19 Сентябрь 2020

О фактах и прогнозах по поводу коронавируса и его последствий

oboznik.ru - Демографическая ситуация: сложная, но не безнадежная
#коронавирус#проблема#Россия

Статья посвящена определенным прогнозам развития ситуации в связи с пандемией коронавируса, которые имели место в средствах массовой информации России, а также политических и социальных пос ледствий этой пандемии. Критикуется высказываемая точка зрения о том, что процесс глобализации остановится, так как государства будут вынуждены ради повышения надежности частично закрывать свою экономику, переходить на отечественные и локальные цепочки поставок. Также критикуется определенная математическая неграмотность ряда экспертов, пытающихся судить о динамике пандемии по абсолютным значениям числа инфицированных и объявлять «плато» без учета реальных темпов прироста этого числа и нагрузки на медицинскую систему. Обсуждаются причины страновых различий в уровнях заболеваемости и смертности.

Сделан вывод о недостаточной регулируемости российской экономики и тем самым о слабой готовности к подобным шокам, низкой квалификации ряда экспертов и негативного влияния на эти события недостаточного финансирования фундаментальной науки и ее бюрократического реформирования. Обосновывается вывод о том, что в результате этой пандемии и пос ледующей борьбы с экономическим кризисом, вызванным ею, будут сделаны новые важные шаги в направлении социализации, усиления общественного характера развития человеческой цивилизации. Это не исключает, а предполагает обострение геополитических и социальных противостояний, так как развитие происходит неравномерно.

В этой статье я попытаюсь остановиться на том, чему научила нас эта пандемия коронавируса, поразившая мир в первом полугодии 2020 года и оказавшаяся действительно коронной, необыкновенно сильной в том смысле, что едва ли не впервые в мировой истории заставила остановить большую часть экономической деятельности на наиболее экономически развитых континентах мира. Коронавирус действительно оказался королем вирусов по степени отрицательного воздействия на экономику. И мы еще раз смогли убедиться, что так ярко, казалось бы, проявляющаяся в мегаполисах всего мира независимость современного человека от природы является весьма и весьма относительной и уязвимой.

В момент подготовки этой ста тьи мы далеко еще не вышли из пандемии и находимся в стадии «живого созерцания» ее течения и непростого, рискованного процесса познания ее многообразных последствий. В связи с этим мы попытаемся изложить свои непосредственные наблюдения и соображения, а также сделать некоторые прогнозы и посмотреть на прогнозы ряда коллег, делая это, по возможности, кратко, тезисно. И в начальный период пандемии меня поражало, да и сейчас удивляет, как на наших ведущих телеканалах эксперты прямо-таки радуются, говоря, что наконец-то глобализация уходит, государства закрываются друг от друга, и это позитивная тенденция, и теперь посыплется такое стареющее и слабеющее образование, как Европейский союз. Это, действительно, поразительно, на наш взгляд, так как тенденция к усилению связей всех стран и народов, а в этом и есть подлинное содержание процессов глобализации, очевидно, тенденция закономерная, неотвратимая и, главное, в целом прогрессивная, хотя, безусловно, противоречивая, как и все сущее, и несущая не только достижения, но и проблемы многочисленным странам и народам, в особенности странам и народам периферии и полупериферии.

Но именно в такой противоречивой форме осуществляются технический прогресс и социально-экономическое развитие в эпоху глобального капитала. Разумеется, временно, ввиду самого характера такого явления, как пандемия, государствам и даже регионам, отдельным городам и даже поселкам пришлось закрыться, чтобы локализовать эпидемию, но вот она проходит, и взаимодействие возобновляется. Есть прогнозы такого типа, что государства теперь, под лозунгом «надежность важнее прибыльности», постараются минимизировать зависимость от поставок из других стран, организуют максимум возможных базовых производств у себя, длинные цепочки поставок сменятся короткими и т.п.

Наш прогноз — иной. Пройдет некоторое время после завершения пандемии, и длинные цепочки поставок, межгосударственные экономические связи вновь возобновятся, причем не только в прежних, но и в увеличивающихся объемах. Почему? Ну, просто потому, что пандемия не отменит экономических законов, не отменит конкуренции и стремления производителей и торговли к увеличению объемов сбыта и к получению прибыли. Если зарубежный или отечественный, но «дальний» продукт будет существенно дешевле ближнего с учетом транспортных затрат, при равном или лучшем качестве, то его повезут к потребителю… Конечно, большинство государств постараются выработать меры для большей готовности к ситуациям массовых инфекций и иным шокам, которые эксперты смогут предсказать и осмыслить экономически.

Ведь ни мы, ни другие государства, в том числе самые экономически сильные США и страны ЕС, оказались экономически и организационно не готовы к пандемии, о чем речь дальше. Меры по повышению готовности к шокам будут воплощаться в жизнь, но… Но их проведение, повысив надежность, стрессоустойчивость экономики, снизят ее доходность и тем самым сделают еще более актуальным поиск путей повышения этой доходности. И дальнейшее развитие глобализации, конкуренции, снижение затрат окажутся наиболее актуальными и надежными путями дальнейшего развития экономики. Со всеми противоречиями этого развития. И легко предвидеть, что и Европейскому союзу суждено жить и усиливаться, вопреки многочисленным предсказателям и ожидателям его распада и несмотря на выход Великобритании, прежде всего потому, что он, при всех его известных недостатках и противоречиях, оставляет достаточный простор для саморазвития и способствует такому саморазвитию членов этого сообщества и их населения. В определенной степени опровержением того, что страны после пандемии станут вести себя более эгоистично, закроются друг от друга, является тот факт, что некоторые из них активно помогали другим в этот период, например, Россия и Куба. А Китаю предложили помощь в середине февраля более 30 стран, в т.ч. Россия, Алжир, Беларусь, Камбоджа, Малайзия, Непал, Филиппины, Таджикистан, Таиланд, Тринидад и Тобаго, Турция, ОАЭ, ЕС и другие [1].

К тому же надо учитывать, что справиться с этим вирусом и серьезно продвинуть вперед дело борьбы с вирусными и другими инфекционными заболевания ми в мире можно только всем миром. Не случайно врачи всего мира объединились в борьбе с коронавирусом и активно делились методами лечения. Возможны, и наверняка будут появляться другие, более значимые проблемы нашей биосферы, в которой существует человеческий мир как его часть, и бороться за выживание и процветание в этой биосфере человечество может только совместно.

И это вселяет надежду на торжество разума. Посмотрим на прогнозы по поводу пандемии, связанные со сроками ее спада. Меня удивляло, как еще в апреле на наших ведущих каналах иные продвинутые (во всяком случае, именитые) эксперты говорили: «Нет никакой опасности коронавируса! Это информационная провокация мировой закулисы, чтобы нас запугать и заставить сидеть дома, разрушить нашу экономику. От гриппа, кори и т.п. умирает намного больше…» И даже крупные врачи позволяли себе такие высказывания, хотя с самого начала было известно, что из 100 инфицированных умирает в течение 3–4 недель от 2 до 20 человек! Это ведь означало, что, например, сегодня в вашем подъезде вышло по делам или погулять 100 человек, а через месяц обнаружилось, что из них вернулось только 90. И так каждый день и в каждом подъезде, и не один день, а несколько месяцев…! Те, кто сравнивал смертность от коронавируса со смерт ностью от гриппа, во-первых, забывали, что грипп-то тоже никуда не делся, им заболевают. А число заболевших гриппом колеблется пос ледние годы от 27 до 88,6 тыс. чел., в среднем за 2015–2018 гг. — 57 тыс. чел. [2, с. 33].

Но смертность от гриппа, вместе с ОРЗ, в эти годы и составляет по стране за 2014–2018 гг. 521 человек [3], в то время как от коронавируса на 30 мая в России умерло уже 3639 чел., то есть почти в шесть раз больше [4]. К тому же эти эксперты безграмотно упускали из виду, что нельзя «в лоб» сравнивать абсолютный показатель смертности от гриппа за год по всему населению страны с числом погибших от коронавируса всего за месяц-два из сравнительно небольшого числа инфицированных, небольшого благодаря принимаемым мерам и поднятой тревоге. Оказалось, что этой тривиальной математики многие эксперты не видят, не воспринимают ее, но готовы давать советы всей стране.

К сожалению, в этом особенность нашего времени, нашего «информационного общества», когда ведущие трибуны страны нередко, и даже в опасных ситуациях, предоставляются малограмотным людям. Таких немало и с учеными степенями. Об этом надо помнить и… срочно повышать качество нашего образования, в том числе математического. Еще о несложной, но очень важной математике. Обнаружилось, что многие ведущие и эксперты телевидения не знают, что характер динамических процессов определяется не абсолютными величинами, а темпами роста, то есть процентом увеличения наблюдаемых величин. Не так важно для понимания динамики ситуации, сколько человек заразилось сегодня, как то, сколько процентов это составляет к величине уже зараженных и к величине заразившихся вчера. Я видел, как один из экспертов на Первом канале телевидения, академик, говорил о том, что мы вышли уже на желанное «плато», достигнута стабильность, порядка 10 тыс. новых заболевших ежедневно. Но это было в период, когда число заболевших составляло порядка 130–140 тыс., то есть ежедневный прирост в 10 тыс. составлял 7% ежедневного темпа прироста. А что такое 7% ежедневного прироста?!

Это удвоение числа заболевших за 11 дней и удесятерение этого числа за 35 дней. Это значит, что при таком «плато» в кавычках нам через месяц понадобится в 10 раз больше реанимаций и реаниматоров и т.д. Постоянный темп прироста — это и означает «экспонента», точнее — один из случаев экспоненты. И эти 7% ежедневного прироста в тот период (с последних дней апреля по 6–7 мая) были страшной штукой, ибо одной из главных проблем борьбы с пандемией был резкий скачок нагрузки на медицинскую систему, на реанимационные подразделения, и задача была растянуть этот пе рио д быстрого роста, чтобы снизить нагрузку на лечебную систему. И вот еще одно подтверждение никудышного знания математики, точнее, опасного ее незнания: глава Роспотребнадзора Анна Попова с 15 по 18 мая заявляла, что ситуация стабилизируется [5] и «рост распространения коронавируса в РФ на сегодняшний день остановлен» [6]. О том же 18 мая заявил Мишустин [7]. Между тем в этот пе рио д темп прироста числа заболевших колебался от 3,2 до 4,2%, а при 4% прироста удвоение числа заболевших происходит всего за 18 дней2 . Также надо, очевидно, учитывать соотношение числа заболевших и числа выздоровевших в сутки, чтобы понять динамику нагрузки на медицину.

Совсем недавно оно было 5:1 и 4:1. Еще 18 мая оно было 3,2:1, 31 мая — 2,1:1, то есть шел и пока идет существенный рост нагрузки на нашу лечебную систему. Быстрее, чем по России в целом, снижались темпы прироста в Москве, поскольку сначала они быстрее росли, но во многих регионах темпы прироста пока намного выше московских. Понятно, что те, кто объявляет о прекращении роста числа заболевших, хотят успокоить население, но как минимум такие объявления — это неправда, и они могли давать ложный сигнал властям регионов. Но давайте от математики и психологии пандемии попытаемся перейти к ее экономике и политэкономии. Насколько российская экономика готова к подобным ситуациям и подвержена государственному регулированию? Вот один из ключевых вопросов сегодня. И пандемия дала свой ответ на него. Оказалось, что за четыре месяца (с февраля 2020 года)3 государство так и не смогло добиться:

■ ни производства простейших масок в необходимых количествах (они до сих пор не всегда есть в аптеках и магазинах);

■ ни того, чтобы они были в аптеках по ценам, сопоставимым с затратами на их массовое производство (в 2018–2019 гг. оптовые цены были от 1,5 до 3 руб./шт.), да и розничные были примерно такими же;

■ ни того, чтобы малый бизнес мог получить кредиты от банков по обещанным правительством низким субсидированным процентам.

Все еще с большим трудом доходят до врачей и медперсонала, оказавшихся фактически в военных условиях с высокой степень риска смерти, обещанные президентом надбавки или доходят в меньших размерах и с большим трудом. Руководители продуктовых сетей не смогли догадаться поставить в продуктовых магазинах экраны из оргстекла между кассирами и покупателями. И, кстати, нередко во многих магазинах продавцы работают без масок… Достаточны ли выделяемые правительством средства для поддержки населения, в особенности для тех, кто потерял работу, особенно для тех, кто трудился в мелком и среднем бизнесе?! Полную оценку пока дать сложно, но ясно, что разовые выплаты по 10 тыс. руб. на ребенка и 20 тыс. руб. на взрослого недостаточны, особенно если учесть, что ежемесячный прожиточный минимум составляет от 9,5 тыс. до 12,5 тыс. руб. в месяц, причем он составлен без учета расходов на одноразовые маски, перчатки и т.д. Да и инфляция резко пошла вверх из-за скачка курса доллара. Пандемия также очень наглядно продемонстрировала колоссальное социальное неравенство и социальную несправедливость в нашей стране. Кто-то может на свои доходы уехать за несколько морей в одну из стран, где вирус практически не проявил себя, а, например, рабочие непрерывных производств должны, как обычно, по 5 дней в неделю, по 40 часов отрабатывать на заводах, фабриках, в мастерских и т.д., причем часто сами эти производства колоссально затрудняют или делают невозможной работу в масках и соблюдение социальной дистанции. И если они не медики, никакие доплаты за риск им не прописаны. И работники сельскохозяйственных предприятий, несмотря на все риски, должны были проводить посевные работы, чтобы в стране были продукты питания и можно было и далее зарабатывать на экспорте зерна, мяса и другого продовольствия больше, чем на экспорте вооружения.

Обращает на себя внимание огромная смертность от коронавируса в развитых капиталистических странах Европы, от 5 до 16% от числа заболевших, при том что в России она пока порядка 1%, в Белоруссии около 0,6%, в Украине — 2,9%4 . В Германии, где часть населения жила при социализме, смертность существенно ниже, чем в других европейских странах, и составляет 4,7%. Частично это может быть связано с вакцинацией детей, имевшей место в СССР и других соцстранах. Но вряд ли это может объяснить такую колоссальную разницу. Скорее, это связано с наличием в постсоциалистических странах остатков более сильной медицины. Я бы сказал, что в советский перио д эта была тотальная система медицинской помощи, то есть система, охватывающая всех и при любом заболевании. Такой системы нет в развитых капиталистических странах, несмотря на их очень высокие расходы на медицину, которые, по-видимому, в большой степени идут на повышенные зарплаты врачей и гонорары юристов и де-факто выливаются в существенно меньшую помощь для людей с низкими доходами.

Поразительной по своей циничности была первая идея премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона вообще не принимать серьезных мер защиты против коронавируса, озвученная им где-то в феврале: дескать, нам суждено потерять большой процент наименее приспособленных людей, но именно так мы выработаем национальный иммунитет… [8]. Потом, правда, от этой антигуманной идеи Великобритания отказалась, но де-факто эпидемия продемонстрировала чрезвычайно низкую медицинскую защищенность беднейшего населения и пожилых. Смертность на конец мая в Великобритании оказалась 14%, в Италии — 14,3%, во Франции — 15,6%, в Бельгии — 16,2%. В Швеции, которая также практиковала эксперимент с минимизацией внимания к пандемии, — 12%. В США смертность составила 6%. В Китае — 5,5%, но они смогли настолько энергично и организованно принять меры по локализации инфекции, что число зараженных на один миллион человек у них одно из самых низких в мире — 58 чел., в то время как в США — это 5,5 тыс. чел., во многих странах Европы — 3–5 тыс. чел., в России — 2,8 тыс. чел. В связи с этим я полагаю, что в ЕС будет серьезный «разбор полетов», то есть гуманитарных и социальных результатов этой волны пандемии, что повлечет за собой крупные шаги в дальнейшем увеличении социализации европейского капитализма. Однако и ситуация в нашей стране с медициной далеко не блестящая. Оказалось, что многие инфекционные больницы были ликвидированы в ходе уже двадцати

летней «оптимизации», а фактически — борьбы за сокращение расходов бюджета. «Своя рука — владыка», и успехи в этом сокращении социальной части бюджета, действительно, достигнуты немалые. Это чувствуют и образование, и наука, и медицина, и все население… Но при этом приходится признать, что по большому счету наша медицинская наука и управляющие ею и медициной организации оказались далеко не на требуемом уровне [9]. Сказались и долгие годы «успешной» борьбы нашей бюрократии с Российской академией наук, также отнюдь не случайной. Она вызвана, как мы показали, засильем ресурсно-экспортных отраслей в нашей экономике и формированием соответствующих групп интересов, препятствующих инновационному развитию [10].

Преодолеть это засилье можно только коллективным участием в работе по изменению ситуации. Между тем именно с коллективным участием трудящихся в социально-политических процессах дело обстоит непросто, учитывая растущую дифференциацию в доходах, в уровне и качестве образования и, соответственно, в социально-политическом потенциале различных слоев населения. Причем это характерно не только для России, но и для всего мира. При этом имеет место тенденция своего рода оглупления масс, усилившаяся с развитием цифровизации в сфере связи. Все больше людей проводят часы, листая ленту новостей смартфона, просматривая мелодрамы и ток-шоу на телевидении, удовлетворяясь примитивизированной информацией и теряя интерес к мало-мальски серьезному чтению, обсуждению и самостоятельному размышлению, а также соответствующие навыки. Кстати говоря, пандемия выявила и факт весьма низкой социальной ответственности больших слоев нашего населения, в первую очередь молодежи5 .

Мы имеем в виду многочисленные нарушения режима самоизоляции и требований соблюдать социальную дистанцию, носить маски при посещении магазинов даже тогда, когда приобрести их стало возможным, и т.п. Отчасти их извиняет то, что со всех телеэкранов все ведущие новостей вторую половину мая радостно объявляют о смягчении ограничений режима во Франции, Италии, Германии и т.д., хотя у нас пока число зараженных продолжает расти темпом 2,3% в сутки. Но о темпах молчат… Нарушители руководствуются тем, что они не боятся заболеть. Но то, что они могут принести инфекцию в свой дом, своим родственникам, а также быть источником заболеваний для многих других людей, инфантильно не принимается во внимание. Вряд ли люди с таким уровнем развития смогут составить надежную опору в борьбе за социальные права.

Тем не менее в заключение выскажу уверенность, что мир пос ле этой пандемии вынужден будет измениться в лучшую сторону:

■ всем государствам придется объединять усилия и наращивать межстрановую координацию в борьбе с инфекционными заболеваниями;

■ потребуются кардинальные изменения в системе медицинского обслуживания и медицинской помощи во всех странах в том числе, и в России, в частности, рост финансирования;

■ в России потребуется увеличение вложений в биологическую и медицинскую науку и координация работы в развитии средств борьбы с эпидемиями, а также в фундаментальную экономическую науку для выработки мер борьбы с подобными кризисами;

■ потребуется серьезное усиление государственного регулирования экономики, причем как в направлении повышения готовности к инфекционным заболеваниям и иным возможным шоковым воздействиям, так и в усилении воздействия государства для восстановления экономики пос ле шоков.

То есть будут сделаны новые важные шаги в направлении социализации, усиления общественного характера развития человеческой цивилизации. Вместе с тем, конечно же, история и диалектика учат нас, что эти дальнейшие шаги в направлении социализации будут противоречивыми, сложными и чреватыми серьезными конфликтами.

ЭПШТЕЙН Давид Беркович

Другие новости и статьи

« Новые реальности глобальной экономики и их влияние на Россию

Сущность исполнительного производства и его место в правоприменительной деятельности органов военного управления и должностных лиц »

Запись создана: Суббота, 19 Сентябрь 2020 в 21:05 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика