16 Декабрь 2020

Воздействие пандемии на мировой и российский рынки труда

#экономика#общество#пандемия

Воздействие пандемии на  мировой и  российский рынки труда началось раньше, чем национальные правительства стали вводить ограничения на режим работы предприятий, и закончится много позже снятия этих ограничений.

Это объясняется двумя основными обстоятельствами: а) развитием международного разделения труда—мировой товарный рынок уже давно стал глобальным; б) рынок труда представляет собой имманентную часть системы рынков, и любые изменения на товарных и финансовых рынках оказывают непосредственное влияние на спрос и предложение рабочей силы .

Если говорить о  начальном влиянии пандемии на  российский рынок, то оно проявилось в виде перебоев поставок импортной промежуточной продукции, прежде всего из Китая. Это привело к сбоям в обеспечении производства необходимыми компонентами, комплектующими и ингредиентами и, как следствие, к сокращению выпуска некоторых российских компаний. В свою очередь, такая ситуация не могла не сказаться на спросе на труд и уровне оплаты труда.

Сокращение спроса на труд — это глобальное явление. Наиболее резкое снижение занятости отмечалось в США. Уровень безработицы в апреле составил 14,7% и стал самым высоким в стране со времен Великой депрессии (в феврале 2020 г. этот показатель был на уровне 3,5%). Без работы осталось более 20,5 млн человек. В мае уровень безработицы уменьшился до 13,3% , однако многие эксперты говорят о возможности возобновления роста этого показателя в будущем.

Стоит отметить, что методика определения безработицы в США отличается от других развитых стран, в число безработных входят так называемые временно безработные (близкий аналог находящихся в административных отпусках в России). Однако в России данная группа относится в статистике к занятым. В Европе безработица росла более скромными темпами: в среднем в 25 странах ЕС данный показатель увеличился с 5,9% в марте до 6,6% в мае.

При этом в наиболее крупных странах региона прирост был относительно небольшим или даже наблюдалось снижение безработицы: в Германии — 0,6 п. п., во Франции—0,0 п. п., в Италии—0,3 п. п., в Испании—−0,4 п. п. Согласно последней оценке МОТ, в настоящее время под угрозой находится 305 млн рабочих мест с условием полной занятости.

Экономический кризис, вызванный пандемией, значительно сказался на 1,6 млрд работников неформальной экономики, уровень их доходов в первый месяц кризиса снизился сразу на 60% . Более того, по пессимистическому прогнозу МОТ, в перспективе более половины всех работников в мире могут лишиться средств к существованию из-за пандемии.

Особенно негативно сложившаяся ситуация отражается на молодежи. Более 178 млн людей младше 29 лет заняты в отраслях, которые в наибольшей степени пострадали от кризиса, и могут потерять работу из-за эпидемии COVID-19. Аналогичные процессы затронули и российский рынок труда.

По данным Росстата, уровень общей безработицы по МОТ в России составил: • в феврале—4,6% (3,4 млн человек); • в марте—4,7% (3,5 млн человек); • в апреле—5,8% (4,3 млн человек); • в мае—6,1% (4,5 млн человек); • в июне—6,2% (4,6 млн человек) .

Последний раз уровень безработицы в России превышал 6% в марте 2012 г. (6,5%). По оценке Счетной палаты РФ, из-за нынешнего кризиса в стране до конца года число безработных может вырасти в три раза3 . По информации Министерства экономического развития России, во время ограничений из-за коронавируса в России работу приостановили 15 млн человек, 680 тыс. из них попали под сокращение. Еще быстрее рос уровень зарегистрированной безработицы: • в конце марта зарегистрированных безработных было 0,7 млн человек; • в апреле—1,3 млн; • в мае—2,1 млн; • в июне—2,6 млн; • к 17 июля число зарегистрированных безработных достигло 3,0 млн человек.

В результате доля безработных, обращающихся в службы занятости, выросла с 21% в марте до 54% в июне. В июне рост регистрируемой безработицы замедлился более чем на треть — на учет в качестве безработных вставали в среднем по 140 тыс. человек в неделю по сравнению с серединой апреля— маем, когда в центрах занятости регистрировалось по 220–250 тыс. еженедельно.

Между тем было бы ошибочным считать, что увеличение уровня зарегистрированной безработицы связано исключительно с локдауном и введением ограничительных мер в апреле—мае 2020 г. Такому росту в немалой степени способствовали повышение максимального и минимального размеров пособий по безработице и упрощение процедуры их оформления, что сделало для безработных пособие более привлекательным и доступным. Прирост обращающихся за пособиями в последние месяцы вызван не столько ростом увольнений в результате эпидемиологического кризиса, сколько притоком в службы занятости тех безработных, которые до этого обращались к данному каналу поиска работы очень редко: например, не имеющих опыта работы, индивидуальных предпринимателей, неформально занятых.

Можно предположить, что в процессе кризиса происходит частичный выход безработицы «из тени в свет», что для регулирования процессов на рынке труда является, безусловно, положительным феноменом. Впрочем, нельзя исключать, что часть обратившихся и далее не станут предпринимать активных попыток по поиску работу и, таким образом, не могут считаться безработными в соответствии с методологией МОТ.

Анализ возрастной структуры безработицы показал: 51% зарегистрированных безработных — это граждане в возрасте от 25 до 40 лет; 32% — лица в возрасте от 40 до 55 лет; чуть больше 12%—молодые люди до 25 лет; менее 5%—граждане старше 55 лет. Больше всего среди безработных специалистов торговли и бытового обслуживания (свыше 300 тыс. человек), далее — специалисты, занятые административной и обеспечивающей деятельностью (более 220 тыс.), третье место занимают работники транспортной отрасли (свыше 160 тыс. человек), и еще 155 тыс. безработных не имеют квалификации.

На эти группы приходится треть всех официально зарегистрированных безработных. Меньше всего безработных ранее были заняты в таких сферах, как логистика, консалтинг, химическая и топливная промышленность, а также металлургия. На них приходится менее 5% от общего числа безработных. Сокращение персонала в значительной степени коснется и офисных сотрудников. Характер нынешнего экономического кризиса существенно отличается от всех предыдущих и является уникальным. В прошлые кризисы — например в 2009–2010 гг. — основной удар приходился на крупные предприятия в сфере промышленности, а сфера услуг страдала от последующего сжатия потребительского спроса.

Сегодня наиболее пострадавшей, наоборот, оказывается сфера услуг—в первую очередь туристические услуги, общественное питание, гостиничный бизнес, культура и спорт, прочие виды услуг населению, а также авиатранспорт и другие виды пассажирского транспорта. Фактически предприятия в этих видах экономической деятельности в апреле — мае 2020 г. оказались закрыты на неопределенный срок.

Локдаун—закрытие предприятий в результате временной остановки производства и разрыва сложившихся производственных связей — стал главной причиной социально-экономического кризиса.

В результате основными пострадавшими от эпидемиологического кризиса оказались следующие группы работников: • занятые на малых и средних предприятиях; • самозанятые; • индивидуальные предприниматели и их наемные работники. Численность занятых в наиболее пострадавших отраслях экономики (транспортная сфера (авто- и авиаперевозки, деятельность аэропортов), сфера культуры, досуга и развлечений, сфера физической культуры и спорта, сфера туризма и гостиничного бизнеса, сфера общепита, сфера бытовых услуг) составляет примерно 10 млн человек, из них около трети относятся к наименее защищенным группам работников. Включение в число пострадавших отраслей розничной торговли (за исключением торговли продуктами питания) увеличивает численность занятых в пострадавших отраслях на 30–50%.

Сложность ситуации объясняется не только типичным для кризисных явлений сокращением спроса на труд со стороны работодателей, но и снижением предложения труда. Основой сокращения предложения труда являются следующие факторы: 1) принудительный карантин для групп риска, позднее—режим самоизоляции для всех возрастных групп населения, что существенно ограничило предложение рабочей силы; 2) вынужденное ограничение мобильности рабочей силы. Среди тех, кто быстро лишился работы из-за эпидемии, были трудовые мигранты. В России за последние месяцы 40% мигрантов остались без заработка.

Общество и пандемия: опыт и уроки борьбы с COVID-19 в России. — Москва : 2020. — 744  с. — ISBN 978-5-85006-256-9

Другие новости и статьи

« Национальный и локальные карантины

Дзю-дзюцу и дзюдо в полиции Японии XIX-XX веков »

Запись создана: Среда, 16 Декабрь 2020 в 18:07 и находится в рубриках Новости, Финансовое.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика