24 Июль 2020

Человек и миф: какие вопросы ставит проблема «искусственного интеллекта»?

oboznik.ru - Цифровая экономика - это наше новое все?
#ИИ#цифроваяэкономика#искусственныйинтеллект

Уже около сотни лет человечество не может прийти в себя от мысли, что мифологический универсум из сознания homo sapiens не исчез, компрометируя на корню саму его идею [1]. Ведь человек разумный должен и мыслить разумно, а значит, избавляться от мифа с помощью рационального мышления. Хотя не исключено, что именно признание в неизбежности современного мифотворчества есть достижение и пример работающего разума [2], т.к. миф представляет собой фундамент мировой и национальных культур на всем протяжении их развития.

В этом смысле «вырастающий из чувств, желаний и страхов миф не более порочен, чем люди, его порождающие, которым проще и легче обвинять в порочности не себя, а миф, и тем они уже вступают на стезю мифотворчества» и утверждают его, сами того не зная. «Поэтому преодолевать стоит не миф, а пренебрежительное отношение к нему, которое мешает его дальнейшим исследованиям» [3, с. 21]. Тем более, что миф – не просто фундамент культуры, а невероятно сложная, определенным образом структурно организованная знаковая система, отвечающая за ценностные смыслы и воплощающая в себе человеческий микрокосм. К сожалению, в силу инерции и вечно мешающей развитию глупости наука до сих пор не может этого признать. Хотя в современных условиях миф уже превратился из проблемы в инструмент решения проблем.

В механизм т.н. «мягкой» силы, разработки и применение которого можно наблюдать во многих процессах на планете. При этом совсем не учитывается тот факт, что «миф оказался тесно связан фактически со всеми проблемами жизнеустройства человека и общества, с их нравственными ценностями и социальными идеалами, с их духовностью» [3, с. 24]. Иначе говоря, миф может помочь человечеству выжить не прибегая к т.н. «расчеловечиванию». Его просто надо научиться грамотно использовать. А «с учётом того, что именно мифы формируют смысловое пространство сознания не только людей, но и народов, в нынешних переломных исторических условиях задача разобраться в этом крайне непростом вопросе для науки является делом чести, а для общества – вопросом выживания» [3, с. 22].

Ведь «информация становится главным активом власти и социума, а его смыслы – высшей формой её организации» [3, с. 26]. Эти «смыслы могут быть раскрыты и поняты только в образно-символической, т.е. мифологической форме. И ради них в мире идут ментальные войны, войны на историческом поле, разворачивается глобальная конкуренция образов и проектов будущего как войны мифов с целью контроля социальной, этнокультурной и цивилизационной идентичности» [3, с. 26]. Таким образом, проблема мифа и социального мифотворчества, их роль и особенности, возможности и последствия вновь выдвигаются на передний план гуманитарных исследований. Однако актуальность данного вопроса ни власть, ни собственно наука умудрились не заметить. Впрочем если бы только это. До сих пор наукой не раскрыты проблема сознания и тайна т.н. «блуждающего разума» или дефолт-системы. Удивительно, но среди прорывных отраслей научного знания мифология также не значится. И, следовательно, налицо парадокс: с одной стороны в мире идет полным ходом т.н. «информационная волна» (Э. Тоффлер), определяющая качественное значение для развития человечества информации, а с другой – сама информация воспринимается как нечто несодержательное и бессмысленное, лишённое образно-символической значимости. То, что нужно просто максимально быстро сопоставить и посчитать, не вдаваясь ни в смысл слов, ни в их философско-этическое содержание. Иными словами информация в науке и обществе рассматривается исключительно политтехнологически, а значит, как нечто, что не нуждается в изучении, но чем можно управлять. Но как управлять тем, чего ты не знаешь? В результате данная коллизия напоминает ситуацию с раскрученным в мире и обильно финансируемым трендом по созданию т.н. «искусственного интеллекта», где на деле речь идет лишь о максимально быстро работающей машине по считыванию и обработке информации. Проще говоря, специалисты, не имеющие ясного представления, что такое настоящий интеллект, взялись смоделировать его искусственную форму, полностью игнорируя сознание [6]. Соревнование по созданию такого интеллекта началось по всему миру и в него вкладываются миллиарды долларов, начиная с развернутого в 2005 году Blue Brain Project .

Без сомнения со временем организаторы соревнования отрапортуют, что работа проведена успешно и нужные результаты достигнуты. И конечно под видом «искусственного интеллекта» что-то будет за очень большие деньги обществу представлено. Но будет ли это реальный «искусственный интеллект», если авторы даже не понимают, «что есть сознание, поэтому трудно об этом говорить» [6]? Сможет ли он воспроизвести тот невероятно сложный процесс, который отмечают специалисты в области когнитивных исследований, напоминающие нам, что средний человеческий мозг имеет около 86 миллиардов нейронов, каждый из которых содержит от 100 тысяч до 1 миллиона синаптических связей? Как же воспроизвести все эти связи, если ученым в рамках международной программы OpenWorm удалось лишь смоделировать мозг червя-нематоды, имеющего всего 302 нейрона? При этом сами экспериментаторы признали, что симуляция мозга червя все же не является полной. Иначе говоря, ученые использовали некоторые упрощения и приближения для запуска цифровой копии в некоторое обозримое время, которое еще впереди. Что же тогда говорить о мозге человека, который не просто обладает несопоставимым с червем объемом и уровнем сложности, но и постоянно эти синаптические связи обновляет в соответствии с характером своей умственной деятельности? По мнению ученых, каждый нейрон обновляет примерно 2-5 синапсов в сутки, что дает основание полагать, что каждое утро человек просыпается с новым мозгом. Учитывают ли это разработчики искусственного интеллекта? И как они вообще это представляют? По мнению ряда ученых, данный алгоритм уже достиг своего технологического предела и требует принципиально иного научного решения. А впереди еще новые высоты, несопоставимые с достигнутым. Ведь у дрозофилы фруктовой уже 100 тысяч нейронов, а у таракана миллион. Но есть ещё домовая мышь (65 млн.), серая крыса (200 млн.), кошка (760 млн.) и собака (более 2 млрд.). Как быть с ними? И поэтому с авторами «уже почти созданного» искусственного интеллекта надо еще определиться.

Кто они, ученые, ставящие и решающие амбициозные экспериментальные задачи, как Э. Резерфорд и Н. Тесла или прохиндеи, берущие пример с Остапа Бендера, науке еще предстоит выяснить. Но, независимо от результата, деньги будут потрачены колоссальные. Объединивший научные кадры из 135 научных учреждений разных стран грандиозный проект Human Brain Project поставил в 1913 году задачу создать компьютерный мозг, который будет думать как человек. Стоимость проекта по предварительным расчетам оценивается в 1,6 миллиарда долларов и рассчитана на пару десятков лет. Что по срокам совпадает с данным эмиру Ходжой Насреддином обещанием научить осла говорить. А за 20 лет обязательно кто-то умрет: или эмир, или осел, или Насреддин. Так что наши вопросы, скорее, риторические. Однако это тоже не все. Ведь науке известно, что, согласно бинарной структуре мышления, человеческий мозг обрабатывает информацию одновременно на двух основных уровнях, каждый из которых играет свою роль и имеет особое значение. Первый: аналитический, рациональный, логический. Второй: образно-художественный, ассоциативный, мифологический, образно-символический, синтетический. При этом, благодаря мозгу, человек видит и чувствует, получая каждое мгновение целый букет вкусовых ощущений, источник происхождения которых тоже следует воспроизвести. И специалистам в области когнитивных исследований очень интересно, как разработчики искусственного интеллекта будут эти особенности человеческого восприятия мира и мышления учитывать? Скорее всего, никак. Им просто невдомек невероятная сложность поставленной задачи, которая, без сомнения, увенчается какими-нибудь впечатляющими журналистов и политиков результатами, но скорее всего не будет иметь никакого отношения собственно к человеческому интеллекту как таковому. А чтобы был понятен уровень поставленных задач, напомним, что в картах Таро всего 52 карты. Но чтобы просчитать все имеющиеся между этими картами комбинации человеку не хватит и миллиона лет. Что тогда говорить о 86 миллиардах нейронов, каждый из которых выстраивает до миллиона синапсов?

В свете этого введение термина «искусственный интеллект» является лишь маркетинговым ходом, а разговоры о настоящем искусственном интеллекте являются фикцией, которая ставит вопрос о фальсификации науки в данном конкретном случае и в целом. А ведь здесь даже не поставлен вопрос о том, сколько понадобится энергии, чтобы такой интеллект обеспечить бесперебойным источником питания? Человеку, чтобы его мозг работал, достаточно выпить чашку кофе и съесть бутерброд или булочку. А имитирующему его интеллект суперкомпьютеру для обслуживания его источником питания надобится нечто не меньшее, чем большая атомная станция. Не удивительно, что данный анализ подводит к мысли, что наука из образа жизни давно превратилась в способ зарабатывать деньги, ориентируясь на добывание средств для исследований и их краткосрочный результат. Но такая наука не может быть результативной и обходиться без тотального обмана по определению, а борьба с лженаукой в ней выступает операцией прикрытия околонаучных махинаций и приносящих огромные доходы афер.

К сожалению, изменить что-либо в этом процессе пока невозможно, т.к. в подобных аферах замешаны не только огромные деньги, выделяемые на псевдоисследования, но и замешаны корпоративные интересы. В этом смысле, думаю, уже понятно, что лучше бы озабоченные созданием «искусственного интеллекта» власти подумали о том, как создать максимальные возможности для выявления, развития и творческой самореализации людей. Но и это еще не все. К сожалению, за шумом вокруг «искусственного интеллекта» люди упустили вопрос о том, каким нравственным требованиям будет подчинен данный проект? Что вообще для современного человека важнее: максимальное количество операций в единицу времени или нравственные приоритеты, без возрождения которых человечество в ближайшем будущем просто не выживет? Как сделать так, чтобы человек снова воспринимал окружающий мир как храм, и разрушение среды его обитания стало для него невозможным? Пока озабоченное переделом оставшихся мировых ресурсов человечество таких задач и не ставит, не обращая внимания на то, что уже висит над пропастью, из которой ему уже не выбраться [4].

В связи с этим закономерен вопрос: оказался ли человек столь разумным, как это было объявлено ранее? И что это за разумность такая, если она привела среду человеческого обитания в катастрофическое состояние и поставила человечество на краю гибели [5; 6]? Способен ли вообще т.н. homo sapiens адекватно оценивать глобальные угрозы, риски и возможности? Судя по отношению к мифу и миру – нет. Хотя угроза и риски глобальных трансформаций вынуждают нас заново обратиться к той традиции, которая была воплощена в великих мифах, что только кажутся простыми и ясными, а на деле – невероятно сложны. Сложны как тайны работы человеческого мозга, которые нам хуже известны, чем устройство Вселенной. Но мир оказался сложнее, чем он считался раньше. И понимание сложности возрастает. Кажущаяся простота оказалась ложной. И принцип редукционизма уже не спасает. В том числе в области мифологии. К сожалению, наука до сих пор не переварила давно утвердившуюся среди изучающих миф онтологически исследователей, что миф свойствен человеку на всех этапах его развития. И тем забавней наблюдать, как люди, изучая мифологии «примитивных» народов и древности, совершенно не замечают ту мифологию, которой живут сами. Однако не хотелось, чтобы спустя сотни лет нашу мифологию изучали примерно также, как мы сейчас изучаем мифологию эллинов или индейского племени намбиквару. Поэтому для человечества будет лучше, если современный миф начнут изучать уже сейчас.

В основе этих исследований лежат фундаментальные открытия Б. Малиновского, А. Лосева, Э. Кассирера, М. Элиаде, К. Леви-Строса, Дж. Кэмпбелла и др. Но стоит подчеркнуть, что великие мифологи и антропологи прошлого по данному вопросу нам оставили лишь свои гениальные догадки, предлагая исходить из того, что отрицать и обличать мифы современности примерно тоже, как если мы будем отрицать и игнорировать образно-символическое мышление вообще, забывая, что птица не может летать с одним крылом. Но для дальнейшего продвижения вперед одних догадок мало. Нужны системные исследования. К сожалению, даже в США, где на новые отрасли научного знания выделяют несопоставимые с РФ средства, ученые не могут похвастать успехами в сфере изучения современной мифологии, фактически отдав ее на откуп политтехнологам и имиджмейкерам. А понимание онтологических основ при этом полностью игнорируется. Трудно сказать, когда эта коллективная самоубийственная незаинтересованность будет преодолена. Но борьба за утверждение принципиально иных взглядов на миф в интересах человечества продолжается.

Литература 1. Асмус М. Вечно возвращающийся миф // Миф в истории, политике, культуре [Электронный ресурс]: Сборник материалов I Международной научной междисциплинарной заочной конференции (ноябрь 2017 года, г. Севастополь) / Под редакцией О.А. Габриеляна, А.В. Ставицкого, В.В. Хапаева. Севастополь: Филиал МГУ имени М.В. Ломоносова в г. Севастополе, 2018. С. 33–37. 2. Асмус М. Человек и мир: чудо постоянного мифотворения // Миф в истории, политике, культуре [Электронный ресурс]: Сборник материалов II Международной научной междисциплинарной конференции (июнь 2018 года, г. Севастополь) / Под редакцией О.А. Габриеляна, А.В. Ставицкого, В.В. Хапаева, С.В. Юрченко. Севастополь: Филиал МГУ имени М.В. Ломоносова в г. Севастополе, 2019. С. 15–17. 3. Миф в истории, политике, культуре [Электронный ресурс]: Сборник материалов I Международной научной междисциплинарной заочной конференции (ноябрь 2017 года, г. Севастополь) / Под редакцией О.А. Габриеляна, А.В. Ставицкого, В.В. Хапаева. Севастополь: Филиал МГУ имени М.В. Ломоносова в г. Севастополе, 2018. 592 с. 4. Meadows Donella, Randers Jorgen, Meadows Dennis. Limits To Growth: The 30-Year Update (Hardcover ed.). Chelsea Green Publishing. 2005. 368 p. 5. Parenti Christian "The Limits to Growth: A Book That Launched a Movement". The Nation. 5 December 2012. 6. Tononi G., Koch C. Consciousness: here, there and everywhere? // URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4387509/. 7. Turner Graham, Alexander Cathy: "Limits to Growth was right. New research shows we’re nearing collapse". The Guardian. Retrieved. 2 September 2014.

Асмус М.

Другие новости и статьи

« Научный фальсификат как средство искажения исторической памяти в условиях информационной войны

Человек мифический: о роли мифа и неизбежном мифотворчестве людей »

Запись создана: Пятница, 24 Июль 2020 в 18:33 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика