7 Апрель 2021

Военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеющий неснятые дисциплинарные взыскания, по заключению аттестационной комиссии может быть уволен с военной службы в связи с невыполнением условий контракта

oboznik.ru - Субъекты исполнительного производства с участием военнослужащих и военных организаций
#право#служба#военноеправо

Старший сержант К., проходивший военную службу по контракту в войсковой части 98549, после проведения аттестации в связи с наличием у него неснятых дисциплинарных взысканий приказами командира войсковой части 0000 от 27 сентября и от 4 октября 2019 года, соответственно, уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта (подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»), и с 11 октября 2019 года исключён из списков личного состава воинской части.

Считая свои права нарушенными, К. обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором, ссылаясь на нарушение процедуры проведения аттестации и увольнения с военной службы, просил обязать должностное лицо отменить оспариваемые приказы, восстановив его на военной службе. Приказы о привлечении его к дисциплинарной ответственности административный истец не оспаривал.

Решением Абаканского гарнизонного военного суда от 3 февраля 2020 года административный иск удовлетворен.

При этом суд первой инстанции пришёл к выводам о необоснованности привлечения административного истца к дисциплинарной ответственности, нарушении порядка его аттестации и увольнения с военной службы.

Окружной военный суд решение суда первой инстанции отменил и принял новое решение об отказе в удовлетворении административного иска, исходя из следующего.

В силу п. 3 ст. 32 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее – Федеральный закон) условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как следует из ст. 26 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – Федеральный закон «О статусе военнослужащих») и ст. 16 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утверждённого Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 года № 1495 (далее – Устав внутренней службы), одними из общих обязанностей военнослужащих являются строгое соблюдение Конституции Российской Федерации, законов Российской Федерации, требований общевоинских уставов и быть дисциплинированным.

Согласно требованиям подп.«в» п.2,п.2.2 ст.51 Федерального закона, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта по заключению аттестационной комиссии, вынесенному по результатам аттестации военнослужащего, за исключением случаев, когда увольнение по указанному основанию осуществляется в порядке исполнения дисциплинарного взыскания. При этом если военнослужащий имеет неснятые дисциплинарные взыскания, то такой военнослужащий может быть уволен с военной службы по указанному основанию только доистечения срока, в течение которого военнослужащий считается имеющим дисциплинарное взыскание.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абз.2,3 п.41 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 года №8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих»,невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в п.2 ст.28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несёт ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.

Если военнослужащий по своим деловым и личным качествам не соответствует требованиям, предъявляемым к лицам, проходящим военную службу (о чем может свидетельствовать, например, наличие у него неснятых дисциплинарных взысканий), его досрочное увольнение с военной службы возможно только по результатам аттестации, в том числе внеочередной.

Из приведённых правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, применительно к рассматриваемому делу, следует, что совершение военнослужащим дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий, а также сам факт наличия у военнослужащего неснятых дисциплинарных взысканий являются значительным отступлением от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и может послужить основанием для досрочного увольнения с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта по результатам аттестации.

В соответствии с п.6 ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службы, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237 (далее – Положение), на аттестуемого военнослужащего его непосредственным (прямым) начальником из числа офицеров составляется аттестационный лист. Военнослужащий должен быть ознакомлен с содержанием аттестации, о чем расписывается в утверждённом аттестационном листе.

Как следует их материалов дела, К. приказами командира войсковой части 98549 от 29 августа 2019 года № 308, 310 и от 5 сентября этого же года№ 322 за отсутствие 26, 27 августа и 2 сентября 2019 года без уважительных причин на службе более 4-х часов подряд привлечён к дисциплинарной ответственности, на него наложены дисциплинарные взыскания в виде выговора, строгого выговора и предупреждения о неполном служебном соответствии. При этом в приказе от 5 сентября 2019 года принято решение рассмотреть его на заседании аттестационной комиссии на предмет возможности дальнейшего прохождения им военной службы.

Данные приказы административным истцом, в том числе в рамках рассматриваемого дела, не оспаривались.

26 августа 2019 года командованием на К. составлен аттестационный лист, согласно которому он характеризуется с отрицательной стороны и занимаемой воинской должности не соответствует. В тексте отзыва также указано на недисциплинированность административного истца, систематическое нарушение им регламента служебного времени, выразившееся в отсутствии без уважительных причин на службе более 4-х часов подряд.

18 сентября 2019 года с участием К. состоялось заседание аттестационной комиссии воинской части, которая пришла к выводам о его несоответствии занимаемой воинской должности и целесообразности увольнения с военной службы в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта. С данным заключением он ознакомлен.

В тот же день должностным лицом с К. проведена беседа по вопросу досрочного увольнения последнего с военной службы в запас в связи с невыполнением им условий контракта.

20 сентября 2019 года командиром войсковой части 98549 К. представлен к увольнению с военной службы по указанному выше основанию в связи с систематическим нарушением военнослужащим регламента служебного времени, выразившимся в отсутствии без уважительных причин на службе более 4-х часов подряд, а также халатным исполнение им служебных обязанностей.

Приказами командира войсковой части 00000 от 27 сентября 2019 года и от 4 октября 2019 года К., соответственно, досрочно уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением им условий контракта, и с 11 октября 2019 года исключён из списков личного состава войсковой части 98549.

Признавая незаконными приказы об увольнении К. с военной службы и о его исключении из списков личного состава воинской части, суд первой инстанции исходил из того, что нарушен порядок проведения аттестации и увольнения административного истца с военной службы, а также из необоснованности привлечения административного истца к дисциплинарной ответственности (решения о возложении на должностное лицо обязанности по отмене этих приказов суд не принимал).

При этом суд пришёл к следующим выводам:

- отзыв на К. от 26 августа 2019 года необъективен, поскольку содержит сведения о еще не состоявшихся грубых дисциплинарных проступках, и составлен ранее издания приказа командира войсковой части 11111 от 5 сентября 2019 года о наложении на К. дисциплинарного взыскания;

- лист беседы от 18 сентября 2019 года оформлен формально. Поскольку допрошенные судом свидетели Б., К. и О. показали, что беседа с административным истцом была проведена во время заседания аттестационной комиссии Г., а начальник штаба войсковой части 11111 Б. пояснил суду, что он лично проводил беседу с К., суд поставил под сомнение факт проведения такой беседы и достоверность внесенных в этот лист сведений;

- неознакомление за две недели с отзывом в аттестационном листе и участие в заседании аттестационной комиссии без предоставления возможности подготовиться, о чём заявил суду административный истец, существенно нарушило порядок увольнения, поскольку не позволило К. представить комиссии заявление о своем несогласии с отзывом и представить дополнительные сведения о своей служебной деятельности;

- заседание аттестационной комиссии проведено нелегитимным составом, поскольку председатель комиссии Д. и члены комиссии К. и О. не были указаны в приказе командира воинской части о назначении этой комиссии на 2019 год, а являлись лицами, временно исполняющими обязанности лиц, входящих в ее состав. При этом приказов о возложении на них таких обязанностей в суд представлено не было.

Суд апелляционной инстанции с указанными выводами суда первой инстанции не согласился по следующим основаниям.

Законодатель в ч. 1 ст. 178 КАС РФ, определяя круг вопросов, разрешаемых при принятии решения суда, установил обязанность принятия решения исключительно по заявленным административным истцом требованиям, предоставляя право выйти за пределы заявленных требований только в случаях, предусмотренных названным Кодексом.

Согласно ч. 1 и п. 5 ч. 2 ст. 125 КАС РФ административное исковое заявление подается в суд в письменной форме с указанием конкретных требований к административному ответчику.

Таким образом, право определения предмета исковых требований является исключительным правом административного истца.

Приведенные законоположения являются процессуальными гарантиями реализации права на судебную защиту, не допускают произвольного изложения в судебном решении заявленных требований и изменения судом предмета судебного разбирательства.

Из содержания административного искового заявления и уточнений, поданных 15 января 2020 года представителем административного истца следует, что К. оспорил нарушение процедуры его увольнения с военной службы, выразившееся в его неуведомлении за две недели о заседании аттестационной комиссии и неознакомлении в этот же срок с отзывом в аттестационном листе, что, по мнению административного истца, лишило его возможности представить дополнительные сведения о своей служебной деятельности. Указывая в тексте административного иска на нарушение порядка привлечения его к дисциплинарной ответственности и порядка проведения аттестации, К. в просительной части административного иска просил признать незаконными лишь приказы командира войсковой части 00000 от 27 сентября 2019 года о его увольнении с военной службы и от 4 октября 2019 года об исключении из списков личного состава воинской части и обязать воинское должностное лицо их отменить. Иных требований, оформленных в соответствии с предписаниями ст. 124 и 125 КАС РФ, административный истец не заявлял.

При этом в суде первой инстанции, как следует из протокола судебного заседания, представитель административного истца М. суду заявила, что привлечение К. к дисциплинарной ответственности им не оспаривается, а оспаривается лишь порядок его увольнения с военной службы и исключения из списков личного состава воинской части. Данные уточнения требований административного иска поддержал в суде и сам К.

Следовательно, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания как для проверки обоснованности действий воинских должностных лиц по привлечению административного истца к дисциплинарной ответственности, так и для признания их незаконными.

Кроме того, суд не учёл, что на момент проведения заседания аттестационной комиссии (18 сентября 2019 года) у К. имелись три неснятых дисциплинарных взыскания за совершенные им 26, 27 августа и 2 сентября 2019 года грубые дисциплинарные проступки, соответствующие приказы командира воинской части об этом незаконными не признаны и не отменены.

Приняв во внимание данные обстоятельства и иные сведения о военнослужащем, аттестационная комиссия пришла к обоснованному выводу о целесообразности увольнения К. с военной службы в запас в связи с невыполнением им условий контракта.

В этой связи командир войсковой части 00000 с учётом заключения аттестационной комиссии, действуя в пределах предоставленных ему полномочий, вопреки выводам суда первой инстанции вправе был принять решение о досрочном увольнении К. с военной службы по указанному основанию.

При этом существенных нарушений порядка проведения аттестации и увольнения К. с военной службы не имелось.

То обстоятельство, что с аттестационным листом К. был ознакомлен несвоевременно и заблаговременно не был извещен о дате проведения заседания аттестационной комиссии, не свидетельствует о существенном нарушении порядка аттестации и увольнения военнослужащего с военной службы, поскольку на заседании аттестационной комиссии он присутствовал, имел возможность изложить свою позицию по обсуждаемым вопросам. При этом К. мог заявить о своем несогласии с оценкой его служебной деятельности, изложенной в аттестационном листе, сообщить о себе дополнительные сведения либо ходатайствовать о предоставлении ему времени для представления дополнительных сведений о своей служебной деятельности, чего им сделано не было.

Наличие в отзыве аттестационного листа сведений о совершённых К. грубых дисциплинарных проступках, связанных с отсутствием без уважительных причин на службе более 4-х часов подряд, вопреки утверждению суда первой инстанции об обратном, свидетельствует об объективности отзыва, поскольку данные сведения характеризуют административного истца как военнослужащего и дают оценку его служебной деятельности.

Об объективности указанных сведений свидетельствуют в частности показания свидетеля П., составившего данный отзыв, о том, что К. и ранее отсутствовал без уважительных причин на службе более 4-х часов подряд, однако к дисциплинарной ответственности за это не привлекался, командование ограничилось проведением с ним по этому поводу бесед, из которых он должных выводов для себя не сделал.

Оснований полагать, что беседа по поводу увольнения с военной службы с К. не проводилась, у гарнизонного военного суда также не имелось. Как следует из протокола судебного заседания суда первой инстанции, свидетели Б., К., О. и Б., каждый в отдельности, показали, что такая беседа с административным истцом проводилась.

При этом свидетель Б., составивший лист беседы, уточнил, что беседа с К. проводилась как Г., так и Б., с чем административный истец согласился.

Проведение такой беседы несколькими должностными лицами воинской части не свидетельствует о нарушении процедуры увольнения военнослужащего с военной службы.

Вывод суда о нелегитимности состава аттестационной комиссии не основан на нормах п. 2 ст. 27 вышеназванного Положения. Из материалов дела следует, что решение аттестационной комиссией принято правомочным составом, на заседании присутствовали семь из восьми членов комиссии, установленная законом процедура аттестации была соблюдена.

Так, свидетели Д., К. и О. в суде показали, что они входили в состав аттестационной комиссии в связи с временным исполнением ими обязанностей по должностям, включенным в состав этой комиссии.

Из представленных в суд апелляционной инстанции приказов командира войсковой части 11111 следует, что на Д., К. и О. возложено временное исполнение обязанностей по должностям, включенным в установочный приказ об определении состава аттестационной комиссии.

Вопреки требованиям ч. 2 ст. 14, ч. 1 ст. 63, чч. 8 и 12 ст. 226 КАС РФ, обязывающим суд принимать меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, включая истребование по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения административного дела, суд этих мер не принял. Более того, суд отказал в удовлетворении ходатайства представителя административного ответчика об отложении судебного заседания с целью представления таких документов в этот же день.

Командир войсковой части 11111, в полномочия которого входит определение состава аттестационной комиссии, утвердил заключение аттестационной комиссии.

При таких данных оснований утверждать о существенном несоблюдении порядка проведения аттестации и увольнения с военной службы К., которое бы повлекло нарушение его прав и законных интересов и безусловную отмену приказа об увольнении с военной службы, у суда первой инстанции не имелось.

Поскольку приказ об исключении К. из списков личного состава воинской части издан во исполнение приказа о его увольнении с военной службы, признанного судом апелляционной инстанции законным, а иных данных, препятствующих своевременному исключению К. из упомянутых списков, судами не установлено, оснований для признания этого приказа нарушающим права административного истца не имелось.

Принимая во внимание, что выводы суда первой инстанции основаны на неправильном толковании норм материального права и не соответствуют обстоятельствам административного дела, окружной военный суд на основании п. 3 ч. 2 и п. 3 ч. 3 ст. 310 КАС РФ отменил решение гарнизонного военного суда и с учётом установленных обстоятельств дела принял новое решение об отказе в удовлетворении административного иска.

Другие новости и статьи

« Основной отпуск военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, в году увольнения с военной службы предоставляется пропорционально прослуженному времени

Командир воинской части вправе обратиться с иском к бывшему военнослужащему этой воинской части о взыскании излишне выплаченных денежных средств »

Запись создана: Среда, 7 Апрель 2021 в 17:36 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика