27 Январь 2021

Влияние пандемии на занятость пенсионеров

oboznik.ru - Демографическая ситуация: сложная, но не безнадежная
#коронавирус#проблема#пенсионеры

Стратегия исследования. Для оценки влияния пандемии на трудовую деятельность пенсионеров задействованы статистические (ФСГС) и социологические данные. Основу социологических данных составляют опросы ВЦИОМ «Наниматель и работник: разговор на фоне пандемии»224 (апрель 2020 г.) и «Цифровая грамотность и удаленная работа в условиях пандемии» (май 2020 г.), а также исследование рабочей силы РГГУ Прекариат-2018226. Эти данные дополнены материалами Mediascope, GfK и ФОМ и др. Заболеваемость и смертность старшего поколения от коронавирусной инфекции.

По данным московского оперативного штаба по контролю и мониторингу ситуации с коронавирусом (15.09.2020), «34,3% среди новых заболевших – люди в возрасте от 18 до 45 лет, 28,2% – от 46 до 65 лет, 17,2% – от 66 до 79 лет, еще 7,6% – старше 80 лет»227. Таким образом, среди заболевших представителей старшего поколения значительно более четверти населения (точной оценки дать невозможно из-за чрезмерно укрупнённой возрастной категории «от 46 до 60 лет»).

Расширенной официальной статистики смертности от коронавируса в России нет, что не позволяет охарактеризовать смертность по возрастным группам. Однако, основываясь на открытых источниках, аналитикам удалось составить выборку смертности по России (по состоянию на 21.09.2020).

Из неё следует, что смертность людей в возрасте старше трудоспособного (мужчины старше 60 лет, а женщины старше 55 лет) составляет 81% случаев от всех умерших. Эти данные коррелируют с оценками Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний: смертность лиц пожилого возраста составляет 80%230. Старшее поколение в условиях пандемии. По данным Фонда «Общественное мнение», лица в возрасте старше 60 лет наиболее тревожно воспринимали угрозу заражения, начиная с 19- 25 марта (52% пенсионеров опасались заболеть, среди россиян – 44%, а среди молодёжи – 39%).

К середине мая об опасении заболевания заявили уже 67% пенсионеров, россияне в целом – 58%, а среди молодёжи тревогу разделяли 46%. Драйвером повышенной тревожности старшего поколения стала социальная изолированность: к более частому проживанию в одиночестве (30% пенсионеров против 19% молодых) добавилась необходимость самоизоляции от близких и друзей. Об этом заявили 53% пожилых (всего среди россиян – 42%). Парадоксом выглядит тенденция к социальному оптимизму вопреки повышенной тревожности: 71% жителей старше 60 лет называют действия властей «правильными», опережая в позитивных оценках россиян целом (60%) и молодёжь в частности (52%).

Кроме того, примерно на одинаковом уровне со всеми россиянами и молодёжью (около 50%) пожилые оценивают возможности российского здравоохранения в контексте мер по борьбе с коронавирусной инфекцией. Оптимизм пенсионеров проявляется и в оценках будущего: 20% пенсионеров против 33% среди молодёжи ожидают увеличения численности заболевших в сутки, а 43% пенсионеров против 61% молодёжи заявляют о нарастании эпидемии в стране.

Объяснением выявленного парадокса является мобилизация накопленного социального опыта у пенсионеров (зачастую негативного), который предполагает готовность к тяжёлой адаптации и постоянному пребыванию в режиме повышенной готовности, что является результатом преодоления последствий развала СССР и строительства рыночной экономики. Помимо этого, молодёжь имеет наибольший адаптационный потенциал, поэтому свои представления связывает преимущественно с позитивными перспективами. Пенсионерам же априори приходится мириться со старением, частичной или полной потерей занятости, работоспособности и даже дееспособности. Таким образом, пенсионеры более адаптированы к ухудшению жизни, нежели представители молодого поколения.

Кроме того, на оптимизм пенсионеров оказывает влияние наличие гарантированной социальной поддержки в виде пенсионных выплат, услуг органов социальной защиты и помощи НКО. Вдобавок к этому оказывают роль и источники информации: пенсионеры более часто смотрят телевизор с относительно устойчивым, «стройным» и последовательным информационным фоном. Молодёжь активно пользуется не телевизором (среднесуточный просмотр у пожилых – 359 минут, а у молодежи – 132 минуты)232, а мессенджерами и социальными сетями, которые более подвержены ретрансляции фейковых новостей. Причём, одним из принципов «вирусности» контента является апелляция к страху.

Адаптация труда пенсионеров через онлайн: потенциал. Согласно данным Mediascope (2019 г.), за предшествовавшие 2 года число пользователей в возрасте «64+» увеличилось на 55% и составило 39% (≈7,5 млн. чел.)233. Похожие выводы сформулировал GfK (2019 г.): 36% жителей старше 55 лет пользуются мобильным и/или десктопным интернетом, причём «проникновение Интернета среди молодежи и людей среднего возраста близко к предельным значениям, и рост аудитории Интернета происходит в основном за счет людей старшего возраста»234. Приведённые данные свидетельствуют о высоком потенциале использования пенсионерами современных технологий, несмотря на существующие в обществе предубеждения относительно неспособности старшего поколения осваивать новые технологии.

Адаптация труда пенсионеров через онлайн: реальность. У экономически активного старшего поколения существовало четыре стратегии адаптации занятости в новых реалиях: 1) полный переход на удалённый формат работы (24%), 2) совмещение онлайн- и офлайн-деятельности (16%), 3) продолжение очной трудовой деятельности (34%), 4) прекращение занятости (24%). Данные о доле респондентов, избравших четвёртую стратегию, требуют пояснения: по условиям фильтрации в исследовании учитывались только пенсионеры, отнёсшие себя к работающим.

Таким образом, четвёртая стратегия скорее затрагивает уход в (не-)оплачиваемый отпуск, то есть прекращение занятости носит временный характер с сохранением рабочего места. Однако вместе с тем в эту группу могли попасть пенсионеры, по-прежнему осознающие себя как работающие, однако недавно потерявшие место работы. При этом в состоянии поиска работы находятся менее 5%. Из этих данных следует, что потенциал онлайн-возможностей пенсионеров до конца не реализован: при переводе на (полный или частично) удалённый формат работы 40% работающих пенсионеров более 65% пожилых говорят о достаточности их компьютерной квалификации. Адаптация труда пенсионеров через онлайн: основные затруднения. Наибольшие затруднения для пенсионеров составляют осуществление монтажа видео (73%), подготовка (67%) презентаций и установка или настройка программного обеспечения (66%). Кроме того, в крайне слабой степени пенсионеры овладели функциями редактирования фото (57%) и антивирусом (57,3%). Адаптация труда пенсионеров через онлайн: достигнутые компетенции.

Одновременно со сложностями представители старшего поколения указывают на свою компетентность: в первую очередь это касается использования поисковиков (71%), фото- (70%) и видеосъёмки на гаджеты (62%), а также пожилые уверенно общаются в мессенджерах (58%) и сканируют или распечатывают документы (53%). Вместе с тем, к сожалению, большинство пенсионеров не обладают достаточными навыками работы в таких базовых программах, как текстовый редактор (лишь 42% владеют функционалом) и электронные таблицы (30%). Кроме того, пользоваться электронной почтой уверенно умеют только 51%, что препятствует деловой коммуникации. Доходы пенсионеров в условиях пандемии. Данные показывают, что доход работающих пенсионеров для большей части работников этой возрастной категории остался прежним (73%), однако вместе с тем каждый пятый заявил о снижении доходов (незначительно – 9,8%, значительно – 10,5%).

Для всего населения пандемия нанесла несколько больший урон – только каждый пятый говорит о значительном снижении дохода (18,5%), а в целом у жителей снизился доход на 33,4%. Причиной сохранения дохода у пенсионеров является наличие гарантированных социальных выплат, выступивших финансовой подушкой. Так, говоря о рисках впадения в бедность, демограф О. В. Синявская отмечала, что «с 2010 года неработающим пенсионерам производится доплата пенсии до прожиточного минимума, так что бедных по абсолютной шкале бедности среди пенсионеров нет… Главному риску впадания в бедность сейчас прежде всего подвержены семьи с детьми.

Уже появление второго ребенка значительно повышает риск бедности»235. Риски. Пандемия коронавируса обусловила повышенный уровень изоляции пенсионеров «третьего» и особенно «четвёртого» возраста. Это создаёт дополнительные трудности прежде всего для трудоустроенных пенсионеров старше 65 лет: предписание о переводе данной возрастной группы на удалённый формат работы или же в (не-)оплачиваемый отпуск несёт в себе значительные организационные и экономические издержки для работодателя. Организационные издержки вызваны «выключенностью» работника из процесса, что деструктивно сказывается на эффективности деятельности организации, которая в сложной макроэкономической ситуации вынуждена бороться за выживание.

Это приводит к тому, что работодатели поставлены перед необходимостью замены «великовозрастного» работника на более молодого. В случае же перевода сотрудника на удалённый формат работы возникают трудности с организацией рабочего процесса для сотрудника – это требует как дополнительных ресурсов организации (компьютеры, веб-камеры и пр.), так и усилий по обучению представителей экономически активного старшего поколения. Экономические издержки вызваны пребыванием в штате единиц, которые не в состоянии выполнять прежний объём работы. В этой связи вновь актуализируется вопрос о целесообразности содержания пожилого работника в организации. Таким образом, первый риск связан с потерей занятости.

Со вторым риском представитель старшего поколения сталкивается при стремлении возобновить занятость. Возрастная дискриминация на рынке труда воспрепятствует его официальному трудоустройству, поскольку эффективность такого работника поставлена под вопрос из-за уязвимости перед коронавирусной инфекцией и (в большей степени) принимаемых административных ограничений в целях избежания её распространения. Третий риск вызван двумя предыдущими – ограниченность доступа к возможностям официального трудоустройства предполагает увеличение доли неформальной занятости среди пенсионеров. Данный процесс усугубляется обострением конкуренции на рынке труда из-за возросшей безработицы.

Четвёртый риск связан с переходом на более низкоквалифицированный труд. Это влечёт за собой как ухудшение социально-психологического самочувствия, так и понижение в доходах. Пятый риск связан с увеличением смертности в связи с «отрывом» от трудовой деятельности и сокращения общения с близкими. Описанные выше риски не носят «общеобязательный» характер, то есть они не являются неизбежными, а представляют собой потенциальные угрозы, с которыми соприкоснутся занятые в возрасте старше трудоспособного. Прогнозы.

Несмотря на обозначенные риски, пандемия не скажется коренным образом на занятости пенсионеров. Это означает, что общие тенденции потери занятости, изменения характера труда (увеличение роли удалённых технологий), свойственные всей рабочей силе, будут зафиксированы и в социально-демографической группе пенсионеров. Кроме того, укоренятся уже отмечающиеся прежде тенденции, связанные с прекаризацией труда пенсионеров. Таким образом, пандемия является скорее «логически» вытекающим продолжением осложнения трудовой деятельности старшего поколения, нежели явлением, которое шло бы вразрез с существовавшими тенденциями до пандемии. Во-первых, такой вывод основан на том, что серьёзным ограничениям в деятельности подвергнуты лица старше 65 лет, а после этого возраста уровень занятости сравнительно низок.

Таким образом, риски наиболее актуальны для «четвёртого» возраста, однако «третий» возраст, или «молодые пенсионеры», не ощутят кардинального изменения занятости. Во-вторых, по итогам приведённых сентябрьских опросов, положение работающих пенсионеров оценивается ими весьма позитивно на фоне общероссийской ситуации. В-третьих, в условиях депопуляции и старения населения единственным внутренним активом пополнения рабочей силы являются пенсионеры. В-четвёртых, молодые пенсионеры более приспособлены к компьютерным технологиям, что увеличивает их возможности адаптации в онлайн-форматах работы.

Российское общество и государство в условиях пандемии: социально-политическое положение и демографическое развитие Российской Федерации в 2020 году: [Коллективная монография] / Осипов Г.В. и др.; под ред. Г.В. Осипова, С.В. Рязанцева, В.К. Левашова, Т.К. Ростовской; отв. ред. В.К. Левашов. – М.: ИТД «ПЕРСПЕКТИВА», 2020. – 532 с.

Другие новости и статьи

« Структурные предпосылки формирования национального рынка труда

О мерах повышения дисциплины в тыловых госпиталях »

Запись создана: Среда, 27 Январь 2021 в 17:37 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика