Правовые проблемы обеспечения военнослужащих жилыми помещениями



Правовые проблемы обеспечения военнослужащих жилыми помещениями

oboznik.ru - Перечислена значительная сумма на счета жилищных субсидий
#расквартирование#жилье#субсидии#финансы#квартиры

Аннотация. В статье обозначены правовые проблем обеспечения военнослужащих жилыми помещениями. В частности, затронуты вопросы: понимания и соотношения терминов «жилища» и «жилого помещения»; нормы площади служебного жилого помещения, предоставляемого военнослужащему; учетной нормы площади жилого помещения; субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим.

Ключевые слова: жилище, жилое помещение, нормы площади служебного жилого помещения, учетная норма, субсидии, военнослужащий.

Обеспечение военнослужащих жилыми помещениями имеет важное значение для государства и общества. Значимость обеспечения военнослужащих жилыми помещениями влияет на качество и эффективность решения задач по обеспечению безопасности страны. Этот вопрос постоянно находит отражение на страницах журнала «Военное право» (так только за последний год опубликовано не менее десятка статей на эту тему)1 .

Вместе с тем существует много проблем такого рода обеспечения, затронуть и рассмотреть все из которых в рамках одной статьи не представляется возможным. В тоже время видение таких проблем и их понимание являются необходимым условием решения этих самых проблем. О каких проблемах и о чем, в частности, может идти речь? В первом приближении видения этих проблем, одними из них могут быть следующие. 1. Ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Закон о статусе военнослужащих) называется «право на жилище», а в ее содержании речь идет о праве военнослужащих на жилые помещения. Жилище и жилое помещение это не одни и те же термины, они разные по содержанию своего смыслового объёма. Термин жилище не определяется в ни в упомянутом Законе о статусе военнослужащих, ни в ГК РФ, ни в ЖК РФ, но его легальная, законодательная дефиниция обозначена в примечании к ст. 139 УК РФ. Здесь под жилищем понимается: 1) индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями; 2) жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания; 3) иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания. В этой трактовке нельзя однозначно понять, что же собой представляет жилище — дом, помещение, строение, и приемлемо ли оно к вопросам обеспечения военнослужащих? Иначе понимание жилища рассматривается в научной литературе.

Так, по мнению исследователей, «под жилищем следует понимать всякое (курсив – П.М.) помещение, предназначенное или приспособленное для постоянного или временного проживания людей»1 . Авторы полагают, что «понятием «жилище» охватываются: жилые комнаты, места общего пользования (коридор, ванная, туалет, балкон, веранда), подвал, чердак, кухня, пристройки, надворные постройки хозяйственного назначения, комнаты в гостинице, санатории, дома отдыха, отдельная палата в больнице, палатка, охотничий или садовый домик»2 . Они же приравнивают к жилищу «… транспортные средства, находящиеся в частной собственности или только во владении и пользовании граждан; личные гаражи независимо от места их расположения; отдельное купе в поезде или отдельная каюта на корабле», ящики из-под холодильников, палатки, шалаши, пещеры и т.д. 3

Такой «широкий» подход к пониманию анализируемого термина позволяет довести суждения до абсурда, когда военнослужащий может быть обеспечен жилищем в виде палатки, шалаша, пещеры, ящика и т.п., что собственно не допустимо. Поэтому следует либо легально определить термин «жилище», которое было бы приемлемым и не позволяло доводить его понимание до абсурда, либо исходить из понимания жилого помещения, закрепленное в ЖК РФ, в ч. 2 ст. 15 которого жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Можно полагать, что термины «жилище» и «жилое помещение» соотносятся как общее и част. С одной стороны, понятие жилище включает в себя, в том числе, и жилое помещение.

С другой стороны, жилище — весьма объемный по своему смысловому содержанию термин, когда относят к нему подвалы, чердаки, гаражи, пещеры, шалаши, транспортные средства, которые не могут считаться жилыми помещениями. В этой связи думается, что название ст. 15 Закона о статусе военнослужащих следует привести в соответствие с её содержанием. 2. Согласно п. 1 ст. 15 Закона о статусе военнослужащих военнослужащим и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Закрепленный в этом пункте названной статьи анализируемого закона термин «служебное помещение» не определяется действующим законодательством4 . Здесь же в этой норме сделана весьма абстрактная бланкетная отсылка на федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в части норм и порядка предоставления военнослужащим служебных помещений. В самом деле, о каких федеральных законах и иных нормативных актах здесь идет речь, в которых бы были установлены нормы и порядок предоставления военнослужащим служебных жилых помещений?1 Служебные жилые помещения, согласно ст. 92, 99 и 100 ЖК РФ, отнесены к специализированному жилищному фонду; предоставляются на основании решений собственников таких помещений либо по договорам найма специализированного жилого помещения, либо для социальной защиты отдельных категорий граждан по договорам безвозмездного пользования.

К договорам найма специализированного жилого помещения применяются правила, предусмотренные ст. 65 (права и обязанности наймодателя жилого помещения по договору социального найма), ч. 3 и 4 ст. 67 (права и обязанности нанимателя жилого помещения по договору социального найма) и ст. 69 (права и обязанности членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма) ЖК РФ. На основании ст. 104 ЖК РФ служебные жилые помещения предоставляются гражданам в виде жилого дома, отдельной квартиры, понятие которых раскрывается в ст. 16 этого же кодекса, но по каким нормам площади служебного жилого помещения оно предоставляется военнослужащему? Применимы ли в этом случае нормы права, регламентирующие отношения по договорам социального найма жилого помещения? Если учитывать норму предоставления площади жилого помещения, предусмотренные ст. 50 ЖК РФ, то здесь такая норма точно не закреплена, а говорится о норме предоставления площади жилого помещения по договору социального найма, представляющей собой минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма. При этом такая норма устанавливается органом местного самоуправления (курсив — П.М.) в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемыми по договорам социального найма, и других факторов. Применительно к такому муниципальному образованию как город Новосибирск, норма предоставления площади жилого помещения по договору социального найма установлена в размере не менее 15 кв. м. общей площади жилого помещения на каждого члена семьи, что предусмотрено п. 4.2 Положения о порядке управления и распоряжения муниципальным жилищным фондом города Новосибирска2 .

Однако, если соотносить названную норму предоставления жилого помещения по договору социального найма, т.е. не менее 15 кв. м. на одного человека на основании Решения городского Совета Новосибирска от 28 сентября 2005 № 94, и норму предоставления военнослужащему жилого помещения по договору социального найма, т.е. 18 кв. м. на основании п. 1 ст. 15.1 Закона о статусе военнослужащих, то возникает вопрос о приоритете юридической силы этих норм? Казалось бы, что упомянутое Решение городского Совета Новосибирска от 28 сентября 2005 г. № 94 является подзаконным нормативным правовым актом, и в этом случае должны иметь приоритет по юридической силе нормы права Закона о статусе военнослужащих. Вместе с тем Решение городского Совета Новосибирска от 28 сентября 2005 г. № 94 принято на основании требований ч. 2 ст. 50 ЖК РФ, предусматривающей право органа местного самоуправления устанавливать норму предоставления площади жилого помещения по договору социального найма. При этом ч. 8 ст. 5 ЖК РФ закреплено, что в случае несоответствия норм жилищного законодательства, содержащихся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актах органов местного самоуправления, положениям ЖК РФ применяются норма права последнего. Следовательно, необходимо либо п. 1 ст. 15.1 Закона о статусе военнослужащих привести в соответствие с ч. 2 ст. 50 ЖК, либо внести соответствующие изменения в ч. 2 ст. 50 ЖК РФ.

Если учитывать Порядок предоставления военнослужащим войск национальной гвардии России жилых помещений по договору социального найма, утвержденного Приказом Росгвардии от 28 сентября 2018 г. № 431, то здесь, во-первых, сделана отсылка к ст. 15.1 Закона о статусе военнослужащих, где речь идет о тех же 18 кв. м., и, вовторых, нет упоминания о служебном жилом помещении. При этом пунктом 4 названного Порядка закреплено, что в случае невозможности предоставления военнослужащим жилых помещений по нормам, установленным ст. 15.1 ФЗ о статусе военнослужащих, при их согласии могут предоставляться меньшие (курсив — П.М.) по площади жилые помещения, т.е. тем самым нарушаются требования закона в этой части. 3. Правилами признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. № 512, не установлена конкретная учетная норма площади жилого помещения, а сделана абстрактная отсылка к «законодательству по месту прохождения военной службы». Если по этому вопросу принимать во внимание ч. 4 ст. 50 ЖК РФ, то учетной нормой площади жилого помещения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Здесь же закреплено, что учетная норма устанавливается органом местного самоуправления (курсив — П.М.). Размер такой нормы не может превышать размер нормы предоставления, установленной данным органом. В соответствии с п. 4.1 Положения о порядке управления и распоряжения муниципальным жилищным фондом города Новосибирска, учетная норма площади жилого помещения установлена в размере 12 и менее кв. м. общей площади жилого помещения на каждого члена семьи1 . Следовательно, если военнослужащий проходит службу в воинской части, дислоцированной на территории города Новосибирска, то он будет признан нуждающимся в жилом помещении при условии проживания в жилом помещении общей площади 12 и менее кв. м. на одного члена семьи.

Если военнослужащий и члены его семьи проживают в помещении общей площадью более 12 кв. м. на каждого, то он не может быть признан нуждающимся в жилом помещении. Вместе с тем ч. 6 ст. 50 ЖК РФ установлено, что федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, законами субъектов федерации, устанавливающими порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма определенным категориям граждан могут быть установлены иные учетные нормы. В этой связи думается, что такие учетные нормы применительно к военнослужащим должны быть унифицированы в России, и не зависеть от органов местного самоуправления, что требует также внесения изменений в упомянутые нормативные правовые акты. 4. В пункте 10 Порядка предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим, утвержденного приказом Росгвардии от 28 сентября 2018 г. N 428 закреплено, что расчет размера жилищной субсидии осуществляется жилищной комиссией в порядке, установленном Правилами, но какими именно — не указано. Возникают также и вопросы о расчете этих субсидий. Если речь идет о Правилах расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляе-

мой военнослужащим1 , то здесь нормативы общей площади жилого помещения в размере 33 и 42 кв. м. не соответствуют 18 кв. м., установленных ст. 15.1 Федерального закона о статусе военнослужащих. При этом норматив стоимости 1 кв. метра общей площади жилого помещения определяется Минстроем России. По Новосибирской области такой норматив установлен ведомством на 2019 г. в размере 45 802 руб. / кв. м. Однако, реальная средняя рыночная стоимость 1 кв. метра общей площади жилого помещения в городе Новосибирске на 30 — 40 % выше установленной Минстроем России. В других городах и поселениях России также реальная рыночная стоимость одного кв. метра существенно отличается от установленной Минстроем России. При расчете также учитываются так называемые «поправочные коэффициенты» с учетом общей продолжительности военной службы (1,85; 2,25; 2,375). Однако, насколько научно обоснованы эти поправочные коэффициенты? 5.

Правовую основу жилищного обеспечения военнослужащих составляют: Конституция Российской Федерации, ГК РФ, ЖК РФ, Федеральный закон «О статусе военнослужащих», Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 117-ФЗ «О накопительноипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих», иные законодательные акты, а также довольно обширная совокупность подзаконных нормативных правовых актов, в том числе ведомственного уровня. В настоящее время принято и действует достаточно большое количество нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность военных организаций и военнослужащих. Количество таких нормативных актов должно приобрести качества их систематизации, в том числе и по вопросам обеспечения военнослужащих жилыми помещениями.

Библиография 1. Гайдин, Д. Ю. Экспансия принципа однократности жилищного обеспечения военнослужащих и размышления на тему судебного нормотворчества / Д. Ю. Гайдин // Военное право. 2018. № 1. С. 113—122. 2. Иванов, В. Ю. Правовые последствия ошибочного включения военнослужащего в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения / В. Ю. Иванов // Военное право. — 2018. — № 3. — С. 153—155. 3. Казаков, Д. А. Правовое регулирование формирования специализированного жилищного фонда федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба / Д. А. Казаков // Военное право. — 2018. — № 4. — С. 112—121. 4. Калинин, С. И. Особенности классификации норм права по вопросам жилищного обеспечения военнослужащих и членов их семей и о практике применения судами законодательства в рассматриваемой сфере / С. И. Калинин // Военное право. — 2018. — № 1. — С. 123—127. 5. Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общей ред. Б. Н. Топорнина, Ю. М. Батурина, Р. Г. Орехова. — М.: «Юридическая литература», 1994. 6. Корякин, В. М. Проблемные вопросы правового регулирования некоторых прав российских военных пенсионеров из числа бывших военнослужащих Украины / В. М. Корякин // Военное право. — 2018. — № 1. — С. 128—131. 7. Трофимов, Е. Н. Возвращаясь к опубликованному: к вопросу о сохранении за некоторыми категориями граждан, проживающих на территории бывших закрытых военных городков, права на получение государственного жилищного сертификата для приобретения жилья за пределами этих городков в свете изменений действующего законодательства / Е. Н. Трофимов // Военное право. — 2018. — № 2. — С. 100—107. 8. Трофимов, Е. Н. К вопросу о выселении из служебных жилых помещений бывших членов семьи военнослужащего / Е. Н. Трофимов // Военное право. — 2018. — № 3. — С. 160—166. 9. Трофимов Е. Н. К вопросу о праве на дополнительную общую площадь жилого помещения офицеров, получивших воинское звание «полковник», «капитан 1 ранга» в период пребывания в запасе / Е. Н. Трофимов // Военное право. — 2018. — № 1. — С. 132—134. 10.Фатеев, К. В. О некоторых проблемах злоупотребления правом на предоставление жилого помещения военнослужащему в период военной службы и его правовых последствиях / К. В. Фатеев, С. С. Харитонов // Право в Вооруженных Силах — военно-правовое обозрение. — 2010. — № 5 (155). — С. 31 — 34. 11. Харитонов, С. С. О некоторых вопросах реализации права военных прокуроров на дополнительную жилую площадь до 2017 года / С. С. Харитонов // Военное право. — 2017. — № 5 (45). — С. 168—173. 12. Харитонов, С. С. К вопросу об обоснованности отказа военнослужащего от предоставляемого ему специализированного жилого помещения / С. С. Харитонов// Военное право. — 2017. — № 6 (46). — С. 167—176. 13. Харитонов, С. С. О нормах предоставления служебных жилых помещений военнослужащим / С. С. Харитонов // Военно-юридический журнал. — 2017. — № 12. — С. 11—15.

© Потапов М. Г.



Другие новости и статьи

« О некоторых объективных и субъективных причинах снижения уровня социальной защиты ветеранов военной службы и ветеранов труда

О рефинансировании ипотечного кредита, ранее полученного участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих »

Запись создана: Пятница, 29 Март 2019 в 20:17 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы