22 Декабрь 2019

Латентные попытки конструирования новой российской государственной идеологии политическими режимами постсоветской России

oboznik.ru - Что такое идеология
#идея#идеология#наука

После разрушения идеократического советского государства, демонстрировавшего в свои последние годы несоответствие идеологических установок и реалий жизни, отказ от идеологии как «наборе убеждений о правильном устройстве общества и о том, как это устройство может быть достигнуто» [3, p. 64], не вызвал практически никаких возражений в обществе. Сам термин стремительно исчез не только из политического, но и общественного дискурса, из лексики не только в общественно-политических, но и в академических кругах. И это не случайно.

Анализ советской идеологии позволяет сделать вывод, что в ней, воспринимаемой до 50-х годов XX века большинством граждан как нерушимую, абсолютную истину, уже в 1960-е годы появились проблемы. Отношение к идеологии, особенно в среде интеллигенции, а затем и в более широких слоях общества, стало изменяться. К 1980-х годам, по сути, ничего от подлинного марксизма-ленинизма не осталось, и в официальную идеологию практически уже никто не верил. Из идеологии, пережившей грандиозную трансформацию, фактически исчезла идея построения абсолютно справедливого общества, декларированная как непосредственная цель существования государства и всех граждан. Духовные скрепы советского режима практически были разрушены. Их истощение способствовало разрушению государства.

Доминирующие во властвующей политической элите сторонники либерализма, все девяностые годы настойчиво вживляли в общественное мнение «новую цивилизованную аксиому», что идеология – один из главных барьеров на пути к светлому демократическому будущему, свободе и процветанию. Среди главных «страшилок» называлось то, что она вторгается в частную жизнь граждан, принуждает их к единомыслию, к безропотной и тупой покорности. Поскольку главным субъектом прежней идеологии являлось государство, то в Конституции Российской Федерации (ст. 13) было зафиксировано, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной. Одержимые идей стремительного вхождения в западный мир, авторы российской конституции, включив в нее запрет на установление общеобязательной и государственной идеологии, как политикофилософского учения, фактически допустили внесение в структуру конституции ценности либеральной идеологии в качестве общеобязательных.

Именно с позиций либеральной идеологии в Конституции закреплены основы рыночной экономики: свобода конкуренции и экономической деятельности, признается и защищается частная собственность. В итоге, не называясь официальной, «новая», «скрытая» идеология становится реальной, государственной. Принятая реформаторской «элитой» латентная идеология, игнорирующая российские традиционные ценности и мораль, основанная на признании идеи потребительства и денег как ведущих ценностей в жизни людей, меры и вещей и самого человека, понимании выгоды как единственной движущей силы общественного развития, стремительно распространилась среди подавляющего большинства чиновников, предпринимателей. Она с одобрением была воспринята значительной частью шоу-бизнеса.

В России создалась уникальная ситуация: несмотря на запрет государству иметь идеологию, его внутренняя и внешняя политика была пронизана идеологическими установками, которые поддерживались государственными чиновниками, но не принимались большинством россиян. Лукавость утверждений о ненужности государственной идеологии опровергается той ролью, которую играют идеи в политике. Так, Дж. Гольдштейн и Р. Кохейн выделяли три типа причинных эффектов, порождаемых идеями. Во-первых, они выступают в роли «дорожных карт», направляющих акторов в выборе стратегии осуществления интересов [2, p. 8]. Во-вторых, идеи имеют значение «фокусных точек», «влияющих на стратегические взаимодействия, способствуя или препятствуя коллективным усилиям, направленным на достижение более эффективных результатов…» [2, p. 12]. Наконец, в-третьих, идеи оказывают влияние на принятие решений, выступая в институциональной оболочке, т.е. будучи воплощенными в институтах» [2, p. 20]. Специфической чертой развития идеологий в это время становится способ их воздействия на сознание. Отсутствие государственной идеологии исключило фактически систему политического (идеологического) образования граждан.

С содержанием тех или иных идеологических проектов общество, как правило, знакомится не через изучение систематически изложенных теоретических положений, получивших развитие в программах партий, манифестах и трактатах, а скорее через идеологические дискурсивные практики: отдельные выступления политических, партийных и общественных деятелей, информацию, полученную через СМИ. В субъективном, нередко искаженном виде, оно часто образуется в результате повседневных разговоров на политические темы самих граждан. Десятилетний период так называемой деидеологизации привел к деградации всех сфер общества. Консолидировать общество принятием лишь технологических решений: подписанием Договора об общественном согласии, объявлением Года согласия и примирения и т.п. не удалось. Реальностью стала гламуризация самых разных областей социального и индивидуального бытия человека, не только внешних форм массовой культуры, но и областей идеологии. Противники конституционного запрета государственной идеологии опирались на растущую потребность людей в идеях, мотивирующих их поведение, и заявляли, что запрещение российскому государству иметь государственную и, в сущности, национальную идею, является миной замедленного действия под перспективу его жизнеспособности. Их аргументация сводилась к следующим положениям: а) отсутствие государственной, общенациональной идеологии, принимаемой и разделяемой всеми слоями общества, делает затруднительным интеграционный процесс на основе единых ценностей и норм, исключает единство и солидарность российского общества; б) конституционный запрет на государственную идеологию означает запрет на пересмотр идеологических постулатов либерализма; в) буквально понятая норма Конституции фактически исключает систематическую, целенаправленную работу по внедрению гуманистических, общечеловеческих ценностей через структуры органов государственной власти, через учебные и воспитательные учреждения; г) наличие государственной идеологии само по себе не может затормозить развитие страны. Так, положения о примате марксистсколенинской идеологии, другие идеологические постулаты, зафиксированные в Конституции КНР, содержащиеся в уголовном, уголовно-процессуальном, трудовом, гражданско-процессуальном кодексах, как показывает практика, не останавливают поступательное развитие китайского государства. Табуирование государственной идеологии вовсе не означало отказа от идеологии как комплекса идей и мировоззренческих принципов многих политических группировок. Достаточно сказать, что в первые постсоветские годы быстро выросло число политических партий, исповедующих националистическую идеологию. На принципах русского национализма и национал-патриотизма строились и функционировали около пятнадцати политических образований. Националистической идеологией вооружались не только политические и общественные организации.

Широким, но противоречивым, конкурирующим между собой, был круг партий и движений, придерживающихся либеральной идеологии. Тем не менее, либеральные идеи после распада СССР получили поддержку политического руководства России. Для Б.Н. Ельцина либерализм выступал как антикоммунизм, иных влиятельных представителей элиты в этот момент для него не было. Либерализм фактически становится основой неофициальной государственной идеологии. Но ни одна из либеральных партий не сумела завоевать доверие народа. Начиная с выборов 2003 года, партии либеральной ориентации не могут преодолеть электоральный барьер для прохождения в Государственную Думу. Либерализм по-русски, с циничными заявлениями его представителей 90-х годов прошлого столетия, что это нормально, если во время реформ вымрут миллионы россиян [12], и сегодняшний постулат, что Россия - это «империя зла», а русские - «быдло», генетически не способное к развитию, демократии и цивилизации [12], с признанием «единственно верной» идеологии либерализма, скомпрометировал в общественном сознании саму ценность либеральных идей, так и непонятую российскими либералами и демократами. Новым явлением для российской политической культуры этого периода. становится идеология политкорректности, «служащая, с одной стороны, обоснованию внутренней и внешней политики западных государств и союзов, а с другой - подавлению инакомыслия и обеспечению идейного и ценностного консенсуса» [6, с. 37-38]. Необходимость выработки новой формы солидарности граждан страны вне зависимости от их происхождения и положения актуализировала поиск объединительной идеи.

Наряду с ценностями либерализма в СМИ, высказываниях некоторых представителей власти появляется патриотическая и государственная (державная) тематика. Попытку сплотить быстро фрагментирующееся российское общество инициирует уже Б.Н. Ельцин, поставивший задачу поиска «национальной идеи». В Послании Президента РФ 1994 года признается, что «государство не может строиться на идеях, вызывающих раскол и политизацию общества. В его основе должны лежать естественные ценности и понятия, обращенные ко всему народу и к каждому человеку в отдельности» [4]. Спустя два года Б.Н. Ельцин заявляет, что Россия находится в полосе идейного кризиса и требует в течение года (!) сформировать национальную идею, национальную идеологию - самую главную для России. Среди энтузиастов, включившихся в это процесс, определились две группы: одни исследователи исходили из возможности частичного возрождения прежних методов идеологической работы и создания новой государственной идеологии, другие были убеждены, что она может сформироваться в результате общероссийского диалога, благодаря усилиям гражданского общества. К поиску национальной идеи подключились и российские СМИ. Так, например, «Российская газета» в 1996 году объявила конкурс на общенациональную объединительную национальную идею, в котором приняли участие историки, философы, политики, деятели культуры и сотни россиян. Однако первые организованные властью попытки создать новую российскую национальную идею не увенчались успехом. Кроме одного - приемлемого образа политического лидера страны-президента (особенно в сравнении с предыдущим) ничего общеобъединительного сформулировать не удалось.

Временное отступление от идеи формирования новой идеологии было завуалировано установкой на то, что она выкристаллизуется из общественного сознания российского народа. Выступая на юбилейном заседании клуба «Валдай» в сентябре 2013 года, Президент РФ отметил: «после 1991 года была иллюзия, что новая национальная идеология, идеология развития, родится сама по себе. Государство, власть, интеллектуальный и политический класс практически самоустранились от этой работы, тем более что прежняя, официозная идеология оставляла тяжелую оскомину. И просто на самом деле все боялись даже притрагиваться к этой теме. Кроме того, отсутствие национальной идеи, основанной на национальной идентичности, было выгодно той квазиколониальной части элиты, которая предпочитала воровать и выводить капиталы и не связывала свое будущее со страной, где эти капиталы зарабатывались» [1]. В своей программной статье «Россия на рубеже тысячелетий» В.В. Путин в качестве возможных опорных точек консолидации российского общества выделил такие традиционные ценности как патриотизм, державность, государственность, социальную солидарность [9]. Представители консерватизма отстаивали своеобразие России, ее самобытный исторический путь и фундаментальное отличие от Запада. Совершенно четко в российском посткоммунистическом консерватизме обозначилось размежевание между правым и левым вариантами этой идеологии.

Правые, или «белые» консерваторы принципиально отвергают советский период истории России, но не с либерально-демократических, а с государственно-патриотических позиций. Левые (социальные) консерваторы-государственники считают, главной ценностью для России выступают «державность», сильное государство. Однако в российском консерватизме доминирующее положение занимают не указанные выше подходы, а номенклатурный или бюрократический консерватизм, постепенно отходящий от радикальнолиберальных установок 1991-1993 гг. Специфической чертой этого консерватизма является то, что он ситуативен, не имеет устойчивого идейного ядра и способен принимать разные формы в различные исторические периоды [8]. Такую идеологию можно назвать ситуативной. Ее представители признают либеральные ценности: открытый рынок, конкуренцию в экономической сфере, права и свободы человека, при этом в той или иной степени разделяют государственно-патриотические установки. Своеобразием этого подхода является то, что он не стоит на антизападных позициях. В сущности, идеология властвующей партии - номенклатурный или бюрократический консерватизм, основана на сочетании рыночных принципов и признания ценностей сильного централизованного государства с четкой упорядоченной системой жесткой вертикали власти, традиционной для России. Идеологические конструкты этой партии обосновывали право осуществлять реформирование страны «сверху» («План Путина», «Стратегия 2020», «Россия, вперед») и содержали черты интегративной идеологии, претендующей на гегемонию. Ситуативность как черта идеологии «Единой России» проявлялась в периодическом включении в нее все новых концептов: «суверенное государство», «центризм».

Социал-демократические идеи, ассоциируемые, как правило, с советским прошлым, сталкиваются в общественном сознании россиян с еще большим неприятием, чем либеральные и консервативные. Невзирая на то, что у социалдемократических идей в стране есть еще много сторонников, цельного, организованного социал-демократического движения в России не создано. Попытки объединить многочисленные организации, именующие себя социалдемократическими, не удались. Ни одна из политических организаций, ориентированных на ценности политической идеологии социал-демократии не получила массовой поддержки в обществе. Еще в июле 2003 года, выступая на совещании по проблемам развития малых народов в Старой Ладоге, В.В. Путин назвал патриотизм одним из самых существенных объединяющих факторов России как многонациональной и многоконфессиональной стране, при этом подчеркнув, что патриотизм станет жизнеспособным только тогда, когда в стране будет высокий уровень жизни [10]. Спустя 13 лет, на встрече с активом Клуба лидеров-неформального объединения средних и мелких предпринимателей он повторит свою мысль: «У нас нет никакой и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма» [11]. По мнению сторонников, идея патриотизма находит отклик в массах на ментальном уровне, согласуется с архетипами, обладает социокультурной преемственностью. Характер патриотизма определяется особенностями исторической эпохи, содержание государственности. В силу неоднозначности понятия «патриотизм», отношение к нему в разных социальных группах видоизменяется от полного неприятия до безусловной поддержки. Именно поэтому абстрактный, риторический патриотизм не может интегрировать общество.

Значительная часть авторов, рассматривающих проблему поиска объединяющей идеологии для России, рассматривают православие, способное, по их мнению, на основе культурных, нравственных, общечеловеческих идеалов сплотить современное общество, сформировать ценностноориентированное мировоззрение. Они исходят из того, что религиозное мировоззрение - ключевая часть мировоззренческой матрицы единения народа: церковь показывает людям тот высокий идеал Святой Руси, который позволит консолидировать людей вокруг религиозных ценностей и ритуалов. Практически все политические силы современной России пытаются эксплуатировать ту или иную религию, использовать ее сакральную силу, в конечном итоге, навязывая религиозному сознанию политические функции. Невзирая на то, что согласно ст. 14 Конституции Российская Федерация является светским государством, в последнее десятилетие обозначилась тенденция нарастающей клерикализации органов власти и государственного управления, армии и других силовых структур, системы государственного образования. Во все времена армия выражала государственно-политическую идею. В условиях отсутствия государственной идеологии содержание военной идеологии эксплицировалось из Конституции Российской Федерации, Военной доктрины, Стратегии национальной безопасности, выступлений Верховного главнокомандующего вооруженными силами, военно-специальных нормативных документов государства: военной присяги, воинских уставов, программ военно-политического образования военнослужащих и др. Указом Президента России 30 июля 2018 года было учреждено Главное военно-политическое управление.

Как заявил А. Картаполов, назначенный на должность его начальника, «главной целью создаваемых военно-политических органов заключается в формировании воина-государственника-надежного и преданного защитника Отечества, носителя традиционных духовнонравственных ценностей российского общества-государственности, духовности и патриотизма» [5], а основными задачами должны быть «формирование идейно убежденной (выделено мною - И.Р.), сильной духом личности военнослужащего, сплоченных воинских коллективов». А. Картаполов выразил надежду на то, что эта зарождающаяся идеология может впоследствии быть востребованной государством [7]. Выводы 1. Период отрицания государственной идеологии, обусловленный лишь исторической памятью негативной советской практики, заканчивается. 2. Необходимость выработки государственной идеологии объективно обусловлена все более возрастающими вызовами, рисками и угрозами безопасности России, масштабными задачами ее прорывного развития. 3. В условиях существования разных представлений о внутренней и внешней политике среди элитных групп стремиться к немедленному формированию государственной идеологии, способной стать общенациональной, было бы преждевременно.

Список литературы: 1. Выступление Владимира Путина на заседании клуба «Валдай» 19.09.2013. URL: https://rg.ru/2013/09/19/stenogramma-site.html (дата обращения: 03.02.2019). 2. Goldstein J., Keohane R. O. Ideas and foreign policy: An analytical framework // Ideas and Foreign Policy: Beliefs, Institutions and Political Change / Ed.by J. Goldstein and R.O. Keohane. Ithaca: Cornell University Press, 1993. Pp. 3-30. 3. Erikson R.S., Tevin K.L. American Public Opinion. 6 th ed. N.Y.: Longman, 2003. 394 p. 4. Ельцин Б.Н. Послание Президента Федеральному собранию «Об укреплении Российского государства» (Основные направления внутренней и внешней политики) 24.02.1994. URL: http://www.intelros.ru /2007/02/04/poslanija _prezidenta_rossii_borisa_elcina_federalnomu_sobraniju_rf_1994_god.html (дата обращения: 08.02.2019). 5. Замминистра обороны назвал основные задачи новых военно-политических органов ВС РФ. URL:https://tass.ru/armiya-i-opk/5514456 (дата обращения: 08.02.2019). 6. Ионин Л.Г. Апдейт консерватизма. М.: Изд.дом Гос.ун-та-Высшей школы экономики. 2010. 304 с. 7. Картаполов А. Право первым подниматься в атаку // Военно-промышленный курьер. 2018. № 35 (748). 11 сентября. 8. Ореховская Н.А., Ореховский А.В. Патриотизм как созидающая идеология российского общества // Казанский педагогический журнал. № 3. 2016. С. 205-210. 9. Путин В.В. Россия на рубеже тысячелетий // Независимая газета. 1999. 30 декабря. 10. Путин В.В. Заключительное слово на совещании по проблемам развития малых народов. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/220591 (дата обращения: 13.02.2019). 11. Путин В.В. Встреча с активом Клуба лидеров. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/51263 (дата обращения: 14.02.2019). 12. Яковлева А. Дозволено все //Литературная газета. № 46 (6532).19 ноября 2005. Расулов Максад Аббасович (Республика У

Радиков Иван Владимирович

Другие новости и статьи

« Тридцать и сорок лет спустя: историческая память и осмысление в России и на постсоветском пространстве событий «афганской войны» 1979 – 1989 гг.

Проблема цифрового авторитаризма в современном мире »

Запись создана: Воскресенье, 22 Декабрь 2019 в 19:25 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика