Пакт Молотова-Риббентропа: каким должно было быть прошлое, или причины «вечности» историко-политических мифов



Пакт Молотова-Риббентропа: каким должно было быть прошлое, или причины «вечности» историко-политических мифов

oboznik.ru - Пакт Молотова-Риббентропа: каким должно было быть прошлое, или причины «вечности» историко-политических мифов
#пакт#политика#СССР

Интерпретация исторического прошлого как сложного объекта для научного ана-лиза может быть применена в качестве инструмента государственной информационной политики, используемой в современных условиях для защиты национальных интересов государства как в глобальном, так и во внутреннем информационном пространстве. При этом, как отмечалось ранее, логика генезиса государственности демонстрирует, в том чис-ле, повышенное стремление властной элиты навязать социуму удобную себе идеологию, позиционируя её как национальную [1, с.4]. В этих условиях мифотворческий процесс приобретает своего рода искусственный характер, становясь неотъемлемой чертой госу-дарственной информационной политики.

Пакт Молотова-Риббентопа

Данная ситуация обусловливается стремлением государства искать наиболее эффективные способы управляющего информационно-психологического воздействия на общественное сознание, цель которого можно рассмат-ривать как трансформацию и иногда частичная модификацию некоторых свойств соци-альной системы [2, с. 196], за счёт чего идёт процесс легитимации властной элиты в со-знании социума. В этой связи историко-политический миф, способный сакрализировать как историческую реальность, так и псевдореальность, является неотъемлемой частью государственной идеологии, выступая, как и любой политический миф, по известному выражению Э.Кассирера, в качестве «операционного инструмента для достижения кон-кретных политических целей», частично изменяющего людей, «чтобы потом иметь воз-можность регулировать и контролировать их деяния» [3, с. 63].

Как уже отмечалось ранее, большая часть историко-политических мифов актуальна в лишь конкретной социополитической ситуации, но некоторые, наиболее «удачные», способны к возрождению [1, с.5] при сходной социополитической ситуации и/или заказе властной элиты, поскольку такие мифы за счёт исторических экстраполяций в условиях достаточно жёсткого современного информационного противоборства могут выставить властную элиту любого государства в наиболее положительном историческом ракурсе, обелить её негативные с современной точки зрения поступки, отвлечь общественное вни-мание путём представления специально подготовленной интерпретации исторических со-бытий или же тотального замалчивания части из них, ретранслируя архетипическое вос-приятие прошлого на настоящее, что обеспечивает институциональное бытие власти [4, с. 256.]. И тогда, по утверждению американского футуролога Г.Кана, лояльно-предсказуемое прошлое становится итогом интерпретационного «ремесленничества» в угоду огосударствлённому настоящему [Цит. по: 4, с. 256].

Упрощая и упорядочивая ис-торическое прошлое, жёстко конкретизируя его интерпретацию, политико-ист орический миф, будучи по природе ситуативным, снимает все возможные противоречия, ликвидиру-ет сомнения и неясности, становясь чистым affirmo [5, с. 357.]Историко-политический миф как специально подготовленная информация с задан-ными семантическими параметрами, как и политические мифы, имеет информационный кокон, формирующийся вокруг определённого ядра [5, с. 357.], которое отличается повы-шенной константностью при возможности трансформации сопровождающего его инфор-мационного кокона. При этом следует отметить, что формирование ядра части историко-политических мифов может протекать в течение длительного периода, и только тогда миф приобретает законченный вид.

К числу таких мифов относится историко-политический миф о «вынужденном» характере заключения Пакта о ненападении Германии и СССР (Пакта Молотова-Риббентропа, 23.08.1939 г.) в ситуации приближающейся мировой вой-ны, дабы оттянуть её начало для Советского Союза.Конкретная политическая ситуация, потребовавшая конструирования итогового семантического ядра данного мифа, связана со вторжением Германии в 04:00 (мск.) и объ-явлением ею войны СССР в 05:00 (мск.) 22.06.1941 г., поскольку предвоенная (после авгу-ста 1939 г.) официальная советская политическая риторика, переведя острие информаци-онной атаки на страны западной демократии, перестала представлять Германию как «непримиримого врага» СССР, формируя относительно лояльное восприятие Германии и существующего там режима в общественном сознании. В этой связи властной элите необ-ходимо было преодолеть возможную «расстыковку» в сознании социума, ни в коем случае не представляя причину заключения Пакта как свой просчёт, недальновидность и пр., по-скольку война всё же началась. Ключевая идея этого мифа была озвучена И.В.Сталиным в его первой с начала войны речи по радио 3.07.1941 г., где утверждалось: «Мы обеспечи-ли нашей стране мир в течение полутора годов и возможность подготовки своих сил для отпора, если фашистская Германия рискнула бы напасть на нашу страну вопреки пакту. 

Это определенный выигрыш для нас и проигрыш для фашистской Германии» [6]. В отно-сительно законченный вид семантическое ядро данного мифа приводится после оконча-ния войны бывшим послом СССР в Великобритании И.М.Майским и самим В.М.Молотовым, увязавшим заключение Пакта с так называемым «провалом» Москов-ских переговоров 1939г.В наиболее обобщённом виде позиция была озвучена в Большой советской энцик-лопедии (БСЭ), в которой можно выделить следующие тезисы: 1. «Враждующие капита-листические группировки, борясь друг с другом, одновременно стремились уничтожить СССР. <…> Западные державы хотели втянуть СССР в войну против Германии один на один». 2. «Переговоры, продолжавшиеся до середины августа 1939, не дали результатов из-за саботажа Парижем и Лондоном советских конструктивных предложений». 3. «Пози-ция западных держав предопределила срыв московских переговоров и поставила Совет-ский Союз перед альтернативой: оказаться в изоляции перед прямой угрозой нападения фашистской Германии или, <…> подписать предложенный Германией договор о ненапа-дении и тем самым отодвинуть угрозу войны». 4. И, как следствие из «вынужденного», но «выгодного» тогда для СССР решения, выводилось то, что «обстановка сделала неизбеж-ным второй выбор. Заключённый 23 августа 1939 советско-германский договор способ-ствовал тому, что, вопреки расчётам западных политиков, мировая война началась со столкновения внутри капиталистического мира» [7].

Именно в таком ключе Пакт Молото-ва-Риббентропа подавался в трудах советских историков до эпохи Перестройки. К приме-ру, один из ведущих советских специалистов по данному периоду В.Я.Сиполс утверждал, что «решение советского правительства было фактически вынужденным, но дальновид-ным и обоснованным в условиях, когда добиться эффективной англо-франко-советской коалиции не удалось» [Цит. по: 8].Отход властной элиты от политики вмешательства в результаты научных исследо-ваний в социогуманитарных науках в 1990-х гг. отразился на их развитии: подрывается тотальность марксистской методологии, снижается степень идеологизированности науч-ных исследований, минимизируетсяих «заказанность» властью, публикуется ряд засекре-ченных ранее материалов (в том числе, документы по европейской политической обста-новке), что привело к началу дискуссий вокруг причин заключения Пакта, что позволило выдвинуть иные интерпретации причин и смысла заключения СССР и Германией этого договора и способствовало демифологизации мифа о «вынужденном» характере заключе-ния Пакта Молотова-Риббентропа, переведя проблему в сферу науки и публицистики.Формируется несколько основных точек зрения относительнопричин и последствий заключения Пакта о ненападении между СССР и Германией.1. СССР сам стремился к долгосрочному союзу с Германией.

Был высказан ряд со-мнений в возможности нападения Германии на СССР в 1939 г. в отсутствии Пакта о ненападении на основе анализа военно-стратегических возможностей Германии в тот период, а отсутствии у Гитлера планов нападения на СССР при возможной угрозе войны со стороны Великобритании и Франции (гарантии Польше от 25.08.1939 г.). Исследователи ссылались на то, что для Сталина Московские переговоры (1939 г.) не могли принести реальных пре-имуществ, полученная СССР информация о секретных переговорах Великобритании с Германией за спиной у Франции и Советского Союза могла убедить Сталина в эфемерно-сти союзнических обязательств стран западных демократий, в то время, как Германия настойчиво предлагала реальные условия и весьма выгодные экономические предложе-ния, гарантирующие поставки в СССР оборудования и военной техники, а разграничение сфер интересов не встречало абсолютно никакого понимания у Великобритании и Фран-ции на Московских переговорах. Как отмечал Сталин в беседе с Г.Димитровым, «англи-чане и французы хотели иметь нас в батраках и за это ничего не платить. Мы, конечно, не пошли бы в батраки и ещё меньше, ничего не получая»[Цит. по: 8]. По мнению М.И.Мельтюхова, дальнейшее развитие ситуации как раз свидетельствовало именно о том, что СССР получил возможность выбирать союз между Францией и Великобританией с одной стороны, и Германией с другой [9], и второе оказалось явно предпочтительнее.Исследователи также в качестве аргументов своих позиций используют ссылки на включение в текст и название Договора от 28.09.1939 г. слова «дружба» (в телеграмме Сталина Риббентропу отмечалось, что «дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной» [Цит. по: 10], ко-пии текстов секретных протоколов к обоим договорам о разделе сфер интересов в Во-сточной Европе и Прибалтике, и само содержание Берлинских переговоров Молотова в ноябре 1940 г., где озвучиваются предложения СССР по вступлению в Союз трёх госу-дарств и разделе Европы и Азии между этими державами [см.: 11].

В качестве дополнительных аргументов в пользу этой точки зрения приводится и то, на Нюрнбергском процессе советская делегация получила чёткие инструкции ни коем образом не касаться вопроса о заключении Пакта о ненападении с Германией, и Риббен-тропу, который пытался поднять данный вопрос, заявив по поводу сути Пакта, что «веде-ние войны, видимо, не считалось там в 1939 году преступлением против мира…»[12], про-сто не дали говорить. Факт заключения Договора о дружбе и границе, как и факт и содер-жание ноябрьских (1940 г.) переговоров Молотова в Берлине, в советское время полно-стью замалчивался. Всё это привело некоторых историков, к примеру, А.В.Тихомирова, к возможность утверждать, что союз СССР и Германии позволил «двум диктаторам» запла-тить за дружбу друг с другом «кровью населения оккупированных ими стран» [10].2. Пакт был выгоден СССР. Данная позиция наиболее детально начинает формиро-ваться на рубеже веков и связана она с более детальным анализом политических послед-ствий подписания Пакта. В частности, А.Дюков в качестве преимуществ, полученных СССР в результате заключения Пакта, называет предотвращение создания марионеточных государств на советских границах, сдерживание германской экспансии на восток, создание препятствий в наступлении Германии на СССР, недовольство Японии [13, с.91-94]. По мнению британского историка Дж.Робертса, в 1939-1944 гг. суть советской внешнейполитики заключалась в том, чтобы, основываясь на соглашениях с Германией, добиться определённой сферы влияния, гарантирующей реализацию потребностей без-опасности государства, в первую очередь, давая ему возможность быть втянутым в войну и ограничивая приэтом немецкую экспансию на восток [14].3. Пакт был выгоден только Германии.

Данная точка зрения базируется на утвер-ждении, что благодаря заключению Пакта о ненападении с секретным протоколом к нему Германия обеспечила себе «защищённый тыл», поскольку иначе СССР при начале втор-жения в Польшу мог напасть на Германию, оказывая помощь Польше.Однако ряд историков считает, что для оказания помощи Польше СССР, согласно нормам международного права, должен был иметь подписанные с Польшей договорённо-сти о совершении данных действий, а Польша была категорическим противником заключения каких бы то ни было соглашений с СССР. Кроме того, часто указываются на то, что план «Weiß»(план нападения Германии на Польшу) был утверждён Гитлером ещё 11.04.1939 г., т. е. задолго до подписания Пакта о ненападении с СССР, и его реализация варьировалась только по срокам (плюс-минус две недели – конец августа, но не позднее 1.09), и никак с наличием или отсутствием союза с СССР не увязывалась.4. Сталин сам собирался воевать с Германией, а Пакт рассматривал лишь как сред-ство притупить бдительность Германии и направить её агрессию на Запад. Некоторые ис-следователи отталкиваются от содержания беседа Сталина с Г.Димитровым, где Сталин отмечал, что Пакт дал возможность СССР «подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались» [Цит. по: 8]. Ряд, прежде всего, западных историков, к примеру, Я.Замойски и И.Хоффман, убеждены, что Сталин уже после Мюнхена готовился к войне с Германией, причём к войне не оборонительной, а наступательной, за право гегемонии в Европе.

Специалисты, в основном, ссылаются на сохранившийся текст «Соображений по плану стратегического развертывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками» по состоянию на 15.05.1941 г. начальника Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-майора А.М.Василевского, а также на ряд моментов. В частно-сти, отмечают широкомасштабность программы военного производства и перевооружения РККА, на передвижение пяти армий (16, 19, 21, 22, 25-й) из глубины страны на запад, но не в пограничные зоны, что важно с оперативной точки зрения, на создание на Украине сильного оперативного кулака из 60 дивизий с тенденцией дальнейшего его укрепления, на реорганизацию четырех стрелковых дивизий Киевского округа в горные (Украина, как отмечает И.В.Павлова, в основном равнинная, а перед ней — горное направление на сты-ке Чехословакии, Австрии с выходом к центральным, жизненно важным регионам Герма-нии — направление, известное из Первой мировой войны [12]);в Киевском округе фор-мировался также воздушно-десантный корпус, инструмент необоронительного примене-ния, шло широкое строительство аэродромов вблизи западной границы и массовый подвоз туда авиабомб, что могло означать их подготовку для наступления; военные склады были перебазированы на запад [12].В этой связи И.Хоффман пришел к выводу о том, что «Сталин заключил пакт 23 августа 1939 г., чтобы развязать войну в Европе, в которой он сам с 17 сентября 1939 г. принимал участие как агрессор… Военные и политические приготовления Красной Армии к нападению на Германию достигли кульминации весной 1941 г.» [Цит. по: 12]. При этом, что неоднократно отмечалось военными специалистами, СССР перед войной использовал для подготовки войск только наступательную стратегию.

И, казалось бы, черту под демифологизацией Пакта Молотова-Риббентропа подвёл председатель Правительства РФ В.В.Путин, подчеркнув, что «конечно, нужно признать эти ошибки. Наша страна сделала это. Госдума Российской Федерации, парламент страны, осудил “пакт Молотова-Риббентропа”. Мы вправе ожидать того, чтобы и в других стра-нах, которые пошли на сделку с нацистами, это тоже было сделано», а к началу Второй мировой войны привела «вся совокупность действий», «предпринимавшихся с 1934 по 1939 год» как «попытки умиротворить нацистов» [15].Однако мифологизация «вынужденного» характера заключения Пакта Молотова-Риббентропа оказалась пока почти такой же «бессмертной», как и фигура Александра Невского, представляя собой «адаптированный «образ» истории −реестр «частных» соци-альных фактов, презентующих исключительно власть [4, с. 256].Непосредственной причиной ремифологизации данного мифа стало резкое обострение и без того ухудшающихся отношений между Россией и Польшей в 2008-2009 гг. в результате торгово-экономического конфликта, трансформировавшегося в типичный информационный, и дебаты стали развиваться вокруг Пакта Молотова-Риббентропа. В 2009 г. Польша отмечала трагическую дату: начало Второй мировой войны, начавшейся нападением Германии на Польшу.

Польская сторона вспомнила события, предшествовавшие началу войны: заключение Пакта Молотова-Риббентропа, через неделю после подпи-сания которого началась война, а 17.09 уже СССР ввёл войска в Польшу. По официаль-ным сообщениям, 16.09.2009 г. был обнародован текст специальной резолюции Сейма Польши «в связи с агрессией Советского Союза на Польшу 17 сентября 1939 года», кото-рая принята на заседании парламента 23.09.2009 г. В ней впервые использовано слово «геноцид» в отношении действий СССР против Польши [16]. Тем самым, уже властная элита Польши стала использовать историческую реальность для формирования позитив-ного образа своего государства, ибо, по известному замечанию немецкого политолога К.фонБойме, «иметь возможность распространять важную информацию в собственной режиссуре или умалчивать её −значит иметь двойную власть».Российская политическая реакция последовала незамедлительно.

Министр ино-странных дел РФ Сергей Лавров заявил, что и через 70 лет после начала Второй мировой войны «в Европе остаются безответственные режимы, способные к военным авантюрам» [17]. Лавров назвал «верхом исторического ревизионизма» попытку поставить знак равен-ства между 23 августа и 1 сентября 1939 года−заключением советско-германского Дого-вора о ненападении и нападением Германии на Польшу [17]. А 25.09.1939 г.Комитет Гос-думы по международным делам направил письмо в Сейм Польши, в котором российские депутаты осуждают принятие Сеймом резолюции«в связи с агрессией Советского Союза на Польшу 17 сентября 1939 года» [18].Россия в 2009 г. отказалась принять польскую интерпретацию событий как проти-воречащую формируемому государственномуимиджу России: она как правопреемница СССР утверждает своё положение на международной арене, в том числе, и за счёт совет-ского авторитета победителя во II мировой войне, освободителя Европы от «коричневой чумы». В связи с чем в СМИ России начинается информационная компания, направленная на оправдание действий СССР по подписанию Пакта Молотова-Риббентропа, постепенно всё более возвращающая содержание советского мифа. В сентябре 2009 г. на официаль-ном сайте РИА-Новости была опубликована историческая справка,где кратко были изло-жены основные положения плана «Weiß» и военные действия Германии в Польше [19].

При этом о введении войск СССР не было ни слова. В пояснении СВР РФ отмечалось, что «единственной доступной мерой самообороны для Советского Союза» после срыва Вели-кобританией и Францией Московских переговоров по созданию антигитлеровского коа-лиции «стало заключение договора с Германией о ненападении 23 августа 1939 года. Этот документ позволил предотвратить захват нацистами Прибалтики с последующим превра-щением ее в плацдарм для вторжения на советскую территорию» [20]. Затем последовала серия репортажей на канале «Россия 24» и ряд околоисторических передач. Анализируя эти сообщения, можно констатировать, что большая часть оценок была созвучна позиции И.В.Сталина, высказанной им в речи по радио 3.07.1941 г.: Пакт был вынужденным ша-гом СССР, все европейские государства уже подписали с Германией такие документы, ес-ли бы не Пакт, Германия напала бы на СССР в 1939 г. Эволюция кризисной ситуации привела к возникновению в российской политиче-ской риторике более жёстких заявлений. Так, посол РФ в Польше Сергей Андреев в 2015 г. озвучил в эфире польской телекомпании TVN24 мысль о том, что «политика Польши привела её к катастрофе в сентябре 1939 года», поскольку «Польша много раз блокирова-ла, в том числе, в 1939 году, соглашения как с Советским Союзом, так и с другими госу-дарствами с целью коллективного противодействия гитлеровской агрессии» [21].

10 мая 2015 г. президент РФ В.В.Путин на пресс-конференции с Ангелой Меркель уже чётко озвучил позицию, идентичную советской трактовке «вынужденного» характера заключения Пакта о ненападении: «когда Советский Союз понял, что его оставляют один на один с Гитлеровской Германией, он предпринял шаги, направленные на то, чтобы не допустить прямого столкновения» [22].Тем самым очевидно, в кризисной ситуации использование политико-исторических мифов призвано выполнять, в том числе, компенсаторную функцию в условиях или недостаточности корректных аргументов, или же отсутствия реакциина них при построении доказывания тех или иных шагов властной элиты, чем обосновывается принятое ею реше-ние, и тогда «миф становится механизмом конструирования социальной действительно-сти» [23, с.199.]. Указанная выше позиция польской властной элиты, приобретшая черты очередного контрмифа, имела, естественно, целью приобретение преимуществ при разре-шении экономического конфликта на уровне международного сообщества за счёт экстра-поляции признаков исторического негатива −нацизма −на Российскую Федерацию путём формирования её образа как страны, пошедшей на сознательное, добровольное сотрудни-чество с нацистской Германией, стремившейся к такому сотрудничеству, которое стало непосредственной причиной страшной катастрофы II мировой войны, где пострадала не толь ко Польша.

Российская сторона, в принципе, могла построить свою риторику, ориен-тируясь, в основном, на методы разъясняющей пропаганды и используя уже сформиро-ванные в российской историографии позиции относительно причин и последствий заклю-чения Пакта Молотова-Риббентропа, однако после явно эмоциональной реакции некото-рых отечественных политиков, избирает методы навязывающей явной пропаганды только с элементами разъясняющей и манипулятивными приёмами («отвлечение внимания» −«Мюнхенский сговор» как причина начала II мировой, «я с другими» −СССР был «по-следним из европейских держав, подписавших пакты о ненападении с Германией, вкупе с приёмами замалчивания информации и др.). Это вернуло интерпретацию причин заклю-чения Пакта Молотова-Риббентропа к старому «адаптированному «образу» истории» (С.Маленко, А.Некита), что вылилось в ремифологизацию этой ситуации, позволившую, с позиции власти, преодолеть некий «хаос» в российском общественном сознании путём упорядочивания оценок данного события за счёт сведения их к одной, официально утвер-ждённой, чем «обнулялся» несоответствующий данной интерпретации предшествующий опыт (С.Маленко, А.Некита), накопленный в науке, но зато, в рамках поставленной по-следним российским президентом задачи создать единый учебник истории, снимался один из «трудных» для детского восприятия вопросов отечественной истории, и в условиях ро-ста патриотических настроений в стране власть получила ещё одну возможность «доби-ваться признания власти» (П.Бурдье).

Литература

1. Трофимцева С.Ю. Мифологизация истории в контексте государственной инфор-мационной политики // Научный диалог: вопросы истории, социологии, истории, полито-логии. Сборник научных трудов. СПб, изд. ЦНК МНИФ «Общественная наука», 2017. С. 4-6.

2. Манойло, А.В. Государственная информационная политика в особых условиях. М.: МИФИ, 2003

.3. Кассирер Э. Техника современных политических мифов [Электронный ресурс] // Вестник МГУ. Сер.7 «Философия». 1990. No2. С. 58-65. −Режим доступа: http://read.virmk.ru/k/ Kassirer.htm(дата обращения: 17.09.2017).4. Маленко С., Некита А. История как сублимированная иллюзия господства над социальным временем и пространством // Бренное и вечное: социокультурная драма исто-рии между мифом и политикой: Мат-лы всерос. науч. конф. 27-28 ноября 2012 г. В.Новгород: НовГУ, 2013. С.256-263. 5. Трофимцева С.Ю. Политическое мифотворчество как метод государственной информационной политики // Бренное и вечное: власть и общество в мифологиях модер-низации: Мат-лы всерос. науч. конф. 16-17 ноября 2010 г. В.Новгород: НовГУ, 2010. С.356-359. 6. Выступление И.В.Сталина по радио 3 июля 1941 г. [Электронный ресурс] // Е.Кульков, М.Мягков, О.Ржежевский. Война 1941−1945 / Под ред. О.А.Ржежевского. М: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. 479с. [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://ru.wikisource.org/wiki/Выступление_И._В._Сталина_по_радио_3_июля_1941_года(дата обращения: 20.11.2017).7. Вторая мировая война 1939-1945 // БСЭ [Электронныйресурс]. – Режим доступа: http://slovari.yandex.ru/~книги/БСЭ/Вторая мировая война 1939-1945/(дата обращения: 30.04.2017). 8. Смирнов, В.П. Мюнхенская конференция исоветско-германский Пакт о ненапа-дении в дискуссиях российских историков [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mgimo.ru/victory65/documents/2-smirnov-Munich.pdf(дата обращения: 17.11.2014 г.).9. Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Евро-пу: 1939-1941 [Электронный ресурс] / М.И.Мельтюхов. М.: Вече, 2000. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/research/meltyukhov/index.html (дата обращения: 24.11.2014 г.).10. Тихомиров А.В. Германия и СССР в 1918-1939 годах: мотивы и последствия внешнеполитических решений [Электронный ресурс] // СССР и Германия в годы войны и мира(1941-1945). М: Изд-во "Гея", 1995. С. 26-95. – Режим доступа: http://www.portalus.ru/modules/history/print.php?subaction=showfull&id=1142637848&archive=&start_from=&ucat=1&(дата обращения: 15.11.2014 г.).11. Стенограмма беседы Молотова с Гитлером 12 ноября 1940 года[Электронный ресурс]. −Режим доступа: http://livehistory.su/index.php/ Стенограм-ма_беседы_Молотова_с_Гитлером_12_ноября_1940_года(дата обращения: 02.12.2014 г.). Стенограмма беседы Молотова с Риббентропом 12 ноября 1940 года [Электронный ре-сурс]. −Режим доступа: http://livehistory.su/index.php/Стенограмма_беседы_Молотова_с_Риббентропом_12_ноября_1940_года(дата обращения: 02.12.2014 г.). Телеграмма Молотова −Сталину из Берлина 13 ноября 1940 года 0 час. 40 мин. [Электронный ресурс]. −Режим доступа: http://livehistory.su/index.php/ Телеграмма_Молотова_-_Сталину_из_Берлина_13_ноября_1940_года_0_час._40_мин. (дата обращения: 02.12.2014 г.).12. Павлова И.В. Поиски правды о кануне второй мировой войны [Электронный рес урс]. – Режим доступа: http://tapirr.narod.ru/texts/history/suvorov/pravda/pavlova.htm(дата обращения: 12.11.2014 г.).13. Дюков А. Пакт Молотова-Риббентропа в вопросах и ответах [Текст]. М.: Фонд «Историческая память», 2009.14. Робертс, Дж. Советская внешняя политика [Электронный ресурс]. −Режим до-ступа: http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/ROBERTS.HTM(дата обращения: 22.11.2014 г.).

15. Путин: Страны Евросоюза должны осудить свои договоры с нацистской Герма-нией [Электронный ресурс]. −Режим доступа: http://newzz.in.ua/main/1148832686-putin-strany-evropy-dolzhny-osudit-svoi-dogovory.html(дата обращения: 22.11.2014).16. Обнародована резолюция Сейма Польши "в связи с агрессией" СССР – РИА Новости [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ria.ru/world/20090916/185338945.html(дата обращения: 25.11.2014 г.).17. Лавров: в Европе есть режимы, способные к военным авантюрам. −РИА Ново-сти [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ria.ru/politics/20090831/183176283.html(дата обращения: 25.11.2014 г.).

18. Комитет ГД направил в Сейм Польши письмо с жесткими формулировками. −РИА Новости [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ria.ru/politics/20090925/186382848.html(дата обращения: 25.11.2014 г.).19. 1 сентября 1939 года: начало Второй мировой. Историческая справка. −РИА Новости [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ria.ru/defense_safety/20090823/180372077.html(дата обращения: 25.11.2014 г.).

20. СВР объяснила, почему у СССР не было альтернативы пакту Молотова-Риббентропа [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.newsru.com/russia/17aug2009/svr.html(дата обращения: 22.11.2014 г.).

21. Стенограмма передачи польского телеканала TVN24 «Чёрное на белом» 20:24 27.09.2015 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ria.ru/world/20150927/1286034063.html(дата обращения: 12.11.2017 г.).22. Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель. 10 мая 2015 г. [Электронный ре-сурс]. – Режим доступа: http:www.kremlin.ru/events/president/transcripts/49455 (дата обра-щения: 12.11.2017 г.).

23. Лукьянова Н. Мифология и идеология документа в дискурсах власти // Бренное и вечное: человек в пространстве российской государственности: мифология, идеология, социокультурная практика: Мат-лы Всерос. науч. конф. 13-14 декабря 2011 г. −В.Новгород: НовГУ, 2012. −С.199-202. 276

Трофимцева С.Ю.



Другие новости и статьи

« Легендарные танки Второй мировой

Одна голова хорошо, а две… много! Взлет и падение патриарха Никона »

Запись создана: Понедельник, 6 Май 2019 в 5:26 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы