28 Февраль 2020

Модернизация военной машины России не стала двигателем широкомасштабных институциональных изменений

oboznik.ru - Исторический опыт и уроки военного реформирования в России

#история#военнаяреформа#армия

Результатом успешной военной реформы в России в XXI веке стал, как и в Германии в XIX веке, подъем милитаризма. Если попытаться экстраполировать немецкий опыт на ближайшее российское будущее, перспективы выглядят безрадостными не только для нашей страны, но и для всего человечества. Германия излечилась от милитаризма (который, повторю, является, на мой взгляд, неизбежным результатом успешной военной реформы в авторитарном государстве), пройдя через две военные катастрофы.

Однако у ядерной России (как и у всей планеты) нет шансов на то, чтобы пережить новую мировую войну. Между тем Кремль встал на путь, который к ней ведет. Лидеры государства, сталкиваясь с любой проблемой, всякий раз трактуют ее как военную угрозу или вызов. А профессиональные военные, стремясь усилить свое влияние, тут же спешат предоставить Кремлю трактовки, которые отвечают именно такому взгляду на мир. И стало быть, ответ на большинство вызовов, как и полагается в милитаристском государстве, будет военным.

При этом население, приученное пропагандой оценивать лидера по факту наличия или отсутствия военных побед, будет подталкивать Кремль к все новым авантюрам. Нельзя исключать, что объектом очередной «маленькой победоносной войны», помимо восточных областей Украины, могут стать так называемые «русские регионы» Казахстана. Кремль может попытаться повторить сирийский опыт «борьбы с терроризмом» в Ливии или Ираке. Это приведет к окончательной изоляции на международной арене, фактически к новой холодной войне.

Вряд ли следует искать успокоения в том, что эта новая холодная война пока что не похожа на предыдущую, в ходе которой многотысячные массы войск противостояли друг другу. Те же самые факторы, из-за которых «горячие» войны настоящего отличаются от военных конфликтов прошлого, – революция в военном деле, принципиально иные расклады политических сил, исключающие идеологическое противоборство двух систем, наконец демографическая ситуация, – делают холодные войны прошлого и настоящего непохожими друг на друга.

Однако неизменным выглядит источник таких войн – это непримиримый конфликт между великими державами, который нельзя разрешить ни военным, ни дипломатическим путем. Если прошлая холодная война была вызвана противостоянием двух социально-политических систем, то нынешняя – результат представлений Владимира Путина (которые разделяются подавляющим большинством россиян) о том, как устроен мир. Речь идет о том самом особом собственном мире Владимира Путина, о котором однажды в сердцах упомянула немецкий канцлер Ангела Меркель (экскурсию в этот затерянный мир российский лидер периодически устраивает для членов «Валдайского клуба»).

Мир этот не имеет никакого отношения к реальности. Это мир Realpolitik. Только это не утонченный мир современной Realpolitik Генри Киссинджера, где баланс сил ведущих мировых держав достигается весьма сложным путем учета не только военных, но прежде всего экономических интересов. Нет, это простой (если не сказать примитивный) мир Realpolitik Бисмарка, Миттерниха и Сталина. Сильные мира сего сидят за общим столом и ведут бесконечную игру с нулевым результатом друг против друга. Показательно, что путинское выступление на Генеральной ассамблее ООН в 2015 году стало настоящим гимном «ялтинской системе» .

И уж совсем откровенен он был на встрече с руководителями Вооруженных сил и ОПК в ноябре 2016 года: «Стратегический баланс сил, который сложился в конце 40-х – 50-е годы прошлого столетия, позволил миру избежать крупных вооруженных конфликтов» . В этой системе более слабые (прежде всего в военном отношении) страны выполняют роль фигур на мировой шахматной доске. Они обречены подчиняться великим державам.

Не случайно, желая уязвить европейские государства, российский лидер периодически заводит речь об их «ограниченном суверенитете». Как раз эти представления Путина привели к украинскому кризису и аннексии Крыма. Российский лидер уверен, что любое народное движение – это результат заговора иностранных спецслужб. Поэтому в киевском Майдане он увидел попытку Запада выкинуть его из-за «ялтинского» стола, за которым заседают вершители судеб мира.

И ответил по-своему. Разрешить подобный конфликт дипломатическим путем невозможно. Путин никогда не поверит западным «контрпартнерам», если те попытаются объяснить ему, что времена, когда Черчилль и Сталин кроили границы других стран по своему усмотрению, безвозвратно прошли. Более того, любые попытки разъяснить ему это он неизбежно посчитает лицемерием, желанием отстранить его от участия в мировых делах. Невозможно разрешить подобное противоречие и военным путем, поскольку противостоящие друг другу стороны располагают оружием, способным уничтожить планету.

При этом у России нет ресурсов, которыми обладал СССР в первую холодную войну. У нее фактически нет союзников (Организация договора о коллективной безопасности явно не тянет на «Варшавский договор-2»), в то время как большинство европейских государств являются членами НАТО. У России стареющее и сокращающееся население, из которого при всем желании нельзя сформировать 5-миллионную армию советского образца. Если советские Вооруженные силы были эффективны, только когда оперировали гигантскими массами войск, то современные российские эффективны ровно до тех пор, пока действуют небольшими группировками.

У России слабая экономика. Ее промышленность явно неспособна вести серийное производство всего спектра современных вооружений. Что же остается для противостояния Западу? Гигантский ядерный арсенал. Не случайно худший кошмар Владимира Путина – то, что вероятный противник каким-то образом лишит его ядерной мощи. Именно поэтому и в условиях кризиса Кремль ведет форсированное ядерное перевооружение. Однако даже обладание ядерным оружием не дает Путину такого веса в решении мировых проблем, которого он жаждет. Единственный способ превратить ядерный потенциал в политический инструмент – доказать Западу, что в Кремле сидят не вполне адекватные люди. Люди, способные «нажать кнопку» не только в ответ на ядерную агрессию. На это направлены провокационные заявления о намерении «привести ядерные силы в повышенную боевую готовность» во время аннексии Крыма, о некоем «боевом патрулировании» стратегических бомбардировщиков над Мексиканским заливом.

Той же цели служили и мультфильмы о чудо-оружии – гиперзвуковых ракетах «Кинжал», тяжелых жидкотопливных ракетах «Сармат», планирующих боеголовках «Авангард», ракетах и торпедах с ядерным двигателем, – которым Владимир Путин посвятил больше трети Послания Федеральному Собранию в 2018 году. Эта концентрация на ядерном шантаже становится особенно опасной, если иметь в виду, что использование военной силы стало главным средством общения Путина с окружающим миром. Так, желая выйти из международной изоляции, вызванной вмешательством на Украине, Кремль ввязался в гражданскую войну в Сирии. Весьма вероятно, что и на все последующие конфликты и кризисные ситуации Кремль будет отвечать в полном соответствии со своими милитаристскими представлениями.

И это делает предстоящие годы весьма опасными. Будучи гораздо слабее потенциального противника, Кремль обречен действовать максимально авантюристично, постоянно поднимая ставки и балансируя на грани военной конфронтации. При этом все новые авантюры будут прикрываться ядерными угрозами. В таких обстоятельствах любой инцидент в море или в воздухе (а их количество неизбежно будет нарастать по мере наращивания НАТО своих группировок в Балтийском и Черноморском регионах, которые превращены в театры непосредственного военного противостояния с Россией) может обернуться катастрофой.

Когда мы вспоминаем предыдущую холодную войну, то на ум прежде всего приходят 1970–1980-е годы, когда были известны правила игры, а сторонам были понятны «красные линии», которые нельзя было переступать. Например, надлежало сделать все возможное, чтобы избежать войны непосредственно в Европе. Ныне Москва с необыкновенной легкостью решилась на то, чтобы перекраивать европейские границы и вести боевые действия в центре континента. Если экстраполировать опыт первой холодной войны на нынешнюю ситуацию, то мы находимся, конечно, не в 1980-х. Мы – в начале 1950-х, впереди – Корейская война и Карибский кризис. Не случайно Путин указывает на 1940–1950-е годы как период установления баланса сил. Ряд исследователей полагают, что как раз в 1950-е, в период правления Сталина, был возможен ядерный конфликт между СССР и США. Времена возвращаются?

В каждом из конфликтов, подобных корейскому или кубинскому, можно спалить планету. Дело в том, что советские лидеры, правившие страной после Сталина, при всей их идеологической косности все-таки прошли страшную войну и действительно боялись ее. И когда возникала вероятность военного столкновения, они поднимали ставки лишь до определенного предела. А потом сдавали назад, даже если это было связано с очевидным унижением и потерей лица. Так поступил Никита Хрущев, который вывел ракеты с Кубы, как только осознал, что СССР и США вплотную подошли к ядерному конфликту.

Так поступил и Леонид Брежнев, отказавшийся от планов обезоруживающего ядерного удара по Китаю. Однако нынешний лидер, очевидно, не осознаёт, чем может обернуться бесконечная игра на повышение угроз использования ядерного оружия. В то же время можно предположить, что параллельно будет развиваться и другой процесс. В полном соответствии с законами милитаристской организации государства на Вооруженные силы будут возлагаться все новые задачи.

В конце концов, попытки ответить на все существующие вызовы военными средствами обернутся полным исчерпанием ресурсов государства. Нынешняя эффективность российской армии объясняется ограниченностью задач, которые ставились перед Вооруженными силами. Речь шла о победе в кратковременном локальном конфликте. Однако, как только Россия вступила в прямую военную конфронтацию с НАТО, у ее военных руководителей не осталось другого пути, как возвращение к концепции массовой мобилизация, реализация которой в немалой степени поспособствовала краху советской экономики, а затем и развалу СССР.

Таким образом, в России, вступившей на путь милитаризации, будут конкурировать два сценария развития событий: совершенно чудовищный и очень плохой. Чудовищный сценарий – непосредственный военный конфликт с Западом, который может начаться из эскалации взаимных угроз и неизбежно завершится уничтожением жизни на планете Земля. Очень плохой – возвращение к ситуации холодной войны, неизбежным следствием чего станет участие страны в военных авантюрах, подобных украинской.

Гонка вооружений будет истощать экономику страны. Экономические трудности станут сопровождаться все более жестким подавлением любых протестов, сначала политических, потом социальных. В итоге это приведет к постепенному разочарованию жителей страны в правящем режиме. Такое медленное разложение по «советскому варианту», конечно, содержит огромное количество рисков для России: социальные потрясения и конфликты, не исключена даже гражданская война.

Но это все же лучше, чем катастрофа ядерного конфликта. Поэтому именно сегодня так актуально вспомнить о позитивном опыте предыдущего противостояния России и Запада. Этот опыт зовется мирным сосуществованием. Настоятельно необходимо сесть за стол переговоров и начать работу над новыми договорами, новыми мерами военного доверия. Это непросто в ситуации, когда Кремль более чем вольно относится к своим международным обязательствам. Взаимное доверие сейчас просто отсутствует. Но это означает, что экспертам придется выработать новые способы проверки исполнения будущих договоров и соглашений. Разумеется, новые меры военного доверия должны учитывать и результаты происходящей сейчас революции в военном деле.

В частности, ограничения должны распространяться не только на вооружение и численность сухопутных войск и авиации, но также на средства противовоздушной обороны, возможности ведения кибервойны. Разумеется, от переговоров по этим сложнейшим вопросам было бы наивно ждать быстрых результатов. Помимо сложности выработки таких мер, на будущие переговоры будут влиять и политические факторы. Государства Запада станут делать все возможное, чтобы контакты с Москвой в сфере укрепления военной безопасности не выглядели возвращением к нормальным взаимоотношениям после аннексии Крыма и развязывания необъявленной войны с Украиной.

Кремль же, напротив, будет обставлять эти переговоры условиями, выполнение которых демонстрировало бы возвращение отношений в докризисный период . И тем не менее такие переговоры должны быть начаты. Более того, пока отношения двух сторон столь конфронтационны, важны переговоры ради самих переговоров. Их ведение создает пространство неформального обмена мнениями и информацией, что может быть жизненно важным в ходе неизбежных будущих кризисов. Как я уже писал, втягивание в холодную войну с Западом неизбежно ведет к закручиванию гаек во внутренней политике.

Партии, представленные в Государственной Думе, вполне по-советски горячо одобряют путинские военные авантюры и конкурируют исключительно в громкости этого одобрения. То же самое можно сказать о федеральных и региональных СМИ. Главное же заключается в том, что, если бы случилось чудо и критика военной политики режима вдруг прозвучала достаточно отчетливо, она не нашла бы никакого сочувствия у российского населения. Отрезвление произойдет не скоро и будет чрезвычайно болезненным. В чем тогда состоит сегодня задача либеральных аналитиков, к которым автор относит и себя. То, что они вряд ли будут услышаны властями и российским народом, не должно останавливать работу по военному анализу до тех пор, пока это будет возможно.

Эта работа должна служить двум важнейшим целям. Во-первых, обеспечить будущих руководителей демократической России ясным планом военной реформы, которая позволила бы относительно безболезненно установить гражданский контроль над военной организацией. Работа здесь не исчерпывается лишь написанием текстов. Необходимо уже сейчас начать подготовку в вузах (через спецкурсы и спецсеминары) гражданских специалистов, которые понимали бы специфику военной организации и культуры, особенности военной экономики.

Эти знания будут жизненно необходимы будущим руководителям страны, чтобы не позволить консервативным генералам обмануть себя. Вспомним зигзаги и кульбиты военной реформы в 1990-е годы, когда власть, казалось, была в руках демократов. Разработка четкого плана реформ и подготовка тех, кто будет знать, как этот план реализовать, – вот первостепенная задача в условиях реакции. Вторая задача, может быть, еще более сложная – просвещение российских граждан относительно того, какой должна быть армия и прочие силовые структуры современного государства, почему так необходим гражданский контроль над ними.

А начать разговор этот очень непростой разговор с обществом нужно с демифологизации представлений о Вооруженных силах как о некоем особенном институте, воплощающем все героическое русского характера. Необходимо начать писать честную военную историю страны. Историю, которая должна рассказать не только о блеске военных побед, но и о том, как тягло милитаризации в течение трех веков сдерживало развитие страны. Разумеется, автор не настолько наивен, чтобы предположить, что книги и статьи, пусть даже очень содержательные, способны совершить некий благостный переворот в мозгах россиян, опьяненных героикой милитаризма. Этот переворот произойдет вследствие социально-экономических причин и будет, повторю, очень болезненным. Как раз тогда граждане нашей страны неизбежно захотят узнать об альтернативных взглядах на устройство важнейших государственных институтов, включая, конечно, Вооруженные силы.

Александр Гольц. Военная реформа и российский милитаризм. – СПб.: Норма, 2019. – 360 с.

Другие новости и статьи

« Особенности планирования технического обеспечения миротворческих операций

Петр I - основатель азиатчины в России »

Запись создана: Пятница, 28 Февраль 2020 в 17:40 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика