25 Март 2021

Мировая экономика переживает глубокий спад на фоне все еще неконтролируемой пандемии

ehkonomika_chto_ehto_takoe-dlja_chego_i_pochemu
#экономика#общество#пандемия

Настало время составить план восстановления мировой экономики, благодаря которому даже самые уязвимые страны могут улучшить свое положение. Цель восстановления статус-кво не заслуживает этого названия. И эта цель требует немедленного решения: на наших глазах история повторяется, на этот раз как жутковатая смесь трагедии и фарса. Десять лет назад крупнейшие страны мира обещали преодолеть наиболее острый со времен Великой депрессии финансовый кризис и задали тон, в котором угадывалась готовность изменить международный порядок, вдохновляясь идеями людей, наметивших путь преодоления последствий войны и разрухи после 1945 года. В апреле 2009 года лидеры «двадцатки» собрались в Лондоне, чтобы выработать коллективный ответ на глобальный финансовый кризис, заставший врасплох лидеров от Токио до Вашингтона и от Пекина до Буэнос-Айреса.

План, согласованный в Лондоне, был смелым: восстановить уверенность, рост и рабочие места; восстановить финансовую систему для возобновления кредитования; усилить финансовое регулирование для восстановления доверия; капитализировать и реформировать международные финансовые институты, чтобы помочь преодолению этого кризиса и предотвратить будущие; поощрять мировую торговлю и инвестиции и отвергнуть протекционизм; а также добиться охватывающего всех экологически устойчивого подъема

Но выполнен он не был. Или, скорее, был выполнен наоборот: триллионы долларов были потрачены на восстановление финансовой системы, но не было видно ни особого раскаяния банкиров за прошлые злоупотребления, ни установления ответственности, будь то в форме судебного преследования или серьезной реформы; появились новые соглашения о свободной торговле, но не было признано, что прежние соглашения вели к усилению в мире неравенства и уязвимости; Европа и Соединенные Штаты обратились к «структурным реформам» и бюджетному аскетизму, приняв тот ошибочный тезис, что зарегулированность и раздутый государственный сектор станут сдерживать будущий рост. Результатом стал питающий сам себя цикл вялого совокупного спроса, низкого роста и усиливающегося неравенства.

Ныне еще один кризис в виде микроскопического патогена, распространившегося с продовольственного рынка в центральном Китае по всему миру, резко обнажил изъяны мировой экономики и управления ею. В марте этого года, когда инфекция Covid-19 переросла в полномасштабную пандемию, а число умерших продолжало расти, правительства во всем мире выбрали политику экономической комы — остановив взаимодействие между людьми, в значительной мере определяющее торговый обмен, — чтобы предотвратить расползание инфекции и снять сверхкритическую нагрузку на систему здравоохранения. Этот Великий карантин, как его называет МВФ, в 2020 году вверг мировую экономику в рецессию масштабов, невиданных с 1930-х годов. Были приняты массированные пакеты помощи, особенно в развитых странах, а медицинское сообщество объединило усилия в поисках вакцины. Тем не менее повсюду сохраняется неуверенность и тревога. Нельзя исключать новых волн инфекции и смерти. В этом году общее влияние на занятость карантина, временной помощи и возобновления работы оценить сложно.

Тем не менее, по оценкам МОТ, из-за кризиса во всем мире под угрозой оказалось более 500 млн рабочих мест, в основном в развивающихся странах, и, хотя многие рабочие места опять появятся после прекращения карантина, некоторые из них будут потеряны навсегда: к концу года исчезнет не менее 100 млн рабочих мест. Кроме того, от 90 до 120 млн человек в развивающемся мире окажутся в крайней нищете, за чем неизбежно последуют голод и недоедание, и всюду будет расти разрыв в доходах. Эти процессы повлекут за собой резкий рост заболеваемости и смертности. При всей надежде на быстрое восстановление экономики после научного прорыва — в виде действенной и общедоступной вакцины — мы не можем не видеть впереди других опасностей, созданных человеком.

Если правительства сделают выбор в пользу преждевременного ужесточения бюджетной политики в попытке сократить государственный долг, а предприятия будут проводить агрессивную стратегию сокращения расходов в попытке форсировать экспорт, подъем, вероятно, сойдет на нет, и во многих странах в 2022 году реальной возможностью станет новый спад. Эта угроза вызывает особую озабоченность развивающихся стран, где уязвимость занятости, высокий уровень долгового дистресса и недостаточность бюджетного и политического пространства вместе ограничивают возможности реагировать на шоки любого рода, не говоря уже о таких серьезных, как Covid-19. Острая необходимость увеличения расходов на здравоохранение наряду со снижением налоговых поступлений в условиях обвала экспортных поступлений и сохраняющихся обязательств по погашению долга вскрыла дефицит финансирования в развивающихся странах в размере 2–3 трлн долл., преодоление которого международное сообщество до сих пор не поставило на повестку дня.

Существует та крайне серьезная опасность, что из-за этого дефицита развивающиеся страны потеряют еще одно десятилетие, и это положит конец всяким надеждам на реализацию масштабных устремлений Повестки дня устойчивого развития на период до 2030 года. Неспособность международного сообщества достичь всеобъемлющей договоренности о приостановлении выплаты и списании долга, сопротивление быстрому предоставлению в необходимом объеме чрезвычайной ликвидности и нежелание обуздать беспринципных облигационеров на переговорах по суверенному долгу, а также зрелище фондов-стервятников, уже зловеще реющих над странами с экономическими проблемами, — все это ранние признаки того, что ситуация может ухудшиться, и намного.

В отсутствие радикального изменения политики и эффективной координации на международном уровне возникнет необходимость как можно скорее вернуться к докризисной норме, что напоминает период после финансового кризиса 2008 года. Уже звучит призыв к «реглобализации» на принципах свободного рынка, поскольку, как утверждают, только возобновление торговли и потоков капитала выведет мировую экономику на путь восстановления и устойчивого роста. Ярые сторонники свободного рынка ссылаются на нарушение международных цепочек поставок, добиваясь принятия новых правил международной торговли и инвестиций и новых привилегий для владельцев интеллектуальной собственности и жизненно важных технологий, которые еще больше сузят политическое пространство развивающихся стран. За этим непременно последуют требования о сокращении государственных расходов. Но именно следование этим принципам стало причиной того, что после 2010 года устойчивый подъем так и не начался, и именно поэтому потоки торговли и прямых иностранных инвестиций были анемичными уже до того, как разразилась пандемия. Прерванный подъем экономики или, что еще хуже, еще одно потерянное десятилетие — такой итог не предопределен.

Это вопрос политического выбора. Для всеобщего подъема потребуется готовность со стороны государства не только продолжать расходование средств, пока не начнет наращивать свои расходы частный сектор, восстановивший уверенность, но и преодолеть глубинные деформации и трещины, которые уже обнажились в результате глобального финансового кризиса, но были заштукатурены и оставлены как есть на десятилетие. Это означает устранение ряда условий, угрожавших здоровью мировой экономики уже до пандемии, включая застарелое глубокое неравенство, вялый рост, низкие инвестиции, повсеместное подавление заработной платы в развитом мире и уязвимость занятости в развивающемся мире.

Неразвитость систем социального обеспечения и поддержки, а также усиливающийся экологический стресс, не в последнюю очередь из-за неспособности мира отстыковать экономическую активность от выбросов парниковых газов, остаются серьезными препятствиями на пути к равноправному подъему. Коронавирусная инфекция разрушила этот мир, подняв, как и прошлые глобальные пандемии, принципиальные вопросы о способе организации нашего общества и ценностях, на которых строится наша жизнь. Но она же побудила нас составить образ лучшего мира.

Если мы хотим действовать, вдохновляясь этим образом, мы должны признать ошибки последнего десятилетия, прежде всего в самых богатых странах мира. Чтобы добиться подъема, не повторяя этих ошибок, мы должны воспринимать пандемию Covid-19 не только как кризис, который необходимо преодолеть, но и как возможность выявления и устранения структурных препятствий на пути к более процветающему, справедливому и жизнестойкому будущему.

Успех будет зависеть не столько от эпидемиологов, сколько от руководителей на национальном и международном уровне и их готовности исправить последствия своих решений для жизни людей. Мерилом нашего успеха не может служить предотвращение нового финансового кризиса и наращивания государственного долга. Последующие поколения не оценят выросших цен на акции или наполнившейся государственой казны, если мы не справимся с этой задачей, пожертвовав при этом бесчисленными жизнями и источниками заработка.

По материалам unctad.org

Другие новости и статьи

« Приказ об использовании трофейного имущества

Начало еще одного потерянного десятилетия »

Запись создана: Четверг, 25 Март 2021 в 14:35 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика