Принятие христианства на Руси как поворотный момент развития культуры



Принятие христианства на Руси как поворотный момент развития культуры

oboznik.ru - Владимир I: от язычества к христианству
#владимир#история#историяроссии

Хочу в данном докладе коснуться довольно распространенной темы, которая имела свободное хождение в курсах истории СССР и распространена в наше время. Мы имеем в виду точку зрения, что православие на Руси было консервативным, всегда играло реакционную роль, и было идеологической дубиной в руках самодержавия. Стали звучать даже заявления, что язычество лучше, «веселее», «материалистичнее», короче, «народная религия». Действительно, стоит остановиться на этой теме: была ли необходимость принятия христианства, какое было государственное значение этого события. Во-первых, следует разобраться, что представляло собой язычество на тот период, было ли оно государственной религией. Современный образованный человек под термином «государственная религия» сразу подразумевает – христианство, ислам, буддизм, индуизм. Язычество, не было тогда религией в современном понимании.

Это была свободная совокупность различных верований, культов, которая не была учением. Это было множество религиозных обрядов и объектов религиозного почитания. Каждый племенной союз имел своих богов, свою систему верований. Зачастую не признавал «чужих» богов. Так, например, князь киевский Владимир Святославич (980-1015 гг.) до крещения поклонялся Перуну, в то время как многие признавали культ Волоса. Всё это не служило к объединению племён, хотя необходимость в этом была. Под напором агрессивных соседей, выстоять было возможно, только, объединившись. «Кругом были «немцы», то есть люди, не говорящие на доступном пониманию языке, враги, приходившие на Русь «из невести», а граничившая с Русью степная полоса – это «страна незнаемая» (2).

Князь Владимир Святославич понимает, что назрела необходимость в проведении языческой реформы. В 980 году делает попытку объединения язычества на всей территории, включавшей в свой состав племена восточно-славянские, финно-угорские и тюркские – от восточных склонов Карпат до Оки и Волги, от Балтийского моря до Черного. Действительность требовала упорядочивания языческих верований. Летопись сообщает: «И нача княжити Володимер в Киеве един, и постави кумиры на холму вне двора теремного»: Перуна (финно-угорского Перкуна), Хорса (бога тюркских племен), Дажбога, Стрибога (богов славянских), Симаргла, Мокошь (богиня племени мокош)» (1). «Описанная летописцем установка идолов в Киеве не являлась обычным делом или только обновлением старых святилищ.

Официальных культов, судя по сохранившимся договорам с греками, было два: культ Перуна и культ Волоса. Теперь Перун стал во главе целого пантеона из шести богов, а Волос, почитание которого было повсеместным, в пантеон не попал. Новые идолы поставлены не в отдалении «на холме», как стоял Перун во времена Игоря, а непосредственно рядом с княжеским дворцовым комплексом, но не внутри его, что замыкало бы богослужение в узком придворном кругу, а «вне двора теремного», в самом центре киевской крепости» (4). О серьезности намерений Владимира свидетельствует то, что после создания единого пантеона богов в Киеве он послал своего дядю Добрыню в Новгород и тот жёсткими мерами навязал культ Перуна в Новгороде. Хотя там, веками, был культ славянского бога Белеса, или иначе Волоса. Надо заметить, что в пантеоне нет ни малейших следов варяжских богов. Более того, первое сообщение о жертвах Перуну говорит, что именно варяг был обречен на жертву славянскому богу в 983 году.

Но, несмотря, на все усилия языческая реформа пробуксовывала. Великий европейский торговый путь, известный по русским летописям как путь «из варяг в греки», то есть из Скандинавии в Византию и обратно, был в Европе наиболее важным. Большая часть этого пути пролегала через земли восточных славян, которые активно принимали участие в торговых процессах. Византийские купцы знакомили с христианством. Так же путь проходил через земли финно-угорских народов, принимавших участие в торговле, в процессах государственного образования, в военных походах на Византию. Мы знаем, что в Киеве известным местом был Чудин двор – подворье купцов племени чудь, предков нынешних эстонцев. Это ещё княгиня Ольга пригласила аристократию чудин к участию в её грандиозных геополитических замыслах. Имеющиеся данные свидетельствуют, что появляется христианство, прежде всего, в местах общения людей разных национальностей. Христианство создавало широкую основу для объединения на основе общих духовных и нравственных принципов. Как позднее скажет апостол Павел: «Во Христе нет ни эллина, ни иудея».

Это снова и снова указывает на то, что людям требовалась вселенская, мировая религия. Последняя должна была служить своеобразным приобщением Руси к мировой культуре. Надо заметить, что Русь уже была знакома с христианством. Святой апостол Андрей первым был призван Иисусом Христом к апостольскому служению, став Его первозванным учеником. Для христианской проповеди он был направлен в Вифинию, Фракию, Македонию, Ираклию и Великую Скифию. «Также, Апостол посетил с проповедью Босфорское царство, страну Абасков (Абхазия), страну Аланов (Северный Кавказ), далее он вернулся в низовье Днепра и, поднимаясь вверх по реке, проповедовал живущим здесь славянам и русам» (4). На Киевских холмах Апостол, обращаясь к своим ученикам, сказал: «Верьте мне, что на этих горах воссияет благодать Божия; Великий город будет здесь, и Господь воздвигнет там много церквей и просветит святым крещением всю Российскую землю» (4).

Самые древние свидетельства проповеди апостола Андрея на Русской земле принадлежат святому епископу Ипполиту Портуенскому (Римскому) (+ ок. 222 г.) и Оригену (200-258). Крещение приняла и княгиня Ольга, бабушка будущего князя Владимира Святославича, крестившего позднее Русь. Ольга, будучи прозорливой правительницей, понимала, что дальнейшее укрепление страны невозможно без принятия христианства, без водительства Божия. Но она одновременно сознавала и силу язычества, приверженность к нему народа. Поэтому выбрала осторожный путь, решив креститься сама и тем самым подать пример остальным. Киев подросшему сыну Святославу, княгиня Ольга летом 954 года отправилась с большим флотом в Царьград. К тому времени, Ольга находилась в расцвете своих физических и духовных сил. О ее красоте и уме рассказывали легенды и на Руси, и в окрестных странах, в том числе в Византии. Таинство крещения было совершено в Софийском соборе – главном храме Византии. Крестным отцом княгини Ольги стал сам император, а крестил ее Константинопольский патриарх Феофилакт.

После возвращения в Киев Ольга пыталась склонить к христианству и Святослава, но сын рос ярым язычником. Он, как и вся его дружина, поклонялся Перуну и отказал ей в принятии крещения. Известны случаи его враждебного отношения к христианским послам. Так, например, он выгнал вон со двора Магдебурского епископа вместе с его свитой (861 г.) Хуже того, на обратном пути «некоторые из его спутников были убиты, и сам епископ не избежал смертной опасности» (6). Это событие описано в итальянских хрониках. Молодой Святослав прекрасно понимал, что принятие христианства должно было содействовать укреплению государственности, но в таком акте таилась большая опасность: византийцы считали, что каждый народ, получивший новую веру из рук греческого духовенства, тем самым становился вассалом византийского цесаря, возглавлявшего и светскую и высшую духовную власть. Ольга кротко переносила скорби и огорчения, старалась помогать сыну в государственных и военных заботах, в его героических замыслах. Победы русского войска были для нее утешением (4).

Однако христианство продолжало распространяться при императоре Юстиниане Великом, охватывало Крым, Северный Кавказ, а также восточный берег Азовского моря. Христианство было среди готов-трапезитов, по свидетельству Прокопия, они «с простодушием и великим спокойствием почитали христианскую веру» (VI век) (2). Становится понятным, что христианство на Руси, было принято также в результате понимания той ситуации, когда все главные соседи Руси были с христианским населением. Что особенно было заметно. Тут и Северное Причерноморье, и Византия. А также передвижение христиан по торговым путям, пересекавшим Русь с юга на север, и с запада на восток. Да и в самой Руси христиан становилось больше. Возьмём для примера такой факт. Русь осаждала Константинополь три раза – в 866, 907 и 941 годах. Но это были не просто разбойничьи набеги, каждый раз заключились, торговые и государственные договоры.

Так вот, если в договорах 866 и 907 годов, с русской стороны только язычники, то в договоре 941 года, уже большинство христиан. Заметно, что число христиан значительно увеличилось. Рассматривать вопрос о времени и месте крещения, конкретных обстоятельствах крещения князя Владимира, наверное, не стоит, это тема отдельного доклада. Летописец XI века говорит, что существует множество версий. Очевидным является факт, что Владимир крестился после своего сватовства к сестре византийского императора Василия II Анне. Так как предшественник Василия II, его дед, император Константин Багрянородный в своём фундаментальном и широко известном труде «Об управлении империей» запретил всем будущим императорам вступать в брак с представителями варварских народов. Василий II ссылался на запрет равноапостольного императора Константина I Великого, родниться ромеям с чужими, особенно некрещёными. Надо отметить, что Владимир отправился свататься не с пустыми руками.

Его свадебным подарком был отборный шеститысячный отряд воряжско – русской дружины, который летом 988 года разбил войско конкурента Василия II, на императорский трон Варды Фоки. После этого шансы Владимира на женитьбу были неоспоримы. Крещение Владимиром Руси, родственная связь правящего рода с византийским императорским домом, поставила Русь на равные основания в глазах европейской аристократии. Начались династические браки, которые укрепляли межгосударственные отношения. Сын Владимира Святославича Святополк женился на дочери польского короля Болеслава Храброго. Дочь Владимира Мария Доброгнева была выдана за польского князя Казимира I. И так далее. Хотелось бы напомнить содержание небесспорного письма Анны Ярославны Ярославу Мудрому: «Здравствуй, разлюбезный мой тятенька! Пишет тебе, князю всея Руси, верная дочь твоя Анечка, Анна Ярославна Рюрикович, а ныне французская королева.

И куды ж ты меня, грешную, заслал? В дырищу вонючую, во Францию, в Париж-городок, будь он неладен! Ты говорил: французы – умный народ, а они даже печки не знают. Как начнется зима, так давай камин топить. От него копоть на весь дворец, дым на весь зал, а тепла нет ни капельки. Только русскими бобрами да соболями здесь и спасаюсь…». Конечно, кроме династических связей, с принятием христианства Русь приобрела культурные, технологические, социальные, правовые знания. Велика роль и значение языка, пришедшего с церковными книгами из Болгарии. На этом языке совершалось богослужение. Это был язык высокой культуры. Создание алфавита святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием определили развитие славянской письменности. Русь теперь могла читать и понимать «высокоорганизованную», как отмечал академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв, сложную по содержанию литературу, которая стала известна на Руси.

Также отошли в прошлое предубеждения, которые, в известной степени, мешали общению между народами. К таковым относились: убеждённость в своём превосходстве, моральном, более высоком культурном уровне развития над другими. Христианство способствовало осознанию единства человечества, осознанию общей истории. Способствовало оно и понимаю национального самосознания на фоне многокультурного мира. Выдающуюся роль в формировании национального самосознания сыграл русин, по происхождению, киевский митрополит Илларион. В своём знаменитом труде «Слово о Законе и Благодати», написанном между 1037-1050 годами, он подробно описал роль Руси в христианском мире. Георгий Васильевич Флоровский пишет: «Это, действительно, превосходный образец ораторского искусства: язык свободный, гибкий, чувствуется напряженность христианских переживаний, очень стройный и прозрачный план». Протоиерей Георгий называет митрополита Илариона «ритором не худших времен греческого ораторства, а настоящим оратором времен его процветания».

В «Слове» митрополита Илариона видно, что он в совершенстве овладел византийским словесным искусством. И не только овладел, но сумел перенести его на русскую почву, тем самым показав, что с самого начала своей истории Русь легко вбирала в свою культуру мировые достижения. Вбирала, делала своими, свободно пользуясь ими для выражения своих мыслей» (1). Академик Д.С. Лихачев также высоко оценивал труд митрополита Иллариона «Слово о законе и Благодати»: «За русскими пределами «Слово» Илариона отразилось в произведениях хиландарского сербского монаха Доментиана (XIII век) — в двух его житиях: Симеона и Саввы». Русская культура, таким образом, сразу взяла небывалую высоту словесного искусства и с первых лет существования Руси как христианского государства оказывала влияние на развитие мировой культуры». Точность и ясность замысла, - пишет академик Д.С. Лихачев, – отчетливо отразились в самом названии «Слова»: «О законе, данном через Моисея, и о благодати и истине, явленной Иисусом Христом; и о том, как закон миновал, а благодать и истина наполнила всю землю и вера распространилась во всех народах вплоть до нашего народа русского; и похвала великому кагану нашему Владимиру, коим мы были крещены; и молитва к Богу от всей земли нашей» (2).

Митрополит Илларион указывает, что теперь, после пришествия Христа, ветхозаветный иудейский закон уходит в прошлое, а будущее – за Христианством. А выбор Русью христианства является той фундаментальной основой, которая определяет далёкую историческую перспективу развития народа и государства. Русь выбрала Христианство – жизнь будущего века – и оказалась права и с земной, исторической точки зрения: Русь стала великой мировой державой, оказывающей влияние на судьбы мировой истории. «Слово» не только полемизирует с иудаизмом, но мы видим, что «Слово» явилось и богословским ответом на теологические споры, которые велись тогда в Европе. А Европа тогда находилась в единении с Востоком, до разрыва Рима от Православия осталось совсем немного времени. «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона начинает русскую словесность: и православное русское богословие, и русскую художественную литературу. Из этого произведения, как из некоего доброго семени, выросла вся отечественная словесная культура. Кроме уникального «Слова», мы должны обратить внимание на другие преобразования, которые стали появляться на Руси с приходом Христианства.

Ещё Владимир стал внедрять «учение книжное», о чём свидетельствует Начальная летопись. Были ли это школы, или какие-либо другие учебные заведения неизвестно, но ясно одно: «учение книжное» стало предметом государственной заботы. Важной и существенной явилась и другая христианская добродетель князя Владимира – это милосердие богатых по отношению к бедным и убогим. Владимир стал, прежде всего, заботиться о больных и бедных. Согласно летописи, князь Владимир «повеле всякому нищему и убогому приходити на двор княжь и взимати всяку потребу, питье и яденье, и от схотьниц кунами (деньгами)» (2). А тем, кто не мог приходить, немощным и больным, развозить припасы по дворам. Конечно, такая забота могла ограничиваться Киевом, или даже частью его. Но и тогда рассказ летописца чрезвычайно важен для нас, так как показывает, что считалось самым важным в христианстве самим летописцем, его читателями, переписчиками текста – это милосердие и доброту. Обычная щедрость становилась милосердием. Акт добродеяния переносился с человека, дающего на тех, кому давалось, а это и было христианским милосердием. Конечно, принятие христианства не отменило глубинного верования в язычество. Подобно тому, как высшая математика не отменила собой элементарной. Шла постепенная христианизация, наряду с отмиранием языческих обычаев и обрядов.

Древнерусское искусство живопись – живопись, резьба, музыка – с принятием христианства также пережило ощутимые перемены. Христианская церковь внесла в эти виды искусства совершенно иное содержание. Если в языческом искусстве «плоть» торжествовала над «духом», то церковное искусство воспевало победу «духа» над «плотью», утверждало высокие подвиги человеческой души ради нравственных принципов христианства. В византийском искусстве, считавшемся в те времена самым совершенным в мире, это нашло выражение в том, что там живопись, и музыка, и искусство ваяния создавались в основном по церковным канонам, где отсекалось все, что противоречило высшим христианским принципам. Аскетизм и строгость в живописи (иконопись, мозаика, фреска), возвышенность, «божественность» греческих духовных молитв и песнопений, сам храм, становящийся местом молитвенного общения людей, – все это было свойственно византийскому искусству.

Наряду с иконописью развивалась фресковая живопись, мозаика. Фрески Софийского собора в Киеве показывают манеру письма греческих и русских мастеров, и приверженность к человеческому теплу, цельности, простоте. На стенах собора мы видим и изображения святых, и семью Ярослава Мудрого, и изображение русских скоморохов, животных. Прекрасная иконописная, фресковая, мозаичная живопись наполняла и другие храмы Киева. Известны своей художественной силой мозаики Михайловского Златоверхого монастыря с их изображением апостолов, святых, которые потеряли свою византийскую суровость; лики их стали более мягкими. Дмитрий Сергеевич Лихачев обращал внимание и на то, что главным аргументом истинности веры русские люди объявляют ее красоту. И это не случайно! Академик Лихачев был уверен, что именно в силу этого представления о примате художественного начала в церковной и государственной жизни первые русские князья-христиане с таким усердием обстраивали свои города, ставили в них центральные храмы. Мир христианства привнес на Русь новый строительный опыт и традиции.

Развивалась каменная архитектура, градостроительство. Построенные в XI веке церкви до сего времени являются архитектурными центрами старых городов восточных славян: Софийский собор в Киеве, Софийский собор в Новгороде, Спасо-Преображенский собор в Чернигове, Успенский собор во Владимире и т.д. Никакие последующие храмы и строения не затмили собой того, что было построено в XI веке. Изучая достижения искусства домонгольской Руси, академик Лихачев обращает наше внимание на записки Павла Алеппского, путешествовавшего по России при царе Алексее Михайловиче и видевшего в Киеве развалины храма Софии: «Ум человеческий не в силах обнять ее (церковь Софии) по причине разнообразия цветов ее мраморов и их сочетаний, симметричного расположения частей ее строения, большого числа и высоты ее колонн, возвышенности ее куполов, ее обширности, многочисленности ее портиков и притворов» (2). В заключение хочется привести слова Александра Сергеевича Пушкина: «Величайший духовный и политический переворот нашей планеты есть христианство. В сей-то священной стихии исчез и обновился мир. История древняя есть история Египта, Персии, Греции, Рима. История новейшая есть история христианства».

И если понимать, что под историей Пушкин разумел, прежде всего, историю культуры, в том числе живопись, музыку, архитектуру и почти всю литературу в Древней Руси, то следует отметить, что находились они в орбите христианской мысли. Принятие христианства означало изменение всего строя жизни. Христианство проповедовало новую идеологию, прививало новые ценностные ориентиры, определяло духовные и нравственные приоритеты. Таким образом, мы можем констатировать, что христианство оказало огромное влияние на мировую культуру, став духовным стержнем на многие столетия.

Использованная литература 1. Герасимов П. Слово о законе и благодати митрополита Илариона Киевского. Православие на Дальнем Востоке. 2008. 2. Лихачёв Д.С. Крещение Руси в 988 году и государство Русь. Новый мир. 1988, №6, с. 249-258. 3. Парменов А. «Взятие Царьграда княгиней Ольгой». Православие. RU. 2007. 4. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. Издательство «Наука», 1987. 5. Солнцев Н. Апостол Андрей Первозданный – просветитель земли Русской. Православие. RU. 2013. 6. Святая равноапостольная княгиня Ольга. http://www.patriarchia.ru/db/ text/910247.html.

Минин С.В.



Другие новости и статьи

« Особенности нравственного воспитания в гимназиях Санкт-петербурга во второй половине XIX века

В интересах Минобороны до 2027 года планируется построить более 10,5 тыс. объектов »

Запись создана: Вторник, 1 Январь 2019 в 15:44 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Тепловая пушка электрическая цены. Оптовые Цены! Специальные Предложения
klimat-oren.ru
трубчатые радиаторы. Наличие на складе
otoplenieprof.ru

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы