4 Март 2019

Совершенствование уголовной ответственности за нарушение правил несения пограничной службы в связи с изменениями в законодательстве

oboznik.ru - Право военнослужащего на обжалование неправомерных действий
#право#военноеправо#пограничник#пограничнаяслужба#Россия

Аннотация. В статье представлены результаты анализа современного состояния и перспектив развития уголовной ответственности военнослужащих за нарушение правил несения пограничной службы, и на этой основе предложены изменения в уголовное законодательство Российской Федерации.

Ключевые слова: уголовная ответственность; дисциплинарная ответственность; военнослужащие; пограничная служба; пограничная деятельность.

За тысячелетия существования государств было перепробовано множество средств, применяемых в борьбе с преступностью. Однако и по сей день нацеленность на решение социальных проблем и укрепление правопорядка предпочтительно методами уголовно-правового воздействия сохраняется1 . Так, по мнению заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, УК РФ сохраняет избыточность уголовной репрессии. Кроме того, законодатель не всегда соотносит принимаемые акты с целями правового государства и конституционными ценностями2 .

Данная ситуация со второй половины минувшего ХХ в. в научной литературе определяется как «кризис наказания»3 , кризис уголовной политики и уголовной юстиции, кризис полицейского контроля. Очевидно, что карательные тенденции, долгое время определявшие общую направленность уголовной политики нашего государства, радикально не изменятся. Однако общественный запрос и политическая воля для изменений имеется. Например, внесенный Президентом Российской Федерации В. В. Путиным законопроект в внесении изменений в ст. 282 УК РФ4 , показывает вероятность реальных изменений уголовного законодательства, и в последующем правоприменительной практики. На этом общем фоне ряд событий, имевших место в 2014 — 2015 гг. в пограничных органах, показали необходимость изменения подходов к уголовной ответственности военнослужащих за деяния, предусмотренные ст. 341 УК РФ. Охрана государственной границы российского государства и способы ее осуществления в форме пограничной службы имеют многовековую историю. Однако, уголовная ответственность за нарушение правил несения пограничной службы была установлена сравнительно недавно5 .

Состав, аналогичный тому, который сейчас содержится в ст. 341 УК РФ, впервые появился в уголовном законодательстве в конце 50-х годов ХХ в. Привлечение к уголовной ответственности военнослужащих, в сравнении с ныне действующей нормой, тогда имело как минимум два существенных отличия: — первое — порядок привлечения к уголовной ответственности за воинские преступления (сохранившийся со времен Великой Отечественной войны) допускал возбуждение уголовного дела только с согласия командира воинской части; — второе — за аналогичные действия при смягчающих обстоятельствах военнослужащие наказывались в дисциплинарном порядке. В действующей ныне редакции ст. 341 УК РФ все «либеральные» послабления исключены. Ключевым охраняемым понятием являются «интересы безопасности государства». Военнослужащий пограничных органов с учетом его статуса является специальным субъектом1 . Расширение уголовной ответственности военнослужащих, как, впрочем, и других должностных лиц — это компенсация за дополнительные властные права, социальный статус, а также попытка предотвратить потенциальные угрозы преступного поведения2 .

Уголовная ответственность военнослужащих пограничных органов носит превентивный характер, поскольку действует принцип вменения вины (предполагается наличной гипотетическая3 возможность причинения вреда интересам безопасности государства). Уточнение в диспозиции ч. 1 ст. 341 УК РФ — «если это деяние … могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства» при нарушении правил несения пограничной службы военнослужащим, исполняющим обязанности пограничной службы, вызывает споры и обоснованную критику4 . Представляется, что с момента принятия действующего УК РФ прошло достаточно много времени, и существенно изменились социально-экономические факторы, которые должны повлиять на содержание уголовной ответственности, определенной ст. 341 УК РФ.

Но не только качественные изменения в составе военнослужащих пограничных органов заставляют обратить внимание на практику применения уголовной ответственности, но и содержание диспозиции ст. 341 УК РФ дает повод задуматься о необходимости и возможности изменений. Большинство исследователей, характеризуя преступления, включенные в гл. 33 УК РФ «Преступления против военной службы», их объект определяют через понятие «порядок прохождения военной службы»5 . Однако следует обратить внимание на одно обстоятельство. В соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы1 , прохождение военной службы включает в себя назначение на воинскую должность, присвоение воинского звания, аттестацию, увольнение с военной службы, а также другие обстоятельства (события), которыми в соответствии с законодательством определяется служебно-правовое положение военнослужащих.

Представляется, что ошибочно связывать данные элементы — этапы прохождения военной службы — с основаниями уголовной ответственности, предусмотренными ст. 341 УК РФ. Исследуя объект данного преступления, авторы трактуют его по-разному. В. Е. Чеканов полагает, что «объектом рассматриваемого преступления является установленный порядок несения пограничной службы, цель которого состоит в обеспечении неприкосновенности Государственной границы Российской Федерации, защите и охране экономических и иных законных интересов Российской Федерации в пределах приграничной территории, исключительной экономической зоны и континентального шельфа России», подчеркивая цель, ради которой этот порядок установлен и соблюдается — обеспечение неприкосновенности Государственной границы Российской Федерации и др.2 На очевидное обстоятельство обращает внимание Н. Е. Степаненко: «непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 341 УК РФ, является урегулированная правилами — федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации и иными подзаконными нормативными актами совокупность военно-служебных отношений, возникающих при несении пограничной службы3 .

Авторы комментария к УК РФ4 выделяют два объекта состава преступления, предусмотренного ст. 341: — основной — отношения в сфере несения военной службы; — дополнительный — отношения в сфере охраны интересов государства. В данном случае мы видим чрезмерно широкую трактовку объекта преступления. Понятия «военная служба», «отношения в сфере охраны интересов государства» гораздо шире понятия «правила несения пограничной службы». Следует согласиться с мнением В. Е. Чеканова, который отмечает, что ст. 341 УК РФ, будучи бланкетной, устанавливает ответственность за нарушение не всего объема правил, содержащихся в тех или иных нормативных правовых актах и регулирующих несение пограничной службы, а только тех, которые регулируют выполнение специальной задачи военнослужащим, включенным в состав пограничного наряда в целях ее достижения, и нарушение которых может причинить предусмотренный нормой вред5 . Для познания объекта анализируемого преступления необходимо учитывать наличие такого признака преступления, как причинение вреда (или возможности его причинения) интересам безопасности государства или наступившие тяжкие последствия. При этом полагаем, что отсутствие реальных предпосылок для наступления вреда интересам безопасности государства во всяком случае свидетельствует и об отсутствии состава преступления. Однако, вышеприведенные суждения сделаны без учета понятия «пограничная деятельность», которое предусмотрено ст. 11.1 Федерального закона «О федеральной службе безопасности».

Заметим, что уголовная ответственность по ст. 341 УК РФ установлена только за нарушение правил несения пограничной службы (иных обязанностей пограничной службы1 ), но с учетом новых положений действующего законодательства пограничная служба не охватывает таких служебных действий, осуществляемых в интересах охраны государственной границы Российской Федерации, как пограничный поиск и боевые действия. Следовательно, за допущенные нарушения при поиске нарушителей и ведении боя для отражения вооруженного вторжения, уголовная ответственность, по правилам действующего УК РФ, не предусмотрена2 . Обнаруживается неполнота правового регулирования.

Таким образом, с учетом появления понятия «пограничная деятельность» и иных, связанных с ним новых терминов, категорий и понятий, требуется существенная корректировка содержания ст. 341 УК РФ, в части уточнения объекта преступления (предлагаемый вариант новой редакции ст. 341 УК РФ содержится в выводах по настоящей публикации). Представляется, что объективная сторона нарушения правил несения пограничной 1 Что означает выражение «иные обязанности пограничной службы» (ч. 1 ст. 341 УК РФ)? Даже специалисты недостаточно точно трактуют положения ст. 341 УК РФ. Наличие сложностей в понимании ключевых понятий подтверждается следующими примерами. — первый: в одном из комментариев к ст. 341 УК РФ разъясняется: «Охрана государственной границы возложена на Пограничную службу Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Она обеспечивает контроль за соблюдением правил пограничного режима на границе». Авторы комментария упускают из внимания главный объект контроля — режим государственной границы; — второй: Н. Е. Степаненко полагает, что из диспозиции статьи 341 УК РФ следует, что несение пограничной службы осуществляется также путём исполнения иных обязанностей пограничной службы. Служебная деятельность остальных военнослужащих пограничных органов, не охраняющих границу, также называется «исполнением обязанности пограничной службы», но пограничную службу как специальный вид военной службы они не несут» (См.: Степаненко Н. Е. Проблемы уголовной ответственности военнослужащих за нарушение правил несения пограничной службы). 2 Обязанностью пограничных нарядов является ведение пограничного поиска и боя в интересах защиты и охраны государственной границы.

службы в действующей редакции включает в себя: а) общественно опасное умышленное либо неосторожное деяние, выраженное в нарушении правил несения пограничной службы по предупреждению, своевременному обнаружению и недопущению противоправного изменения прохождения государственной границы Российской Федерации, обеспечению соблюдения физическими и юридическими лицами режима государственной границы, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации; б) последствия в виде причинения вреда охраняемым УК РФ интересам безопасности государства (ч. 1 ст. 341 УК РФ) или наступления тяжких последствий (ч. 2 и 3 ст. 341 УК РФ); в) причинную связь между общественно опасным деянием и наступившим последствием.

Деяние в форме нарушения правил несения пограничной службы выражается в неисполнении правовых предписаний, определяющих порядок исполнения обязательных требований к несению этой службы, которые военнослужащий был обязан и мог выполнить. Однако ст. 341 УК РФ, будучи бланкетной, устанавливает ответственность за нарушение не всего объема правил, содержащихся в тех или иных нормативных правовых актах и регулирующих несение пограничной службы, а только тех, которые определяют порядок исполнения обязанностей, направленных на недопущение вреда интересам безопасности государства или тяжких последствий. Эта сложная взаимосвязь деяния и последствий, в т.ч. предполагаемых (гипотетических), обязывает следователя, прокурора и судью детально вникать в содержание многочисленных правил несения пограничной службы и выяснять насколько их нарушение могло причинить вред интересам безопасности государства. Обязательный элемент объективной стороны — последствия.

Их специфика заключается в том, что нарушение не только повлекло, но и с любой долей вероятности могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства (например, массовое пересечение иностранными гражданами государственной границы, угроза санитарно-эпидемиологическому благополучию населения и др.)1 . Указанные особенности предполагают обязательность установления и процессуального закрепления конкретных фактов нарушения правил несения пограничной службы с указанием норм, требования которых были нарушены. В дальнейшем это должно найти свое отражение в приговоре суда. Между тем, как отмечает Н. Е. Степаненко, по некоторым делам судьи ограничиваются лишь ссылкой на нарушения виновными правил несения пограничной службы, не раскрывая существо допущенного нарушения2 . Представляется, что для определения наличия объективной стороны преступления следователь и суд должны установить факт наличия реальной угрозы причинения такого вреда, то есть сделать вывод о том, что в момент нарушения правил несения пограничной службы имела место конкретная реальная угроза посягательства.

При отсутствии реальных предпосылок для наступления вреда интересам безопасности государства следует принимать решение об отсутствии составов данных преступлений. Между тем некоторые суды при рассмотрении подобных дел ограничивались лишь ссылкой на допущенное лицом нарушение, со ссылкой на гипотетическую угрозу3 . Полагаем, что при оценке вреда интересам безопасности государства (особенно не материального) необходимо учитывать характер отношений с сопредельными государствами. Степень «вредности» последствий нарушения правил несения пограничной службы для государственной границы Союзного государства России и Беларуси — одна, для границ Евразийского экономического союза — другая, иных стран — третья. В соответствии с диспозицией ст. 341 УК РФ субъектом4 данного преступления является лицо, входящее в состав пограничного наряда или исполняющее иные обязанности пограничной службы5 . Таким лицом может быть исключительно военнослужащий пограничного органа.

Однако, в соответствии с абз. 4 ст. 3 Закона Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации» охрана Государственной границы является составной частью защиты Государственной границы и осуществляется пограничными органами федеральной службы безопасности в пределах приграничной территории, Вооруженными Силами Российской Федерации в воздушном пространстве и подводной среде и другими силами (органами) обеспечения безопасности Российской Федерации в случаях и в порядке, определяемых законодательством Российской Федерации. Из данного текста очевидно, что Вооруженные Силы Российской Федерации и другие силы (органы) обеспечения безопасности Российской Федерации осуществляют охрану государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве и подводной среде. Ст. 31 — 34 Закона Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации» определяют формы участия военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в исполнении обязанностей пограничной службы. Следовательно, они также могут быть субъектами уголовной ответственности, предусмотренной ст. 341 УК РФ. Актуальной представляется постановка вопроса об уголовной ответственности оперативных сотрудников пограничных органов, участвующих в охране государственной границы в иных формах, например, оперативный поиск нарушителей государственной границы Российской Федерации.

Таким образом, требуется внесение изменений в УК РФ в части уточнения субъектов уголовной ответственности. Отметим также, что уголовное законодательство развивается по пути увеличения количества норм со специальным субъектом преступления, что позволяет конкретизировать признаки лица, привлекаемого к уголовной ответственности, и повысить гарантии прав личности от необоснованного уголовного преследования. Теперь о субъективной стороне преступления, предусмотренного ст. 341 УК УК РФ анализируемое преступление — ч. 1 и 2, характеризуются умышленной формой вины в форме прямого или косвенного умысла; квалифицированный состав, определенный ч. 3 — неосторожностью. Анализ действующего российского законодательства показывает, что уголовную ответственность и дисциплинарную ответственность военнослужащих можно считать дополняющими друг друга1 . Перечень грубых дисциплинарных проступков подтверждают этот тезис — их формулировки практически повторяют название некоторых статей главы 33 УК РФ. Положения ст. 28.2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в ч. 1 уточняют, что военнослужащий привлекается к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть за противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности2 .

Внимание на это обстоятельство обращается потому, что в соответствии с п. 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» к числу грубых дисциплинарных проступков отнесено нарушение правил несения пограничной службы. Логика законодателя представляется такой: если в нарушении правил несения пограничной службы имеется состав преступления — военнослужащий привлекается к уголовной ответственности, при отсутствии состава преступления — к дисциплинарной. Решающим основанием является форма вины: при совершении деяния, содержащего признаки, указанные в диспозиции ч. 1 и 2 ст. 341 УК РФ, но при недоказанности умысла на совершение преступления, военнослужащий может быть привлечен только к дисциплинарной ответственности.

Предшествующая правоприменительная практика в дореволюционной России несколько иначе решала вопрос ответственности военнослужащих. За нарушение общих обязанностей, отмечает Н. Е. Степаненко со ссылкой Воинский Устав о наказаниях 1869 г., уголовная ответственность наступала лишь в том случае, «если взыскание дисциплинарное» оказывалось «несоответствующим их поступкам», т. е. за «неважные» нарушения в карауле виновные подвергались дисциплинарным наказаниям1 . УК РСФСР от 27 октября 1960 г. в ст. 256 «Нарушение правил несения пограничной службы» за нарушение правил несения пограничной службы лицом, входящим в состав наряда по охране государственной границы СССР, при наличии смягчающих обстоятельств также предусматривал применение правил ДУ ВС СССР. Заметим, что в действующей системе мер правового воздействия на правонарушителя — военнослужащего имеется достаточно средств для эффективной и справедливой оценки деяния.

Так, например, одним из дисциплинарных взысканий, применяемых за дисциплинарный проступок, совершенный военнослужащим, является досрочное увольнение с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, применяемое к военнослужащему, проходящему военную службу по контракту. По мнению В. А. Навроцкого при дублировании признаков правонарушения, предусмотренного различными отраслями законодательства, приоритет должен отдаваться закону, предусматривающему менее суровые меры2 . Полагаем, что эта идея может применяться и военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. Подводя итоги анализа действующей редакции ст. 341 УК РФ напрашиваются следующие выводы и предложения: 1) уголовная ответственность военнослужащих пограничных органов за нарушение правил несения пограничной службы не в полной мере учитывает положения Федерального закона «О федеральной службе безопасности» (в части учета понятия «пограничная деятельность» и специфики статуса военнослужащего органов безопасности), Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающего основания дисциплинарной ответственности, и др.; 2) уголовная ответственность за нарушение правил несения пограничной службы во многом утратила актуальность в связи с изменением качества контингента военнослужащих пограничных органов; 3) необходимо расширить субъектный состав военнослужащих, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за нарушение правил несения пограничной службы. Имеются ввиду военнослужащие органов федеральной службы безопасности, исполняющие иные обязанности по охране и защите государственной границы Российской Федерации (кроме пограничной службы), военнослужащие других органов, в соответствии с законом привлекаемые к защите государственной границы Российской Федерации; 4) предлагается новый вариант ст. 341 УК РФ в следующей редакции: «Нарушение обязанностей по осуществлению пограничной деятельности

1. Умышленное уклонение от исполнения обязанностей по осуществлению пограничной деятельности (охране государственной границы Российской Федерации), повлекшее причинение вреда интересам безопасности государства или реальную (немнимую) возможность наступления такого вреда.

2. То же деяние повлекшее тяжкие последствия.»; 5) за неосторожное уклонение от исполнения обязанностей по осуществлению пограничной деятельности наступает дисциплинарная ответственность. Причиненный вред возмещается по правилам гражданского законодательства; 6) за неосторожное уклонение от исполнения обязанностей по осуществлению пограничной деятельности в форме небрежного или недобросовестного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия, уголовная ответственность наступает по правилам ст. 293 УК РФ «Халатность»

Библиография 1. Ахметшин, Х. М. Воинские преступления по советскому уголовному праву / Х. М. Ахметшин. — М., 1958. 2. Ахметшин, Х. М. Закон об уголовной ответственности за воинские преступления. Комментарий / Х. М. Ахметшин. — М., 1986. 3. Колесников, М. В. Вопросы разграничения преступлений, предусмотренных статьями 286 и 286.1 Уголовного кодекса Российской Федерации / М. В. Колесников // Молодой ученый. — 2016. — № 16. — С. 251—254. 4. Кашепов, В. П. О проблемах гуманизации уголовного законодательства при его обновлении / В. П. Кашепов // Журнал российского права. — 2003. — № 6. — С. 15—23. 5. Навроцкий, В. А. Соотношение уголовноправовых норм и норм законодательства об административной ответственности / В. А. Навроцкий // Соотношение преступлений и административных правонарушений. — М., 2003. 6. Степаненко, Н. Е. Проблемы уголовной ответственности военнослужащих за нарушение правил несения пограничной службы / Н. Е. Степаненко // Военное право. — 2009. — № 3. 7. Степаненко, Н. Е. Законодательство Российской империи об уголовной ответственности за нарушение правил несения пограничной службы и его влияние на формирование современного законодательства о прохождении военной службы / Н. Е. Степаненко // Российский военно-правовой сборник : Актуальные проблемы правового обеспечения прохождения военной службы в Российской Федерации. — Вып. 62. — М.: За права военнослужащих, 2006. — С. 371—375 8. Фатеев, К. В. О правомерности привлечения к дисциплинарной ответственности военнослужащего, который за совершение административного правонарушения привлечен к административной ответственности / К. В. Фатеев, С. С. Харитонов // Право в Вооруженных силах — военно-правовое обозрение. — 2010. — № 11 (161). — С. 18—21. 9. Фатеев, К. В. О содержании понятий воинской дисциплины, воинского дисциплинарного проступка и дисциплинарной ответственности военнослужащих / К. В. Фатеев, С. С. Харитонов // Право в Вооруженных Силах — военно-правовое обозрение. — 2012. — № 1 (175). — С. 10—18. 10. Харитонов, С. С. О справедливости и законности дисциплинарных взысканий / С. С. Харитонов // Военно-юридический журнал. — 2018. — № 11. — С. 15—18. 11.Чеканов, В. Е. Нарушение правил несения пограничной службы (научно-практический комментарий к ст. 341 УК РФ) / В. Е. Чеканов // Право в Вооруженных Силах — военно-правовое обозрение. — 2004. — № 5.

Щербак С. И.

Другие новости и статьи

« Как перевести деньги на банковскую карту военнослужащего по призыву?

Как отследить доставку посылки военнослужащему по призыву? »

Запись создана: Понедельник, 4 Март 2019 в 4:23 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика