19 Май 2020

Великая отечественная война в памяти и сердце: что, как и почему сохранять в историческом сознании поколений?

oboznik.ru - Военно-патриотическая тема в работах советских историков в 1941-1945 гг.
#война#память#поколение

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Великая Отечественная война; патриотическое воспитание; историческая память; историческое познание; историческое сознание; образовательные проекты.

АННОТАЦИЯ. Автор рассматривает проблему сохранения исторической памяти о Великой Отечественной войне, выделяет источники формирования исторической памяти, анализирует эффективность их использования в образовательной практике и семье, предлагает пути сохранения исторической памяти, отвечает на вопрос: зачем сохранять память о Великой Отечественной войне – событии 75-летней давности.

Победа советского народа в Великой Отечественной войне для людей моего поколения – по-прежнему главное событие XX в. Именно Победа, путь к которой длился 1418 дней и которая «стоила» нашей стране 26,6 млн человек [4, с. 43], стала тем событием, которое проверило советский народ на прочность, сплотило представителей многих национальностей в борьбе с фашистской Германией. В историческом сознании и исторической памяти советских людей и современных россиян Великая Отечественная война занимала и занимает одно из самых значимых мест, именно она до настоящего времени является предметом активного исторического познания: историки, учёные других направлений, краеведы, любители истории и даже школьники осуществляют поиск новых источников, ищут ответы на сложные вопросы, связанные с войной, предлагают собственную интерпретацию исторических фактов.

При рассмотрении поставленной проблемы в данном статье под историческим сознанием понимается совокупность представлений общества и отдельных его сегментов о своём прошлом и прошлом всего человечества, под исторической памятью – процесс осовременивания прошлого в сознании индивидуальных или коллективных субъектов, под историческим познанием – процесс поиска, установления и интерпретации существенных исторических фактов [19, с. 170, 186, 189]. Почему так важно поднимать проблему исторической памяти о Великой Отечественной войне и какое место тема войны занимает в процессе воспитания граждан и патриотов страны? Отвечая на этот вопрос, важно подчеркнуть, что историческая память:

прежде всего бытует в общественном сознании и является средством самоидентификации различных сообществ людей (применительно к советским людям или нынешним россиянам – это прежде всего ощущение себя «народом-победителем»);

опирается на различные источники, в том числе личностного характера, и позволяет видеть более полную картину происходивших событий (в этом смысле особую ценность имеют эго-документы военного времени: дневники, воспоминания, фронтовые письма); акцентирована больше на эмоциональной оценке истории, нежели на рациональной, и разделяет события на самые важные и менее значимые, препарирует исторические лица на героев и антигероев, давая им положительные и отрицательные оценки;

обладает инерционной устойчивостью и сравнительной стабильностью, хотя может быть подвержена изменениям, вследствие чего в обществе возникают бурные споры и даже конфронтация (Сталин – великий полководец или военачальник, допустивший множество ошибок? Коллаборационисты – предатели или идейные борцы с режимом? СССР вступил во Вторую мировую войну 17 сентября 1939 г. или 22 июня 1945 г.? и др.);

носит выборочный характер, вводит иерархию фактов, выделяя одни и предавая забвению другие (к примеру, память о самой Победе и нежелание помнить о поражениях и потерях); очень часто оперирует мифами – упрощенными и эмоционально окрашенными нарративами, которые сводят сложные и противоречивые исторические процессы к удобным для восприятия простым схемам и воспринимаются членами группы как нечто бесспорное (победили, потому что все были героями).

И самое главное: историческая память связана со способностью человека увидеть в исторических фактах часть своей жизни, что-то личное, значительное, близкое и ценное. Источниками формирования исторической памяти являются устная традиция, нарративные источники (учебники истории, мемуары, художественная литература, историография и т. п.), коммеморативные практики (праздники, посвященные историческим событиям, юбилеи, дни памяти и т. п.), произведения живописи и монументального искусства, аудиовизуальные источники разных типов (киноисточники, телевидение, радио), Интернет; и др. Отметим, что все названные источники широко используются педагогами в образовательном процессе, однако многие из них в настоящее время утрачивают значение для молодых людей поколения Z, родившихся после 2000 г., выросших на Шреке, Гарри Поттере, компьютерных играх и предпочитающих живому общению с людьми виртуальное пространство [12, с. 44].

Носителями устной традиции являются люди, пережившие Великую Отечественную войну, и общение с ними (беседы, интервью, встречи) всегда было одним из важнейших инструментов воспитания детей и молодёжи. Вместе с тем, по данным министерства труда, на апрель 2019 г. в нашей стране проживали 1 млн 200 тыс. ветеранов войны (точнее – 1 198 201 человек), в том числе: 6,18% – участники боевых действий и граждане, обслуживающие защитные сооружения и объекты ПВО, 9,02% – несовершеннолетние узники фашизма; 77,06% – труженики тыла, 7,75% – жители блокадного Ленинграда. Общая численность фронтовиков – 74 тыс. человек [1; 2]. Последним уже далеко за 90, им не под силу участвовать во встречах с детьми и молодёжью, да и вид у них далеко не бравый. В этом смысле поколению Z «не повезло» – они не видели седовласых, с боевыми наградами ветеранов войны в возрасте 40-60 лет, которые приходили на классные часы в 1960-1980-е гг., рассказывали о войне, вспоминали погибших товарищей. Как пишет историк Н. Н. Никитин, в его послевоенном детстве участники войны «не были… старшими товарищами, но и не казались нам ветхими, порой чудаковатыми старичками, как это, увы, имеет место быть у нынешней молодежи да и у лиц вполне зрелого возраста». Он же продолжает: «Нередко, правда, удивляло то, что ничего необычного, героического они нам не рассказывали. Отзывались о войне кратко или так крепко, что не воспроизведёшь в приличном обществе» [13, с. 19].

Вместе с тем, несмотря на краткость выступлений, нежелание рассказывать о другой, «непобедной» стороне войны, а порой и «заученность» текстов, эмоциональное воздействие встреч с участниками войны было настолько велико (причём зачастую – отодвинутое во времени), что до сих пор бывшие школьники того времени не могут без слёз смотреть фильмы о войне, слушать стихи и песни военных лет. Для поколения Z устная традиция передачи исторической памяти о Великой Отечественной войне, к сожалению, практически умерла. В какой-то мере её может заменить обращение к записанным воспоминаниям ветеранов войны и труда, дневникам и фронтовым письмам участников войны – к тому, что в науке называется эго-документами. Во все времена и в настоящее время важнейшую роль в формировании исторической памяти играли и играют школьные учебники истории. Отличаются ли представления о войне у школьников советского времени и современных детей?

Конечно, отличаются: достаточно сравнить учебники отечественной истории 1950-1980-х гг. и учебные издания последних лет. Советский школьник, в отличие от нынешнего молодого россиянина, не смог бы найти в «единственном и неповторимом» учебном издании информацию о потерях Красной Армии в начальный период войны, о советских людях, ставших коллаборантами, о репрессиях в Красной Армии в то время и многом другом [8; 9; 10]. В современных учебниках широко представлена не только история самой Победы, но и та сторона войны, о которой не принято было говорить в советское время. Речь идет о трагедии первого года войны и судьбах сотен тысяч военнопленных, о коллаборационизме, заградительных отрядах, приказе № 227 («Ни шагу назад!»), о депортированных народах, жестких законах военного времени в тылу, роли Русской православной церкви и т. д. [5; 7; 14]. Можно сравнить и количество страниц, посвященных Великой Отечественной войне: в учебнике А. В. Шестакова (1950) – 10, А. М. Панкратовой (1963) – 32, М. П. Кима (1977) – 93, О. В. Волобуева (2017) – 54, А. А. Данилова (2016) – 69 (с учётом формата учебника – это гораздо больше), В. А. Никонова (2019) – 78 страниц.

Современные школьники в принципе должны знать о войне достаточно, чтобы иметь свое мнение и сформированное отношение к событиям и личностям, связанным с историей страны в 1941-1945 гг. Вместе с тем, многочисленные уличные, проводимые журналистами, и профессиональные опросы (ВЦИОМ, Левада-центр и др.) говорят о том, что юные россияне, впрочем, как и их родители, практически ничего не знают о Великой Отечественной войне. В адрес учителей истории звучат бесконечные упрёки в том, что они плохо учат детей, а инициаторы идеи введения обязательного ЕГЭ по истории считают, что этот экзамен разбудит историческую память поколения Z и автоматически сделает его патриотичным. Вряд ли можно с этим согласиться, но объяснить причины такого незнания страниц истории войны все-таки необходимо. Если брать знаниевый компонент, то, по нашему мнению, главным «виновником» провала в знаниях о войне у школьников, учившихся в 1990-2010-е гг., является концентрическая система обучения истории, при которой, по сути дела, тема Великой Отечественной войны изучалась в курсе отечественной истории дважды (в 9-х и 11-х классах), но поверхностно и недлительное время (6-8 часов).

Существовала и другая проблема, когда девятиклассникам в силу их возраста было затруднительно разобраться с такими понятиями, как национал-социализм, фашизм, сталинизм, коллаборационизм и т. д. С учётом той и другой причины учащимся было сложно не только осмыслить новые понятия и запомнить огромное количество дат и связанных с ними событий, но и просто прочитать 10 страниц текста о войне в качестве домашнего задания. В настоящее время осуществляется переход к линейной системе изучения истории, при которой «трудные вопросы» можно будет изучать основательно, и есть надежда, что история XX века, которую будут проходить в 10-11 классах, станет современным школьникам ближе и понятнее. Не следует забывать и то, что при обсуждении важных тем, дискуссионных вопросов с детьми нужно разговаривать, спрашивать их мнение, спорить с ними, учить аргументировать свою позицию, чтобы не было поверхностных оценок и выводов типа «лучше бы нас Германия завоевала», «надо было сдать Ленинград» или «войну выиграли только потому, что трупами наших солдат немцев закидали». В этом смысле тема войны – одна из самых «воспитательных», потому что она не только о патриотизме и героизме, но и о предательстве, дружбе, любви, насилии, жертвах, несправедливости, несбывшихся надеждах и др.

Ушли в прошлое как «советский атавизм» политинформации, хотя их потенциал был бы чрезвычайно высок и в настоящее время. Автор данной статьи как педагогпрактик не отказался от этой формы работы на занятиях по истории и каждую неделю в начале урока коротко обсуждает с детьми новости: что произошло в мире и России за неделю. Это даёт возможность не только обучить детей умению выбирать главное из огромного потока информации и высказывать своё мнение по поводу тех или иных событий, но и самому учителю научиться давать краткие, в несколько предложений, комментарии, мотивирующие школьников более внимательно относиться к новостям. Приведём несколько примеров: в январе 2015 г. после заявления главы МИД Польши Гжегожа Схетыны о том, что концлагерь «Освенцим» освободил I-й Украинский фронт, то есть украинские солдаты, необходимо было объяснить школьникам, кто освобождал «Освенцим» и по какому принципу формировались фронты, при этом можно было и сыронизировать по поводу исторической безграмотности высокого польского чиновника; в 2019 г. российского президента В. В. Путина не пригласили во Францию на мероприятия, посвящённые открытию второго фронта в Европе (Нормандия-1944) и в Польшу по поводу памятной даты начала Второй мировой войны (Польша-1939) – значит, следовало «по горячим следам» рассказать ребятам о том, кто и когда должен был открыть второй фронт и когда его открыли, какие операции Красной Армии были приурочены к этому событию и как они облегчили положение союзников, коротко объяснить, почему нельзя «под одну гребёнку причёсывать» национал-социалистическую и коммунистическую идеологии и рассказать о советской инициативе создания системы коллективной безопасности в Европе; 29 декабря 2019 г. премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий опубликовал своё заявление, обвинив СССР в развязывании Второй мировой войны, – и, конечно, важно было поговорить с ребятами о том, почему такие обвинения возможны, а также коротко рассказать о роли Польши в этих событиях; выступая в Польше на мероприятиях по поводу освобождения концлагеря «Освенцим» в январе 2020 г. президент Украины В. А. Зеленский так витиевато построил свою речь, что ее текст можно было использовать на занятии по истории с проблемным вопросом: что хотел сказать и чего не сказал президент Украины?

Обозначенный педагогический подход касается не только международной, но и внутренней тематики: ученик из Нового Уренгоя Николай Десятниченко в 2017 г. выступил в бундестаге ФРГ и заявил о том, что среди немецких солдат тоже есть жертвы войны, «невинно погибшие люди», – и перед школьниками был поставлен вопрос: прав или не прав этот юноша?; одна из артисток ComedyWoman в 2013 г. «сморозила глупость», некстати упомянув генерала Д. М. Карбышева, надо было срочно реагировать – рассказать детям об этом человеке – патриоте, не предавшем свою страну и погибшем в концлагере Маутхаузен совсем незадолго до окончания войны. Для того чтобы факты незнания и непонимания того, что происходило в стране в годы Великой Отечественной войны, не повторялись, необходимо использовать ещё одно средство расширения кругозора и осмысленного, прочувствованного отношения детей и молодёжи к Великой Отечественной войне – практику исследовательских проектов, связанных с историей семьи, рода, малой родины.

В этой связи актуальными представляются работы следующей тематики: «Документальные свидетельства войны, сохранившиеся в моей семье», «Награды военных лет в моей семье: что я знаю о них и прадедах, их заслуживших», «Маршруты Великой Отечественной войны в биографии моих прадедов», «Письма военных лет как исторический источник», «Труженики тыла в моем роду: известные и неизвестные факты», «Память о войне в камне и бронзе: памятники моего города (села, деревни)», «Школьники военных лет: страницы взрослой жизни», «Улицы моей малой родины, названные в честь героев Великой Отечественной войны» и др. Очень важно, чтобы подобные проекты дети выполняли вместе с родителями, которые должны быть примером бережного отношения к истории семьи и рода. От того, как в семье сохраняется память о предках, в том числе о тех, кто воевал или трудился в тылу в годы Великой Отечественной войны, зависит и отношение детей к этому событию. Очень важно, чтобы они вместе с родителями хранили семейные реликвии (ордена и медали, красноармейские книжки, копии наградных листов и др.), разыскивали новые документы, артибутировали фотографии, ликвидировали пробелы в биографиях родственников. К сожалению, не во всех семьях такие традиции существуют, хотя именно они цементируют семейные отношения и приучают детей быть хранителями исторической памяти. Уроки истории, дискуссии, политинформации, исследовательские проекты – важные инструменты исторического образования школьников. Вместе с тем, нельзя забывать о том, что война – это глубоко эмоциональное событие, связанное с печалью, грустью, тоской, страхом, радостью, разочарованием, восторгом. Эмоциональный образ войны, который остаётся в человеческом сознании и памяти надолго, создаётся на уроках литературы, музыки, искусства.

Почему же мы не видим живого отклика детей на тему Великой Отечественной войны? Выскажем собственное мнение: потому что дети не читают и не поют произведения, в которых отражена далёкая от них война. Очень грустно, что из программ по литературе «ушли» такие произведения, как «Молодая гвардия» А. Фадеева, «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого, «Судьба человека» М. Шолохова, «А зори здесь тихие…» и «В списках не значился» Б. Васильева. В принципе, ничего страшного в этом не было бы, если бы им на смену пришли другие, современные и достойные произведения. Между тем, в настоящее время в примерной программе по литературе для 5-9 класса в разделе «Военная тема в русской литературе» обозначены повесть В. П. Катаева «Сын полка» (фрагменты), стихотворение А. Т. Твардовского «Рассказ танкиста», стихотворение Д. С. Самойлова «Сороковые», повесть В. В. Быкова «Обелиск» [16, с. 24-25]. В 11 классе средней школы даётся 1 час на изучение поэмы А. Твардовского «Василий Тёркин» и 1 час на обзор литературы периода Великой Отечественной войны (проза, поэзия, драматургия). В разделе «Писатели второй половины XX в.» можно найти отсылку к повести В. Быкова «Сотников» и к 2-3 стихотворениям А. Твардовского (по выбору). Набор из 8-9 произведений и один обзорный час на литературу военного времени – вот арсенал памяти о Великой Отечественной войне, растянутый на 7 лет обучения в школе. Если посмотреть сборник рабочих программ по искусству (5-11 классы) [17], то можно еще раз серьёзно удивиться тому, как в программах для 5-9 и 10-11 классов распределены учебные часы (с учетом одного ли двух часов в неделю): тема «Вечные образы искусства. Мифология» – 34/68 (5 класс), тема «Вечные образы искусства. Библия» – 34/68 часов (6 класс), тема «Мир и человек в искусстве» – 10/20 часов (7 класс), тема «Виды искусства» – 34/68 часов (8 класс), тема «Содружество искусств» – 34/68 часов (9 класс) и т. д.

За семь лет знакомства с миром искусства учащиеся основной школы, по замыслу авторов программы, обращаются к теме Великой Отечественной войны всего два раза: в 7 классе в разделе «Мир и Человек в художественных образах» упоминается плакат И. Тоидзе «Родина-мать зовёт!», в 10-11 классах в разделе «Русское изобразительное искусство XX века» присутствует тема «Советское изобразительное искусство периода Великой Отечественной войны и послевоенного времени», на изучение которой отводится 1 час [17, с. 33, 143, 209]. Возможным резервом для формирования эмоционального отношения к событиям 1941-1945 гг. могли бы быть уроки музыки в 5-8 классах, но и здесь всё не так просто: в примерном перечне музыкального материала в 6 классе упоминаются песни «Нам нужна одна победа» (Б. Окуджава) из кинофильма «Белорусский вокзал» и «Мгновения» (Р. Рождественский – М. Таривердиев) из кинофильма «Семнадцать мгновений весны». Чуть лучше обстоит дело в 7 классе – в примерном перечне значатся песни «Журавли» (Р. Гамзатов – Я. Френкель), «День Победы» (В. Харитонов – Д. Тухманов), «Солдаты идут» (М. Львовский – К. Молчанов), «Баллада о солдате» (М. Матусовский – В. Соловьёв-Седой). В программе 8 класса упоминается симфония «Хроника блокады» (Ю. Буцко), симфония № 7 «Ленинградская» (Д. Шостакович), а также песня «Баллада о красках» (Р. Рождественский – Я. Френкель) [18, с. 32, 38, 46, 51, 57]. Все названные произведения указаны в совокупности с другими на выбор учителя, поэтому нет гарантии того, что дети с ними познакомятся. В связи с этим с некоторой ностальгией вспоминаются уроки пения в советской школе, которые не были загружены теоретическими изысками из области истории музыки, но зато оставляли в памяти слова и мелодии многих песен, в том числе военных и послевоенных. Кстати, обращение к истории многих из них является важным дополнением к картине войны: одни давали надежду в трудную минуту, другие поднимали на бой, третьи вызывали смех и снимали усталость.

Были и песни, которые «бдительные люди» запрещали по идеологическим соображениям: к примеру, в августе 1941 г. песню «Вечер на рейде» (А. Чуркин – В. Соловьёв-Седой) некоторые члены Ленинградского отделения Союза композиторов СССР раскритиковали как «упадочную и минорную», посчитав, что она «не способствует поднятию духа воинов в столь суровое время» [3, с. 155-157], а песню «Враги сожгли родную хату» (М. Исаковский – М. Блантер), созданную в 1946 г., раскритиковали «за распространение пессимистических настроений» [6, с. 162-164]. Дети поколения Z любят яркие зрительные образы и, конечно, в работе с ними необходимо использовать достижения российского кинематографа. Рейтинг снятых в последние десятилетия фильмов о войне доказывает, что они востребованы современным обществом, в том числе и молодёжью. В числе таковых – «В августе 44-го» (М. Пташук, 2001), «Звезда» (Н. Лебедев, 2002), «Брестская крепость» (А. Котт, 2010), «Белый тигр» (К. Шахназаров, 2012), «А зори здесь тихие…» (Р. Давлетяров, 2015), «Битва за Севастополь» (С. Мокрицкий, 2015), «28 панфиловцев» (К. Дружинин, А. Шальопа, 2016), «Собибор» (К. Хабенский, 2018), «Т-34» (А. Сидоров, 2019) и т. д. По мнению некоторых аналитиков, все эти фильмы сняты в традиции советского мифологизированного кино, и с этим можно согласиться, однако представляется, что и такой кинематограф важен для школьников как визуальная картина Великой Отечественной войны с её событиями и героями.

Не стоит забывать и о самих советских фильмах, режиссёрами и актёрами которых были непосредственные участники Великой Отечественной войны. Можно вспомнить такие режиссёрские киноленты, как «Судьба человека», «Они сражались за Родину» (С. Бондарчук), «Баллада о солдате» (Г. Чухрай), «Щит и меч» (В. Басов), «Военно-полевой роман», «Был месяц май», «Риорита» (П. Тодоровский), а также роли Петра Глебова («Балтийское небо», «Освобождение», «Морской характер», «Пламя», «Битва за Москву»), Юрия Никулина («Они сражались за Родину», «Двадцать дней без войны»), Анатолия Папанова и Кирилла Лаврова («Живые и мёртвые», «Возмездие»), Алексея Смирнова («Поезд милосердия», «Их знали только в лицо», «Разведчики», «В бой идут одни «старики»), Георгия Юматова («Молодая гвардия», «Трое суток бессмертия», «Офицеры») и др. Представляется, что воспитательный потенциал кино ещё не в полной мере используется в образовательной практике. Педагог-пессимист скажет, что фильмы о Великой Отечественной войне не интересны детям и, выбирая между ними и «Звёздными войнами», они предпочтут последнее. Педагог-оптимист скажет, что надо мотивировать детей к просмотру военных фильмов, готовить их к восприятию сложного исторического материала, к роли искателей исторической правды, – и тогда всё встанет на свои места: появится интерес, желание «глубже копать», спорить с педагогом, режиссёрами, носителями другого мнения. Знакомясь со «старыми» и «новыми» фильмами, юные россияне должны понимать, что главное в них – не столько даты и события, сколько человеческие поступки и их последствия, судьбы людей, вставших на защиту Отечества или предавших его, понимание войны во всех её героических и драматических проявлениях.

Если кино как исторический источник и одно из средств формирования исторической памяти о Великой Отечественной войне не столь активно, как хочется, распространено в образовательной практике, то Интернет и социальные сети занимают в ней значительное место. Педагоги отсылают учащихся к различным сайтам, в социальных сетях обсуждаются дискуссионные вопросы. Между тем, из этих источников информации дети и молодёжь зачастую получают сведения, не подтверждённые историческими фактами, источниками и искажающие историческую правду. Чаще всего на уроках истории дети задают следующие вопросы, «подпитанные» сообщениями в Интернете и социальных сетях: был ли СССР союзником Германии и является ли он виновником Второй мировой войны? Собирался ли СССР нападать на Германию? Не лучше ли было сдаться Германии? Правда ли, что войну выиграли штрафники из штрафных рот и штрафных батальонов? Почему СМЕРШевцы мешали Красной Армии успешно воевать? Насколько обоснован коллаборационизм прибалтов и западных украинцев? Можно ли говорить о том, что главной причиной победы в Великой Отечественной войне был не массовый героизм советских людей, а страх перед репрессиями? Перечень подобных вопросов чрезвычайно обширен и каждый из них требует ответа со стороны учителя, а это возможно только в том случае, когда сам педагог обладает широкими знаниями о Великой Отечественной войне. Следует отметить, что подобные вопросы школьники могут задавать не только учителям истории, но и учителям по другим предметам, и здесь, к сожалению, картина не очень радужная: многие из них очень мало знают о войне.

Это подтверждают встречи автора данной статьи с педагогами Свердловской области в рамках семинаров, организованных министерством образования и молодежной политики в 2019 – начале 2020 гг. Простой тест из 15 вопросов вызывал значительные затруднения у многих участников семинаров, и в целом правильно на все вопросы могли ответить порядка 5-10% человек. Впрочем, отсутствие знаний о Великой Отечественной войне – это не главная проблема наших педагогов. Проблема в том, что большинство учителей не желают заниматься патриотическим воспитанием детей. Об этом говорят исследования, проведённые Санкт-Петербургской Академией постдипломного педагогического образования в 2011 г., которые показали, что готовы работать с учениками в поле принятия ими социальной ценности демократического устройства и развития общества только 19% учителей, воспитывать коллективизм и «командный дух» – 21%, воспитывать патриотизм и любовь к Родине – всего 29% [11, с. 602]. Вполне возможно, что данные показатели изменились в последние годы в лучшую сторону, но вряд ли кардинально. Продолжая разговор о том, что современные дети и молодёжь плохо знают историю Великой Отечественной войны, следует поднять еще одну проблему – отсутствие у них возможности «вживую» увидеть места боевой славы, знаменитые памятники в Москве, Волгограде, Санкт-Петербурге (Ленинграде), побывать в других городах-героях. Учитель из села Грибского Благовещенского района Татьяна Устич с горечью говорит по этому поводу: «Мы, дальневосточники, сильно обделены: все события той же Великой Отечественной войны происходили далеко от нас, с нашими ценами на авиабилеты хоть что-то посмотреть возможности нет» [15]. И действительно, в советское время существовала система, при которой большинство школьников страны имели возможность посещать памятные места. Многие представители старшего поколения с благодарностью

вспоминают всесоюзную туристско-краеведческую экспедицию «Моя Родина – СССР», в рамках которой развивалось направление «Никто не забыт, ничто не забыто». Участники экспедиции посещали историко-экскурсионные объекты области, края, страны, память об этих поездках сохраняется до сих пор, а побывавший в Волгограде человек никогда не смог бы перепутать Мамаев курган с Малаховым курганом в Севастополе. Огромные сложности и чрезмерные бюрократические препоны, существующие в настоящее время для организации походов и поездок детей за пределы места проживания значительно сокращают возможности юных россиян познакомиться с историей своей страны, в том числе и с историей Великой Отечественной войны. Не последнее место в гражданско-патриотическом воспитании детей и молодёжи занимает коммеморация (от лат. memorialis – памятный) – сохранение в общественном сознании памяти о значимых событиях прошлого; совокупность публичных актов их «вспоминания» и (пере)осмысления в современном контексте.

Для россиян такими значимыми событиями в истории Великой Отечественной войны являются День Победы (9 мая – окончание Великой Отечественной войны в 1945 г.), День памяти и скорби (22 июня – День начала Великой Отечественной войны в 1941 г.), День партизан и подпольщиков (29 июня – День подписания СНК СССР и ЦК ВКП(б) директивы «Партийным и советским организациям прифронтовых областей о мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков» в 1941 г.), День Неизвестного солдата (3 декабря – в честь неизвестных воинов, погибших под Москвой, прах которых 3 декабря 1966 г. был захоронен у кремлёвской стены). У жителей Свердловской области в дополнение к этому есть 11 марта – День народного подвига по формированию Уральского добровольческого танкового корпуса в годы Великой Отечественной войны (создан в 1943 г.). Указ об этом подписан губернатором Свердловской области Е. В. Куйвашевым 27 июня 2012 г. (№ 570-УГ). В названные памятные дни в России организуется целый ряд коммеморативных мероприятий: акции «Георгиевская лента», «Свеча памяти», «Бессмертный полк», «Пост № 1» и многие другие. С учётом того, что и в течение года в образовательных учреждениях проходят игры «Зарница» и «Орлёнок», уроки Мужества, смотры строя и песни, фестивали солдатской песни и т. д., военная тематика зачастую вызывает отторжение у обучающихся. Вместе с тем, очевидно, что как «кампанейщина», так и одноразовое обращение к истории Великой Отечественной войны не может иметь необходимого воспитательного эффекта.

Во всём должна быть мера, и только участие самих детей в организации и проведении различного рода публичных действий может быть гарантом того, что они поймут, ради чего это делается. Кроме того, важно помнить, что консервативные ритуалы публичного «вспоминания» больше удовлетворяют запросам старших поколений, связанных с коммеморируемым событием личной памятью, а молодые люди нуждаются в культурных репрезентациях, позволяющих устанавливать эмоциональные связи с прошлым, то есть дающих возможность не просто увидеть и вспомнить что-то знакомое, а почувствовать, понять и пережить незнакомое как собственное, личностно значимое. Поколения советских людей, а ныне россиян старшего и среднего возрастов очень болезненно и остро воспринимает всё, что связано с Великой Отечественной войной. Попытки фальсификации истории, связанные со стремлением исключить СССР из числа стран-победительниц или вообще представить его в качестве страныагрессора, бесконечные оправдания перед миром за то, чего не было, вызывают у них, в том числе и у автора данной статьи, чувство оправданного гнева и желание противостоять этой лжи. Что в этой ситуации может сделать педагог? – Обучать, просвещать, учить детей работать с документами, критически мыслить, аргументировать собственную позицию, но прежде всего воспитывать личным примером – много знать, читать, делать, быть гражданином и патриотом своей страны, помнить о доставшихся ей испытаниях. Великая Отечественная война – одно из самых тяжелейших.

Совсем недавно ученица 10 класса спросила меня на уроке: «А зачем нам помнить об этой войне?», и я растерялась, потому что не хотелось говорить высоких слов о патриотизме, долге, ответственности, повторять слова о «манкуртах, не помнящих родства». Ответ нашёлся вскоре: в присланном на рецензию сборнике эго-документов, подготовленном специалистами Государственного архива административных органов Свердловской области, я увидела письмо выпускника Свердловского горного института Андрея Крутошинского (погиб в 1944 г., Герой Советского Союза – посмертно) его подруге – Елене Покровской, в котором были всё объясняющие строки: «Мы тоже всегда помним о вас – тех, кого мы когда-то давно-давно оставили в родных местах. Не забываем даже в самые горячие минуты. Вы с нами живете, а если умереть придется и умрем спокойно без лишних криков и слез, помня, что нас тоже никогда не забудут (выделено И.О.). Так ведь, Ленка?»1 .

Библиографический список

1. Апулеев, И. Сколько в России ветеранов: неожиданные цифры / И. Апулеев. – URL: https://www.gazeta.ru/army/2019/05/09/12345937.shtml (дата обращения: 10.02.2020). – Текст : электронный. 2. В России осталось 74 тысячи ветеранов. – URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/04/29/v-rossii-ostalos74-tys-veteranov-i-uchastnikov-velikoy-otechestvennoy (дата обращения: 10.02.2020). – Текст : электронный. 3. Василий Павлович Соловьёв-Седой. Воспоминания, статьи, материалы / сост. С. М. Хентова. – Ленинград : Советский композитор, 1987. – С. 155-157. 4. Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков [и др.]. – Москва : Вече, 2010. – 384 с. 5. Волобуев, О. В. История России начало XX – начало XXI в. 10 кл. : учебник / О. В. Волобуев, С. П. Карпчёв, П. Н. Романов. – 2-е изд., стереотип. – Москва : Дрофа, 2017. – 367 с. 6. Друзья-однополчане: рассказы о песнях, рожденных войной, мелодии и тексты / А. Луковников. – Изд. 3-е, доп. – Москва : Музыка, 1985. – 252 с. 7. История России. 10 класс : учебник для общеобразоват. организаций : в 3 ч. / М. М. Горинов, А. А.Данилов, М.Ю. Моруков [и др.] ; под ред. А. В. Торкунова. – Москва : Просвещение, 2016. –Ч. 2. – 176 с. 8. История СССР (1938-1976) : учебник для 10 кл. / под ред. чл.-корр. АН СССР М. П. Кима. – Москва : Просвещение, 1977. – 256 с. 9. История СССР. Краткий курс / под ред. проф. А. В. Шестакова. – Москва : Учпедгиз, 1950. – 288 с. 10. История СССР : учебник для 10 класса средней школы / под ред. акад. А. М. Панкратовой. – Москва : Учпедгиз, 1963. – Ч. 3. – 336 с. 11. Крокинская, О. К. Школа. Гражданское общество. Патриотизм. Трудности сближения / О. К. Крокинская // 20 лет постсоветской России: кризисные явления и механизмы модернизации : материалы XXIV Всероссийской научно-практической конференции Гуманитарного университета 19-20 апреля 2011 года : доклады : в 2 т. / редкол. Л. А. Закс [и др.]. – Екатеринбург : Гуманитарный университет, 2010. – Т. 1. – С. 602-604. 12. Мирошкина, М. Встреча поколений в пространстве образования М. Мирошкина // Журнал педагогических исследований. – 2017. – Т. 2, № 6. – С. 43-59. 13. Никитин, Н. И. Последний долг… (О воспоминаниях участников войны) / Н. И. Никитин // Отечественная история. – 2006. – № 3. – С. 19-24. 14. Никонов, В. А. История. История России. 1914 г. – начало XXI в. : учебник для 10 класса общеобразоват. организаций. Базовый и углублённый уровни : в 2 ч. / В. А. Никонов, С. В. Девятов. – Москва : ООО «Русское слово – учебник», 2019. – Ч. 1. 1914-1945. – 312 с. 15. Почему молодёжь не знает о войне. – Текст : электронный // Амурская правда. – URL: https://ampravda.ru/2014/06/21/049467.html (дата обращения: 12.02.2020). 16. Примерные программы по учебным предметам. Литература. 5-9 классы. – 2-е изд., дораб. – Москва : Просвещение, 2011. – 176 с. 17. Рабочие программы. Искусство. 5-11 классы : учебно-методическое пособие. – Москва : Дрофа, 2013. – 216 с. 18. Сергеева, Г. П. Музыка. 5-8 классы. Искусство. 8-9 классы. Сборник рабочих программ / Г. П. Сергеева, Е. Д. Критская, И. Э. Кашекова. – Москва : Просвещение, 2017. – 130 с. 19. Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь / отв. ред. А. О. Чубарьян. – Москва : Аквилон, 2014. – 576 с. 20. «Эх!!! А жить хочется!!!» : сборник архивных документов: фронтовые дневники, воспоминания, письма (рукопись, подготовленная к изданию специалистами Государственного архива административных органов Свердловской области). – Екатеринбург, 2020.

Огоновская Изабелла Станиславовна

Другие новости и статьи

« Танк КВ-1: гигант в броне

К вопросу о Первой мировой »

Запись создана: Вторник, 19 Май 2020 в 17:55 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика