2 Ноябрь 2018

Онтологические основы информационной войны в контексте Большой игры против России

oboznik.ru - К вопросу об использовании средств информационной войны в российской прессе в XXI веке (на примере событий на Украине)

Статья рассматривает онтологические основы информационной войны в контексте Большой игры, которую ведут страны Запада против России. Она включает в себя социально-экономические, геополитические и культурные аспекты глобального взаимодействия и делает акцент на необходимость формирования нового Русского проекта и соответствующей ему стратегии. Эта стратегия не только смогла бы определить и системно оформить последовательность действий, но и позволила бы провести модернизацию и мобилизацию России в свете стоящих перед ней новых вызовов и угроз. Ключевые слова: информационная война, миф, Большая игра против России. Понимание информационной войны в условиях глобального трансформационного кризиса и формирования нового миропорядка «Третьей волны» требует исходить из онтологических основ межцивилизационного взаимодействия. А они показывают, что ментальная или консциентальная война превращается в войну знаний и идей, которые воплощаются в мифах, реализуемых через проекты и стратегии на уровне матричного и сетецентрического управления в режиме нелинейных динамических систем.

В этом плане создаётся впечатление, что, несмотря на активную внешнюю политику, РФ до сих пор не имеет своего проекта и не может предложить такую стратегию, которая бы соответствовала требованиям наступивших Великих перемен, включая системные действия в области информационной войны. Однако в таком случае следует учесть, что при сохранении существующего положения вещей ситуация во всех сферах скорее всего будет ухудшаться в соответствии с логикой развития мирового трансформационного кризиса. Именно такой позиции придерживаются почти все независимые эксперты. И никаких системных факторов, свидетельствующих об обратном, мы не наблюдаем, даже несмотря на меры правительства по импортозамещению. Чтобы выяснить, почему так происходит, надо уяснить себе, что данный регресс связан с наступившим глобальным трансформационным кризисом. Этот кризис может продолжаться довольно долго. И чтобы преодолеть, его мало перехода к новой экономической модели, т.к. речь идёт о переходе к новому технологическому укладу, масштаб которого сопоставим с неолитической революцией в первобытном обществе. Ведь в нём главную роль будет играть не изготовление вещей, а производство технологий. В рамках данного технологического уклада люди перейдут от изменения окружающего мира к качественному изменению самих себя во всех сферах.

Причём сам переход потребует максимальной мобилизации, а в условиях обострения борьбы за новый мировой порядок и изрядно истощившиеся мировые ресурсы, степень ожидаемых в ходе глобального кризиса лишений трудно предсказуема. т.к. внутренние вызовы будут сочетаться с давлением извне, поскольку Запад постарается переложить свои проблемы на глобальную периферию. К тому же сложность ситуации для РФ и её граждан заключается в том, что она вынуждена обеспечить условия для перехода от четвёртого сразу к шестому технологическому укладу. Какая же понадобится для преодоления этих вызовов социальная мобилизация? Готово ли население к этому? А власть? Готово или нет, покажет время. Но впечатление такое, что страна и элита особо не готовятся. Не чувствуется, что во внутренней политике есть стратегически оформленное целеполагание. И как следствие - есть опасность того, что в РФ отсутствует единое внутреннее пространство: экономическое, политическое и этнокультурное, включая, разумеется, общую идеологию.

В связи с последним отметим, что пока РФ принимала условия, которые ей год за годом диктовал Запад, ей своя идеология как система ценностных смыслов была без надобности. Более того, Запад был крайне заинтересован в том, чтобы никакая идеология, кроме используемого в качестве инструмента глобального контроля либерализма, на территории РФ не возникало. И оно понятно: имеющий свою выраженную в определённых идеях и ценностях идеологию народ уже вооружён и очень опасен. Однако изменение status quo в Большой игре против России требует и нового отношения к проблеме своей идеологии. Но здесь нас ожидает подаваемый как «пауза» провал, т.к. власть целенаправленно данным вопросом не занимается. А ведь от него зависит культурная, социальная и духовная целостность социума. Более того, процесса хотя бы культурного «обрусения» в РФ не отмечается.

Стремления к культурной интеграции на базе общеимперской идентичности и превращения граждан РФ в русских и россиян не наблюдается. Наоборот, в ряде регионов просматривается процесс отдаления русского культурного пространства от культурных пространств других народов РФ, что чревато новыми формами и вариантами украинства: сибирского, поморского, алтайского, северокавказского, кубанского, уральского, дальневосточного. С этой точки зрения советский человек был более реален, чем россиянин. Сие означает, что процесс происходившей ещё в 90-е гг. ХХ в. культурной фрагментации и социально-экономической раздробленности в РФ не преодолён, а строительство т. н. вертикали власти подменить этнокультурное единство, выраженное в культурной и экономической взаимосвязи и заинтересованности, не в состоянии. Безусловно, сей факт вызывает тревогу и озабоченность. Ведь, если имевший единое экономическое, политическое и культурное пространство Советский Союз с помощью гуманитарных технологий Запада был развален за несколько лет, то каковы шансы уцелеть у нас? Вопрос, естественно, риторический. Ведь при сохранении имеющихся тенденций очевидно, что в ближайшие годы при нарастании неблагоприятных

внешних обстоятельств и внутренних проблем вероятность распада РФ будет существенно возрастать. И западные спецслужбы посредством своих сетевых структур активно к этому сценарию готовятся, расшатывая ситуацию и используя идеологию «украинства». Только в отличие от сепаратизма Северного Кавказа 90-х прошлого столетия этот сепаратизм будет наблюдаться на всей периферии в той степени, в какой эта периферия запущена, выявляя схожесть с теми процессами, которые четверть века назад развалили СССР. В этом смысле вызывает определённое беспокойство активизация РФ на Ближнем Востоке, которая всем дала понять, что Россия перестала сосредотачиваться и переходит к активным действиям по восстановлению своей роли в мире. Разумеется, такой поворот исторически естественен, неизбежен и продиктован национальными интересами РФ. Но его дальнейшее развитие требует учесть, что нынешние местами ошеломительные успехи ВКС РФ в Сирии имеют не стратегический, а тактический характер.

Они не могут обеспечить победы на всех направлениях противостояния, которое в первую очередь носит цивилизационный характер и посягает не на господство террористов в Сирии и Ираке, а на гегемонию Запада в мире. Отсюда следует, что руководству России, возможно, правильнее было бы упреждающие удары по террористам ИГИЛ в Сирии дополнить последовательными действиями внутри страны, которые позволили бы РФ возрождаться и развиваться на принципиально иной базовой основе. Основе, строящейся не на идеологии глобальной элиты для находящихся в статусе полупериферии своих колоний, каковой является либерализм, а на принципах социальной справедливости в экономике, политике и культуре. Ведь крайне рискованно объявлять войну Pax Americana, не имея прочные тылы и основательные заделы, а также не проводя такую политику, которая лишала бы либералов возможности влиять на управленческие решения в рамках всей страны. Иначе говоря, после того, что Россия сделала, она уже не может позволить себе пытаться усидеть на двух стульях:

- продолжая либеральничать с либералами в политике, экономике и образовании; - не возвращаясь к тем идеям и принципам, которые могут обеспечить ей культурное, идеологическое, образовательное, экономическое и технологическое преимущество в будущем. Какими бы мощными ни были у России заделы на будущее, они иссякнут, если отсутствуют мотивация и механизм максимально передового технологического самовоспроизводства, где главным направлением работы является обучение и воспитание думающих, знающих и способных творить граждан. Однако нынешняя реформа образования лишает Россию и того, и другого. А расходы на фундаментальные исследования и НИОКР настолько меньше, чем аналогичные траты других ведущих стран, что надеяться на лидерство в этом направлении не приходится. Следовательно, в борьбе за лидерство у России крайне мало шансов. И главное, те, кто замутил сие антирусское дело, под видом реформ разваливая некогда лучшее в мире образование, полагают, что их смертельный удар по русской цивилизации не распознаётся.

Но неужели они правы? Надеюсь, что на самом деле это не так, т.к. особое место в плане ресурсного обеспечения представляет качество и количество людей в стране. Более того, с учётом исследований лауреата Нобелевской премии Г. Беккера, который доказал, что инвестиции в человеческий капитал для общества и государства являются в долгосрочной перспективе наиболее выгодными, этот вопрос для будущего страны является едва ли не решающим, т. к. в современных условиях человеческий капитал становится главным условием формирования и развития инновационной экономики знаний следующего этапа развития человечества. И, хотя многое в мире меняется довольно быстро, делая его в значительной степени непредсказуемым, есть вещи, которые составляют базовую основу любого государства и общества и в своих оценках остающихся неизменными. Человеческий капитал - один из них. В контексте сказанного, очевидно, что власть, рассчитывающая свои действия хотя бы на одно поколение вперёд, должна усиленно заниматься выращиванием, воспитанием и образованием новых поколений мотивированных к творческому труду граждан, которые представляют собой особый возобновляемый и ничем не заменимый ресурс. Ведь без демографического подъёма Русский мир представляет собой «усталую» культуру и цивилизацию, который к конкуренции с другими мирами в условиях предельного напряжения не готов. Однако, несмотря на стабильную в последние годы демографическую ситуацию в РФ, в рамках только демографических процессов мы наблюдаем следующее: - отсутствие позитивной динамики в районах, заселённых преимущественно русским населением; - отсутствие должного кадрового ресурса в реальном секторе экономики для экономической модернизации и технологического прорыва.

Причём по некоторым оценкам его уже недостаточно и для догоняющей экономики; - дефицит пассионарных лидеров; - крайне малую долю молодёжи в обществе, что очень важно в качестве модернизационного потенциала. Для такого рывка молодёжь должна составлять не менее трети общества, а её доля сейчас менее 14% и она продолжает уменьшаться. В первую очередь такое положение связано с тем, что государство недостаточно поддерживает деторождаемость, когда при нынешнем кризисе каждая отдельная российская семья без активной помощи государства не в состоянии поднять и воспитать должным образом детей, а капиталовложение в людей не воспринимаются как долгосрочные инвестиции. Последнее обстоятельство является следствием того, что уровень жизни граждан РФ за последние два года существенно упал и будет продолжать падать, вынуждая думать людей не о развитии, а об элементарном выживании.

Однако справедливости ради следует отметить, что аналогичная обстановка сложилась не только в РФ, но и в остальном мире, где падение уровня жизни по прогнозам экономистов ожидается в ближайшие годы на 40-60% (М. Хазин). При этом известно, что в случае падения уровня жизни в районе 40% вызывает необратимые деструктивные процессы в политической системе. А с учётом того, что Запад будет минимизировать падение уровня своего населения за счёт сброса проблем на периферию, не трудно догадаться, что этот процесс станет дополнительным фактором падения уровня жизни в РФ. Единственный способ минимизировать данную проблему в условиях, когда шестой технологический уклад ещё не стал кормить страну, связан с социально ориентированным перераспределением ресурсов в пользу более ущемлённых слоёв общества. Без известной доли принуждения сделать это, скорее всего, не удастся, потому что у власти выбор небольшой. При этом ясно, что Запад будет пытаться решить данный вопрос не за счёт собственной элиты, а за счёт мировой периферии, к которой относится и РФ, отобрав у неё то, что позволит ему сдержать социальную конфронтацию внутри себя.

Однако весьма высока вероятность, что в ходе такой финансовой «операции» пострадает не только население РФ, но и российские олигархи, чьё имущество будет при нарастании кризиса на Западе восприниматься как амортизационный капитал. Разумеется, в подобных условиях не исключён распад мировой системы на отдельные кластеры, которые будут обеспечивать себя всем необходимым сами.

При этом сохраняется риск того, что РФ окажется разделена и включена частями в разные экономические кластеры. Примером подобных тенденций является экономика Дальнего Востока, на 80% ориентированная на китайский рынок. Однако приведёт ли это к росту регионального сепаратизма и политическому расколу страны, пока неизвестно. Но вероятность подобного исключать не стоит. А значит, нужны превентивные меры. Как видим, наше будущее вариативно. Но в руководстве РФ эти «контуры будущего» как исходные варианты для его моделирования публично даже не обсуждаются, потому что любой такой вариант может поставить крест на нынешней политической элите РФ. Однако закрывать глаза на подобные альтернативы означает закладывать смысловое отставание, когда в условиях вторичной идентичности РФ вместо того, чтобы проводить грамотную стратегию в соответствии с меняющимися условиями, предпочитает лишь запоздало реагировать на сиюминутные изменения без учёта возможной бифуркации, демонстрируя удивительную бесхозяйственность, в которой, скорее, просматривается коррупционная составляющая, чем непрофессионализм [1]. Относительно последнего, к сожалению, степень коррупции в РФ такова, что начинает создаваться впечатление, что государство существует уже ради коррупции, а для элиты коррупция выступает условием выживания. Поэтому крайне сомнительно, удастся ли такую коррупцию терапевтическими или «цифровыми» способами излечить? В свете этого закономерен вопрос: а может ли Россия сама решать исторические проблемы, которые перед нею стоят?

И есть основания полагать, что ответ на данный вопрос будет скорее отрицательным, т. к. в известном смысле РФ не является самодостаточной страной. В пользу подобного утверждения говорит то, что она: 1) не обеспечивает нужное количество потребителей для самодостаточного рынка потребления; 2) остаётся колонией и периферией Запада, встроенной в её структуры, почти полностью зависимой от её финансов и обладающая вторичной идентичностью; 3) не обладает достаточным для этого экономическим и технологическим потенциалом; 4) не использует свои возможности для грамотного отбора и максимального вложения в новые технологии; 5) не имеет своего цивилизационного проекта и даже не формирует его в условиях складывающейся бифуркационной социальной динамики. Как следствие, наше сознание атакуют западные «вирусы» с целью разложения, перепрограмирования и перезагрузки системы, когда традиционные для нашей цивилизации духовные ценности подменяются чем-то таким, что сделает нас безоружными перед «хозяевами денег», как называет «играющую» против нас глобальную закулису профессор В. Ю. Катасонов, расценивая правительство РФ как её «колониальную администрацию».

Очевидно, что, ввязавшись в большую драку, где основным противником являются не террористы т.н. ИГИЛ, а устроившая состояние «управляемого хаоса» на Ближнем Востоке глобальная элита, руководство России, если в этой борьбе оно собирается идти до победного конца, должно быть готово к совершенно иному уровню противостояния, которое потребует от страны максимально возможной мобилизации. И вот тут может выясниться, что пребывающая по своему качеству в статусе полупериферии Запада Россия ни экономически, ни идеологически, ни технологически не готова к тем Вызовам, которые ожидают её в ближайшем будущем после Крыма, Донбасса и Сирии, а её т. н. «элита» ни интеллектуально, ни физически не способна отстаивать интересы своей страны. Да и не сильно желает. Однако отношение к ним меняется. Забывшие свои корни представители национальных элит, пытаясь встроиться в глобальную элиту за счёт унижения и ограбления собственных стран, получают всё меньше поддержки дома и рискуют потерять всё, не получив даже моральной компенсации. Однако активизация России на мировом уровне до сих пор не дополняется соответствующей внутренней политикой.

Но почему? Или внутренние проблемы РФ уже решены и Россия внутренне готова к наступлению в рамках «Большой игры»? А если не решены, то, что для этого делается? Когда Россия озаботилась переворотом и радикализацией в Украине, приведшей к возращению Крыма в состав РФ и войне на Донбассе, было понятно. Ведь победа Майдана в феврале 2014 г. означала не только войну против русских в Крыму и на Донбассе, но и высокую вероятность вступления Украины в НАТО, что привело бы к появлению натовских баз в Севастополе и на границе с Россией. Но Сирия - другое дело. И пусть мы все считаем участие России в войне на стороне Сирии против т.н. ИГИЛ справедливым и своевременным, т.к. врага лучше бить на его территории, но ресурса стране такая позиция не прибавляет. Тем более, что даже в этих условиях российская финансовая элита гасит инициативы государства, несмотря на чёткое понимание того, что без инновационного прорыва Россия

ставит под вопрос своё будущее. Об этом писал ещё в 2009 г. Д. Медведев [См.: 2]. С этой точки зрения можно считать, что Запад даже помогает нам своими санкциями, побуждая руководство РФ к тем действиям, на которые оно, возможно, без них никогда бы ни решилось. Однако, к сожалению, этой «помощи» также недостаточно. В противном случае параллельно с приказом бомбить террористов в Сирии мы бы имели возможность ознакомиться с указами, устраняющими монополию либералов на управление финансами и экономикой России с целью начала её реальной экономической модернизации. Правда, ситуация может несколько иначе рассматриваться, если выяснится, что Россия в Большой игре не выступает самостоятельным игроком, а играет на стороне одной из глобальных элит, которая не делает ставку на США и с помощью России хочет в свою пользу изменить баланс сил.

С этой точки зрения шансы РФ на успех возрастают. Но не значительно, т. к. в данном случае РФ всё равно будут использовать, ибо тогда она не игрок, а инструмент для решения глобальных проблем. В такой ситуации она, разумеется, может улучшить свой международный статус и получить определённые преимущества. Но не надолго, слишком дорогой ценой и без гарантий на будущее, потому что Россия как самостоятельный игрок глобальной элите не нужна. Как в таком случае быть? Скорее всего, у РФ иного выбора нет, как использовать весь свой ресурс, пребывающий пока в «спящем» состоянии.

Ей ещё нужно разбудить энергию мотивации на основе идеологии социальной справедливости во имя будущего возрождения России, дав ход глобальному русскому проекту на основе равенства прав стран, народов и людей. Говоря проще, рано или поздно Россия должна будет принять решительные меры для своей внутренней мобилизации и модернизации всех сфер жизни на основе новой идеологии социальной справедливости. Однако для этого В.В. Путину нужно сначала стать Сталиным XXI века. Вот почему можно полагать, что вопрос не в том, будет ли В. В. Путин проводить делиберализацию и модернизацию страны с переходом экономики на новый технологический уклад, а в том, когда и в каких формах? Однако пауза затягивается. Хотя, чем сильнее мы оттягиваем свою перезагрузку, тем будет тяжелее отвечать на глобальные вызовы и преодолевать накопившиеся трудности. Или такая задача перед Россией не стоит? Ещё одна проблема, которую Россия в ближайшие годы должна решить, носит мировоззренческий характер и выводит нас на вопрос неопределённой российской идентичности.

А та в свою очередь вынуждает говорить о ценностных смыслах, которыми общество живёт. Профессор А.А. Ирхин пишет об этом следующее: «В основе современной конкуренции ведущих держав мира лежат два основных пространства борьбы – борьба за ресурсы и конкуренция за смыслы и идеи, которые формируют власть над умами народов и целых цивилизаций. Под цивилизацией будет пониматься наиболее высшая культурно-политическая общность, в основе которой лежат три основных фактора – Бог и отношение к религии, одинаковое и общее отношение к истории, и язык коммуникации и смыслов. Смыслы стали современной основой информационных войн, в основе которых лежат много раз апробированные методы пропаганды, которые, однако, благодаря глобализации информационного пространства, стали оружием массового поражения.

Принципиальная цель любой информационной войны – это разум каждого человека. Зачем агрессору уничтожать туземные народы, а затем заселять и осваивать эти территории, если их можно заставить относительно бесплатно работать на себя. И здесь позиции современной России представляются весьма неопределенными. Проблема в том, что в информационном, а шире в цивилизационном противоборстве Россия не предлагает ничего своего, а конструирует свою позицию исходя из логики защиты и вторичной идентичности — «Мы не Запад», «Мы не Восток». Такой подход изначально ставит нас в убыточные рамки в данной конкуренции» [3]. Напомним, что в своё время Украина попыталась построить свою идентичность на выдвинутом Л.Д. Кучмой слогане «Украина – не Россия». К чему это привело потерявшую свою идентичность и подвергнутую «цивилизационной перевербовке» страну, мы видим сейчас. И никакой позитивной перспективы в таком состоянии Украине никто не обещает. Было бы недальновидно недооценивать подобный вариант развития событий для РФ в случае, если её цивилизационная неопределенность будет сохраняться и дальше. Вот почему Русский проект упирается в определение российской идентичности в контексте новых цивилизационных, технологических и геополитических требований. И в данном вопросе более всего беспокоит, что в России не только не принят обществом новый цивилизационный проект. Он даже не выработан. Более того, под него даже не сформирована матрица цивилизационных смыслов, которая требует придерживаться принципа тождества в масштабах, уровне и качестве игры.

В соответствии с ней необходимо привести к смысловому единству внутреннюю и внешнюю политику. И господствующий пока в стране как идеология либерализм не может выступать такой матрицей по трём причинам. Он: - является инструментом глобальной экспансии Запада; - вынуждает РФ играть на заведомо проигрышных условиях конкурентов; - не будет принят прошедшим период либерального разгула большинством общества и ассоциирующим либерализм с тотальным ограблением страны. Понятно, что смысловой вакуум заполняется установками и идеями геополитического противостояния, но этого явно недостаточно, т.к. в них всё строится не на цивилизационных началах, а исключительно на политической составляющей, а культурный контекст почти не учитывается и дальше общепатриотических деклараций не идёт.

По этому поводу в документальном фильме Константина Сёмина есть замечательные слова о роли и значении истории в деле сохранения памяти народа и борьбе с памятниками. «Памятники - это не нагромождение бронзы или гранита, это солдаты памяти, памятники гибнут, идут в наступление и держат оборону. Война за память продолжается даже тогда, когда кажется, что память отшибло. И речь уже не просто о нравственности или верности традиции. История лишь один из особых фронтов особой войны, в которой успех измеряется не количеством убитых и пленных, а числом единомышленников, где цель - не уничтожение противника, а смена его мотивации, обращение в свою веру, контроль над сердцами и умами» [4].

К сожалению, этот аспект информационнопсихологической войны удивительным образом игнорируется в то время, когда именно данное направление цивилизационного взаимодействия становится решающим там, где не хотят использовать ядерный потенциал. Именно поэтому на Западе изучают и проводят т.н. «историческую политику», а на Украине так яростно воюют с памятниками советской эпохи. Напомним, что СССР развалился потому, что потерял внутренние ориентиры. Утратил символически означенные ценностные смыслы. Или те самые духовные скрепы, над которыми любят куражиться либералы. Почему они это делают, понятно. Лучший способ скомпрометировать нечто - высмеять его. Поэтому поле ценностных смыслов страны, народа, государства - основной объект «вирусных» атак в режиме «мягкой» и «умной» сил со стороны Запада. Поэтому с ним связана т. н. аксиологическая (ценностно-смысловая) безопасность России, за которую отвечают наши цивилизационные мифы.

Литература 1. Доклад Татьяны Голиковой по результатам аудита государственных программ // Сайт счётной палаты РФ. 23.12.2015. [Электронный ресурс]. URL: http://audit.gov.ru/press_center/news/25117 (дата обращения 20.03.2015). 2. Россия, вперёд! Статья Дмитрия Медведева [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/5413 (дата обращения 20.03.2015). 3. Ирхин А.А. России необходимы новые смыслы развития [Электронный ресурс]. URL: http://newworldsystems.ru/blog/geo/5235.html#cut (дата обращения 20.03.2015). 4. Биохимия предательства (2014). Фильм Константина Семина. [Электронный ресурс]. URL: https://www.youtube.com/watch?v=722wBpupjqI (дата обращения 20.03.2015).

А.В. Ставицкий

Другие новости и статьи

« Информационное сопровождение «цветных революций»: технологический и социокультурный аспект

Минобороны РФ постоянно развивает и совершенствует систему организации исполнения ГОЗ »

Запись создана: Пятница, 2 Ноябрь 2018 в 4:55 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика