27 Октябрь 2018

Вызовы и угрозы современного мира: социально-этический аспект

В статье показана проблемная ситуация в духовно-нравственной сфере, которая может превратиться в дестабилизирующий фактор в условиях социально-политического противоборства. Под воздействием современных вызовов и угроз в сфере глобальной безопасности произошло смещение в сторону внутренних детерминант жизни общества, среди которых большое значение имеют моральнопсихологические компоненты. Ключевые слова: глобализация, информационная война, глобальная безопасность, мораль (нравственность), духовный кризис Главным проявлением социального бытия является процесс глобализации, влияние которого распространяется практически на все сферы общества, ощущается каждым человеком в своей повседневной жизни.

Глобализация связывает в единое целое индустриальную эпоху (наше прошлое и настоящее) с наступающей информационной (постиндустриальной) эпохой. По мнению многих исследователей, начало процесса глобализации уходит своими корнями в эпоху Великих географических открытий и промышленной революции. С этого времени расширение в географическом масштабе индустриальной эпохи и соответствующего ей способа производства, распространение по всему миру новых промышленных технологий и торговых операций все более связывали невидимыми нитями различные народы, государства, социальные группы и индивидов, способствовали осознанию ими своей сопричастности с мировой историей и культурой.

Для нашего времени показательными являются рост интеллектуального капитала, его преобладание над промышленным, скорости его распространения и всеобщей доступности. Развитие телекоммуникационных сетей позволило соединить между собой самые отдаленные точки планеты, обеспечить между ними моментальную связь, ускорить передачу информации. Создаются благоприятные условия для распространения универсальных культурных ценностей, унифицированных форм общения и поведения. Новейшие научно-технологические достижения качественно изменили повседневную жизнь людей.

Отдельный человек все более осознает свою неразрывную связь со всем человечеством, свою сопричастность происходящим в мире событиям. Можно с уверенностью утверждать, что глобальность как новое качество социального бытия все более становится неотъемлемой частью личной жизни людей, привнося в нее как свои позитивные, так и негативные моменты. Глобализация расширяет и углубляет во времени и пространстве социальные связи на международном, государственном, межличностном уровнях, открывает новые возможности для социокультурного развития, но в то же время отчетливо проявляется ее противоречивый характер, она не застрахована от негативных последствий, в том числе и гуманитарного характера. С одной стороны, глобализирующийся мир всем «арсеналом» своих противоречий и рисков подавляет человека, усиливает в нем ощущение безысходности, одиночества, даже трагичности своего существования, тем самым усиливая проявление его отчужденности от общества.

С другой – осознание глобальности угроз, способных привести человечество на край гибели, пробуждает у человека инстинкт самосохранения, развивает чувство ответственности за сохранность жизни на Земле, и в этом непосредственно проявляется глубинная взаимосвязь каждого человека и всего человечества. И тот, и другой ракурс убедительно свидетельствует, что в центре современного мира стоит человек, что он становится ведущим и решающим фактором как в процессах разрушения, так и в процессах созидания социального бытия [1, с. 369]. Мировое сообщество, отвечая на вызовы глобализации, в то же время столкнулось с множеством новых проблем, многие из которых представляют реальную угрозу самому существованию человечества. Среди этих угроз чрезвычайную опасность представляет разрастающийся духовный кризис. Тема кризисности духовной жизни является не новой для человеческой истории. Так, еще в библейских текстах откровенно говорится о распространении моральных пороков и правонарушений: «Клятвы и обман, убийство и воровство, и прелюбодейство крайне распространились, и кровопролитие следует за кровопролитием (Ос. 4, 2). «Не стало милосердия на земле, нет правдивых между людьми; все строят ковы, чтобы проливать кровь, каждый ставит брату своему сеть.

Руки их обращены к тому, чтобы уметь делать зло; начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело» (Мих. 7, 2–3) [2]. Подобные проявления морального разложения и духовного падения воочию наблюдаются и сегодня. Разница заключается лишь в том, что в тот исторический период они стали одной из основных причин падения могущественной Римской империи, но не всего мира. Сегодня же, когда существуют и совершенствуются различные виды оружия массового поражения, когда экологические проблемы приобретают глобальный характер, этот фактор способен привести человечество на край гибели. Драматические коллизии и трагические события ХХ века вывели на поверхность социальной жизни феномен духовнонравственных отношений, сложность, острота и напряженность которых свидетельствуют о том, что они по существу превратились в особую «горячую зону». В. С. Библер, обозначая проблему предельных нравственных перипетий того времени, пишет: «…Эти узлы завязываются в окопах мировых войн, на нарах концлагерей, в судорогах тоталитарного режима; везде индивид выталкивается из прочных ниш социальной, исторической, кастовой детерминации, везде он встает перед трагедией изначального нравственного выбора и решения» [3, c.42].

В условиях идеологического противостояния, с одной стороны, все более жесткие рамки обретала система исторически традиционных и политически ангажированных императивов должного поведения людей, с другой – набирали силы процессы проявления и активизации свободного волеизъявления индивидов, рост либеральных настроений. Транзитивное состояние современного общества существенно осложнило положение дел в духовно-нравственной сфере, что обусловлено как противоречиями и последствиями рыночной системы хозяйствования и техногенной цивилизации, так и попытками либерализации общественных отношений. В мотивационной структуре большинства индивидов стала доминировать гедонистическая направленность, по словам Х. Ортега-и-Гассета, «спортивное и праздничное чувство жизни».

Вместо традиционных национальных устоев все активнее внедряется в массовое сознания позиция "свободы нравов", что выражается в моральной вседозволенности и сексуальной распущенности. Резкое обострение социально-психологической обстановки неминуемо сказывается на ослаблении смысложизненных ориентаций людей и усилении у них ощущений разочарования и апатии. Не увенчавшаяся успехом политика мультикультурализма еще более обнажила проблемы морального и религиозного характера в отношениях между различными народами, а происходящие в последнее время миграционные процессы заметно обострили этноконфессиональные и национально-культурные разногласия на бытовом уровне. Несмотря на социально-экономические и научнотехнические достижения, современный мир не свободен еще от угрозы войн и международных военно-политических конфликтов. Завершение периода «холодной войны» позволило на некоторое время в политических кругах считать, что третьей мировой войны как традиционной «горячей» войны человеческое сообщество, возможно, избежит.

Однако обострение в последнее время международной социальнополитической обстановки в связи с происходящими «цветными революциями», локальными военными конфликтами настоятельно требует переосмысления проблемы «война и мир» как актуальной гуманитарной проблемы. К разряду глобальных угроз относятся как сохранение и усовершенствование методов и средств военно-политического характера «старого образца», антигуманных по своей природе, которые и сегодня не сбрасываются со счетов в реализации агрессивных, завоевательных целей, так и появление новых форм вооруженного противоборства с активным использованием информационных технологий, способов психологического воздействия, новых технических средств, биохимических веществ.

В геополитическом отношении чрезвычайно актуальной становится проблема информационной войны, скрытой, завуалированной по форме и изощренной по методам воздействия на духовный мир человека. Серьезное обострение международной обстановки, включающей распространение террористической угрозы, радикализацию различных форм протеста, локальные военные действия, кибератаки, лавинообразный поток дезинформации, используемой в политических целях – все это свидетельствует о том, что современный мир, встав на путь информационного развития, в то же время все более и более погружается в новую форму военно-политического противостояния с использованием информационно-телекоммуникационной инфроструктуры. В ходе информационного противоборства осуществляются различного рода воздействия на мировоззренческие структуры, в результате чего, отмечает А. В. Раскин, искажения целей, фактов, правил поведения могут запускать процессы ослабления и даже саморазрушения любой общественной системы, в том числе и человека как сложной информационной системы [4]. Неотъемлемым компонентом информационной войны является психологический фактор, посредством которого осуществляются различного рода воздействия на сознание людей, вызывая у них негативные эмоциональные реакции, неадекватные действия. Подобного рода манипуляции сознанием людей, приобретая глобальный характер, таят в себе значительную опасность для существования человечества в целом. По мнению Н.Н. Моисеева, «это будет изощренный информационный тоталитаризм, который страшнее любых форм тоталитаризма, известных человечеству» [5, с. 85].

В открытое противостояние вступило мировое сообщество и с международным терроризмом, новым социальным феноменом глобального масштаба, который готов применять самые изощренные методы насилия и устрашения для отстаивания своих идеологических и политических целей. «Терроризм – продукт деконструктивной реализации в бытии целого ряда факторов: экономических условий, менталитета, культуры, этноса, религии, демографии, традиций, психологии и еще многих составляющих, которые могут носить как явный (легко поддающийся фиксации, анализу и возможному устранению), так и латентный (трудно обнаруживаемый и анализируемый) характер» [6, с. 22]. Распространение информационно-коммуникативных технологий заметно актуализирует проблему духовного терроризма. Входя в киберпространство, человек не только включается в глобальный мир информации, но и погружается в стихийный, неконтролируемый поток отражений негативных сторон человеческой жизни, связанных с проявлениями агрессивности, распущенности.

По мнению Е. Э. Месснера, в ходе вооруженных конфликтов ХХ века образовалась новая форма – мятежевойна, в которой органически соединяются собственно военные действия с протестными выступлениями народных масс. В данном случае очень многое зависит от психологии мятежных масс, которая чаще предстает как стихийная, неуправляемая, непредсказуемая сила. Возможны две основные тактические линии ведения такого рода войн: 1) мобилизация духовных сил собственного народа, 2) завоевание душ во враждебном «лагере». Для того чтобы покорить противника достаточно реализовать последовательно следующие цели: 1) развал морали вражеского народа; 2) разгром его активной части; 3) захват или уничтожение объектов психологической ценности; 4) захват или уничтожение объектов материальной ценности; 5) эффекты внешнего порядка ради приобретения новых союзников, потрясения духа союзников врага [7, с. 132]. Отметим, что первой среди этих целей названо поражение морального духа противника.

В военно-политическом плане необходимо учитывать специфику воздействия морально-психологического фактора. Мораль выполняет важнейшую, незаметную на первый взгляд, социальную функцию – консолидирующую. Она посредством общепринятых принципов и норм, убеждений и целей, механизмов регуляции и саморегуляции, сформированных в определенных народных традициях и культурноцивилизационных парадигмах, образует своего рода «остов» общественной структуры, скрепляет в единое целое различные части социального организма, является внутренним источником его функционирования и развития. А в случае военного противостояния она превращается в один из основных инструментов сохранения и упрочения духа народа. Расшатывание же моральных устоев того или иного общества может быть специально использовано противником в качестве одного из тактических приемов его военного поражения. В настоящее время подобного рода стратегическая и тактическая линии вполне отчетливо просматриваются в политических событиях и процессах [1, с. 378].

Тема революций как кардинальной ломки существующего политического строя вызывает чрезвычайно повышенный интерес. Известно, что социально-политические события, получившие в истории название Февральской и Октябрьской революций, кардинальным образом изменили ход общественной жизни, перевернули существующую систему ценностей, потрясли мир, с одной стороны, грандиозностью целей и масштабом преобразований, с другой – чрезвычайной жестокостью и беспощадностью в выборе и использовании методов и средств. С течением исторического времени все больше осознается та величайшая нравственная «цена», которую пришлось заплатить, чтобы общество вступило на новый путь своего развития через революционную борьбу.

И сегодня многим политическим событиям стремятся придать революционный характер. Обострение политической обстановки в ходе «цветных революций», «арабской весны», «революции достоинства» сопровождается насильственными, агрессивными действиями, вооруженными столкновениями, страданиями и гибелью людей, что не может не сказаться на социально-психологической атмосфере, вызывая состояние страха, ужаса, отчаяния, разочарования и других негативных человеческих реакций. И самое главное в пылу подобного рода «революционных» действий нивелируется значение ценности человеческой жизни как таковой. История показала, что в ходе любой социальнополитической революции значительно обостряются межнациональные, межэтнические, межрелигиозные, межгрупповые, межличностные отношения. Опыт многих стран убедительно свидетельствует, что любые попытки утверждать демократические ценности путем революционной борьбы, через насилие и террор, зачастую дают противоположный результат – установление диктатуры и проведение политических репрессий. Поэтому в нравственном отношении очень важно осознавать, что истинное утверждение демократических ценностей может быть осуществлено только в условиях мирной жизни, а не в ходе вооруженных конфликтов.

Чрезвычайно сложная и опасная ситуация на современном этапе существенно обострила проблемы осознания ценности человеческой жизни как таковой и ценности мира как необходимого условия для ее осуществления, активизации духовно-нравственных координат социального взаимодействия. В.С. Барулин подчеркивает, что «глобализация мира с ее тенденциями к конфликтности в определенной мере развила человеческое в человеке, чувство общности людей, усилила инстинкт самосохранения человека и человечества. Все это в определенной мере означало шаг в развитии человека, рост его влияния на мировое сообщество» [8, c. 528].

В условиях глобализирующегося мира получает новое звучание обоснованная И. Кантом идея теснейшей взаимосвязи политики, права и морали в поиске взвешенных и обоснованных решений злободневных проблем человеческого бытия. Рассуждая на тему «вечного мира», немецкий мыслитель выступал за осуждение и последовательное устранение принуждения и насилия в жизни людей, настойчиво высказывался за интеграцию усилий и действий различных государств и народов во имя мира, при этом особо подчеркивая значимость разумного освоения нравственных ценностей. «Разум с высоты морально законодательствующей власти, безусловно, осуждает войну как правовую процедуру и, напротив, непосредственно вменяет в обязанность мирное состояние, которое, однако, не может быть ни установлено, ни обеспечено без договора народов между собой. Поэтому должен существовать особого рода союз, который можно назвать союзом мира (foedus pacificum) и который отличался бы от мирного договора (pactum pacis) тем, что последний стремится положить конец лишь одной войне, тогда как первый – всем войнам, и навсегда» [9, c. 274]. Процесс глобализации способствует значительному расширению представлений о сфере безопасности.

Наряду с традиционным понятием «национальная безопасность» весьма активно в политическом и научном дискурсе стало использоваться понятие «глобальная безопасность», посредством которого особо подчеркивается опасность для существования человечества в целом, исходящая от угроз как в виде стихийных природных и социальных явлений, так и в виде «рукотворных» дестабилизирующих и деструктивных факторов. В системе глобальной безопасности необходимо выделять две основные составляющие. С одной стороны, в ней находит выражение успешная и согласованная реализация комплекса национальных безопасностей, в каждой из которых достигается устойчивое развитие социально-экономической системы, стабильность и сбалансированность ее структурных компонентов и связей, находят достойное отражение интересы населяющих государство народов, создаются благоприятные условия для жизни людей, должным образом соблюдаются права и свободы человека, последовательно проводится курс на повышение его духовно-культурного уровня.

С другой – представлена совокупность совместных усилий и действий международных организаций, государств, народов, конкретных людей, направленных на предотвращение вооруженных конфликтов, сохранение мира, коэволюцию социума и природы, которые в целом являются главным условием существования человеческой жизни на Земле. Если первая сторона глобальной безопасности – это своего рода фундамент достижения социально-экономической и политической устойчивости и стабильности в мире, то вторая – это определяющий фактор в целенаправленном отстаивании и последовательной реализации общемировой гуманитарной миссии различных социальных субъектов.

Литература 1

. Павловская О. А. Моральный фактор в жизни человека и общества: исторические уроки и современные проблемы. Минск: Беларуская навука, 2014. 578 с. 2. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Российское библейское общество, 1993. 1370 с. 3. Библер В. С. Культура. Диалог культур // Вопросы философии. 1989. № 6. С. 31-42. 4. Раскин А. В. Некоторые философские аспекты информационной войны //Информационные войны. 2015. № 3 (35). С. 18-21. 5. Моисеев Н. Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М.:МНЭПУ, 1998. 228 с. 6. Требин М. П. Терроризм в XXI веке. Минск: Харвест, 2004. 816 с. 7. Месснер Е. Э. Мятеж – имя Третьей Всемирной // Хочешь мира, победи мятежевойну! Творческое наследие Е. Э. Месснера. Российский военный сборник. Вып. 21. М.: Русский путь, 2005. С. 101-141. 8. Барулин В. С. Социальная философия. Учебник. Изд. 2-е. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000. 9. Кант И. Сочинения в шести томах. Т. 6. М.: «Мысль», 1966.

О. А. Павловская

Другие новости и статьи

« Дворяне и сыны боярские в Смуту

Учиться воевать по-современному »

Запись создана: Суббота, 27 Октябрь 2018 в 13:02 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика