от ликвидированных военно-учебных заведений финансовой службы (в 2006-м – Военный финансово-экономический университет, а в 2011-м – Военная финансово-экономическая академия) сегодня в составе Военного университета действует Военный финансово-экономический факультет, который долгое время в основном работает на подготовку военных финансистов для многих силовых структур государства. Сама его деятельность в силу этого могла бы быть лучше по многим направлениям обучения специалистов.

Перечень проблем в деятельности финансового блока, которые отрицательно влияют на укрепление боевой и мобилизационной готовности войск и сил, организации использования бюджетных средств, в том числе по ГОЗ, социальную защиту личного состава, можно продолжать. Однако наша цель не в этом…

О необходимости подготовки специалистов контрольно-ревизионной работы Счетная палата и Министерство обороны высказались положительно… А кто сказал или попытался доказать, что при использовании колоссальных бюджетных средств в Министерстве обороны ему не нужны высокоподготовленные военные финансисты? Никто этого объективно сделать не может. Ведь от таких подготовленных офицеров-финансистов силовые министерства и ведомства России не отказались, готовят их и в армиях стран СНГ, не говоря уже о развитых странах. Китай, например, используя опыт подготовки военных финансистов в СССР, пошел дальше и готовит их даже отдельно для различных видов и родов войск вооруженных сил.

Столетие деятельности финансовой службы, которое мы отмечаем, убедительно доказывает, что военных финансистов для армии и флота готовили всегда.

Кстати, во многих финансовых структурах силовых министерств и ведомств показатели финансового обеспечения, как правило, гораздо выше, чем в Министерстве обороны. Да и здесь далеко ходить не надо… Например, качество работы финансовой службы Черноморского флота, укомплектованной военными финансистами, по всем направлениям финансового обеспечения, начиная от боевой готовности, жизни и деятельности сил ЧФ и заканчивая социальной защитой личного состава, намного выше и просто несравнимы ни с одним военным округом.

Положение современной России в мире и характер происходящих в нем политических изменений требуют коренного реформирования системы экономического обеспечения национальной безопасности страны. Главная цель – приведение масштабов и структуры данной системы в соответствие с уровнем возрастающих угроз. Эту задачу смогут решить только грамотные, высококвалифицированные военные экономисты и финансисты.

Ветераны финансовой службы, отдавшие ей лучшие годы, надеются, что руководство Министерства обороны нас услышит, поймет и примет соответствующие меры.

В эти юбилейные дни мы сердечно поздравляем и низко кланяемся фронтовым финансистам, приносим слова благодарности нашим командующим, командирам и начальникам всех степеней, которые руководили финансовыми органами, ценили службу и помогали ей сохранять авторитет.

Поздравления с праздником ветеранам, служащим и кадровым офицерам.

Справка «ВПК»

oboznik.ru - На военно-финансовом фронте «без перемен»

Василий Васильевич Воробьев. Родился 11 мая 1946 года. В 1966-м окончил Ярославское военное училище имени А.В. Хрулева. Служил начальником финансового довольствия полка, инспектором-ревизором финансового отделения дивизии, начальником финансового отделения дивизии. В 1974-м заочно окончил Военный факультет при Московском финансовом институте. С 1978 года прошел путь от старшего инспектора-ревизора инспекции финансового отдела округа до начальника Главного управления военного бюджета и финансирования Минобороны РФ (в 1991–1995). В 2001–2006 годах – начальник Военного финансово-экономического университета. Председатель Совета ветеранов военной финансово-экономической службы с 2011 года.



Другие новости и статьи

« Односторонние инициативы 1991 и 1992 гг по выводу из боевого состава значительной части тактического ядерного оружия

Правомерно ли присвоение воинских званий гражданам, пребывающим в запасе? »

Запись создана: Среда, 24 Октябрь 2018 в 15:17 и находится в рубриках Современность, Финансовое.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы