13 Ноябрь 2020

К вопросу о разграничении дезертирства и самовольного оставления части или места службы

oboznik.ru - Армия укомплектовывается контрактниками
#призыв#армия#служба

На сегодняшний день вооруженные силы Российской Федерации занимают одну из лидирующих позиций среди армий мира. Однако в настоящее время, не смотря на свою авторитетность, военная служба, как и многие другие виды государственной службы, характеризуется определенной степенью криминогенности. Подобные инциденты умаляют престиж армии России, в связи с чем являются недопустимыми.

Понятию «преступления против военной службы» дается определение в самом тексте Уголовного Кодекса РФ: «Это преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершаемое военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или контракту в Вооруженных Силах, в других войсках, воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов».

Согласно данным военной прокуратуры Нижегородского гарнизона, было проанализировано состояние законности и преступности в поднадзорных войсковых частях и органах военного управления за 1 квартал 2019 г. в сравнении с 1 кварталом 2018 г. Проведенным анализом преступности установлено, что по поднадзорным военной прокуратуре Нижегородского гарнизона войскам, воинским формированиям и органам количество учтенных преступлений снизилось на 40,9 % с 22 до 13 преступлений. Основополагающие принципы и нормы в сфере организации военной службы содержатся в Федеральных законах от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ «Об обороне», от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», общевоинских уставах Вооруженных Сил РФ.

В целом исследованию преступлений против военной службы посвящено немало трудов ученых правоведов таких как: Х.М. Ахметшин, И.Х. Баграмян, В.М. Борисенко, Н.В. Васильев, А.В. Возженников; И.И. Гаврюшенко, O.K. Зателепин, В.А. Золотарев, М.М. Исаев, А.В. Ищенко, М.К. Кислицын, А.Н. Красиков, Н.И. Кузнецов, А.В. Наумов и др. Дезертирство следует рассматривать как длящееся преступление. Длящееся преступление можно определить, как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. В данном случае, дезертирство сопряженно с непрерывным игнорированием обязанностей по военной службе.

Данное преступление приобретает оконченный характер в момент оставления места службы с намерениями уклониться от несения военной службы. Непосредственно преступлением в данном случае является период, в который военнослужащий по своей воле отсутствует в части до момента возвращения или задержания уполномоченными лицами .

Одной из наиболее значимых является проблема, связанная с неопределенностью момента окончания вышеуказанных преступлений. Н. Ф. Кузнецова отмечает, что преступление, по сути, является оконченным, но продолжает совершаться, при этом растягивая во времени преступное последствие. Длящиеся преступления начинаются с момента совершения преступного действия (бездействия) и заканчиваются вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти). Длящееся преступление оценивается как одно единичное преступление. Очевидно, что юридически дезертирство как самовольное оставление части или места службы признаются оконченными с момента самовольного оставления части или места службы (юридическое окончание преступления).

Следует отметить, что самовольным считается оставление части или места службы военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, без соответствующего разрешения командира (начальника). Ряд разъяснений по вопросам квалификации дезертирства и смежных деяний содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы». Анализ данного постановления позволяет утверждать, что Верховный Суд стоит на этой же позиции, разъясняя, что при дезертирстве лицо имеет цель вовсе уклониться от исполнения обязанностей военной службы . А.С. Смирнова отмечает, что цель уклонения является немаловажным признаком, позволяющим отграничить самовольное оставление места службы от дезертирства, поскольку второе преступление характеризуется наличием намерения полностью избежать прохождение военной службы, в то время как в первом случае военнослужащий, как правило, временно оставляет место службы.

В связи с этим, цель уклонения от военной службы необходимо определять с учётом всех обстоятельств и намерений военнослужащего. В судебной практике часто возникают проблемы, связанные с разграничением статей 337 и 338 УК РФ ввиду смежных составов преступления, наиболее сложных для доказывания, различие заключается в признаках субъективной стороны, поэтому их разграничение представляет интерес как с теоретической, так и с практической точек зрения. Различие указанных преступлений состоит в том, что во время совершения дезертирства военнослужащий имеет главную цель совсем уклониться от прохождения воинских обязанностей. В случае, когда военнослужащего посещает такая цель после самовольного оставления части или места службы, то данное деяние следует относить только как к дезертирству695 . Следует согласиться с В.М. Шеншиным, указывающим, что довольно часто имеют место случаи, когда цель уклониться от военной службы появляется у военнослужащего не перед оставлением части или места службы, а уже в процессе незаконного нахождения вне части после самовольного оставления части. Об этом свидетельствует и судебная практика по делам об уклонении от прохождения военной службы .

В правоприменительной практике трудно определить объективные факты, которые подтверждали бы наличие у самовольно отсутствующего намерения вовсе уклониться от военной службы. Такими фактами, как показывает практика, являются следующие: фактическое длительное нахождение в самовольном отсутствии вне части или места службы; утрата военного обмундирования и приобретение гражданской одежды с целью скрыть факт дезертирства и свою принадлежность к Вооруженным силам РФ. Обращаясь к судебной практике, П.В.Ю., тяготясь военной службой и желая вовсе уклониться от ее прохождения, без уважительных причин не явился в установленный срок на службу из отпуска в войсковую часть, а стал проживать у родственников, трудоустраиваясь на различные работы, в том числе официально. создал семью. Более того, достоверно зная, что его разыскивают, П.В.Ю. реальных мер по явке в часть, органы власти или правоохранительные органы на протяжении свыше четырех лет не предпринимал. Незаконное нахождение вне части было окончено не в связи с волеизъявлением подсудимого, а в результате его задержания работником полиции697 .

Представляется, что в данном случае продолжительность оставления воинской части, устройство на работу свидетельствовали о наличии у П.В.Ю. умысла на уклонение от прохождения военной службы. Таким образом, в его деянии усматривается состав преступления, предусмотренного ст. 338 УК РФ, т. е. дезертирство. Обращаясь к одному из примеров судебной практики, судом было установлено, что лицо с целью временного уклонения от исполнения обязанностей военной службы, желая отдохнуть, без уважительных причин не явилось в срок на службу по контракту. Более одного месяца он проживал в собственном автомобиле, затем добровольно прибыл в военный следственный отдел, прекратив незаконное нахождение вне воинской части. Осужденный показал, что часто заступал в наряды и был ответственным по подразделению в выходные дни, поэтому устал от несения службы .

Самовольное оставление места службы продолжительностью свыше одного месяца квалифицируется по части четвертой статьи 337 УК РФ. При этом верхней границы срока, в течение которого осуществляется уклонение от воинской службы, УК РФ не устанавливает, что представляется пробелом уголовного закона. По смыслу рассматриваемой нормы лицо, которое уклоняется от прохождения службы длительный срок (например, несколько лет) и постоянно высказывает окружающим намерение возобновить в дальнейшем военную службу, должно быть осуждено не за дезертирство, а за самовольное оставление части, что видится нелогичным. Представляется, что основная сложность при квалификации по статье 337 заключается в доказывании умысла военнослужащего на возвращение в воинскую часть и дальнейшее прохождение военной службы.

Большую помощь в квалификации оказывают соответствующие признаки, позволяющие установить временные рамки отсутствия военнослужащего на службе, а также субъекта данного преступления. Подводя итог вышеизложенному следует отметить, что, срок самовольного отсутствия военнослужащего в части можно рассматривать как критерий разграничения составов преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 337 и ст. 338 УК РФ. С учетом установленного в настоящее время срока военной службы по призыву, который равен одному году, таким критерием может быть избрано самовольное отсутствие военнослужащего в части или по месту службы продолжительностью свыше одного года. Однако указанный временной период свидетельствует о стойком нежелании военнослужащего исполнять обязанности военной службы, наличии цели полностью уклониться от ее прохождения. Так же, одним из критериев разграничения указанных видов является цель.

Цель уклонения от военной службы при дезертирстве - вовсе уклониться от прохождения военной службы; при самовольном оставлении части - временно уклониться от прохождения военной службы и в дальнейшем продолжить службу. Можно согласиться с мнением Д.М.Апкаева что для разграничения рассматриваемых смежных составов преступления и максимальной объективности в квалификации, целесообразно будет дополнить примечание к ст. 337 УК РФ пунктом 2 следующего содержания: «Деяние, предусмотренное частью 4 настоящей статьи, продолжительностью свыше одного года, подлежит квалификации по части 1 статьи 338 настоящего Кодекса. Более точное дополнение в УК РФ законодательно решит проблему разграничения дезертирства и длительного самовольного оставления воинской части.

Кожин Никита Андреевич

Другие новости и статьи

« Взгляды на основы организации тылового обеспечения к 1939 г.

Сталин как философ »

Запись создана: Пятница, 13 Ноябрь 2020 в 16:42 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика