Роль мифа для человека и общества



Ежегодно 20 июня Военно-морской флот России чествует специалистов минно-торпедной службы. Профессиональный праздник этого подразделения был учрежден в 1996 году приказом Главнокомандующего ВМФ России — в память о первом успешном применении минного оружия российскими моряками. Согласно историческим источникам, в 1855 году, во время Крымской войны, англо-французская эскадра вошла в Финский залив, чтобы атаковать российские военно-морские базы, в первую очередь, Кронштадт.

Чтобы защитить свои рубежи, русским морякам пришлось применить минное оружие. В результате противник потерял четыре боевых корабля и отказался от нападения. А торпеду впервые в истории применил будущий вице-адмирал Степан Макаров в ходе Русско-турецкой войны (1877—1878). В ночь на 14 января 1878 года он атаковал турецкий сторожевой пароход «Интибах» на батумском рейде. Торпеда попала в цель и затопила вражеский корабль. 

Не меньший профессионализм и мужество проявили специалисты минно-торпедной службы и в годы обеих мировых войн, защищая рубежи страны. Сегодня мины и торпеды составляют основу вооружения Войск береговой обороны, в чьи обязанности входит защита пунктов базирования сил ВМФ РФ, портов и других важных участков побережья. Кроме того, торпедное оружие входит в комплектацию торпедных подводных лодок. Их предназначение — оборона от подводного флота противника, а также эскортирование ракетных подводных лодок и надводных кораблей.


Роль мифа для человека и общества

oboznik.ru - К вопросу об использовании средств информационной войны в российской прессе в XXI веке (на примере событий на Украине)
#миф#реальность#информация#информационнаявойна

Одной из наиболее важных проблем изучения мифа является вопрос о роли мифа для человека и общества. Что в информационном обществе, становится во многом решающим. Ведь в рамках мифа идёт формирование человеческого сознания, происходит социализация личности [1], и общество обретает свое особое «лицо» [2]. Но главная заслуга его в том, что он обеспечивает процесс духовной самоорганизации общества, гармонизируя отношения, выявляя и усваивая социальные ценности и приоритеты, соединяя разум и подсознание, логику и чувства, воплощая их в особом психофизическом состоянии единства с миром, делающим мир человекомерным.

Следовательно, его роль и функции для общества незаменимы, поскольку позволяют синтезировать, насыщая творческой энергией, то, что сознание и логика произвольно разделяют. Благодаря этому, в мифе выражается связь с глубинными истоками жизни, придающая значимость человеческому существованию, обеспечивающая ощущение космического единства мира и человека через переживание личной ситуации и постижение всеобщего, позволяющая мифам влиять на образование культур, цивилизаций, эпох, формировать основные идеи, лежащие в основе их развития, давать смысл истории, смысл духовной работы каждого человека, её подчинения главным идеям, господствующим в обществе в определённый исторический момент [3].

И люди постоянно занимаются мифотворчеством, потому что оно даёт ощущение понимания происходящего и вызывает переживание вечного [4]. Оно задевает людей за живое, захватывает, наполняет, очаровывает, вводит в соблазн и даёт силы жить, а они живут мифами, которые создают сами. Участвуют в их становлении и переживают их. Носят их в себе, прогоняют через себя, наполняют ими себя. И, в конечном счёте, становятся мифами сами – для себя и для других.

Отчего создаётся впечатление, что люди запутались в мифе, как в собственной тени, не имея возможности убежать от неё, когда власть мифа определяется зависимостью по принципу: чем мы владеем, владеет нами. «Сети» вещей, идей, установок, желаний, привычек и привилегий, липнущих к нам, принятых и обоснованных нами, как нужные, делают нас зависимыми от них и заложниками обстоятельств. И миф в их числе. В результате длительных и плодотворных исследований мифологов обнаружилась общая склонность человеческого ума к созданию мифов при ярко выраженном сознательном их отторжении на рациональном уровне [5]. Но потребность в мифотворчестве оказалась при всех усилиях неустранимой, постепенно подводя исследователей к мысли, что миф является важным и неизбежным продуктом человеческой деятельности и следствием его физических и духовных потребностей [6]. Согласно данному представлению, дело не в сущности предмета, а в том смысле, который человек в него вкладывает [7]. А смысл зависит от отношения. Отношение в свою очередь формируется средой и личными качествами человека. Человека-творца. Творца миров, потому что кем бы ни был он, принцем или нищим, великим мыслителем, художником или презираемым всеми местным «дурачком», он будет творить в большей или меньшей степени осознанности свои особые миры. Миры, которые рождаются в нём, в нём живут и с ним умрут, когда придёт время. Миры, с точки зрения современной науки, представляющие собой типичные мифологии [8]. Эти свои, воспринимаемые как истинная реальность мифологии человек несёт в себе всю жизнь, руководствуясь ими в каждом своём действии и отражая их в произнесённых им фразах и словах, проявляя их в жестах и выражениях лица, раскрывая их в ритуалах и имитациях.

Иногда, если есть талант отражать свой мир посредством слов, сюжетов и образов, человек доверяет его холсту, бумаге, а сейчас чаще всего интернету. Но на сам характер индивидуального и масштаб массового мифотворчества последнее обстоятельство принципиально не влияет, оставляя для большинства людей его на уровне неосознанности, ограничиваясь объяснениями, что человек просто ТАК видит, ТАК слышит, ТАК, а не иначе понимает. Что, по сути, означает, что у него есть свой мир, а, следовательно, и своя мифология [9]. Мифология, подготовленная и воспитанная средой и помноженная на его личные качества. Мифология, воспринимаемая им как осмысленная реальность. Более того, выяснилось, что люди, сами того не зная, общаются друг с другом посредством мифов, внося в это общение те необходимые для каждого искажения, которые позволяют не просто понять объект общения, но понять его так, как человек хочет. Как ему удобнее. А если ещё точнее: вся система ОБЩЕНИЯ человека с природой, вещами, книгами, людьми, умершими и живыми, обществом и даже с Богом в той или иной степени строится на мифах. Ведь миф – это способ одухотворенного существования, соотнесённого с высшими мировыми и человеческими ценностями, понятыми и реализуемыми в соответствии с настоящим моментом.

Он - способ понять окружающую нас СРЕДУ во всей её полноте и значимости; голос всех живших до нас поколений, оставивших в нашей загнанной в подсознание коллективной памяти своеобразные «генетические зарубки», полученные ценой огромной крови, безмерного страдания и гибели тысяч и тысяч наших безвестных предков. Они оставили нам в мифах то самое важное, что с точки зрения выживания человека как вида может оказаться определяющим, как генетически заложенная в насекомых программа поведения, которая позволяет им существовать. И если это так, тогда становится ясным, что миф – не просто «человеческий продукт». Это – нечто несравненно большее. Это «язык Бога», применительно к нам. Тот язык, посредством которого мир не только передает нам самую сокровенную информацию, но и бросает нам Вызов, чтобы услышать звучащий на том же языке наш Ответ. Этот ответ мы иногда слышим через века. Не случайно в период наивысшего могущества Великобритании английский историк Т. Карлейль спрашивал у своих соотечественников, что им дороже: Индия или Шекспир? И отдавал предпочтение последнему: «мы не можем обойтись без Шекспира.

Настанет день, и Индия не будет принадлежать нам, но Шекспир будет существовать всегда» [10]. Отчасти в этом и заключается сила и один из главных уроков мифотворчества, о котором Т. Карлейль не говорил. Но что есть Шекспир для человеческого сознания? Какие образы всплывают в человеческой душе при упоминании его имени? Что дал он нам, если не великие мифы? И чем до сих пор питает, и будет питать? Поэтому, чтобы понять, какую роль играют мифы в нашей жизни, достаточно напомнить, что мифологическое мышление стало той основой, на которой выросло всё здание мировой культуры, включая религию, искусство и даже науку. Так, согласно известному философу Э. Кассиреру, миф, наряду с языком, искусством и наукой, составляет краеугольную основу человеческой культуры и в этом качестве не может быть ничем заменён [11]. Более того, культура не только во многом обязана мифу своим возникновением, но вообще без всевозможных форм мифотворчества не может существовать, так как мифотворчество выступает одним из основных способов её постоянного развития [12].

Литература 1. Липатова Т. Б. Мифология и ее роль в становлении личности: дис. … канд. филос. наук. СПб., 2007. 149 с. 2. Гулыга А. В. Пути мифотворчества и пути искусства // Новый мир. 1992. №5. С. 110-141.

3. Иванов А. Г. Архаическое и современное мифологическое сознание: социальнофилософский аспект / Дис. … канд. филос. наук. Воронеж, 2006. 201 с. 4. Элиаде М. Священное и мирское / Пер. с фр., предисл. и коммент. П. К. Табровского. М.: Изд-во МГУ, 1994. 144 с. 5. Ставицкий А.В. Современная мифологика: опыт постижения Иного. Севастополь: Рибэст, 2012. 192 с. 6. Сартр Ж.-П. Воображаемое. Феноменологическая психология восприятия. СПб.: Наука, 2002. 319 с. 7. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 378 с. 8. Ставицкий А.В. Онтология современного мифа. Севастополь: Рибэст, 2012. 543 с. 9. Воскобойник Е.С. Миф как способ формирования смыслового поля культуры // Слишком человеческое: диалекты философии. Вып.1. М.: Современные тетради, 2006. С. 201-208. 10. Парандовский Я. Алхимия слова. Петрарка. Король жизни: Пер. с польского / Сост. и вступ.ст. С. Бэлзы; Ил. П. Сацкого. М.: Правда, 1990. С. 299. 11. Кассирер Э. Феноменология познания. М., СПб.: Университетская книга, 2002. Т. 2. Мифология. 280 с. 12. Ставицкий А.В. Современный миф и его основные функции. Севастополь: Рибэст, 2012. 238 с

Ставицкий А.В.



Другие новости и статьи

« Т-50: Неудачная судьба лучшего лёгкого танка РККА

Миссия России »

Запись создана: Вторник, 23 Апрель 2019 в 18:39 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы