7 Март 2020

Резидентура «Дора»: рассекреченные архивы

oboznik.ru - О нашей разведке

#резидентура#архивы#история

Деятельность резидентуры «Дора» в Швейцарии в период Второй мировой войны представляет собой значительное явление в истории отечественной военной разведки. По объёму и качеству добытой о противнике информации резидентура «Дора» была одной из первых среди нелегальных резидентур того времени. Созданная в результате слияния двух небольших групп, резидентура в годы войны выросла в крупную организацию, в составе которой насчитывалось несколько десятков человек. Резидентура располагала многочисленными источниками информации как в Швейцарии, так и за её пределами: в Австрии, Германии, Италии, Франции. «Дора» имела несколько линий прямой радиосвязи с Центром, по которым достаточно оперативно и регулярно поступала важная информация, в том числе сведения о намерениях германского командования на советско-германском фронте, о группировках и перебросках войск, о потерях противника, о военно-экономическом потенциале Германии и т.п. Решившие её судьбу события произошли в 1943 г. В послевоенные годы деятельность резидентуры «Дора» как и ряда других отечественных резидентур привлекала внимание многих иностранных разведок и контрразведок, историков спецслужб.

К сожалению, в отечественной литературе деятельность «Доры» во время войны не получила достаточного подробного научного рассмотрения, что, очевидно, стало следствием открытого опубликования мемуаров Шандора Радо «Под псевдонимом "Дора"»1• Радо (Рудольфи) Александр (Шандор) родился в ноябре 1899 г. в г. Уйпешт (Венгрия). По национальности - еврей. Происходил из семьи богатого торговца. По окончании гимназии в 1917 г. поступил на юридический факультет Будапештского университета. В том же году был призван в армию и направлен в офицерскую школу крепостной артиллерии, находившуюся возле озера Балатон.

После окончания офицерской школы в 1918 г. назначен в артиллерийский полк в бюро секретных приказов, т.е. что-то вроде отделения секретного делопроизводства. В 1918 г. примкнул к социалистическому движению. В 1919 г. вступил в венгерскую коммунистическую партию. В период пролетарской диктатуры в Венгрии был политическим комиссаром артиллерийских частей на чехословацком фронте. После падения Советской власти в Венгрии в ноябре 1919 г. эмигрировал в Австрию. В 1919-1920 rr. работал в коммунистических журналах в Вене. В 1920 г. с помощью М.М. Литвинова учредил в Вене отделение РОСТА. В 1921 г. параллельно с работой в РОСТА основал социалистическое агентство «Интел» с центром в Париже. В 1921 г. был участником 3-ro конгресса Коминтерна. В 1922 г. в связи с реорганизацией был по личной инициативе освобождён от работы в РОСТА и переехал в Германию, где с 1922 по 1924 гг. учился в университетах Лейпцига и Йены, специализировался по географии. В 1923- 1924 гг. Радо был руководителем пролетарских сотен в Западной Саксонии, подвергся аресту, но сумел бежать. В августе 1924 г. по предложению коммунистической партии Германии (КПГ) приехал в Москву. Работал в комиссии заграничной помощи при ЦИК СССР, в институте мирового хозяйства и мировой политики Комакадемии научным сотрудником и секретарём коллегии. В 1925 г. был принят в ВКП(б). В 1926 г. ТАСС командировал Радо в Берлин для организации отделения фотоагентства «Пресс-клише». В 1927 г. Радо перешёл на учёт в КПГ. В 1927- 1933 гг. работал географическим редактором в издательстве «Мейерс лексикон», издавал картографический орган «Прессгеоrрафи» и политический атлас «Империализм», издал авиационный путеводитель по Европе. В 1933 г. после прихода гитлеровцев к власти эмигрировал в Францию, принимал участие в организации агентства печати «Инпресс». В феврале 1934 г. приехал в Москву, где непродолжительное время работал иностранным редактором и консультантом «Большого советского атласа мира».

В августе 1934 г. вернулся в Париж для продолжения работы в «Инпресс». В январе 1935 г. Радо приехал в Москву, где в скором времени встретился с начальником Разведывательного управления РККА комкором С.П. Урицким, который привлёк Радо к разведывательной работе. Об этом достаточно подробно рассказывает сам Радо в своих мемуарах2• Радо были присвоены два агентурных псевдонима - «Дора» и «Альберт». В ноябре 1935 г. Шандор командируется в Париж. Вместе с ним едет его семья - жена Елена (в будущем ей будет дан псевдоним - «Мария»). тёща и двое детей. Радо уходит из агентства «Инпресс» и через некоторое время создаёт в Швейцарии собственное дело - издательскую фирму «Геопресс», выпускавшую периодические географические справочники и другие материалы. Деятельность фирмы была успешной, и вскоре всё предприятие даже стало приносить небольшую прибыль. Среди подписчиков на издания фирмы были редакции многих газет, ряд европейских университетов и даже библиотека Конгресса США. Успеху издательской деятельности Радо несомненно способствовало то обстоятельство, что он действительно был крупным учёным в области географии и вообще всесторонне развитым человеком. Шандор свободно владел немецким, венгерским, английским, французским, итальянским и русским языками. Он пользовался известностью в географических кругах многих стран, был членом географических обществ Франции и Италии, Королевского географического общества. По приглашению последнего Радо посетил Лондон в 1937 г. В первое время пребывания в Швейцарии Ш. Радо работал самостоятельно, а в июле 1937 г. был передан в подчинение нелегальному резиденту РУ РККА, которого впоследствии в своих мемуарах Радо назовёт «Колей»3, а отечественный исследователь В.И. Лота называет «Костей»4• Резидент направлял его то в Италию для получения сведений о перебросках итальянских войск, то ставил задачи по добыванию разведывательных сведений в отношении Германии. Из материалов, добытых «Дорой» в этот период, заслуживают внимания справочники, карты, официальные и служебные издания, которые он получал по своей официальной деятельности. В этот период Радо, по словам историка В.И.Лоты, сумел привлечь к сотрудничеству нескольких известных журналистов и польского дипломата5• В январе-апреле 1938 г. по указанию Центра «Коля» передал в подчинение «Доры» нескольких агентов, один из которых упоминается в мемуарах Радо - журналист Отто Пюнтер ( «Пакбо» ).

В апреле 1938 г. «Колю» вызвали в Москву, где он был арестован органами НКВД. Таким образом, начало самостоятельной работы новой резидентуры РУ РККА сложилось крайне неудачно - «Дора» не был кадровым сотрудником военной разведки, он не мог профессионально руководить разведывательной деятельностью группы в сложных условиях. После отьезда «Коли» в Москву «Дора» стал резидентом советской военной разведки в Швейцарии. С этого времени Радо и его помощники начинают активно привлекать новые источники информации, причём делают это неквалифицированно, без соблюдения элементарных правил конспирации. С апреля 1938 по август 1939 гг. работники резидентуры попытались привлечь к сотрудничеству более 20 человек. Однако наиболее ценными оказались лишь «Габель»7 и «Пуассон»8• Остальные не представляли ценности как источники информации, а некоторые были явно подозрительны.

Следует заметить, что «Дора» в своих донесениях о привлечении к сотрудничеству источников информации как в этот период, так и в последующем был чрезвычайно осторожен. Сведения об агентах, которые он направлял Центр, часто ограничивались лишь кличками и фамилиями. Порой даже настоящие имена источников оставались неизвестными. Направляемые в Москву разведывательные данные в это время не представляли сколько-нибудь значимой информации. «".Всё это происходит потому, что с вашей стороны недостаточно проявляется инициатива и настойчивость в вопросах руководства". Обратите внимание на военную активность Италии и Германии, направленную против Франции, и установите где, в каком количестве и с какой целью сосредоточиваются силы этим странами»9 - писал «Доре» в апреле 1939 г. начальник Разведуправления РККА. Вторая мировая война застала резидентуру «Дора» неподготовленной к работе в условиях войны. Имевшиеся источники не могли обеспечить регулярное добывание надёжной информации о намерениях и действиях воюющих сторон. Радо не был ориентирован по направлениям разведывательной работы в связи с изменившейся обстановкой в Европе. К тому же с началом войны связь «Доры» с Центром оборвалась. В резидентуре имелась рация, но не было радиста, шифра и программы связи. Не видя других способов восстановления связи с Радо, Москва поручила в декабре 1939 г. другому советскому нелегалу - «Соне» 10, установить с ним контакт. В начале января 1940 г. «Соня» доложила в Центр, что связь с Радо установлена. С этого момента и до декабря 1940 г. резидентура «Дора» поддерживала связь с Москвой через «Соню» и её радиостанцию.

Центр через «Соню» сообщил Ш. Радо, что в Женеву в марте 1940 г. прибудет ещё один представитель Центра - «Кент» (А.М. Гуревич). «Кенту» были сообщены паспортная фамилия и адрес «Доры». Ему было поручено детально ознакомиться с положением дел в резидентуре, научить Радо шифру, совместно разработать программу радиосвязи, а также поставить задачи по разведывательной работе. В частности, ускорить установление прямой связи с Центром, подготовить радиста и использовать хранившуюся рацию; улучшить качество добываемой информации, пересмотреть источников и отсеять балласт. Главным направлением работы оставались Германии и Италия. «Однако меня очень беспокоило, что Центр дал Кенту, как и Соне, мой настоящий адрес. Это казалось мне довольно неосмотрительным. Если не было иного способа переслать мне шифр и прочие документы из-за трудностей поездок по воюющей Европе, надо было хотя бы саму встречу с Кентом устроить, не раскрывая моей личности и адреса», - писал впоследствии Радо11 • А. Гуревич вспоминал, в свою очередь: «Для выполнения задания через меня «Дора» направлялась книга для шифрования радиограмм и специальный код, установленный только для этой резидентуры. Мне надлежало запомнить переданный Центром адрес проживания резидента в Женеве, его фамилию, имя и пароли для установления связи с ним при нашей первой встрече. Больше того мне самому необходимо было изучить шифровальный код, чтобы обучить пользоваться им резидента» 12• Вот на этот момент следует обратить внимание читателя. «Слушая, я с интересом разглядывал этого, должно быть, чересчур самовлюбленного человека. У него было странное лицо, узкое и вытянутое вниз. Увидев однажды такое лицо, никогда не забудешь. Для разведчика это недостаток … его наставнический тон раздражал, он, видимо, мнил себя важной персоной. Мне такие люди не по душе … Кент провёл инструктаж детально и толково. Он действительно знал свое дело».

Летом 1940 г. «Дора» привлёк к работе Эдмонда Хамеля (псевдоним «Эдуард») владельца радиомагазина в Женеве, радиоинженера по специальности. В августе 1940 г. в магазине «Эдуарда» была установлена радиостанция, на которой поочередно работали «Соня», «Джон» и «Джим» 14• Они осуществляли подготовку «Эдуарда» по радиосвязи. Позже «Эдуард» самостоятельно собрал три радиостанции для связи с Центром. Его жена - Ольга Хамель (псевдоним «Мауд») в 1941 г. также прошла радиоподготовку и стала оператором. «Втроём они ["Соня", "Джон" и "Джим" - прим. автора] поочередно тренировали Эдуарда и Мауд, а в условленные часы, обычно по ночам, ловили в эфире позывные Центра» 15• В 1940 г. из всего состава резидентуры работой по добыванию информации занимался только «Пакбо». Он возобновил использование «Габеля». Однако ряд полученных от последнего документальных материалов (в частности картографических) не удалось переслать в Центр из-за отсутствия подходящих средств связи. «Пакбо» периодически привлекал «Пуассона» для получения устной военно-политической информации, главным образом о намерениях германского правительства. Для её добывания «Пакбо» использовал также своих знакомых из журналистских и дипломатических кругов. При этом почти каждого, даже случайного собеседника, «Пакбо» и «Дора» рассматривали как источников и присваивали им агентурные псевдонимы.

Такая практика применялась ими и в последующем. Поэтому в агентурной сети «Доры» числились и такие «агенты», от которых в обычной беседе раз-другой была получена устная информация. Так, например, в сентябре 1940 г «Дора» доложил сразу о четырёх новых агентах, однако фактически они ими не были. «Пакбо» иногда получал от них интересующую его информацию в беседах. По подсчётам историка В.И. Лоты, резидентура «Дора» (с учётом работы предшествующей резидентуры) за период с начала 1936 г. по октябрь 1940 г. отправила в Центр 144 материала. Однако, как утверждает историк, в этот показатель не были включены сотни текстов радиограмм одной из зарубежных правительственных радиостанций, геоrрафи’{еские справочники и карты европейских государств и другие материалы16• В декабре 1940 г. по указанию Центра «Соня» выехала из Швейцарии. Член её группы «Джим» оставался здесь и обосновался в Лозанне. Перед отъездом «Соня» передала «Джиму» радиостанцию, документы для шифрования и радиосвязи и связала его с «Дорой». «Джиму» предписывалось обеспечивать обмен корреспонденцией между «Дорой» и Центром и вместе с тем, не подвергая себя особому риску, принимать меры по сбору военной информации и передавать её в центр. «После того как Соня с детьми покинула Швейцарию, мы получили радиограмму Директора, в которой содержалось распоряжение: Джиму перебраться на жительство в Лозанну и установить там Сонину радиостанцию; Джон остаётся в Женеве и поддерживает связь с Центром из этого города. Решение Центра было разумным и своевременным. Эдуард. раздобыв детали, собрал довольно мощный передатчик и приемник. Станция работала хорошо, и Джон бесперебойно держал связь с Москвой. Теперь, когда мы имели две рации, оставлять обе в Женеве было нецелесообразно, учитывая возможность пеленгации».

Связь с Центром «Джим» установил в марте 1941 г. для связи между ним и «Дорой» использовалась жена «Доры» - «Мария». В первой половине 1941 г. «Дора», используя главным образом данные источников «Пакбо», посылает в Центр ряд донесений о военных приготовлениях фашистской Германии, в частности, о подготовке войны против СССР и о группировке германских войск. Ниже в качестве примера приводятся некоторые радиограммы «Доры»: 3 февраля 1941 г. : « … В настоящее время в Германии подготовлено 800 тысяч человек для воздушной пехоты, которая будет брошена весной на Украину. В Польше хранятся большие запасы ядовитых газов» 18• 21 февраля 1941 г. : «По сообщению начальника разведслужбы швейцарского генштаба, Германия имеет сейчас на востоке 150 дивизий. По его мнению, выступление Германии начнется в конце мая» 19• 7 апреля 1941 г. : «1) … Все германские моторизованные дивизии на востоке. Из них 10-13 дивизий под Тарнов. Такое количество войск, расположенных на швейцарской границе, переброшено на юго-восток. 2) … На востоке (от Румынии до Восточной Пруссии) 2 млн немецких войск, не считая войск в Болгарии» .

12 апреля 1941 г. : «От Габеля. Дислокация германской армии в середине марта число дивизий: Франция 50, в Бельгии и Голландии 15, в Дании и Норвегии 10, в Восточной Пруссии 16, в генерал-губернаторстве 44, из них 12 моторизованных и бронедивизий, в Румынии 30, в Болгарии 22, в Богемии, Словакии и Австрии 20. В районе Мюнхена и Ульма 8, в Италии 5, в Африке 5, всего 225, кроме того, находится в стадии подготовки в Германии 25 дивизий»21• 22 апреля 1941 г. : «Через Пуассона узнал от члена национального совета, главного редактора «Базлернахрихтен» - берлинские правительственные круги называют 15 июня, как дату похода на Украину. Они рассчитывают только на слабое сопротивление»22• 19 мая 1941 г. : «От Дианы: по сообщению швейцарского военного атташе в Берлине от 5-го мая, сведения о предполагаемом походе немцев на Украину происходят из самых достоверных немецких кругов и отвечают действительности. Выступление произойдёт только когда английский флот не сможет войти в Чёрное море и когда немецкая армия закрепится в Малой Азии. Следующая цель немцев занятие Гибралтара и Суэцканала, с тем, чтобы изгнать английский флот из Средиземного моря»23• 2 июня 1941 г. : «Из беседы с немецким офицером. Все немецкие моторизованные части на советской границе в постоянной готовности, несмотря на то, что напряжение сейчас меньше, чем было в конце апреля - начале мая. В отличие от апрельско-майского периода подготовка на русской границе проводится менее демонстративно, но более интенсивно»24• 14 июня 1941 г. : « … приехав из Германии, сообщает: 1) В настоящее время готовятся немецкие пехотные дивизии особого назначения (отборные), в которых каждый солдат умеет обращаться с пулемётом и миномётом. К дивизиям этого рода относятся дивизии №№ 5 и 10, которые дислоцированы в Губернаторстве. 2) На сов. границе стоят теперь 100 немецких пехотных дивизий. Из них одна треть моторизована. Кроме того, 10 бронетанковых дивизий. 3) В Румынии, особенно большая концентрация немецких войск у Галаца»25• Как видно из донесений, резидентура «Дора» в течение полугода последовательно докладывала в Центр о планомерной подготовке гитлеровской Германии к нападению на СССР. К сожалению, эти донесения постигла участь подобных сообщений из других источников. В апреле-мае 1941 г. по решению Центра к резидентуре «Дора» была присоединена группа «Сиси», созданная в середине 1930-х гг. В начале это была организация, которой руководила М.И. Полякова ( «Гизеля» ). Её резидентура «Корона» занималась добыванием военно-технических секретов Германии .

После того, как резидента отозвали в Москву. группу возглавила Рашель Дюбендорфер, она же «Сиси». В течение нескольких лет эта резидентура практически не действовала. «Предлагалось, не откладывая, установить контакт с живущей в Женеве некоей Сиси. Давались адрес и настоящая фамилия этой женщины. К нашему общему с Леной удивлению, она оказалась … знакомой … Директор давал мне такое указание: пойти к "Сиси" домой, назвать пароль и затем принять в своё подчинение её группу»27, - вспоминал после войны Ш. Радо. Присоединяя «Сиси» и её людей, Центр преследовал двоякую цель: с одной стороны - ввести в действие оказавшуюся совершенно без связи группу, а с другой стороны - укрепить группу «Доры» новыми опытными сотрудниками. Несмотря на то, что в условиях начавшейся Второй мировой войны это было единственно правильным решением, после объединения началось непомерное разрастание резидентуры «Дора», возникли внутренние проблемы, подробно описанные самим разведчиком в мемуарах. Было бы лучше со стороны Центра попытаться организовать прямую связь группы «Сиси» с Москвой. Однако вплоть до начала Великой Отечественной войны многие организационные вопросы работы резидентуры «Дора» так и не были решены. Сам «Дора» испытывал постоянные затруднения в связи с проживанием в Швейцарии. С началом войны условия пребывания иностранцев в стране усложнились. Разрешение «Доре» продевалось каждый раз только на несколько месяцев. Утром 22 июня 1941 г. из сообщения по швейцарскому радио Радо узнал о нападении Германии на Советский Союз. На следующий день «Дора» передал в Центр: «В этот исторический момент мы будем с Вами неизменной верности, с удвоенной энергией стоять на своём посту»28• В этот же день «Директор» ответил: «1) Ваши телеграммы получил. Сердечно благодарны. 2) Организуйте наблюдение западной группировкой германских войск, добывайте всё по намерениям, планам главного удара германского командования, передавайте непрерывно … »29• 27 июня 1941 г. Центр ставит задачу «Доре», «Джону» и «Джиму»: «Молнируйте: 1) Группировку немецких войск во Франции. 2) Движение их на восток. 3) Отправляются ли итальянские войска на Балканы. В эти дни прошу работать интенсивней»30• 1 июля 1941 г. в связи с ухудшением положения на фронтах «директор» повторяет задачу Радо: «1) Доре … Всё внимание получению информации о немецкой армии. Внимательно следить. регулярно сообщать о перебросках немецких войск на восток из Франции и других западных районов … »31•

В первые два-три месяца войны ввиду недостатка в осведомлённых источниках от «Доры» поступала весьма скудная информация, в большей степени освещающая военно-политическую обстановку в западноевропейских странах. Лишь незначительное количество телеграмм содержало сведения о планах гитлеровского командования на советско-германском фронте. К примеру. за период с 5 по 24 июля 1941 г. от «Доры» поступили следующие сообщения названной тематики: - «". из немецких источников: немцы надеются в течение трёх недель с начала войны на востоке добиться окончательной победы, взять в плен Сталина и советское правительство, с помощью сообщников в СССР и намерены закончить войну на востоке до конца августа. На сентябрь предусмотрено вторжение в Англию»; -«".немецкое главное командование рассчитывало взять Москву 3.07»; - «Все запасы ОБ со складов заводов Леуна (Lennawerke) отправлены: одна половина на восточный фронт. другая в оккупированную Францию»; - « 1) IIIвейцарская граница почти совсем оголена от немецких и итальянских войск. 2) В немецких гарнизонах на границах оккупированной Франции всех молодых солдат заменили старыми. Молодые солдаты уже отправлены на восток. 3) Немцы, проживающие постоянно в IIIвейцарии, мобилизируются теперь Германским командованием»: - «Из Бургаса на французской демаркационной линии все зенитные орудия переброшены на восток. Оттуда же переброшены на восток все авточасти. Из IIIтрассбурга направлены на восток 200 новых построенных там танков. Из Парижа все войсковые части переброшены на ВОСТОК»; - «Все прибывающие из оккупированной Франции, а также все поступающие оттуда сообщения говорят о том, что оттуда оттянута наибольшая часть германских войск. В Бордо находятся лишь школы рекрутов и 40-50-летние члены ландштурма»: - «Только что вернувшийся из Румынии агент". сообщает: 1) Война против СССР в Румынии очень непопулярна, несмотря на террор «СС», происходят многочисленные акты неповиновения и саботажа в армии. 2) ". насчитал 50 немецких зенитных батарей, которые были взяты из Италии и направлены 22-го июля в Плоешти и порты Чёрного моря»; - «Представитель интендантского отдела германского Генштаба, который закупает здесь большое количество леса, заявил, что окончательная победа Германии в общем масштабе намечается не раньше

1943 г. Лес он закупает для сооружения макетов железнодорожных узлов и мостов, с тем, чтобы ввести в заблуждение авиацию противника. Этот же представитель заявил, что немецкий Генштаб наметил границы своего продвижения в СССР. Это по линии Архангельск-Северная Двина-Волга, Байкал. После Волги немцы пойдут дальше в Иран и Индию. Всё остальное будет заключено совместно с Японией»; - «В оккупированную Францию, немцы прислали взамен отправленных на восток частей старых и совсем молодых солдат резерва … » 32• В этот период «Дора» по собственной инициативе приступил к новой для себя сфере деятельности - попыткам нарушать налаженное противником производство вооружения и военной техники. В сообщениях от 5, 11 и 21 июля 1941 г. он радировал: - « … поручил организацию саботажа на местных заводах, производящих вооружение для Германии. На отдельных предприятиях проводится замедленное обслуживание конвейеров и неправильная регулировка взрывателей»; - « … поставил своим людям задачу саботажа на военных заводах, работающих на Германию. Организованный … саботаж на работающих для Германии, военных заводах и на производстве вагонов для Германии - проводится регулярно»; - «В результате диверсионного акта в Базеле взлетел на воздух предназначенный для Германии поезд с боеприпасами. В Базеле также был взорван ещё состав с боеприпасами» 33• Последнее сообщение носило информационный характер и не являлось результатом деятельности самого Ш. Радо. Центр не оставлял информацию «Доры» без внимания и направил ему 16 июля 1941 г. очередные указания о необходимости сосредоточить усилия на добывании следующих сведений: «Молнируйте всё, что удастся узнать: Где находятся штабы 4-й, 8-й армий, раньше отмечавшихся районе Варшавы, какие крупные соединения сейчас Варшаве? По каким направлениям следуют германские резервы из В. Пруссии и центра Германии? Какие армии немцев действуют Румынии, их местонахождение, нумерация, состав? Где итальянский экспедиционный корпус?»34• В течение второй половины 1941 г. - начале 1942 г. резидентура приобретает несколько новых ценных источников информации ( «Зальтер», «Лонг» , «Луиза», «Грау», «Агнесса», «Лили»35 и ряд других, сведения о которых до сих пор составляют государственную тайну). Количество направленных «Директору» разведывательных донесений резко возросло. Наиболее существенным было приобретение резидентурой разведчика «Лонга». Прежние источники - «Пуассон» и «Габель» - во время войны оказались неспособными добывать интересующую «Дору» информацию, и работа с ними постепенно прекратилась.

В первый год войны Германии против Советского Союза ряд новых источников информации появился и у «СИСИ» («БИЛЛЬ», «Мариус», «Тейлор», «Димен»36 и другие). Следуя указаниям Центра, она не ограничивалась только добыванием военно-технической информации, а стремилась получать также военно-политические сведения, главным образом по Германии. Правда, в этот период её источники по своему положению могли давать только случайные сведения, часто основанные на слухах. «Джим» в это время своих собственных источников информации ещё не имел. Летом 1941 г. по указанию Москвы и независимо от «Доры» он установил связь со старым работником Центра «Анной»37• В 1942 г. «Джим» по указанию Центра независимо от «Доры» установил связь с агентами «Лоренцам» и «Лорой» и оказал им помощь. Супруги проживали в Лозанне и связи с Центром не имели. «Время от времени Лоренц передавал Джиму информацию»38 - писал Ш. Радо. В конце 1941 г. «Пакбо» привлёк к работе в качестве радистки Маргарет Болли (псевдоним «Роза» )39• Подготовку «Розы» по радиосвязи провел «Джим». Сначала рация Болли находилась в доме её родителей в Базеле. Но вскоре из-за протестов родителей от этой квартиры пришлось отказаться. «Роза» переехала в Женеву и с сентября 1942 г. начала работать там. Таким образом, к началу 1942 г. «Дора» для связи с центром имел З радиостанции: «Джима», «Эдуарда» ( «Мауд») и «Розы». Во второй половине 1941 г. от резидентуры в Центр поступило свыше 130 информационных телеграмм. В указанных сообщениях освещались такие важнейшие вопросы: - переброски немецких войск из Западной Европы на восточный фронт и состав оставшейся в Западной Европе группировки, потери вермахта и настроения местного населения: - планы Германии по ведению войны против СССР в связи со срывом намеченных темпов наступления: подготовка к применению отравляющих веществ на советско-германском фронте: - результаты бомбардировок английской авиации в Германии и советской - в Румынии: - возможное вступление в войну Японии и США; - некоторые тактика-технические данные вооружений и военной техники, поставлявшихся в Германию. Тематика сообщений резидентуры, как видно, была весьма разнообразной и актуальной. Недостаток же заключался в том, что донесения эти не были систематическими и достоверными. Добытая в это время информация базировалась в основном на слухах и разговорах в журналистских и дипломатических кругах. Однако, даже отрывочные и малонадёжные донесения «Доры» представляли значительный интерес, поскольку в тот период сведения о противнике были достаточно скудны. Значительная часть донесений «Доры» направлялась членам ГКО, начальнику Генштаба, почти все донесения включались в разведсводки, выпускаемые РУ Генштаба РККА. В 1942 г. количество поступающих от Радо разведывательных сообщений значительно возросло. За год поступило от него около 800 шифрованных радиограмм (около 1 тысячи 100 листов), из которых только небольшая часть (10- 15%) была посвящена организационным вопросам. В отдельные дни от «Доры» поступало по 4-5 информационных телеграмм. За период с мая по август 1942 г. группой Радо был представлен обширный материал по следующим вопросам, освещающим армию и хозяйство Германии: общеполитические моменты, планы и намерения командования, резервы, переброски войск на фронт и в Европе, возможности Германии по производству танков, самолётов, артиллерии, сведения о намерениях и возможностях организации химической войны и другие. Наиболее полно и относительно закончено «Дорой» были освещены общие планы и мероприятия по подготовке химической войны. На основе отдельных материалов были подготовлены специальные сообщения для высших правительственных и военных органов СССР. К числу таких материалов следует отнести: а) сообщение о стратегическом плане германского командования на лето 1942 г. ; б) анализ причин задержки немецкого наступления на восточном фронте; в) ряд сообщений о планах германского командования в отношении химической войны, о новых немецких отравляющих веществах и способах их применения, об опытах использования внутриатомной энергии урана. Слабее были освещены состояние тылов армии и положение важнейших отраслей хозяйства. В целом же, несмотря на большое значение и важность многих сообщённых сведений, подавляющая часть заданий Центра полностью отработана не была. Многие вопросы освещены обще и достаточно противоречиво, имелось много данных явно несуразного, а подчас и дезинформационного характера. Как уже говорилось выше, в течение 1941-1942 rr. резидентура под руководством Ш.Радо приобрела большое количество новых источников и сумела обеспечить регулярное поступление в Центр обширной информации о противнике.

Рост организации, привлечение новых членов в резидентуру проходил стихийно без активного вмешательства со стороны Москвы. Имея общую установку на увеличение объёмов добываемой разведывательной информации по Германии и её вооружённым силам, «Дора» успешно использовал возможности такой нейтральной страны как Швейцария. Источники информации выявлялись в дипломатических, журналистских и эмигрантских кругах, т.е. в сфере активной деятельности иностранных разведок. Так «Лонг» и «Зальтер» , оставаясь офицерами деголлевской разведки, вполне добросовестно и весьма продуктивно сотрудничали с «Дорой». Они привлекали и использовали целый ряд хорошо осведомлённых источников. Центр не ставил под сомнение целесообразность работы «Доры» с агентами-двойниками. По-видимому, преобладала точка зрения, что чем больше источников информации, тем лучше. Резиденту поручалось лишь отбросить пустую и ложную информацию, но «Дора» не был к этому достаточно подготовлен и, к сожалению, не всегда имел возможность проверять получаемые сведения. К осени 1942 г. состав резидентуры вырос до явно ненормальных размеров. Через агента «Тейлора» из группы «Сиси» был привлечён к работе на советскую разведку новый источник, получивший псевдоним «Люци»40, который по объёму и важности информации превзошёл всех других источников резидентуры. «Тейлор» сообщил, что «соглашаясь на совместную работу, неизвестное лицо ставит одно категорическое условие: советская разведка не будет выяснять его настоящую фамилию, адрес и род занятий. Тейлор лишь сообщил, что человек этот живёт в Люцерне". Новому источнику я дал псевдоним "Люци", по созвучию с Люцернам - городом, где он жил»41 • К моменту, когда «Люци» предложил свои услуги советской разведке, он работал уже не только на швейцарскую, но также на американскую, английскую и чехословацкую разведку. «Тейлор» действовал в качестве помощника «Люци» и его посредника по связи с иностранными разведками. Сотрудничество Рёсслера с иностранными разведками с самого начала не было тайной для Центра. Об этом «Дора» неоднократно доносил в своих телеграммах. Руководство ГРУ совершенно сознательно пошло на сотрудничество с агентом. Правда по настоянию Центра «Дора» предпринял несколько попыток установить источники «Люци», но безуспешно. «Люци» категорически отказывался называть своих источников и в этом ему оказывала поддержку «Сиси», которая даже пригрозила разрывом с «Тейлором» и «Люци» если «Директор» будет настаивать на раскрытии источников. Сведения, поступавшие от «Люци», исходили из различных учреждений Германии. «Поэтому, чтобы в Центре имели точное представление, откуда, из какого источника получена та или иная информация, я обозначал эти источники условными именами - "Вертер", "Ольга", "Тедди", "Фердинанд", "Штефан", "Анна". Имена эти не принадлежали каким-то конкретным лицам. Придумывая псевдонимы, я обозначал лишь имя, созвучное с немецким названием данного учреждения. Например, Вертер - вермахт и т.п. Пересылая через "Тейлора" и "Сиси" свой материал, "Люци" помечал, из какого ведомства он получен:

"из ОКБ", "из ВВС", "из МИД". Шифруя текст, я кодировал источники соответствующими псевдонимами, известными лишь мне и Директору» 42- вспоминал Ш. Радо. Остаётся неизвестным до сих пор, как «Люци» организовал получение информации от своих источников в Германии. «Дора» лишь подчёркивал большую оперативность в доставке сведений «Люци». Донесения из Берлина, по его словам, шли 1-2 дня и никогда более 5 суток. В своих мемуарах Радо предположил, что, скорее всего, Рёсслер пользовался радиосвязью. Помимо группы «Тейлора» - «Люци», резидентура «Дора» смогла использовать в 1943 г. и несколько новых источников информации. С некоторыми из них работа началась ещё в 1942 г. Новые источники появились у «Лонга», «Луизы» и «Пакбо». В 1943 г. по разным причинам отсеялись некоторые источники информации, привлечённые к работе ранее («Пуассон», «Билль» и ряд других, не упомянутых в мемуарах Шандора Радо). С установлением сотрудничества с «Люци» «Дора» получил возможность увеличить количество отправляемых в Центр разведданных. В 1943 г. по объёму информация от «Люци» превышала информацию всех других источников вместе взятых. Причём тематика его материалов наиболее полно отвечала требованиям военного времени. Что же касается качества - полноты и достоверности, то общая картина представляется довольно пёстрой: наряду с ценными данными продолжали поступать сведения, не представлявшие интереса, а порой и дезинформация. Проведённая в ГРУ ГШ проверка сообщений ряда от резидентуры «Дора» выявила, что по каналу от источника, скрывавшегося под псевдонимом «Вертер», в Москву достаточно часто поступала дезинформация. «Вертер» давал обширную информацию по вооружённым силам противника, планам главного командования Германии. С 7 ноября 1942 по 25 июля 1943 гг. «Вертер» представил 84 донесения, содержание которых касалось этих главных вопросов. При повторной проверке было установлено, что полностью достоверных сообщений, поступивших вовремя, было лишь 15. Достоверных, но поступивших с опозданием - 29. Дезинформационных - 23. Дезинформационных, имевших цель завуалировать намерения германского командования - 17. Таким образом, проверка показала, что почти половина сообщений от «Вертера» носила дезинформационный характер. Тщательный анализ этих донесений для установления, были ли они специально направлены для дезинформации советского командования и какое влияние оказали они на планирование операций советских войск, выходит за рамки настоящей статьи и требует самостоятельного исследования.

Тем не менее, Центр требовал от «Доры» расширить масштаб получаемых от этого источника сведений, не давая понять, что «Вертер» разоблачен советской разведкой. Общий итог представленных резидентурой «Дора» донесений за 1942- 1943 rr. - свыше трёх тысяч листов телеграмм43, из них 30% ценных сведений не нуждались в дополнительной проверке. Несмотря на проникновение в сеть дезинформатора, сведения, представляемые резидентурой, были весьма полезны, затрагивали разнообразные и важные вопросы, а по качеству в значительной части являлись ценными. В целом же по добыванию сведений о противнике резидентура «Дора» в 1943 г. занимала одно из первых мест в ГРУ. Деятельность резидентуры «Дора» заслуживает самой положительной оценки исходя из того огромного вклада, который она внесла в победу над фашизмом. К 1 августа 1943 г. состав резидентуры «Дора» достиг своего максимума и превышал несколько десятков человек. Причём три четверти из её состава составляли источники информации. Кроме того, в распоряжении Радо было четыре радиостанции: три в Женеве («Эдуард», «Мауд», «Роза») и одна в Лозанне («Джим»). Организационно резидентура состояла из нескольких групп, три из которых упоминаются в открытой печати: группа «Сиси», группа «Пакбо» и группа «Джима». По оценке историка В.И. Лоты, в составе резидентуры было 97 человек. Из них в Женеве работали 19 человек, в Берне - 15, в Цюрихе - 9, в других городах Швейцарии ещё 27 человек. В Германии добывали информацию 17 человек, в Италии - 2, в Австрии - 3, во Франции - 544• Существенным недостатком такой организации было наличие связей организации «Дора» с провалившимися в Германии («Альта», «Харо» и др.), Франции и Бельгии ( «Кент» - «Отто» и др.) резидентурами. Провал в Бельгии в 1941 г. привёл к провалам в 1942 г. во Франции и Германии. Провал «Кента» и «Отто» мог привести, а вполне вероятно и привёл, немецкую контрразведку к «Доре», «Пакбо», «Сиси» и «Джиму». В своих мемуарах А. Гуревич ( «Кент» ), стремясь отвести от себя обвинения в предательстве и сотрудничестве с немцами, выдвинутые Радо и Л. Треппером («Отто»), сообщил, что основным виновником всех провалов является радист Хемниц. «Провал произошёл исключительно в результате предательства арестованного 13 декабря 1941 г. в Брюсселе радиста Хемница (советского разведчика Макарова), выдавшего гестапо шифр. которым было зашифровано задание Центра, переданное через его передатчик и которым был зашифрован доклад мой, "Кента", о выполнении полученного задания»45•

По словам «Кента», на допросах в гестапо ему было предложено рассказать, к кому и с каким заданием он прибыл в 1940 г. в Швейцарию. «Более того, требовали, чтобы я назвал код, которому обучил нашего разведчика в Швейцарии и назвал его точный адрес. На одном из допросов присутствовали двое - якобы муж и жена46, которым гестапо поручило поехать в Женеву»47• Однако в этих словах Гуревич, не замечая того, расставляет себе ловушку. так как получается удивительная в своей неправдоподобности ситуация: два «предателя» - советские разведчики М.В. Макаров ( «Хемниц») и К.Л. Ефремов («Паскаль») - выдали шифры и агентуру немцам и были казнены, а «Кент» ничего «существенного» не сообщил гестапо, остался жив, да ещё сумел перевербовать своих противников. «Лучшим доказательством того, что я не давал никаких существенных показаний о моей поездке в Швейцарию является то, что Шандор Радо проработал в Швейцарии до сентября 1944 г. , а ведь я был арестован гестапо в начале ноября 1942 г. , и следствие по существу закончилось в первой половине 1943 г.»48 - писал Гуревич. Тем не менее, как мы видим, именно в 1943 г. у резидентуры «Дора» и появляются первые крупные неприятности. В любом случае ни подтвердить, ни опровергнуть слова Гуревича невозможно до тех пор, пока в Германии (или за океаном) не будут обнаружены и обнародованы протоколы допросов самого «Кента» и казнённых разведчиков: М.В. Макарова, К.Л. Ефремова, И. Венцеля, А. Шнеэ (Г. Робинсона). Таким образом, основные лица резидентуры были поставлены под угрозу провала. Именно «Кент» точно знал, что «Дора» работал на советскую разведку. Про остальных же сотрудников резидентуры точные доказательства у немцев отсутствовали.

Однако обстановка в Швейцарии немцам не благоприятствовала. Тем не менее, все сотрудники «Доры» могли быть под подозрением и наблюдением немецких контрразведывательных органов. К лету 1943 г. руководство ГРУ уже располагало данными, свидетельствующими об опасности провала, грозящего резидентуре «Дора» вследствие провалов в соседних странах. Обстановка требовала принятия срочных организационных мер и в первую очередь разукрупнения резидентуры, создания автономных групп связанных с Центром, требования от «Доры» тщательного соблюдения конспирации. Однако руководство разведки не пошло на это в полной мере, опасаясь, что организационная ломка вызовет приостановку на неопределённый срок получения важной и ценной информации от резидентуры Радо. К сожалению, не желая поступиться в малом, т.е. не желая допустить перебоя в поступлении информации, советская военная разведка потеряла всё. К августу 1943 г. в Германии были арестованы Анна Мюллер («Анна»), Эльза Ноффке («Инге»), Генрих Кёнен («Франц»), Генрих Мюллер («Ганс»), Агнесса Циммерман ( «Микки» ), Лина Мюллер, Клара Ша бель 49 и другие. Вскоре начались провалы основных работников, работа резидентуры прекратилась, что имело тяжёлые последствия для отечественной военной разведки. В результате признаний некоторых наших агентурных работников в Бельгии, Франции и Германии, немецкая контрразведка получила достоверные данные о наличии в Швейцарии сильной советской разведывательной организации. Немецкая контрразведка в различной степени установила принадлежность к советской разведке основных работников резидентуры: «Доры», «Сиси», «Джима», «Пакбо», «Габеля», «Билль» и других. В сентябре 1943 г. Центр предложил «Доре» прервать связь с «Сиси» и «Джимом». Лишившись их помощи в шифровании, Радо с сентября 1943 г. привлёк к этой работе своих радистов - «Мауд» и «Розу». Последствия этого решения были достаточно трагичны, тем более что «Дора» не посоветовался о принятом решении с «Директором». Объективности ради следует заметить, что использовавшиеся «Дорой» шифры были неудобны для такой интенсивной корреспонденции, которая исходила от него в 1943 г. Для работы с шифрами Ш. Радо гребовалось много времени: ежедневно по 8 часов он занимался расшифрованием (шифрованием) входящих (исходящих) телеграмм. Поскольку руководство резидентурой и официальная работа в качестве географа требовала много времени, то можно понять стремление «Доры» привлечь к шифровальной работе и других сотрудников резидентуры. Германская контрразведка, не имея возможности самостоятельно ликвидировать советскую разведывательную организацию на территории нейтральной Швейцарии, приняла меры к тому, чтобы осуществить эту операцию руками швейцарских властей.

После получения от немцев требования о ликвидации резидентуры и некоторых исходных данных, швейцарские власти приступили к раскрытию организации «Дора». Наблюдение за работой советских нелегальных радиостанций было поручено специальному радиоотряду под командованием лейтенанта Трейера, который приступил к поиску 9 сентября 1943 г. Обнаружение и розыск наших радиостанций были делом нетрудным, так как маскировка радиосвязи была примитивной. Радиообмен вёлся весьма интенсивно, по несколько часов подряд, на неизменных радиочастотах, на одних и тех же квартирах. Через два дня после начала поиска - 11 сентября 1943 г. отряд Трейера впервые обнаружил в эфире работу нашей станции, а к 25 сентября уже было установлено точное местонахождение и принадлежность обеих радиостанций - «Эдуард» и «Роза».

За домом Хамелей и квартирой Болли полиция установила наружное наблюдение. «Роза» обнаружила это наблюдение и доложила об этом «Доре». Это насторожило Радо и Центр, но они посчитали, что ведётся наблюдение за кем-то другим и не приняли мер по предотвращению провала. Но на всякий случай 9 октября «Дора» решил изъять рацию у «Розы», что сделал «Эдуард», который отнёс её к себе в магазин. «Дора» считал, что если ничего не случится, то 16 октября Болли возобновит работу. Центр согласился. Однако в ночь 13 на 14 октября 1943 г. швейцарской полицией были арестованы радисты «Доры» - «Эдуард», «Мауд» и «Роза». Эти аресты явились началом провала всей организации «Дора» . В 00:17 14 октября рация «Мауд» вышла в эфир. В 01:30 полицейские взломав дверь ворвались в дом Хамелей. Налёт застал их врасплох. Полиция захватила только что работавшую и ещё горячую рацию, отправленные и полученные телеграммы, страницы шифровальной книги. «Эдуард» и «Мауд» были арестованы и отправлены в полицию. Одновременно был произведён обыск в магазине и обнаружена спрятанная там рация Болли. В ту же ночь была арестована «Роза». Полиция нашла Маргарет у её любовника Ганса Петерса, который оказался тайным агентом гестапо. Был проведён обыск и у неё. Хотя рация обнаружена не была, но были найдены детали к ней, таблицы позывных, книга для шифровки и другие материалы. Обеспокоенный отсутствием рации «Розы» и «Эдуарда», Центр запросил у «Джима», имеется ли у него связь с «Дорой». В тот же сеанс ночью с 19 на 20 октября Джим передал сообщение «Доры» об аресте радистов и отсутствии сведений о «Розе». «Я … написал донесение Директору о случившемся и велел "Джиму" для страховки передать его шифром, поскольку у меня не было полной уверенности, что полиция не нашла у радистов страниц моей шифровальной книги»50• Следствие по делу радистов сначала вела федеральная швейцарская полиция. Позже, месяца через три, его передали военным властям. Примерно через неделю Ш. Радо удалось не только разузнать, в какой тюрьме находятся радисты, но и наладить с ними переписку. Хамели и Маргарита Болли содержались в камерах-одиночках женевской тюрьмы Сент-Антуан. По сведениям, полученным от «Эдуарда», был запеленгован и третий передатчик, но «Дора» посчитал, что это была «Роза». Центр не обратил на это должного внимания, а третьим передатчиком мог быть только «Джим». 25 октября Москва дала нашему лозаннскому радисту распоряжение: «Сократите ваши передачи до минимума. Для маскировки работы предлагаем: не выходите в эфир дольше чем на 20 минут …

При соблюдении этих условий Вы можете вызывать нас два-три раза каждую ночь. Слушать нас для Вас не опасно. Директор»51• С начала ноября 1943 г. Радо вынужден был перейти на нелегальное положение. Подходящую квартиру ему удалось найти быстро: укрытие предоставил один женевский врач. Но связь с членами резидентуры пришлось налаживать заново, так как «Роза», супруги Хамель и «Мария», выполнявшие роль связных между «Джимом», «IJакбо», «Сиси» и «Дорой», теперь были изолированы. Эти вопросы Радо обсуждал с «Джимом», который приходил к нему на квартиру один-два раза в неделю. С той же целью посещала конспиративную квартиру и «Сиси». Здесь же Радо познакомил «Джима» с «Пакбо». Самым главным было продолжение передачи в Центр информации. В то же время радиоотряд лейтенанта Трейера продолжал поиски радиостанции «Джима». В докладе лейтенанта было записано: «27 сентября услышан сигнал третьей рации; 9 октября - определённо, что она работает в Лозанне; 20 октября - определён квартал; 5 ноября - подтверждена гипотеза, что рация работала на квартире Фута». В ночь с 19 на 20 ноября "Джим" был арестован в своей квартире во время сеанса радиосвязи с Центром52. 28 ноября 1943 г. швейцарская контрразведка начала вести радиоигру с Москвой от имени «Доры» через рацию «Джима». Поначалу операторы узла связи Центра отметили некоторые необычные приёмы радиста, однако считали, что это работает «Джим». К концу декабря Центр догадался, что это не наш разведчик, но сделал вид, будто принимает подставного радиста за «Джима». Только через четыре месяца швейцарцы убедились в провале радиоигры и последовали новые аресты. 19 апреля 1944 г. полицейские схватили «Сиси», Пауля Бётхера и «Тейлора». Спустя месяц был арестован «Люци». Всех отправили в одиночки лозаннской тюрьмы Буа-Мермэ, где уже находились радисты. «Дора» к концу января 1944 г. с большим трудом нашёл другую конспиративную квартиру, куда и перебрался. Однако аресты окончательно парализовали деятельность группы. «По существу, это был разгром, хотя все источники, за исключением группы "Люци", сохранились. На свободе оставался ещё один мой помощник - "Пакбо", который мог бы вновь организовать работу с людьми ("Лонгом", "Зальтером" и другими). Но теперь мы были совершенно парализованы - лишились не только передатчиков и радистов, но и шифров для связи с Центром»53. После провала резидентуры Радо скрывался в Швейцарии. В сентябре 1944 г. он с женой решил перебраться в освобождённый Париж. Детей и тёщу было решено оставить временно в Женеве. 26 октября 1944 г.

Радо явился в советскую миссию по репатриации. После беседы с сотрудниками миссии ему предложили вылететь в Москву для отчета в Центре. Радо согласился. Получив документы на имя советского гражданина-репатрианта Игнатия Кулишера54, 8 января 1945 г. «Дора» вылетел в Москву. Соседом Радо в самолете оказался Леопольд Треппер («Отто»). Он рассказал, что в Москве за ошибки строго наказывают. Эти слова произвели на Ш. Радо угнетающее воздействие. Он испугался, что в Москве за провал резидентуры его строго накажут. В результате возникшего нервного срыва во время остановки в Каире он не явился к автобусу для следования в аэропорт. Сотрудники советского посольства искали беглеца несколько дней. В конце концов, было установлено, что советский гражданин И. Кулишер находится в английском посольстве и просит у британских властей покровительства. Не желая осложнений с Советским Союзом, английское правительство передало Кулишера каирским властям, а египтяне упрятали беглеца в лагерь для интернированных иностранцев. Советское посольство в Каире добилось выдачи Ш. Радо и 2 августа 1945 г. беглеца доставили в Москву, где его арестовали сотрудники «Смерш». В декабре 1946 г. Ш.Радо был осуждён на 10 лет лишения свободы. Командование ГРУ ГШ не смогло помочь одному из лучших своих резидентов. Лишь в ноябре 1954 г. Радо был освобождён из заключения и выехал в Будапешт. В 1956 г. Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение об отмене постановления Особого совещания и закрыла уголовное дело за отсутствием состава преступления. В 1972 г. ГРУ ГШ ВС СССР принесло Шандору Радо извинения за то, что была допущена серьёзная ошибка в оценке результатов его работы. Он был награждён орденом Отечественной войны 1 степени. После войны Ш. Радо стал доктором географических и экономических наук. профессором Будапештского университета, начальником отдела Государственного управления геодезии и картографии Венгрии, председателем Географического комитета Венгерской академии наук.

Шандор Радо неоднократно приезжал в СССР, поддерживал творческие отношения с ведущими советскими картографами, был награждён орденом Дружбы народов. Суд же над арестованными в Швейцарии советскими разведчиками состоялся лишь после войны. 22 октября 1945 г. военный суд в Берне рассмотрел дело по обвинению в незаконной разведывательной деятельности против Германии разведчиков резидентуры «Дора». Р. Дюбендорфер приговорили к двум годам лишения свободы и штрафу в 5 тысяч франков. Её муж, П. Бётхер, получил два года тюремного заключения. Х. Шнейдер приговорён к одному месяцу тюрьмы, а Р. Рёсслер - оправдан. В октябре 1947 г. в Женеве состоялся второй суд. Ш. Радо был заочно приговорён к одному году тюремного заключения. Вместе с ним были осуждены радисты А. Фут, О. и Э. Хамель, М. Болли. Так завершилась история одной из самых эффективных резидентур советской военной разведки, внёсшей огромный вклад в дело победы нашей страны в Великой Отечественной войне.

Каримов Олег Владимирович

Другие новости и статьи

« Катынская трагедия и разрыв советско-польских дипломатических отношений

История создания 1-го корпуса ПВО ОН »

Запись создана: Суббота, 7 Март 2020 в 17:31 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика