26 Апрель 2020

Конституционно-правовое поле функционирования цензурной функции государства

oboznik.ru - Либо увольнение, либо выговор: альтернативы нет?

#закон#право#военноеправо

В настоящее время существует конституционно-правовая коллизия: согласно Конституции России, с одной стороны, цензура запрещается (ч. 5 ст. 29), с другой – запрещаются любые проявления экстремизма (ч. 2 ст. 29), предусмотрено сохранение государственной тайны (ч. 4 ст. 29). Это требует теоретико-правового осмысления путем применения ограничительного толкования норм упомянутой статьи, а также сравнительно-правового исследования указанных норм с нормами федеральных конституционных законов «О военном положении» и «О чрезвычайном положении», в которых термин «цензура» используется в границах правового поля.

Статья 29 Конституции относится к табуированным разделам основного закона, изменение или отмена которых не предполагается в принципе и является сверхжесткой. Но это не значит, что научное или правовое сообщество не имеет права критиковать ее нормы и подвергать сомнению ее аксиомичность.

В настоящее время сложилось два концептуально различных взгляда на конституционно-правовой статус цензуры. Ряд ученых-правоведов, в том числе и автор статьи, полагают, что цензура не является атрибутом тоталитарного политического режима и назрела необходимость реабилитации правового конструкта цензуры как института государственного контроля за информацией, способной принести прямой или косвенный вред интересам личности, общества и государства.

В частности, И.Е. Марцоха рассматривает цензуру как правовой режим, а не как правовой институт и формулирует в качестве научной гипотезы, что «в широком смысле цензурный правовой режим следует рассматривать как установленный законодательством особый порядок регулирования контрольной деятельности государственных, муниципальных и общественных структур, представленный комплексом правовых средств и направленный на сохранение оптимального с позиции приоритетов государства и общества в духовно-нравственной и социальной сферах содержания информационной правовой политики».

В свою очередь, прозападно настроенная либеральная часть научного сообщества считает формулировку ч. 5 ст. 29 Конституции «цензура запрещается» полностью соответствующей нормам международного права и полагает, что «не стоит отождествлять государственный контроль за распространением информации в форме цензуры с конституционными и законодательными ограничениями свободы массовой информации».

Причем либеральный взгляд на цензуру не образует научного единства: так, например, Т.М. Горяева, являющаяся представителем именно либерального направления исследователей феномена цензуры, подвергается критике со стороны своей, по сути, единомышленницы С.А. Куликовой, по мнению которой, «многие современные исследователи к легитимизации цензуры относят законодательно закрепленные ограничения доступа к информации, например, различные виды тайн, законодательно установленную ответственность за клевету и диффамацию!».

Далее следует цитата Т.М. Горяевой, допускающей существование цензуры только в западных демократиях и считающей недопустимым любое ее проявление в Российской Федерации. Именно с точки зрения допустимости и недопустимости конституционно-правового статуса цензуры в контексте правового государства можно считать отправную точку научной дискуссии относительно места цезуры в правовом поле исходя из буквы и духа закона. Большинство исследователей новейшей конституционной истории России едины в том, что между так называемым президентским проектом Конституции России и проектом, подготовленным Конституционной комиссией, была весьма существенная концептуальная и терминологическая разница.

Так, существенным, на наш взгляд, можно считать формулировки базовых конституционных высших ценностей в проекте Конституции и, собственно, в официальном тексте Конституции. В статье 2 проекта Конституции сказано: «Человек, его права и свободы, жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность объявляются высшей ценностью в Российской Федерации».

В свою очередь, в действующем тексте Конституции из перечня высших ценностей были изъяты «честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность». Можно объяснить такое изъятие и сокращение возможностью расширительного толкования конституционных норм, ведь право на жизнь, здоровье, честь, достоинство, личную неприкосновенность и безопасность – это, собственно, расшифровка обобщенной дефиниции «права и свободы». Но даже с учетом указанной аргументации не все упомянутые «высшие ценности» вошли в перечень прав и свобод, содержащихся в главе 2 Конституции: право на жизнь (ст. 20); право на охрану здоровья (ст. 41); право на личную неприкосновенность (ст. 22).

Остальные устоявшиеся конституционные формулировки «честь и достоинство, <…> безопасность» либо вошли в главу 2 Конституции в разрозненном виде, либо не вошли вовсе. Так, «достоинство личности охраняется государством» упоминается в части 1 статьи 21 Конституции, а честь – в части 1 статьи 23: «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени». В контексте контроля дефиниция термина цензура понимается И.Е. Марцохой так: «Контроль государственных или гражданских институтов за содержанием, выпуском и реализацией печатной продукции, театральных постановок, кинофильмов, теле- и радиопередач, частной переписки, Интернет, видеоигр, компьютерных игр, сетевых коммуникаций с тем, чтобы не допустить или ограничить распространение идей и сведений, признаваемых властью или общественным мнением как представляющие опасность для национальной безопасности России».

В словаре конституционных терминов, подготовленном С.А. Авакьяном, «цензура – это контроль над содержанием публикаций и передач, выражающийся в требовании должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений, общественных объединений предварительно согласовать с ними сообщения и материалы, подготовленные средствами массовой информации (помимо случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей.

Цензура запрещена Конституцией РФ (ч. 5 ст. 29)»59. И.Е. Левченко в своей диссертации «Цензура как общественное явление» дает определение цензуры «как социокультурной системы контроля за производством, распространением, хранением и потреблением социальной информации в соответствии с потребностями и интересами организующего и направляющего ее социального субъекта»60. Е.А. Агапова в монографии «Феномен цензуры» указывает, что «исторически семантика понятия «цензура» образуется от действия «контролировать».

Таким образом, системный анализ феномена цензуры вполне может выявить тот факт, что в основе сущностной характеристики цензуры лежит контроль, и, следовательно, даже в плоскости социального, эстетического, культурологического или внутрипсихологического (так называемой самоцензуры) контроля без первичного посыла и заинтересованности государства на всех этапах его развития надзор за различные рода информацией не столько невозможен, сколько несостоятелен и не нужен.

Заинтересованность же государства всегда выражается в правовой форме, в неких нормах права и источниках права, призванных обеспечить реализацию базовой охранительной функции государства. Ни одно из притязаний цензурного характера со стороны не только государства, но и других институтов политической системы общества без должной легитимации не воплощались в реальные правоотношения, и чем четче обозначено правовое поле действия цензурной функции государства, тем в большей степени данное государство можно считать в настоящее время правовым.

Литература

1. Авакьян С.А. Конституционный лексикон. Государственно-правовой терминологический словарь / С. А. Авакьян. – М.: Юстицформ, 2015.

2. Авакьян С. А. Конституция России: природа, эволюция, современность / С. А. Авакьян. – М.: Сашко, 2000.

3. Агапова Е.А. Феномен цензуры / Е. А. Агапов. – Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ, 2008.

4. Занина Т. М., Рыдченко К. Д. Информационно психологическая цензура как форма государственного надзора / Т. М. Занина, К. Д. Рыдченко // Общество и право. – 2009. – № 3. С. – 246–249.

5. Зеленов М. В. Цензура: подходы к определению понятия / М. В. Зеленов // Вест. Ленинградск. гос. ун-та им. А.С. Пушкина. – 2013, – № 1. – С. 94–103;

6. Куликова С. А. Конституционный запрет цензуры в России: монография. – М.: Проспект. – 2016. – 256 с.

7. Левченко И.Е. Цензура как общественное явление: автореф. дис. … канд. филос. наук / И. Е. Левченко. – Екатеринбург, 1995. – С. 11.

8. Марцоха И. Е. Институт цензуры в информационной правовой политике России: автореф. дис. … канд. юрид. Наук / И. Е. Марцоха. – Ростов н/Д. – 2007. – 25 с. 9. Полянина А.К. Значение цензуры для обеспечения информационной безопасности личности и условий развития ее автономии / А. К. Полянина // Современное право. – 2014. – № 9. – С. 82–86. 10. Проект Конституции РФ, подготовленный Конституционной комиссией Съезда народных депутатов Российской Федерации // Сonstitution.garant.ru: информационно-справочный портал. – М., 2018. – [Электронный ресурс]. URL:http://constitution.garant.ru/history/active/101201/ (Дата обращения: 24.10.2019). 11. Рыдченко К.Д. «Моральный кодекс» пользователя Интернета и государственная цензура киберпространства: некоторые вопросы законодательного регулирования / К. Д. Рыдченко // Мониторинг правоприменения. – 2012. – № 3. – С. 40–44. 12. Сулакшин С.С. Государственная политика защиты нравственности / С. С. Сулакшин // Право и политика. – 2015. – № 2. – С. 242–251 13. Трофимов М. С. Конституционный запрет цензуры и свободы массовой информации / М. С. Трофимов // Информационное право. – 2010. – № 1. – С. 25–28. 14. Харитонов В.Д. Цензура в Российской Федерации / В. Д. Харитонов // Юридический мир. – 2011. – № 6. – С. 42–44.

Бондарева Галина Александровна

Другие новости и статьи

« К вопросу о реализации прав человека в условиях цифровизации

Финансовая служба Военно -Морского Флота в годы войны »

Запись создана: Воскресенье, 26 Апрель 2020 в 19:16 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика