Операция «перемены ассигнаций» 1801–1803 годов и замысел создания «всегдашней для дела ассигнаций типографии»


9 декабря - день героев О

Операция «перемены ассигнаций» 1801–1803 годов и замысел создания «всегдашней для дела ассигнаций типографии»

oboznik.ru - Формирование и использование денежных капиталов в Русской армии
#деньги#история#ассигнации

Изготовление денежных знаков всегда было связано с особыми мерами контроля и охраны, а развитие денежного обращения требовало постоянного совершенствования технологических процессов. Однако с самого начала, с 1768 г., организация производства бумажных денежных знаков в России имела особенности по сравнению с монетной чеканкой. На протяжении 50 лет изготовление бумаги для ассигнаций и их полиграфическое исполнение осуществлялось в разных местах.

Специальная бумага «приготовлялась» на Красносельской бумажной мельнице, с 1785 г. — на Царскосельской, а печать осуществлялась в Сенатской типографии. Если производство бумаги до использования паровых машин было привязано к рекам, то организовать типографию можно было в любом месте. Но долгое время обходились использованием имеющихся производств. Рубеж ХVIII–XIX вв. занимает особое место в эволюции денежной системы России, поскольку именно в это время особенно остро стала ощущаться потребность в очередной модернизации финансового хозяйства и финансовой администрации. Подготовка выпуска ассигнаций образца 1802–1803 гг. показала необходимость в усовершенствовании производства бумажных денег.

Причины и ход подготовки выпуска ассигнаций образца 1802–1803 гг. уже достаточно детально прослеживаются по выявленным архивным документам, что нашло отражение в работах исследователей 1 . Как известно, 12 июня 1800 г. генерал-прокурор Петр Хрисанфович Обольянинов обратился к главному директору Ассигнационного банка Петру Семеновичу Свистунову с просьбой рассмотреть вопрос о «перемене настоящей формы ассигнаций», поскольку их подделка «есть беспрерывное подражание одному образцу, который час от часу <…> открывает более легкости и способов к злоумышленному побуждению» 1 . Помимо этого, П. Х. Обольянинов считал, что это даст возможность определить точное количество находящихся в обращении бумажных денег, что позволит вычесть из внутреннего государственного долга число ассигнаций «разными случаями истребленных» и тем принесет казне «немаловажную прибыль» 2 . Ознакомившись с докладом об ожидаемых выгодах, Павел I 29 июня 1800 г. повелел приступить к проведению операции 3 . Скорая гибель императора не привела к прекращению работ. Проведение выпуска ассигнаций нового образца перешло в ведение графа Алексея Ивановича Васильева, занимавшего должность государственного казначея, а с 8 сентября 1802 г. ставшего первым российским министром финансов. Безусловно, благодаря своему положению А. И. Васильев был осведомлен обо всех финансовых планах и тайнах, и первоначально его действия не выходили за рамки задуманной «перемены». По докладу А. И. Васильева, на заседании 4 апреля 1801 г. Государственный Совет признал полезность «перемены ассигнаций» 4 и 14 августа 1801 г. Александр I повелел «открыть ныне настоящим образом» операцию 5 . 3 декабря А. И. Васильев сообщил П. С. Свистунову о представлении ему «7 листов нового образца ассигнаций 5-ти руб[левого] достоинства», а также, что прием ассигнаций в банк «начаться может не прежде, как с начала будущего года» и, следовательно, датироваться ассигнации будут 1802 г. 6 Вероятно, к этим ассигнациям относятся сохранившиеся в собрании АО «Гознак» экземпляры без последней цифры «2» в дате (Цв. вкл. IV). Среди них, есть также вариант со смещенным к левому нижнему углу знаком «№», чего нет у других пробных бон .

Первая партия новых ассигнаций 5-рублевого достоинства (6000 листов) была доставлена в Ассигнационный банк 5 апреля 1802 г. Затем партии поступали регулярно. Последнее поступление относится к 15 января 1804 г. В этот день общее количество отпечатанных листов ассигнаций всех номиналов составило 6 751 900 шт. на сумму 85 985 500 рублей 1. Полный комплект ассигнаций (5, 10, 25, 100 рублей) этого образца сохранился в собрании АО «Гознак». Однако государственные нужды требовали все новых и новых эмиссий старых ассигнаций. Запасная сумма из 32 миллиона рублей ассигнациями, которая к 5 апреля 1802 г. с дополнительными выпусками могла составить 40 миллионов рублей, постоянно истощалась. Как указывает ведомость, с 27 ноября 1801 г. по 29 января 1802 г. по императорским указам в Ведомство государственного казначея, в военные департаменты и Кабинет ЕИВ было отпущено в общей сложности 10 424 190 рублей ассигнациями. Сожжено ветхих на 14 000 000 рублей.

В залоге состояло монеты на 5 198 145 рублей. А осталось «способных» только 8 422 720 рублей 2. Этого количества было явно недостаточно, чтобы обменивать ветхие ассигнации до начала обмена на ассигнации нового образца. Таким образом, даже при изготовлении этого количества бумажных денег обнаруживались технические сложности при производстве одновременно ассигнаций старого и нового образца. Казалось, несмотря на все проблемы, власти были полны решимости довести начатое дело до конца. Однако, как следует из записей в «Журнале Комитета министров», А. И. Васильев в начале 1803 г. проявляет необыкновенную активность в вопросе о новых ассигнациях. 27 февраля принимается решение отложить рассмотрение вопроса по его записке до нового заседания 3, а 19 мая — «с высочайшего утверждения», Комитетом положено «делание сих ассигнаций остановить» 4. Наконец, в указе от 16 сентября на имя А. И. Васильева Александр I повелел «до некоторого впредь удобнейшего времени остановить операцию, начатую по повелению нашему для перемены нынешних банковых ассигнаций» и соизволил, чтобы министр финансов «прекратя все по тому производство», представил

на утверждение свое мнение как поступить с уже отпечатанными ассигнациями нового образца, материалами, инструментами и определенными к этому «чинами и людьми»1 . Меры, предпринятые «во исполнение» этого указа содержатся в докладе Васильева от 3 ноября 1803 г., который интересен описанием всех трудностей, с которыми пришлось столкнуться при изготовлении новых ассигнаций2 . Типография, печатавшая ассигнации образца 1802–1803 гг., была помещена в здание Медико-хирургического корпуса, что стесняло студентов, а «весьма близкое соседство многих молодых людей при столь важном деле по многим отношениям есть тоже неудобно». Еще сложнее приходилось мастеровым, занимавшимся выпуском как старых, так и новых ассигнаций, и дополнительно выполнявшим работы в Сенатской типографии. Естественно, это «нередко сопряжено было с немалым затруднением и по тому и по другому месту».

В связи с этим министр юстиции Г. Р. Державин, как сообщается в докладе, предлагал увеличить количество мастеровых с тем, чтобы люди оставались «уже безотлучно при определенных им должностях». От себя Васильев высказал предложение о необходимости учреждения «особой всегдашней для дела ассигнаций типографии» и приобретении для нее «особо удобного дома». Однако, вероятно, вопрос еще не был окончательно решен, и потребовалась еще одна записка министра финансов озаглавленная «Замечания на проект замены банковых ассигнаций новыми», которая, исходя из содержания, появилась не ранее января 1804 г. и копия которой сохранилась в ОР РНБ3 . Документ интересен, прежде всего, тем, что в нем министр финансов буквально на 180º меняет свои прежние взгляды. Вначале Васильев останавливается на причинах, побудивших приступить к замене ассигнаций, и далее по пунктам развенчивает, ранее, казалось, незыблемые доводы. Новые ассигнации, указывается в «Замечаниях», как по составу бумаги, так и по внешнему оформлению «далеки от того совершенства, дабы сделать их всегдашнею преградою» от подделки, следовательно, и ожидаемая выгода будет временной: «Ожидать должно, что и вся операция произведет недоверчивость и подозрение.

Всякой изыскивать будет причины, побудившие к столь общей перемене, и, не ощущая никаких, даст полную волю своему воображению». Министр финансов также отметил, что его ведомство будет стремиться к приведению обращающейся в России монеты в систему, и тогда прилично будет ввести «новые бумажные монетные знаки». До того как это произойдет, Васильев не находил ни какой «основательной причины к перемене ассигнаций». В заключение министр подчеркнул, что полезнее будет пожертвовать уже «употребленными издержками», чем привести в исполнение операцию «совсем не нужную, а потому для правления и государства предосудительную». На первый взгляд все приведенные А. И. Васильевым аргументы вполне убедительны. Но почему же с самого начала или при смене правителя на это не было обращено внимания, и работа по «перемене ассигнаций» продолжалась на протяжении почти четырех лет, несмотря на все расходы, производственные проблемы и очевидность недостаточной защищенности новых ассигнаций?

Складывается впечатление, что министр финансов, предаваясь отвлеченным рассуждениям, стремился к прекращению работ, не называя истинных причин отказа от первоначальных планов. В ряде своих записок и докладов А. И. Васильев сознательно или поддаваясь обстоятельствам оправдывал дальнейшее наращивание эмиссии ассигнаций1 . Безусловно, при таких обстоятельствах, не имея соответствующей производственной базы, нельзя было осуществить выпуск ассигнаций нового образца. Одновременно наращивать выпуск ассигнаций двух видов было невозможно и нерационально, а перспектива одновременного продолжительного их обращения вызывала и опасения за курс бумажных денег, который в те годы был довольно высок. «Операция перемены ассигнаций» выявила техническую отсталость российской полиграфии, но модернизацию производства удалось провести только после улучшения финансового положения страны путем создания в 1815–1818 гг. Экспедиции заготовления государственных бумаг — комплексной организации по выпуску денежных знаков и ценных бумаг.

В. А. Шишанов (Витебск)



Другие новости и статьи

« Роль рабочего класса в современном мире и в марксизме

Военная подготовка: общие требования к лекции »

Запись создана: Понедельник, 18 Ноябрь 2019 в 2:00 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы