Первые монетные дворы Санкт-петербурга



Первые монетные дворы Санкт-петербурга

oboznik.ru - Первые монетные дворы Санкт-петербурга
#монеты#двор#санкт-петербург

В 1949 г. в издательстве Государственного Эрмитажа был опубликован небольшой очерк И. Г. Спасского «Петербургский монетный двор от возникновения до начала XIX века», посвященный истории появления в новой столице России монетного двора, в короткие сроки став шего ведущим предприятием страны в области монетного и медального производства.

Вероятно, по причине своей молодости история Петербургского монетного двора привлекала внимание исследователей в значительно меньшей степени, нежели монетные дворы Москвы. Очерк И. Г. Спасского, выпущенный в связи с 225-летием предприятия, в определенной степени восполнил этот пробел. Следует особо отметить, что издан он был Государственным Эрмитажем. При подготовке работы автор использовал все доступные ему на тот момент источники — работы предшественников, а также немногочисленные архивные материалы. К сожалению, в тот период для И. Г. Спасского был недоступен основной массив документов Берг-коллегии, хранящийся в РГАДА. Автору удалось представить содержательный очерк истории Санкт-Петербургского монетного двора до его модернизации в начале XIX в. В последующие годы И. Г. Спасский неоднократно возвращался к этой теме, опубликовав в 1970-х — 1980-х гг. целую серию статей и став, по сути дела, официальным историографом старейшего промышленного предприятия нашего города.

В дальнейшем эту работу продолжили коллеги из Петербурга и Москвы. В частности, в 1994 г. ученик И. Г. Спасского, архивариус СПМД, М. И. Смирнов опубликовал книгу «Со знаком “С. П.Б”…» 3. В 2009 г. к 285-летию Санкт-Петербургского монетного двора был издан богато иллюстрированный юбилейный том, посвященный истории завода от основания до наших дней 4 . Тем не менее, к настоящему времени остается еще немало белых пятен, связанных с историей Петербургского монетного двора, особенно с начальным этапом его возникновения. Так, долго не было ясности о его первоначальном местоположении и точной дате начала чеканки. Как полагал И. Г. Спасский, Петр I вынужден был временно устроить монетный двор в Трубецком бастионе Петропавловской крепости 5. Однако позже ему удалось в РГАДА найти выпись из протоколов Берг-коллегии из которых следовало, что «манетное дело в Санкт-Петербурге апреля в 21 число сего 724 году немецким инструментом под смотрением минцмейстера Бера начато» в Берг-коллегии 1. До настоящего времени официальной датой открытия монетного двора в Петербурге считается 12 декабря. Основанием для этого послужило документально не подтвержденное предположение некоторых исследователей о начале чеканки в Трубецком бастионе крепости в декабре 1724 г. 2 Недавно на несоответствие этих дат обратил внимание М. М. Глейзер 3. По его мнению, официальные торжества, связанные с 200-летием Ленинградского (Петербургского) монетного двора руководство Народного комиссариата финансов и дирекция монетного двора смогли организовать и провести только в декабре, а не в апреле юбилейного, 1924 г. Как писал И. Г. Спасский, мечта о хорошо оснащенном монетном дворе зародилась у Петра I вскоре после переноса столицы в Петербург, где он планировал построить два монетных двора: основной в Петропавловской крепости — для чеканки золотой и серебряной монеты и вспомогательный в Шлиссельбургской крепости — для чеканки медной монеты. В последующие годы эти планы неоднократно менялись, а монетный двор в Шлиссельбурге так и не был построен .

Известные на сегодняшний день архивные документы довольно скупо освещают начальную историю возникновения собственно Петербургского монетного двора. Весной 1723 г. Правительствующий Сенат распорядился командировать асессора Берг-коллегии Багарета в Германию, чтобы он договорился об изготовлении и поставке в Петербург оборудования для оснащения монетного двора. Годом ранее, в 1722 г., туда уже был послан асессор этого ведомства Винцет Разер для найма специалистов горного и монетного дела. В Петербург приехали всего семь мастеров, заключивших контракты с Берг-коллегией — бергмейстер, плавильщик, пробирные мастера, механик и монетный кузнец. Среди них оказался минцмейстер Бер, назначенный вскоре руководителем (вардейном) монетного передела в Петербурге.

Одновременно Берг-колле гии предписывалось откомандировать на время или перевести на постоянное жительство в Петербург необходимых специалистов и мастеровых людей с московских монетных дворов 1 . В 1723 г. в Петербург было доставлено закупленное в Германии оборудование для монетного производства, однако разместить его, как выяснилось, было негде, поскольку подходящее место было найдено только в декабре 1724 г. 2, а активные работы по его устройству в Трубецком бастионе Петропавловской крепости продолжались еще в июле 1725 г. 3 В результате доставленное из Нюрнберга оборудование Берг-коллегия установила в своих помещениях. Так в Петербурге возник временный монетный двор, получивший название Коллежского. Что касается его первоначального расположения, по мнению И. Г. Спасского, временный Коллежский двор располагался в усадьбе на левом берегу Невы около церкви Воскресения 4. Как позднее установил В. В. Уздеников, это было помещение временного двора, оборудованного не ранее 1736 г. в бывших палатах князя А. Н. Прозоровского 5. По мнению М. И. Смирнова, монетный передел велся на подворье Берг-Мануфактур-Коллегии, разместившейся в бывшем доме царевича Алексея 6 . В действительности временный Коллежский двор располагался в непосредственной близости от Литейного двора на Московской стороне 7. Это засвидетельствовал французский путешественник Пьер Дешизо, побывавший в Петербурге в 1724 и 1726 г., по сообщению которого Монетный двор располагался за Летним дворцом, рядом с домом возглавлявшего Берг-коллегию генерала Я. В. Брюса 8. Подтверждение этому имеется в документах, обнаруженных нами в СПбФ АРАН.

Так, в заслушанном в Берг-коллегии доношении артиллерии копииста Алексея Нилова рассказывается о найденном полтинном кружке на улице, «против полат, где делают монеты, между крылец которые на Монетный двор и в Артиллерию» 1 . Монетное производство в Петербурге начиналось с большими трудностями, поскольку в новой столице ощущался недостаток самого необходимого, включая жилье для размещения переведенных из Москвы монетных мастеров. Тем не менее, с 21 апреля по 28 июня 1724 г. на Коллежском монетном дворе было изготовлено 264 рублевика с аббревиатурой «СПБ». А всего за этот год было отчеканено по данным В. В. Узденикова 35 204 рублевика 2 . Привезенные из Нюрнберга монетные прессы оказались более пригодными к чеканке медалей, чем монет. Уже после установки оборудования выяснилось, что для организации бесперебойного монетного производства не хватает некоторых «потребных инструментов» — плащильных машин и монетных прессов, которые Берг-коллегия распорядилась в срочном порядке изготовить на монетных дворах Москвы и доставить в Петербург, но перевозившая их баржа затонула в Ладожском озере. По предположению И. Г. Спасского, чеканка рублевых монет перевезенными из Берг-коллегии прессами все еще на обжатых талерах началась в Трубецком бастионе в конце января 1725 г, когда во дворце на другом берегу Невы умирал Петр I 3. Однако архивные документы опровергают его мнение. Насколько можно судить, чеканка монет на Коллежском дворе, а после смерти Петра и в крепости производилась по полному циклу (а не на обжатых талерах), включая плавку металла, прокатку полос при помощи ручных вальцов («плащится ручными плащил[ь]нами, а не лошад[ь]ми, что весьма медлено») и вырубку кружков. Постройка специальной конной машины для плащильни в Трубецком бастионе затянулась до следующего, 1725 г. Известно, что к ее созданию был привлечен токарный мастер Андрей Нартов, в помощь которому Берг-коллегия определила четырех слесарей и двух плотников 4 . Вероятно, во второй половине 1725 г. работы по устройству помещений в Трубецком бастионе Петропавловской крепости были завершены, и начался монтаж производственного оборудования.

Надо полагать, только после этого в Трубецком бастионе начался монетный передел, хотя точную дату начала работы крепостного двора установить пока не удалось. Но в любом случае это произошло не ранее февраля 1726 г., о чем свидетельствует документ, в котором Левкин просит о подряде на чеканку монет и сообщает, что «ежели инструментов будет довольно, и в крепости двор совершитца, то обещает он в год переделывать по три тысячи пуд серебра» 1 . Насколько можно судить по дошедшим до нас документам, временный монетный двор в Берг-коллегии наравне с крепостным оставались действующими монетными дворами столицы вплоть до переезда императорского двора в Москву в 1728 г. 2 Петербургские рублевики 1724–1725 гг. типологически и по своим размерам заметно отличаются от рублевиков, выпускавшихся в эти же годы в Москве. На столичных монетах император изображен в европейских латах со звездой ордена Святого Андрея Первозванного на кирасе, портрет зрелого Петра в целом соответствующий его действительному возрасту, резко контрастирует с моложавым обликом российского императора на золотых и серебряных монетах московской чеканки 3. Монограмма оборотной стороны петербургских рублевиков, образованная из четырех букв «П» (Петр), получившая в среде коллекционеров жаргонное название «солнечников», на самом деле представляет собой стилизованное изображение косого Андреевского креста, в центре которого находится крохотное изображение звезды ордена Святого Андрея Первозванного. На московских рублевиках эта же монограмма изображена в виде стилизованного прямого креста Святого Константина 4 . В Петербурге, ставшем к этому времени основным морским портом России, к началу работы Коллежского монетного двора был накоплен солидный запас привозного серебра в монете (европейских талерах) и слитках. Медь, добавлявшаяся в серебряный расплав для прочности, доставлялась в Петербург с уральских и сибирских заводов.

Иногда она оказывалась с примесью чугуна или железа, что требовало предварительной очистки. Вероятно, именно по этой причине, большая часть петербургских рублевиков Петра имеет мелкие трещины или отслоения металла. В отличие от московских рублевиков и полтин, имеющих выпуклую надпись по гуртовой окружности, петербургские рублевики Петра и его преемницы императрицы Екатерины Алексеевны несут на гурте косую насечку, очень схожую с гуртовой насечкой талеров, чеканившихся в Нюрнберге в начале XVIII в. Среди петербургских рублевиков Екатерины встречаются монеты с выпуклым узором на гуртовой поверхности. На хорошо сохранившихся экземплярах отчетливо видно, что этот узор образован цепочкой двуглавых орлов 1. Разница в оформлении петербургских и московских рублевиков, помимо очевидных идеологических мотивов, видимо, имела и чисто практическую цель — возможность по внешнему виду легко распознать монеты, выпускавшиеся в новой и старой столицах Российской империи.

Эта процедура облегчалось еще и несколько большим диаметром и меньшей толщиной монетных кружков, на которых чеканились петербургские рублевики. Как считал И. Г. Спасский, после смерти Петра петербургские и московский монетные дворы некоторое время продолжали чеканку монет с его портретом. Однако перед вступившей на престол Екатериной I возникла сложная проблема поиска нового монетного типа с изображением правящей императрицы. Самые ранние рублевики Екатерины I, получившие в литературе название «траурных», лишены каких-либо атрибутов императорской власти. На лицевой стороне монет этого типа помещен развернутый влево портрет императрицы в платье с глубоким вырезом, высоко зачесанными волосами, украшенными жемчужными нитями. Видимо, появление такого обыденного портрета было связано с проблемой легитимности новой императрицы, утвердившейся на российском престоле благодаря усилим всемогущего Александра Даниловича Меншикова, а учитывая, что руководителем Берг-коллегии в то время еще остался шотландец Брюс, можно согласиться с предположением А. В. Храменкова о заимствовании типа портрета на «траурном» рубле с золотых и серебряных монет английской королевы Анны 2 .

Однако, как свидетельствуют документы Берг-коллегии, в начале июня 1725 г. обер-прокурор Правительствующего Сената распорядился «чтоб рублевыя новыя монеты, которые печатаются на имя госуда рыни императрицы переправить и вырезать на штемпелях, где ея величества персона на голове лавровый венец, да ленту, и звезду где надлежит <…> а между тем на зделанной штемпель ея величества государыни императрицы покамест против вышеписанного нарисуется, монет печатать не велеть и те штемпели хранить минцмейстеру Левкину до указу»1 . Однако почему-то упомянутый тип рублевика не пошел в массовую чеканку, а пошел тип портрета с изображением малой императорской короны на голове Екатерины.

По нашему мнению, подобная малая корона, впервые появившаяся на портретных монетах Екатерины I в 1725 г., впоследствии послужила прототипом для реальной малой императорской короны, изготовленной, как выяснила Ю. И. Быкова, одновременно с большой короной для коронации Анны Иоанновны в 1730 г.2 Использовавшаяся «для иных церемоний» малая императорская корона просуществовала в комплексе императорских регалий на протяжении почти всего XVIII в., став обязательным элементом на монетных портретах российских правительниц.

В. А. Калинин (Санкт-Петербург)



Другие новости и статьи

« Оружие мысли – как это работает

Время Сталина »

Запись создана: Вторник, 12 Ноябрь 2019 в 3:57 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы