10 Декабрь 2020

Изменение подходов к ведению вооруженной борьбы но опыту вооруженных конфликтов за пределами России как основа развития военного искусства в обеспечении безопасности страны

oboznik.ru - Биологический подход к анализу войны
#война#анализ#общество

Аннотация. В статье на основе анализа взглядов вероятного противника - негосударственных (незаконных) вооруженных формирований на ведение вооруженной борьбы за пределами России определены основные тенденции развития военного искусства в обеспечении безопасности страны.

Ключевые слова: военная безопасность, вооруженная борьба, военное искусство, негосударственные (незаконные) вооруженные формирования (террористические организации, частные военные компании, спящие ячейки).

За время, прошедшее после окончания Второй мировой войны, произошли глубокие изменения во всех сферах жизни и деятельности общества. Многие особенности современной военно-политической обстановки обусловлены развивающимся процессом глобализации, который привел к созданию новой системы международных отношений и значительной трансформации базовых принципов безопасности. В настоящее время мало у кого возникает сомнение в том, что экономическая глобализация - это объективный процесс, но и у него есть свои «дирижеры».

Именно отсюда вытекает политическая концепция построения полюсного мира. Дорогу ей прокладывает, не в последнюю очередь, военная стратегия. Особенность современной военной стратегии государств - центров силы и их ближайших союзников состоит в том, что они «одеты» не в форму агрессора, а в форму освободителя и миротворца. В этом видится источник основных противоречий современного мира и основных угроз безопасности, в том числе в лице международного терроризма и экстремизма, поставивших разделительную грань между традиционными военными угрозами и конфликтами, к отражению которых готовились государства в XX веке, и потенциальными угрозами, с которыми они сталкиваются в XXI столетии. Представления о расстановке сил, характере существующих и грядущих военных столкновений начинают меняться.

Анализ военно-политической обстановки дает основание утверждать, что современное построение глобальной безопасности базируется не на принципах обороны и ударах возмездия, а на силовом предотвращении потенциальных угроз и отстаивании национальных интересов за пределами собственных территорий с развертыванием ограниченного контингента вооруженных сил в странах «изгоях» с развязанными или спровоцированными вооруженными конфликтами [1]. Ставка при этом делается не на регулярные вооруженные силы, а на проправительственные или оппозиционные (незаконные) вооруженные формирования, частные военные компании, а также местное население. Катализатором возникновения вооруженного конфликта при этом, как правило, становится обострение национально-этнических и религиозных противоречий различных слоев населения страны, неприятие путей развития отдельных народностей и социальных групп, а также территориальные претензии в приграничных районах и областях. Именно поэтому одной из внешних угроз военной безопасности России является втягивание ее в существующие и потенциальные военные конфликты в регионах ее геополитических интересов.

В то же время причины и цели вооруженной борьбы в них со стороны потенциального противника зачастую смещаются от традиционного стремления контролировать нефтегазовую отрасль к возможности распоряжаться исчерпаемыми и возобновляемыми многоцелевыми (вода, земля, лес), сельскохозяйственными (почва, животные), а также промышленными (гидроэнергетическими) природными ресурсами и надзирать за путями их транспортировки, в первую очередь в потенциально значимых, но экономически и политически уязвимых регионах, влияние на которые является залогом успешного развития собственных экономик, а также доминирования на международной арене. Сосредоточение значительных масс населения в урбанизированных районах при дисбалансе сил и средств противоборствующих сторон вооруженного конфликта предопределяет формирование очагов напряженности в крупных городах и населенных пунктах с вынужденным привлечением гражданского населения к участию в боевых действиях на той или иной стороне, а также потребность обеспечения безопасности функционирования важных объектов инфраструктуры. Количественный же и качественный дисбаланс противоборствующих сторон, как собственно вооруженных формирований, так и восполняемых людских ресурсов (так называемых спящих ячеек), особенно в странах мусульманского мира, повысил актуальность широкого использования информационных ресурсов для формирования необходимого образа мышления и восприятия окружающей действительности широкими слоями населения. Как показывают результаты проведенного анализа, современным вооруженным конфликтам за пределами России, в частности на Ближнем Востоке и в Африке, присущи следующие основные характерные черты [2,3):

с точки зрения внутренних факторов: дисбаланс количественно-качественного соотношения противоборствующих сторон и расширение состава участников вооруженных конфликтов вовлечением в них значительной части местного населения и террористических организаций, в том числе международных; смещение центров вооруженной борьбы в урбанизированные районы, где проживает значительная часть населения и функционируют сложные системы жизнеобеспечения; непримиримость взглядов антиправительственных сил на развитие ситуации в регионе и, как следствие, развитие обстановки по территориальному или религиозному признаку, клановой принадлежности, террористической направленности и др.; с позиции внешних факторов: всесторонняя помощь оппозиционным группировкам и террористическим организациям со стороны иностранных государств; открытость сухопутных (морских) границ подвергшихся агрессии государств, способствующая беспрепятственным поставкам оружия и материальных средств, а также перемещению боевиков; присутствие специалистов иностранных государств по обе стороны конфликта, в первую очередь в сфере разведки и информационного противоборства, а также консультативных органов (советников) планирования операций. В то же время и сами подходы к ведению противоборства между правительственными силами с одной стороны и вооруженной оппозицией, зачастую выступающей под патронажем международных террористических организаций, с другой претерпели ряд существенных трансформаций.

Суть данных изменений заключается в устойчивой совокупности согласованных и взаимосвязанных в пространстве и времени противоборств боевых систем с непрямыми действиями в когнитивной (сознание человека), информационной (создание, разработка и распределение информации) и социокультурной (взаимодействие людей) сферах, направленных на предопределение действий противника, формирование поведения союзников и нейтральных сил как в ситуации мира, так и с началом кризиса и боевых действий. Налицо стирание граней между базовыми эффектами группового поведения участников конфликтов, предопределяющее потребность создания резервного ресурсного потенциала на все случаи жизни и формирования рационального восприятия и понимания опасностей и угроз безопасности личности, общества и государства в целом. Кроме того, на ход боевых действий значительное влияние оказывают Ограниченные возможности по применению имеющихся сил и средств на необорудованных и расположенных в различных климатических зонах территориях.

По опыту вооруженных конфликтов за пределами Российской Федерации можно отметить следующие основные особенности действий незаконных вооруженных формирований (НВФ), под которыми рассматриваются отряды боевиков оппозиции, международные террористические организации и частные военные компании, выступающие на их стороне: в ходе боевых действий: захват и удержание важных элементов местности, оперативного оборудования территории и населенных пунктов; налеты мобильных групп на переоборудованных под огневые средства автомобилях повышенной проходимости на контрольнопропускные пункты (КПП), блокпосты, оборонительные позиции; устройство огневых засад для уничтожения вооружения и военной техники (ВВТ) пусками противотанковых управляемых ракет на предельной дальности; минирование местности (установка групп мин и отдельных фугасов) на направлениях наступления, маршрутах передвижения правительственных войск (военного руководства), а также оставляемых боевиками позиций; беспорядочные обстрелы населенных пунктов из различных видов оружия, в том числе изготовленных кустарно, для нанесения потерь, разрушения объектов жизнеобеспечения и вскрытия огневых позиций обороняющихся войск при ведении ответного огня; применение в обороне кочующих огневых средств со сменой подготовленных позиций и огневых рубежей, а в наступлении -смертников-шахидов и так называемых шахид-мобилей (на танках, БМП, автомобилях) для создания участков прорыва, разрушения критически важных объектов и поражения личного состава; использование малых беспилотных летательных аппаратов (БЛА) для ведения разведки и выполнения отдельных огневых задач; проведение террористических актов с использованием инженерных боеприпасов, в том числе через подземные коммуникации (тоннели); в райках обеспечивающей деятельности: радиоперехваты информации с каналов обмена данными, постоянное наблюдение за местностью (до 20 км прямой видимости) для корректирования огня артиллерии, проведения рекогносцировок в преддверии ночных фаз деятельности; широкая разработка и использование подземного пространства (тоннелей) в качестве путей подачи запасов материальных средств, эвакуации раненых и больных, а также маневра в тыл проправительственных сил; создание зон затопления и заболачивание местности (размягчение грунтов) на направлениях наступления правительственных войск, разрушение объекгов инфраструктуры, жизнеобеспечения, культурного и исторического наследия;

собственное производство оружия и боеприпасов кустарным способом, вербовка и обучение боевиков в центрах подготовки на территориях сопредельных государств и в собственных тренировочных лагерях; агитация и пропаганда норм шариата и идей «джихада» через сайты, социальные сети Интернет, медиа-центры и средства массовой информации, подготовка детей и молодежи к «джихаду»; показные казни, узаконенное рабство и гонения религиозных меньшинств; в области финансово-экономической деятельности: захват и удержание объектов энергетической инфраструктуры, водообеспечения, зернохранилищ и иных объектов экономической деятельности, приносящих прибыль; овладение нефтегазовыми месторождениями, их разработка и контрабанда сырой нефти, оружия, боеприпасов и исторических артефактов; торговля людьми и получение выкупа за захваченных заложников, грабежи и вымогательство денежных средств у представителей крупного и малого бизнеса, взимание штрафов и пошлин с местного населения.

Отличительной чертой современных вооруженных конфликтов является создание и развертывание на территориях, подконтрольных правительственным войскам, разветвленной сети так называемых спящих ячеек1, состоящих из лиц, сочувствующих НВФ, ведущих разведку, а также обеспечивающих подготовку и проведение терактов. Они составляют порядка 2,5 - 3,5 % активного мужского населения определенного района страны и могут проявлять или не проявлять себя до кризисного момента. В условиях значительного роста возможностей и функционального объединения средств разведки и поражения вооруженных сил силы и средства НВФ сосредоточиваются в районе боевого применения только к началу выполнения боевой задачи, что соответствует принципам сетецентрических действий. При этом элементы боевых групп применяются, как правило, в полном составе без деления на подгруппы. Для выполнения ряда задач и мероприятий всестороннего обеспечения, не требующих специальной подготовки, в частности, для восстановления и оборудования источников воды, сети передачи данных и ретрансляции информации, переоборудования и маскировки заброшенных штолен и выработок, создания схронов и закладок оружия и боеприпасов привлекается и местное население, что при ограниченных возможностях изоляции района боевых действий позволяет НВФ достаточно широко использовать свободные территории.

Наличие разветвленной и распределенной на местности сети НВФ вынуждает правительственные войска распылять свои силы для обеспечения безопасности функционирования важных объектов инфраструктуры и элементов оперативного оборудования территории: на выполнение этих задач иногда приходится выделять до двух третей наличествующих сил и средств. Эго, в свою очередь, приводит к балансу сил между сторонами конфликта на определенных территориях, недостаточной активности правительственных войск по разгрому НВФ или ведению ими только локальных наступательных действий на тактическом уровне. В то же время в подходах НВФ к ведению вооруженной борьбы существуют так называемые зоны уязвимости, позволяющие проправительственным силам поддерживать баланс интересов в регионах потенциальной и реальной опасности.

К основным из них можно отнести: отсутствие единой цели и руководства; религиозные противоречия между группировками; борьба между ними за источники финансирования, контроль над нефтяными месторождениями, маршрутами контрабанды, посевными полями, основными магистралями и населенными пунктами; отсутствие координации действий НВФ на оперативном уровне; использование открытых каналов радиосвязи для обмена оперативной информацией; дефицит артиллерийских и инженерных боеприпасов промышленного производства; стремление части местного населения на контролируемой НВФ территории к мирной жизни и готовность к переговорам с властями. Наличие данных зон уязвимости предопределяет адаптивный подход к разрешению современных вооруженных конфликтов, представляющий собой взаимообусловленный конгломерат мер как прямого, так и косвенного воздействия на НВФ: классические наступательные и оборонительные действия общевойсковых формирований, в том числе в условиях ограниченной видимости, с заблаговременным (одновременным) введением противника в заблуждение (обманом); действия штурмовых отрядов и групп с широким использованием подземных коммуникаций и тоннелей в населенных пунктах во взаимодействии с маневренными разведывательно-ударными группами при поддержке разнородных средств огневого поражения; разведывательно-поисковые действия сводных (специальных) отрядов в так называемых свободных зонах или межпозиционном пространстве на максимальной дальности поддержки огнем главных сил по поиску и уничтожению складов, схронов и баз НВФ;

разведывательно-засадные действия огневых (ударных) групп по поиску и уничтожению боевиков и транспорта НВФ; боевое дежурство на КПП и блок-постах на транспортных коммуникациях; действия мобильных снайперских групп на переднем крае, особенно в условиях ограниченной видимости, уничтожение лидеров НВФ различными способами; ведение противотоннельной борьбы: строительство контртоннелей, бурение шурфов, оборудование противотоннельных рвов и др.; провоцирование конфликтов между непримиримой и умеренной оппозицией, а также оппозиции страны с формированиями международных террористических организаций; побуждение НВФ к наступательным действиям в невыгодных для них условиях, завлечение в огневые ловушки (мешки) и уничтожение с подготовленных оборонительных и огневых позиций; уничтожение (вывод из строя) критически важных объектов НВФ средствами дальнего поражения и базирования; систематическое огневое воздействие на противника общевойсковыми (мотострелковыми и танковыми) подразделениями так называемым карусельным способом с использованием особенностей рельефа местности и возводимых валовых укрытий насыпного типа; действия сил и средств, объединенных в разведывательно-ударном (огневом) контуре, в назначенных зонах ответственности за разведку и поражение с оперативной сменой (чередованием) огневых позиций; минирование местности на маршрутах передвижения НВФ и их объектов с использованием мин-фугасов, мин-ловушек, объектных мин в управляемом и неуправляемом вариантах; радиоэлектронно-информационное подавление (блокирование) каналов управления и геопривязки разведывательных и ударных БЛА, радиоизлучающих средств, радионавигации НВФ, в том числе функционирующих в составе систем (сетей) двойного назначения и общего доступа; переговоры с представителями умеренной оппозиции по их привлечению к борьбе с международными террористическими организациями; фетвы и проповеди религиозных и общественных деятелей, распространение пропагандистских листовок, воздействие на родственников, имущество и бизнес-лидеров и главарей НВФ; урегулирование статуса боевиков и их привлечение в отряды самообороны населенных пунктов со штатным оружием; контроль соблюдения режима прекращения огня, отслеживание перемещений техники и грузов с использованием БЛА. В основе указанных изменений в ведении вооруженной борьбы с НВФ лежат четко просматриваемые следующие тенденции военного искусства.

Первое. Существующий с дяиних времен принцип сосредоточения сил и средств на решающем направлении в современных условиях реализуется, прежде всего, эффективным маневром огнем и ударами средств поражения во всех сферах ведения вооруженной борьбы без традиционно применявшейся ранее концентрации войск.

Второе. Изменилось соотношение между стратегией, оперативным искусством и тактикой, хотя все эти категории военного искусства сохраняют свое значение. Использование результатов ударов стратегических средств поражения и завершение разгрома группировок войск противника во многом зависят от высокоманевренных боевых действий в тактическом звене с переносом усилий на всю глубину ведения вооруженного противоборства.

Третье. Характерной чертой современных тактических действий и на перспективу является возрастающее значение дальности и точности ведения огневого боя.

В то же время поражение критически важных объектов противника является залогом грядущих побед лишь в сочетании с контролем над важными участками местности и объектами оперативного оборудования территории в его тылу на направлениях действий войск. Четвертое. Увеличение количества и повышение качества средств вооруженной борьбы, усложнение процессов их боевого применения и формирования систем поражения и защиты с их участием, а также расширение числа участников вооруженного противоборства все более предопределяют развитие обстановки на поле боя под влиянием факторов неопределенности.

Это, соответственно, требует все более оперативного реагирования командиров всех степеней на изменения обстановки путем создания высокомобильных элементов боевого порядка и оперативного построения группировок войск. Указанные тенденции предопределяют ряд характерных черт военного искусства в военных конфликтах XXI века, в частности таких как: сближение боевых и небоевых форм действий; сочетание наступательных, оборонительных и поддерживающих действий; стремление к упреждению противника в темпе и интенсивности ведения боевых действий за счет возрастания мобильности, точности поражения целей и информационного превосходства; освоение и применение наземными группировками войск тактических приемов сил специальных операций; все большее рассредоточение воинских формирований на поле боя по фронту и в глубину боевого порядка (оперативного построения); появление новых элементов боевого порядка (оперативного построения), в том числе противодесантных вертолетных резервов, группировок сил и средств информационной борьбы, разведки и РЭБ, воздушно-наземных тактических групп, аэромобильных десантов и др.; внедрение новых форм применения средств поражения, в первую очередь высокоточного оружия, в комплексе со средствами РЭБ, повышение доли и значимости на поле боя средств поддержки пехоты. Как видно из сущности и содержания представленных тенденций военного искусства и характерных черт общевойскового боя, на первый план выходит маневр силами, средствами, огнем и ударами, который все более становится основой достижения оперативных и стратегических успехов.

Таким образом, изменяющиеся подходы противоборствующих сторон к ведению вооруженной борьбы предопределяют происходящее и грядущее внедрение как новых форм ведения вооруженной борьбы, так и способов их реализации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Ивашов Л.А. Битва за Россию. Хроники геополитических сражений. - М.: Изборский клуб, 2015. - 416 с. 2. Вдовин А.В. Адаптивный подход применения сил и средств для борьбы с террористами по опыту вооруженных конфликтов за пределами России // Военная мысль. - 2018. - № 2(56). - С. 24-32. 3. Кожушко Е.П. Современный терроризм - анализ основных направлений. - М.: Харвест, 2018. - 448 с.

ВДОВИН А. В.
кандидат военных наук, доцент научный сотрудник военного института (управления национальной обороной) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

Другие новости и статьи

« Трансформация налоговой системы РФ при выходе из пандемии

Назначение одного из членов военного совета фронта (армии) отвественным за снабжение частей »

Запись создана: Четверг, 10 Декабрь 2020 в 19:21 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика