Коррективы правового регулирования формирования и расходования полковых капиталов в конце XIX—начале XX вв.



Коррективы правового регулирования формирования и расходования полковых капиталов в конце XIX—начале XX вв.

oboznik.ru - Коррективы правового регулирования формирования и расходования полковых капиталов в конце XIX—начале XX вв.
#финансы#военныефинансы#право

Немалую роль в этих коррективах сыграли русско-японская и первая мировая войны, финансовое положение России и возросший объем накопленных капиталов.

Во-первых, Военное министерство обязали часть экономических капиталов армии сдавать в государственный бюджет. В мирные годы крупных изменений относительно объема полковых капиталов не наблюдалось, увеличение либо сокращение их размера было весьма незначительным. Объяснялось это тем, что капиталы пополнялись в основном за счет остатков годовой сметы хозяйственных оборотов частей. К началу русско-японской войны общая сумма полковых капиталов в армии составляла приблизительно 4 млн руб.

Во время войны с Японией у воинских частей, входивших в состав действующей армии, появились дополнительные, весьма благоприятные возможности значительного увеличения сумм капитала. Основная из них — разрешение частям списывать расходы по заготовлению фуража и продовольствия по предельным (справочным) ценам, которые были выше фактических.

Разница между этими ценами была довольно ощутимой. Кроме того, хотя войска получали деньги из расчета полных норм, они широко использовали трофеи, имели выгоду от бесплатных реквизиций и т.д. По данным Главного штаба по состоянию на 2 ноября 1905 г., экономические капиталы трех Маньчжурских армий и частей тыла этих армий составляли 22,9 млн руб. Такую же оценку размерам капиталов давал и Государственный контроль, а Министерство финансов полагало, что эта сумма равняется не менее 38 млн руб.

В Военном министерстве были глубоко убеждены, что весь этот капитал согласно законодательству должен оставаться в армии и расходоваться на упорядочение расстроенного войной хозяйства частей войск и пополнение до нормы запасных капиталов. Избыточные суммы предполагалось сосредоточить в депозите Главного штаба .

Министерство финансов и Государственный контроль придерживались противоположного мнения. Министр финансов В.Н. Коковцев в письме военному министру генералу А.Ф. Редигеру доказывал, что "так как накопление экономических сумм в частях войск в военное время является последствием отпуска денег на довольствие по установленным на месте предельным ценам, значительно превышавшим цены действительного заготовления, то засим было бы вполне справедливым и своевременным передать из экономических капиталов суммы, составляющие превышение капиталов против норм, имевшихся в частях войск до начала военных действий, в ресурсы Государственного казначейства" .

В другом письме на имя военного министра от утверждал, что "по условиям военного времени наличие крупных экономических капиталов не может почитаться результатом особой бережливости и хозяйственно-распорядительной деятельности воинских частей, управлений и учреждений. Главною причиной накопления этих сумм, по всей справедливости, следует считать предоставление войскам на театре военных действий таких фуражных и приварочных окладов, которые по своим размерам значительно превышают действительную в них потребность" .

В связи с этим он доказывал полную правомерность изъятия экономических сумм из войск и передачи их в государственный бюджет.

Военный министр не соглашался с такой оценкой источников экономического капитала и намерением Министерства финансов изъять экономические суммы из войск. В письме министру финансов он отмечал: "Я признаю, что осуществление проектируемой Вами меры сопряжено с нарушением законных интересов не только многих войсковых частей, но и армии в целом, и потому высказываюсь принципиально против нея.

Не могу не согласиться, что во многих частях ввиду больших справочных цен, главным же образом вследствие умелого ведения хозяйства образовались остатки весьма значительные".

В споре между министерствами финансов и военным в конечном счете верх одержало финансовое ведомство. Согласно решению правительства те воинские части, которые с окончанием войны подлежали расформированию, всю сумму полкового капитала (запасного и экономическую сумму) должны были сдать в государственный бюджет безвозвратно.

Правительство, однако, не ограничилось этими денежными изъятиями из войск. Было принято решение о перечислении в бюджет остатков экономических сумм, имевшихся даже в нерасформированных частях, но ранее входивших в Маньчжурские армии. Такое решение в корне противоречило сущности экономических капиталов полков как их собственных средств. Ущемление прав полков не меняла и запись в постановлении о том, что капиталы изымаются с обязательством последующего возврата их военному ведомству в зависимости от действительной надобности и когда состояние средств Государственного казначейства это позволит.

Воинские части 11 военных округов и Войско Донское сдали в казну 4,7 млн руб., почти половину из них Приамурский и Омский округа.

Необходимо отметить, что до принятия указанного решения экономические капиталы расформируемых в мирное время воинских частей являлись специальными средствами военного ведомства вообще, а не отдельных частей, а потому имели более широкое назначение — служить источником для удовлетворения нужд общего характера, на которые средства из казны нередко не отпускались.

В ходе первой мировой войны, когда в стране возникли немалые финансовые затруднения, а государственный бюджет стал сводиться с дефицитом, руководители государства вспомнили русско-японскую войну и их взоры вновь обратились к экономическим капиталам воинских частей. В 1916 г. воинским частям действующей армии приказали отчислить в ресурсы казны на усиление средств бюджета часть экономических сбережений, образовавшихся за время войны, и направить их в особый фонд под названием "Фонд действующей армии на ведение настоящей войны". По состоянию на 1 апреля 1917 г. в этот фонд было сдано 46,5 млн руб.

В начале 1917 г. Государственный контроль в ходе проверки финансово-хозяйственной деятельности воинских частей, находившихся в тылу, выявил немалые суммы экономии, доходившие в некоторых частях до 200 тыс. руб. Эти суммы, по утверждению Государственного контроля, были получены не столько за счет разумного хозяйствования, сколько за счет излишне отпускаемых казной средств. К тому же в ряде случаев они расходовались нерационально. Было принято постановление о сдаче воинскими частями, находившимися в тылу, части экономических капиталов в фонд действующей армии. Утверждены правила передачи экономических сбережений, нормы "их оставления" в распоряжении воинских частей. Пехотный полк, например, имел право оставить экономический капитал в размере 24 тыс. руб. и дополнительно такую же сумму в виде артельных ротных денег. Остальные средства подлежали сдаче в казну.

Во-вторых, был расширен перечень источников пополнения и затрат капитала. В конце года полк подводил итоги своей хозяйственной деятельности, составлял отчет, выводились остатки по всем разделам сметы и общий, излагалась просьба к командиру дивизии о зачислении денег в полковой капитал. Командир дивизии своим приказом объявлял состояние хозяйства каждой части, зачислял в их капиталы остаточные суммы. Эти суммы являлись первым и основным источником капитала во всех воинских частях.

Второй источник — проценты на капитал. Долгое время, до появления развитой банковской системы в России, капитал хранился наличными деньгами в денежных ящиках полков, поэтому он не приращивался. С разветвлением сети банков капитал в виде наличных денег стали хранить в учреждениях Государственного банка с начислением процентов. С наполнением денежного рынка ценными бумагами Военное министерство, его совет, командующие войсками военных округов предписывали воинским частям приобретать правительственные ценные бумаги, хранить их в учреждениях Государственного банка, что приносило высокий доход и давало гарантию от ущерба.

Правда, несмотря на предосторожности, в отчетах командиров дивизий о состоянии капиталов отмечались случаи финансовых потерь воинскими частями от реализации ценных бумаг.

Третий источник — экономное ведение хозяйства. Положением об управлении хозяйством воинских частей предусматривалось увеличение сумм капиталов в частях производить не только по окончании, но и в течение года. Если в какой-либо воинской части хозяйства по смете, можно было причислить к экономическому капиталу, то командир части обязан был письменно сообщить об этом командиру дивизии. Последний по изучении всех обстоятельств образования этой суммы принимал решение о зачислении ее в капитал. Данный источник капитала являлся результатом выгодного заготовления продовольствия, фуража, топлива, канцелярских принадлежностей и т.п.

Четвертый источник — экономический капитал, сосредоточенный в депозите Главного штаба. Он поступал от расформированных в мирное время воинских частей. Военно-окружные советы нередко ходатайствовали перед военным советом министерства об оказании помощи воинским частям из этих сумм. Последний давал согласие о выделении денег на нужды вновь формируемых воинских частей, на оборудование офицерских собраний, ремонт казарм и продовольственных пунктов, на приобретение церковного имущества, выдачу в экстренных случаях ссуд на постройку различного рода сооружений, а также на другие надобности. Воинские части понимали выражение "другие надобности" почти как любые из них и поэтому нередко обращались за помощью. Перед первой мировой войной Главный штаб располагал суммой почти в полмиллиона рублей.

Пятый источник — средства Государственного казначейства. Воинские части получали ассигнования из бюджета в виде оказания помощи в экстремальных случаях, когда их хозяйству был нанесен большой ущерб (пожаром, наводнением и т.п.).
Был расширен диапазон затрат полкового капитала.

Раньше он расходовался лишь на нужды хозяйства части, хотя и в широком их понимании. Средства капитала, включенные в годовые сметы полков, использовались на содержание техники, банно-прачечные, медицинские и квартирно-эксплуатационные потребности, обновление и ремонт обоза, походных кухонь, приобретение постельных принадлежностей солдатам, кухонной утвари и т.д. Теперь за счет капиталов стали финансироваться полковые праздники и юбилейные торжества частей, затраты по устройству гарнизонных кладбищ и на похороны нижних чинов.

См. также

Первая половина XIX в. характерна началом создания капиталов в войсках и упорядочением их расходования

В армии должно иметься хозяйство двух родов: во-первых, по суммам, а во-вторых, по припасам, вещам и оружию…

В.В. Тиванов, «Денежные капиталы в русской армии»



Другие новости и статьи

« Реализм и психологизм чеховских рассказов

Народное ополчение обеспечивать по нормам, действующим в Красной Армии »

Запись создана: Воскресенье, 18 Ноябрь 2018 в 13:05 и находится в рубриках После Русско-японской войны, Финансовое.

Метки: , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы