26 Июль 2020

Феномен «русского мира» как результат цивилизационной конкуренции Запада и России

oboznik.ru - Причины «русской весны» в Донбассе
#русскиймир#донбасс#донецк#донецкийрегион

Сложность современного мира определяет наличие нескольких методологических парадигм, то сталкивающихся, то дополняющих друг друга. Усиление экономического фактора работают на укрепление и без того сильных позиций неомарксистского формационного подхода, тем не менее его нет смысла абсолютизировать, так как имеются и другие методологии, не лишенные объяснительных возможностей. Момент обострения международных отношений обычно выступает поводом для актуализации геополитики, которая исходит из неизбежной борьбы за пространства между странами атлантизма и континентализма. Однако такой подход может прийти в жесткое столкновение с цивилизационным, и нередко проиграть ему.

Как замечает И. Кефели, на протяжении добрых двенадцати веков европейской истории «имперский жезл» переходил от страны к стране, однако суть не менялась – защита от нашествия «азиатских орд» европейской культуры. [4, с. 120]. С позиции такой логики ясно стремление континентальных стран Европы к центру атлантизма США, поскольку последние по своим культурно-цивилизационным ценностям намного ближе, чем континентальная Россия. Нам представляется, что в ходе исследования наследницы колониализма – современной системы глобального информационного общества неомарксистский подход (И. Валлерстайн, А. Бузгалин, Д. Харви), удачно дополняется цивилизационным (С. Хантингтон, А. Уткин). Заслуживает внимание мысль М. Делягина о том, что необходимо методологически соотносить критерии «экономической мощи и культурной общности». В настоящий момент нет смысла насчитывать семнадцать (З. Бжезинский) или семь (А. Уткин) конкурирующих цивилизаций. После окончания биполярного соперничества социализма и капитализма высвободились две глобальных цивилизационных парадигмы – китайская и исламская, каждая из которых на глобальном уровне бросила собственный вызов западной цивилизации. По поводу постсоветского пространства, М. Делягин в первые годы XXI в. считал ситуацию довольно неопределенной, осторожно предполагая становление на развалинах СССР российской цивилизации. Конкуренция на цивилизационном поле самая жесткая и бескомпромиссная, так как одна цивилизация, «проникая в другую, не обогащает, но, напротив, разъедает и подрывает ее» [3, с. 335].

Современный этап цивилизационной конкуренции проходит с преимуществом Запада, делающим ставку на финансово-экономический образ действий, наиболее универсальный и понятный. Любой участник рынка, независимо от национальной принадлежности, вовлекаясь в мировые финансовые и экономические процессы, автоматически становится сторонником Запада и проводником его финансовой политики. Именно в этом видится причина забвения многими национальными элитами интересов собственных стран. При этом цивилизационная экспансия Запада выступает дополнительным фактором классовой экспансии, опирающейся на политико-экономические средства. Очевидна консолидация стран «первого мира», заинтересованных в закреплении глобального статус-кво, что подкрепляется схожими культурноцивилизационными характеристиками. Даже конфликты между США и Европой вписываются в рамки «незыблемого, стабильного и все более красноречивого политического порядка» [8]. Россия практически всегда рассматривалась западной цивилизацией как соперник, причем корни такого видения по некоторым данным насчитывают тысячелетнюю историю [5], а потому трудноискоренимы.

Несомненно, что цивилизационные факторы играли заметную роль во Второй мировой войне. Так, несмотря на идеологию «Нового мирового порядка» немцы оказывались куда более благосклонными в отношении англичан и американцев, чем с русскими. Если смертность военнопленных англосаксонских солдат в немецких концентрационных лагерях составляла 3,5% от общего количества, то русских – 57% [6, с. 232]. Да и в 1941 г. на СССР обрушилась не Германия, а фактически вся Европа. И ведь это касалось даже восточноевропейских народов, имеющими с русскими либо этническое родство (поляки, чехословаки), либо конфессиональное сходство (румыны). Тем не менее это не мешало в годы войны участию на стороне Германии около полумиллиона поляков, столько же чехов, двух румынских армий, двух дивизий из словаков [7, с. 406]. Феномен украинской самостийности может быть рассмотрен с точки зрения цивилизационной конкуренции Запада и России. По сути дела он представляет собой случай, укладывающийся в конструктивистскую методологию трактовки нации. Речь идет об отрыве значительной части огромного этноса и превращения ее в самостоятельную культурнополитическую целостность [1]. Хотя, справедливости ради, здесь надо видеть результат не только западных усилий, но и советской политики сосуществования «трех братских народов». Однако реализация изначально антирусской задачи в середине XX в. сработала в обе стороны – бойцы Украинской повстанческой армии прославились уничтожением не только русского, но и польского населения (Волынская резня 1943 г.), тяготеющего к Западу.

Следующий шаг был продиктован актуализировавшимся после краха СССР цивилизационным противостоянием, найдя отражение в проводимой Западом политике по окончательному отделению Украины от России, и превращения ее в европейскую периферию. Это был целый комплекс идеологических, финансовых и даже мероприятий, касающихся Большого спорта (чемпионат Европы по футболу 2012 г.). Встречные шаги предпринимала и Россия. Однако наблюдения Павла Губарева и приводимые им факты наталкивают на мысль, что политика Запада оказалась куда более продуманной и эффективной [2, с. 90]. Тем не менее, полностью преодолеть пророссийские тенденции восточных украинских областей не удалось, что привело в конечном итоге к образованию ДНР и ЛНР.

Тому способствовали следующие обстоятельства. 1) Украинская официальная политика, в целом выдерживающая курс на вестернизацию, не допускающая вполне логичной федерализации и нацеленная на культурную дискриминацию русскоязычного населения. 2) Внутренний раскол. Отношение западноукраинского культурного истеблишмента к жителям восточных украинских областей зачастую формируется с позиций культурно-политического превосходства (мы более «свободные» люди); тогда как встречные аргументы, главным образом, указывают на обстоятельства экономического плана – Донбасс как самая развитая в индустриальном отношении украинская область. 3) Непосредственные события 2014 г. – приход к власти в Киеве проевропейских сил, нацеленных на еще больший разрыв с русским миром; а также аннексия Россией Крыма, стимулировали народное движение на воссоздание Новороссии.

Таким образом, можно предположить, что в первые десятилетия XXI в. на постсоветском пространстве заявила о себе цивилизационная инициатива «Русского мира», имеющего схожие культурные и мировоззренческие черты. Несомненно, что в значительной степени его появление обусловлено сопротивлением западной цивилизационной экспансии. Однако тактика «Русского мира» на нынешнем этапе цивилизационной конкуренции сугубо оборонительная, что предопределено рядом обстоятельств. Главные из них это социальноэкономическая проблематика, отсутствие политической целостности, наконец, усиление прозападных тенденций в самой России, которая выступает в некотором роде метрополией. Все это должно стать пищей для размышлений ученых и практических шагов политиков.

Список литературы 1. Ваджра А. Украина, которой не было. Мифология украинской идеологии /А.Ваджра – М.: Яуза –пресс, 2015. – 403 с. 2. Губарев П. Факел Новороссии / Губарев П.Ю. – Санкт-Петербург: Питер, 2016. – 613 с. 3. Делягин М. Г. Мировой кризис. Общая теория глобализации / М. Г. Делягин. – М.: Эксмо, 2003 – 756 с. 4. Кефели И.Ф. Философия геополитики. – СПб.: Изд.дом «Петрополис», 2007 – 208 с. 5. Меттан Г. Запад – Россия: тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до Украинского кризиса / Г. Меттан. – М.: Паулсен, 2016. – 464 с. 6. Серебрянников В.В. Социология войны / Серебрянников В.В. –М.: Научный мир, 1997. – 398 с. 7. Шамбаров В. Фашистская Европа / Шамбаров В.Е. – М.: Алгоритм, 2014. – С. 406. 8. Ikenberry J. Creating Liberal Order. The Origins and Persistence of the Postwar Western Settlement / J. Ikenberry. – Philadelphia: University of Pennsylvania, 1995.

Тамбиянц Ю.Г

Другие новости и статьи

« Человек мифический: о роли мифа и неизбежном мифотворчестве людей

Информационное противостояние РФ со странами запада в Twitter »

Запись создана: Воскресенье, 26 Июль 2020 в 16:32 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика