27 Апрель 2021

Роль дружинников в охране древнерусских князей

oboznik.ru - Некоторые тактические особенности боевых действий русских князей в XI – XIV вв.
#русскоевойско#история#историяармии#князь

Гребенкин Алексей Николаевич Академия Федеральной службы охраны Российской Федерации (Орел, Россия)

Аннотация: Статья посвящена характеристике роли младших дружинников (гридей) в охране древнерусских князей. Автор приходит к выводу, что гриди в Древней Руси не являлись княжеской охраной в собственном смысле этого слова.

Они решали достаточно широкий круг задач, в котором обеспечение безопасности князя никогда не стояло на первом месте. Вместе с тем в деятельности гридей и сменивших их чинов княжеского двора можно усмотреть предпосылки формирования института как личной охраны правителей России, так и охраны их резиденций.

Ключевые слова: Древняя Русь, князь, дружина, гриди, охрана.

Author: Grebenkin Alexey Nikolaevich Academy of Federal Security Guard Service of Russian Federation, Orel, Russia Title: The role of vigilantes in the protection of ancient Russian princes Summary: This article is devoted to the characteristic of the role of junior vigilantes (gridi) in the protection of ancient Russian princes. The author comes to the conclusion that gridi in Ancient Russia were not princely guards in the proper sense of the word. They solved a fairly wide range of tasks, in which ensuring the safety of the Prince was never in the first place. However, in the activities grid and went through their ranks the Prince’s court can be seen as prerequisites for the formation of the Institute as personal security of the rulers of Russia, and the protection of their residences.

Keywords: Ancient Russia, Prince, the guard, gridi, security. Дружина в Древней Руси выполняла множество функций. Она выступала в качестве главного и едва ли не единственного органа управления, являлась боевым княжеским отрядом, играла роль командного состава всех уровней по отношению к «воям» (городскому ополчению).

Кроме того, этимология слова «дружина» дает достаточно веские основания полагать, что дружинники были самыми близкими к князю людьми и постоянно находились рядом с ним, образуя своеобразное боевое братство. В первую очередь это относилось к младшему разряду дружины — гридям. Многие из них являлись друзьями детства князя и были связаны с ним тесными и давними узами. Именно гриди в силу как своей близости к князю, так и обусловленных относительно молодым возрастом физических данных могли принимать на себя обязанности княжеских телохранителей. Как отмечал П. Дерябин, «…наиболее сильные участники отряда плыли, скакали и дрались рядом с вождем и на деле становились его телохранителями, хотя так и не именовались»1 . В отличие от бояр, достаточно рано осевших на землю и обзаведшихся вотчинами, гриди жили на дворе князя в особом помещении (гриднице).

Это серьезный аргумент в пользу того, что на них возлагалась княжеская охрана — и днем и ночью гриди должны были находиться рядом с князем, чтобы в случае необходимости защитить его от нападения. Они представляли собой внушительную военную силу. По оценке академика Б. А. Рыбакова, в Любечском замке, сооруженном Владимиром Мономахом в бытность его черниговским князем, могло проживать от 200 до 250 человек2 . Разумеется, отнюдь не все младшие дружинники были участниками детских игр князя. Среди них было немало выходцев из различных категорий несвободного населения, что сообщало гридям статус зависимых от князя, хотя и достаточно привилегированных людей.

Современный исследователь П. С. Стефанович полагает, что слово «гридь» использовалось как синоним слова «отрок» применительно к тем отрокам, которые являлись военными слугами князя3 . Постепенное увеличение численности гридей в X — 1-й половине XI в. осуществлялось главным образом за счет зависимого элемента. Так, по мнению только что цитированного автора, «киевский князь в последнем десятилетии XI в. имел в своем распоряжении отряд “отроков” численностью в 800 человек»4 . Стефанович допускает, что численность этого отряда в эпоху расцвета Киевской Руси при Ярославе Мудром могла быть гораздо больше — до 1000–1500 человек.

Постепенная утрата личной, интимной связи между князем и гридями и ее замена чисто служебными отношениями власти-подчинения в сочетании с укреплением позиции бояр как крупных феодалов способствовали трансформации дружины в XII в. в княжеский двор. Попытки реконструкции системы княжеской охраны вызывают много вопросов. По мнению Т. Д. Пановой и И. И. Кондратьева, «система личной охраны князя с самого раннего времени имела эшелонированный характер и выстраивалась как должностная и функциональная трехступенная иерархия, воплощенная в дружине»5 . Руководителем охраны был огнищанин, младшая дружина — «детские» и «отроки» — выступали в качестве второго эшелона личной охраны.

Наконец, третьим эшелоном охраны был один из дружинников — «меченоша», который, возможно, был личным телохранителем князя. На наш взгляд, утверждение о том, что охрана князя уже в IX–X вв. «имела эшелонированный характер», не вполне корректно. Выделение эшелонов охраны в то время было возможно лишь применительно к княжеской резиденции, тем более что руководителем охраны Т. Д. Панова и И. И. Кондратьев считают огнищанина, управлявшего княжеским хозяйством.

В эпоху первых князей, которые постоянно находились в движении, покоряя соседние племена, собирая дань, отправляясь в дальние военные походы, резиденция фактически не нуждалась в охране, так как хозяин бывал в ней лишь изредка, наездами. Система охраны княжеских замков складывалась по мере того, как жизнь князей приобретала упорядоченный характер и они стали больше времени проводить в своих резиденциях. Этот процесс начался не ранее конца X — первой половины XI в. Сложилась же эшелонированная система охраны, очевидно, только в эпоху феодальной раздробленности, когда князья были вынуждены защищаться как от своих собратьев — членов разросшегося дома Рюриковичей, так и от поднявших голову бояр и периодически восстававших народных масс. Зрелые формы она приобрела приблизительно во второй половине XII в., если не позже.

Так, первые упоминания о меченоше относятся лишь к началу XIII в.6 Вместе с тем личная охрана князя, очевидно, складывается гораздо раньше. Она точно существовала в начале XI в. При князе Борисе, убитом по распоряжению Святополка Окаянного в 1015 г., был телохранитель — отрок Георгий Угрин. В момент покушения Георгий закрыл своим телом Бориса и погиб. Давая характеристику гридям как телохранителям и охране дворцов, мы вместе с тем не имеем каких-либо оснований полагать, что кто-то из них занимался исключительно княжеской охраной.

Можно лишь весьма осторожно говорить об определенной «охранной» специализации, которая отнюдь не являлась приоритетной. Младшие дружинники решали задачу обеспечения безопасности князя в фоновом режиме, одновременно с выполнением иных задач, которые, как отмечалось выше, были весьма разнообразными. Даже те, кого можно без натяжек именовать телохранителями, в силу своей близости к князю могли выполнять важные поручения, отвлекавшие их от охраны правителя. Возможно, причинно-следственную связь следует «отзеркалить»: доверенные лица князя периодически выполняли функции его телохранителей.

Скорее верно второе — дипломатические, судебные, церемониальные и прочие функции гридей и пришедших им на смену чинов княжеского двора всегда считались более важными, чем охранные. Н. А. Максимова, отождествляя меченош с мечниками, полагает, что последние «набирались из числа отроков, впоследствии детских, причем лучших, находились непосредственно при князе, окружали и всюду сопровождали его в качестве оруженосцев-телохранителей и вполне могли выступать непосредственными исполнителями по различным менее важным вопросам княжеского управления»7 . Однако со временем на первый план вышли не охранные, а судебно-церемониальные функции мечников. Отсутствие четкой профессиональной дифференциации, затруднявшей институционализацию охраны, было характерно и для княжеского (царского) двора, игравшего роль органа управления общей компетенции. Это же относится и к опричному двору Ивана IV.

Выделению какой-либо корпорации телохранителей, аналогичной антрустионам, охранявшим франкских королей, препятствовала и модальность поведения многих князей, очевидно, испытавшая серьезное воздействие культуры викингов. Культ воинской доблести и презрительное отношение к смерти полностью исключали заботу о собственной безопасности, стремление избежать смерти. Именно поэтому мы видим первых русских правителей в гуще событий, которые грозили им гибелью. Не следует сбрасывать со счетов то, что многие дружинники первых князей сами были выходцами из Скандинавии, являлись носителями той же культуры и были органически чужды идее плотным кольцом окружать своего вождя, оберегая его от каких-либо опасностей. Они шли за князем лишь постольку, поскольку он сам шел на смерть и вел их туда же. Генетическая память о князьях-воинах сохранилась через много веков

после того, как викинги сошли с исторической сцены. Вплоть до 2-й половины XIX столетия правители России упорно не желали окружать себя кольцом охраны. Таким образом, гриди в Древней Руси не являлись княжеской охраной в собственном смысле этого слова. Они решали достаточно широкий круг задач, в котором обеспечение безопасности князя никогда не стояло на первом месте. Вместе с тем в деятельности гридей и сменивших их чинов княжеского двора можно усмотреть предпосылки формирования института как личной охраны правителей России, так и охраны их резиденций.

Список источников и литературы 1. Дерябин П. Стражи Кремля. От «охранки» до 9-го управления КГБ. М.: Центрполиграф, 2000. 409 с. 2. Максимова Н. А. Состав административно-хозяйственных чинов княжеской службы в Древней Руси // Актуальные проблемы российского права. 2012. № 3. С. 12–19. 3. На страже главной цитадели России: к 100-летию Службы коменданта Московского Кремля Федеральной службы охраны Российской Федерации / [В. И. Жиляев, Д. А. Клочков, И. И. Кондратьев, О. Г. Леонов, Т. Д. Панова; сост. Д. А. Клочков]. М.: Русские витязи, 2018. 919 с. 4. Новгородская первая летопись // Полное собрание русских летописей. Т. 3. СПб., 1841. С. 1–114. 5. Продолжение Лаврентьевской летописи // Полное собрание русских летописей. Т. 1. СПб., 1846. С. 127–209. 6. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII–XIII вв. М.: Наука, 1982. 590 с. 7. Стефанович П. С. Бояре, отроки, дружины: военно-политическая элита Руси в X–XI веках М.: Индрик, 2012. 655 с.

Другие новости и статьи

« Усиление охраны и обороны в тыловых частях и учреждениях армии

Проблемы современной историографии «Битвы на Дону» 1380 г. »

Запись создана: Вторник, 27 Апрель 2021 в 10:19 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика