13 Май 2021

Сводки советского информбюро в агитационно-пропагандистской работе в годы Великой отечественной войны

oboznik.ru - Объединение художников блокадного Ленинграда «Боевой карандаш»
#информбюро#агитация#история

Аннотация. В годы Великой Отечественной войны между Советским Союзом и гитлеровской Германией неизмеримо возросло значение массовой информации. Главным официальным источником сведений о войне для населения СССР в этот период являлись ежедневные сообщения (сводки) Советского информбюро.

В данной статье автор обращается к изучению агитационно-пропагандистской работы со сводками Совинформбюро. Рассказано о том, как использовались сводки в деятельности политработников, агитаторов и пропагандистов на передовой, в советском тылу и на оккупированной территории.

Основное внимание сосредоточено на проблемах, с которыми сталкивались в повседневной работе сотрудники советского агитационно-пропагандистского аппарата по распространению и разъяснению «сибовских» сообщений. Подчеркивается тот факт, что сводки Совинформбюро были недостаточно информативны, и агитаторам и пропагандистам приходилось нести за них ответственность. Для раскрытия темы привлекались документы ЦГАИПД СПб и ЦГА Москвы. Ключевые слова: Советское информбюро, сводки, Великая Отечественная война, агитация, пропаганда, фронт, партизаны, советский тыл. Советское информационное бюро (Совинформбюро, СИБ) было образованно 24 июня 1941 г. В государственной структуре оно находилось в ведомственном подчинении Совета народных комиссаров СССР, между тем вся деятельность вновь созданного информационно-пропагандистского учреждения осуществлялась под непосредственным контролем ЦК ВКП(б). В годы Великой Отечественной войны Совинформбюро получило приоритетное право среди других СМИ информировать граждан о ходе боевых действий на фронтах, о жизни советского тыла и международных событиях. Ежедневно от имени Информбюро передавались по радио и публиковались в периодической печати новостные сообщения, имевшие статус главного источника сведений о войне. В сводках СИБ руководство СССР доводило до широкой публики официальную оценку текущей обстановки. Неслучайно зачитывавший сообщения Совинформбюро известный диктор Всесоюзного радио Ю.Б. Левитан воспринимался современниками как «голос Советского правительства», а сами сводки назвались «правительственными документами» [1, с. 205; 2, с. 1]. Ряд отечественных и зарубежных историков подвергают сомнению достоверность сводок Советского информбюро, особенно на начальном этапе войны [3, с. 67-79; 4, с. 58-64; 5, с. 2, 49-50; 6, с. 131]. Этой проблеме также посвящено наше собственное исследование, в котором реконструирована процедура составления сообщений СИБ и приведены примеры их многочисленных фальсификаций [7, с. 234-277].

Примечательно, что «сибовская» информация, выработанная главными составителями сводок И.В. Сталиным и А.С. Щербаковым (начальником Совинформбюро), в период поражений Красной армии вызывала неприятие со стороны части советского населения. Рядовые граждане возмущались замалчиванием сведений о катастрофическом положении на фронтах. «Немые сводки», «сводки-формулы» – типичные высказывания современников по отношению к известиям СИБ в 1941-1942 гг. [8, с. 21; 9, с. 10]. Стоить отметить, что создателям сводок из разных источников была известна отрицательная реакция советской общественности на сообщения Совинформбюро [10, с. 587-589; 11, с. 84-85]. Тем не менее взятый за основу в начале войны курс на прославление побед Красной армии и утаивание сведений о поражениях в сводках Советского информбюро в целом сохранялся до ее завершения.

Полагаем, что отчасти компенсировать малую информативность «сибовских» сведений удалось с помощью советского агитационно-пропагандистского аппарата, сотрудники которого были призваны ежедневно разъяснять гражданам сообщения Информбюро. В данной статье автор расскажет о том, как использовались сводки в деятельности политработников, агитаторов и пропагандистов на передовой, в тылу и на оккупированной территории. Неотъемлемой составляющей агитационно-пропагандистской роботы в армии и на флоте являлось проведение политинформаций по материалам сводок Советского информбюро. Главное политическое управлением РККА (ГлавПУРККА) и Главное политическое управление РКВМФ в военные годы в директивной форме требовали от политических работников держать в курсе фронтовых событий всех военнослужащих, используя сводки СИБ [12, с. 618].

Особенно широко пропагандировались итоговые информации Совинформбюро, публиковавшиеся к годовщинам войны. Так, например, о сообщении Информбюро «Политические и военные итоги года отечественной войны» от 22 июня 1942 г., по указанию начальника Главного политуправления РККА (он же руководил и СИБ) А.С. Щербакова политработники были обязаны поставить в известность весь личный состав Красной армии. Щербаков приказывал: «…чтобы не было ни одного военнослужащего, не знавшего основных положений сообщения, чтобы не было ни одного политработника, не принявшего в той или иной форме участия в разъяснении сведений красноармейцам» [12, с. 144-145]. На практике агитационно-пропагандистская работа со сводками в войсках проходила непросто. «Сибовская» информация оказывалась далеко не всегда удобным материалом для мобилизации красноармейцев на борьбу с врагом.

По воспоминаниям начальника политотдела 63 стрелковой дивизии К.И. Дьяченко, в первые месяцы войны среди отдельных командиров и бойцов после прослушивания сводок о потерянных советских городах распространялись упаднические настроения. При этом бодряческий тон сводок зачастую диссонировал упоминавшимся в них фактам. Дьяченко сообщал, что тяжело было твердить красноармейцам о близкой победе, «когда мы все время отступали» [13, л. 4 об - 5]. Недостаточное освещение в сообщениях СИБ реального положения на фронтах вызывало недоумение у военных. Красноармеец роты аэродромного обслуживания С.М. Путяков записывал в дневнике в октябре 1941 г.: «Что идут бои на всем фронте я и так знаю в любую минуту <…> Не понимаю, для чего скрывать истинное положение вещей. Особенно от нас, от бойцов» [14, с. 361]. Из-за недомолвок в официальной информации агитатор 190 стрелкового полка 63 стрелковой дивизии Ю.М. Щеглов старался, чтобы его подразделение узнавало сводки Совинформбюро только от него лично, а не в чьем-либо вольном изложении. Тем самым агитатор противодействовал распространению всякого рода «кривотолков» и слухов на передовой [15, л. 2 - 2 об]. Между тем известен случай, когда политработник вообще отказался использовать материалы сводок по причине фальсификации ими сведений о причинах поражений Красной армии.

Политрук Василеостровской дивизии народного ополчения (вошла в состав 4 дивизии Ленинградской ополченской армии) Судекин (инициалы неизвестны) в июле 1941 г., критиковал содержание сводки Советского информбюро, сообщив от себя: «…мы оказались неподготовленными к войне с Германией». Разумеется, за такое высказывание он был смещен с должности политрука [16, л. 30]. Подобного рода случаи относятся к разряду редких, но выразительных исключений. Отметим, что сводки Совинформбюро представляли собой универсальное средство как для организации контрпропаганды в Красной армии, так и для ведения политической работы в войсках противника.

Согласно директиве ГлавПУРККА (Щербакова) от 12 августа 1942 г., в целях разоблачения немецкой пропаганды политруки и комиссары должны были обращаться в первую очередь к сообщениям Советского информбюро и регулярно информировать красноармейцев о том, «что враг несет огромные потери и напрягает сейчас последние силы, что он не так уже силен, как это кажется паникерам, что мы имеем все необходимое для того, что его остановить, отбросить, а затем разгромить гитлеровскую армию» [12, с. 159-160].

Также сообщения Информбюро применялись советскими политработниками для пропагандистского воздействия на немецкие войска. Крупный историк П.А. Зайончковский, участник Сталинградской битвы и главный инструктор 7 отделения политотдела 66 армии, в опубликованной стенограмме своих воспоминаний рассказывал о том, что он и его сослуживцы, начиная с декабря 1942 г., через окопные радиоустановки и радиорупоры ежедневно зачитывали окруженным в Сталинграде немцам сводки Советского информбюро. При этом обычно в армии противника прислушивались к сообщениям СИБ и открывали огонь уже после завершения передачи. Подобный метод работы советских пропагандистов, как подчеркивал Зайончковский, способствовал увеличению количества добровольно сдавшихся в плен [17, с. 544]. К слову, 24 августа 1943 г. ГлавПУРККА издал директиву, предписывавшую политуправлениям фронтов по несколько раз каждый день передавать через звуковещательные станции войскам противника сводки Совинформбюро об успехах Красной армии [12, с. 232].

Отдельного внимания заслуживает работа с сообщениями Информбюро в партизанских подразделениях. На оккупированных противником территориях сводки помогали поддерживать связь партизан с внешним миром. Сообщения Совинформбюро в партизанских отрядах принимали по радио из центра. Отметим, что для партизан, как и для красноармейцев на передовой, были организованы передачи, в которых сводки зачитывались диктором медленно, чтобы их можно было успеть записать [18, л. 25-26]. Комиссар 1 Ленинградской партизанской бригады П.Ф. Захаров рассказывал, как он и помощник начальника штаба Поповцев (инициалы неизвестны) внимательно прослушивали и записывали сообщения СИБ; затем эта информация распространялась по всем отрядам партизанской бригады [19, л. 10-10 об]. По материалам сводок политработниками проводились беседы с партизанами на темы: «Успехи Красной армии на фронтах», «Зверства немецких извергов над мирным населением», «Какими должны быть партизаны» и т.д. [20, л. 5-5 об].

Партизаны доводили сообщения Совинформбюро до сведения советского населения, проживавшего на оккупированных территориях. Как правило, сводки среди мирных жителей распространяли сформированные агитбригады из партизан-членов ВКП(б) или ВЛКСМ. Помощник начальника политотдела по комсомолу 4 Ленинградской партизанской бригады Н.П. Андреев сообщал, что все комсомольцы, отправляясь на боевое задание, получали установку – знакомить население с последними сообщениями Совинформбюро [21, л. 5 об]. Также действовали и в других партизанских соединениях, используя любой удобный случай для информирования граждан [22, л. 3; 23, л. 3 об.]. Партизаны, например, переписывали сводки Советского информбюро от руки и размножали их в виде листовок в тылу врага [24, л. 3]. В ЦГАИПД СПб хранится коллекция рукописных листовок партизанских подразделений с сообщениями СИБ, извещавшими советских граждан о победах Красной армии [25, л. 1-2; 26, л. 1]. Кроме того, «сибовская» информация нашла отражение на страницах периодической печати. Сводки Информбюро размещались на страницах таких партизанских газет, как «Гдовский колхозник», «Народный мститель», «Коммуна» и других [27, л. 2; 28, л. 13 об]. Газету «Коммуна» распространяли в партизанском крае и через агентуру на оккупированной немецкой территории. Редактор газеты, впоследствии комиссар 13 Ленинградской партизанской бригады К.П. Обжигалин, вспоминал, что благодаря своей содержательности их издание пользовалось популярностью.

В день выпуска представители от колхозов (Дедовичского района Псковской области) собирались в редакции и, поскольку тираж был небольшой, то «буквально из-за газет народ дрался» [28, л. 13 об]. Как видим, сводки Совинформбюро нашли применение в агитационнопропагандисткой работе среди красноармейцев, партизан, населения оккупированных территорий и в армии противника. С их помощью удавалось унифицировать информацию. Теперь на примере Ленинграда и Москвы присмотримся к тому, как использовались сведения СИБ в советском тылу. Сводки Совинформбюро широко сообщались агитаторами и пропагандистами.

Читки «сибовских» новостей в обязательном порядке, в соответствии с директивой ГлавПУРККА от 11 августа 1941 г., устраивались для раненых бойцов и командиров в госпиталях [12, с. 58; 29, л. 34]. В местах массового скопления людей – на предприятиях, в учреждениях и домохозяйствах – ежедневно заслушивались сводки Информбюро и проводились по ним митинги и беседы [30, л. 67]. В блокадном Ленинграде, как вспоминала заведующая отелом пропаганды и агитации Ленинского райкома партии Е.Н. Бумейстер, зимой 1941–1942 гг. читки сообщений СИБ проходили в очередях у уличных водоразборов. Напротив последних вывешили таблички с наклеенными текстами сводок. Рядом находился агитатор, который рассказывал ленинградцам, приходившим за водой, о происходивших на фронте и в тылу событиях [31, л. 11 об-12]. Поскольку радиоточки были выключены, то представители агитколлективов различных организаций ходили записывать сводки в Ленинградский порт на оснащенные мощными радиоустановками корабли с тем, чтобы потом распространять военные новости [32, л. 15]. В отчете отдела пропаганды и агитации Василеостровского райкома партии за 1942 г. отмечалось, что в этот период агитационно-пропагандистская работа приобрела особенно важное значение.

Так как газеты запаздывали с выходом, агитаторы и пропагандисты узнавали сводки Совинформбюро в партийных комитетах и затем сообщали их населению по собственным записям [33, л. 3]. Партийное руководство приучало агитаторов относиться к текстам Информбюро с большим пиететом. Известны случаи, когда из-за неточностей, допущенных при передаче сводок населению (перепутаны названия освобожденных городов), несколько сотрудников агитационнопропагандистского аппарата Выборгского райкома Ленинграда были освобождены от работы [34, л. 39]. Тем не менее пропагандисты нередко усматривали в сводках информационный повод для собственных обобщений и толкований. После известия СИБ об успехах Красной армии в декабре 1941 г. ленинградские агитаторы на заводе им. Орджоникидзе и в больнице им. Ленина говорили о прорыве блокады, как уже о завершенном деле [35, л. 40]. Еще один пропагандист Доброжинский (инициалы неизвестны) тогда же объявил горожанам о том, что «не сегодня – завтра блокада будет снята».

За подобные высказывания лекторам «попадало» от Ленинградского горкома ВКП(б) [31, л. 7]. В то же время пропагандистам никак не удавалось унять стремление выступить глашатаями радостных известий. Лектор ленинградского завода им. К. Маркса Абрамов (инициалы неизвестны) рассказывал, как в августе 1942 г. он ночью сообщил рабочим о победах на Калининском и Западном фронтах и его приветствовали так, будто он сам являлся «генералом Жуковым» [36, л. 192]. Вместе с тем по поводу отдельных выступлений агитаторов, докладывавших сводки, могли высказываться критические отзывы. Волейневолей им приходилось нести ответственность за сообщаемые сведения. В июне 1943 г. работница московского завода № 70 упрекала агитатора во время читки им сообщения Совинформбюро о военно-политических итогах трех лет войны: «Что вы нас агитируете, нам от этого легче не становится» [37, л. 130]. Сотрудница ленинградского предприятия после прослушивания сводки в июле 1943 г. об успехах Красной армии на Орловско-Курском и Белгородском направлениях заявила: «Нечего приукрашивать. Вот, например, Ленинград никак не можем освободить от блокады» [38, л. 160]. Агитаторам приходилось убеждать граждан в правдивости сводок Совинформбюро.

В августе 1943 г. работницы московского завода им. Клары Цеткин высказывали недоверие известиям СИБ, в которых сообщалось о продвижении советских войск на 5-10 км по линии фронта и освобождении около 60-70 населенных пунктов. Работницы говорили: «Врут все. Где же можно им можно было взять на таком небольшом расстоянии столько много населенных пунктов». Агитатор Калашникова принесла на завод карту и разъяснила, что линия фронта проходит в ширину, а не вглубь. После этого народ успокоился [39, л. 90]. Агитаторам и пропагандистам задавились разнообразные вопросы по содержанию сводок. В июле 1943 г. на одной московских фабрик, например, спрашивали, почему Красная армия выжидала летнего немецкого наступления, а не атаковала? Агитатор Алексеева ответила: «Установлено, что потери в живой силе больше у наступающей стороны и поэтому нам не было необходимости наступать первыми». На другой фабрике во время беседы на тот же вопрос партийный работник отпарировал: «Нам не нужно, мы и не наступаем» [40, л. 124].

Часто задавались вопросы по поводу советских боевых потерь, открытия второго фронта. Спрашивали, когда завершится война. Пропагандисты в своих ответах ограничивались общими фразами [37, л. 129; 40, л. 124 об; 41, л.14]. В феврале 1945 г. член ВКП(б) Ипатова (инициалы неизвестны), сотрудник ленинградской фабрики им. Урицкого, в связи «сибовскими» сводками о боевых действиях в Германии сообщала в горком о трудностях в работе: «Все очень рады тому, что Красная армия воюет на территории Германии. Но у беспартийных рабочих возникает много различных вопросов, на которые просто не знаешь, как отвечать» [42, л. 50]. На всем протяжении войны агитаторы и пропагандисты обязывались извлекать максимальную пользу из «победных» сводок Совинформбюро. Отмечается примечательная закономерность: каждое объявленное Информбюро сообщение об успехах Красной армии на фронтах сопровождалось повышением производительности труда в тылу. После читок таких сообщений рабочие на митингах давали социалистические обязательства, обещали досрочно выполнять оборонные задания.

Слово свое они держали, поскольку понимали: требуется всеобщее трудовое напряжение в целях победы. В ответ на занятие городов тыловики выходили работать на предприятия в выходной день, оставались в ночные смены, перевыполняли трудовые нормы. С особым подъемом в период побед проходил сбор средств в фонд обороны страны [29, л. 96; 38, л. 113, 145; 41, л. 15; 43, л. 13; 44, л. 28 об]. Патриотические почины были массовым, обычным явлением. Сообщения Советского информбюро в ходе Великой Отечественной войны составляли основу агитационно-пропагандистской работы среди граждан. Положительной стороной данного феномена стало то, что посредством акцентирования на «сибовских» сводках в годы тяжелых военных испытаний удавалось представить населению непротиворечивую, единообразную информацию. Вместе с тем сводки были неидеальным способом информирования граждан; сотрудникам советского агитационно-пропагандистского аппарата в процессе их транслирования нередко приходилось ощущать на себе общественное давление.

Советское информационное бюро (Совинформбюро, СИБ) было образованно 24 июня 1941 г. В государственной структуре оно находилось в ведомственном подчинении Совета народных комиссаров СССР, между тем вся деятельность вновь созданного информационно-пропагандистского учреждения осуществлялась под непосредственным контролем ЦК ВКП(б). В годы Великой Отечественной войны Совинформбюро получило приоритетное право среди других СМИ информировать граждан о ходе боевых действий на фронтах, о жизни советского тыла и международных событиях. Ежедневно от имени Информбюро передавались по радио и публиковались в периодической печати новостные сообщения, имевшие статус главного источника сведений о войне. В сводках СИБ руководство СССР доводило до широкой публики официальную оценку текущей обстановки. Неслучайно зачитывавший сообщения Совинформбюро известный диктор Всесоюзного радио Ю.Б. Левитан воспринимался современниками как «голос Советского правительства», а сами сводки назвались «правительственными документами» [1, с. 205; 2, с. 1].

Ряд отечественных и зарубежных историков подвергают сомнению достоверность сводок Советского информбюро, особенно на начальном этапе войны [3, с. 67-79; 4, с. 58-64; 5, с. 2, 49-50; 6, с. 131]. Этой проблеме также посвящено наше собственное исследование, в котором реконструирована процедура составления сообщений СИБ и приведены примеры их многочисленных фальсификаций [7, с. 234-277]. Примечательно, что «сибовская» информация, выработанная главными составителями сводок И.В. Сталиным и А.С. Щербаковым (начальником Совинформбюро), в период поражений Красной армии вызывала неприятие со стороны части советского населения. Рядовые граждане возмущались замалчиванием сведений о катастрофическом положении на фронтах. «Немые сводки», «сводки-формулы» – типичные высказывания современников по отношению к известиям СИБ в 1941-1942 гг. [8, с. 21; 9, с. 10]. Стоить отметить, что создателям сводок из разных источников была известна отрицательная реакция советской общественности на сообщения Совинформбюро [10, с. 587-589; 11, с. 84-85]. Тем не менее взятый за основу в начале войны курс на прославление побед Красной армии и утаивание сведений о поражениях в сводках Советского информбюро в целом сохранялся до ее завершения. Полагаем, что отчасти компенсировать малую информативность «сибовских» сведений удалось с помощью советского агитационно-пропагандистского аппарата, сотрудники которого были призваны ежедневно разъяснять гражданам сообщения Информбюро. В данной статье автор расскажет о том, как использовались сводки в деятельности политработников, агитаторов и пропагандистов на передовой, в тылу и на оккупированной территории. Неотъемлемой составляющей агитационно-пропагандистской роботы в армии и на флоте являлось проведение политинформаций по материалам сводок Советского информбюро.

Главное политическое управлением РККА (ГлавПУРККА) и Главное политическое управление РКВМФ в военные годы в директивной форме требовали от политических работников держать в курсе фронтовых событий всех военнослужащих, используя сводки СИБ [12, с. 618]. Особенно широко пропагандировались итоговые информации Совинформбюро, публиковавшиеся к годовщинам войны. Так, например, о сообщении Информбюро «Политические и военные итоги года отечественной войны» от 22 июня 1942 г., по указанию начальника Главного политуправления РККА (он же руководил и СИБ) А.С. Щербакова политработники были обязаны поставить в известность весь личный состав Красной армии. Щербаков приказывал: «…чтобы не было ни одного военнослужащего, не знавшего основных положений сообщения, чтобы не было ни одного политработника, не принявшего в той или иной форме участия в разъяснении сведений красноармейцам» [12, с. 144-145]. На практике агитационно-пропагандистская работа со сводками в войсках проходила непросто. «Сибовская» информация оказывалась далеко не всегда удобным материалом для мобилизации красноармейцев на борьбу с врагом. По воспоминаниям начальника политотдела 63 стрелковой дивизии К.И. Дьяченко, в первые месяцы войны среди отдельных командиров и бойцов после прослушивания сводок о потерянных советских городах распространялись упаднические настроения. При этом бодряческий тон сводок зачастую диссонировал упоминавшимся в них фактам. Дьяченко сообщал, что тяжело было твердить красноармейцам о близкой победе, «когда мы все время отступали» [13, л. 4 об - 5]. Недостаточное освещение в сообщениях СИБ реального положения на фронтах вызывало недоумение у военных.

Красноармеец роты аэродромного обслуживания С.М. Путяков записывал в дневнике в октябре 1941 г.: «Что идут бои на всем фронте я и так знаю в любую минуту <…> Не понимаю, для чего скрывать истинное положение вещей. Особенно от нас, от бойцов» [14, с. 361]. Из-за недомолвок в официальной информации агитатор 190 стрелкового полка 63 стрелковой дивизии Ю.М. Щеглов старался, чтобы его подразделение узнавало сводки Совинформбюро только от него лично, а не в чьем-либо вольном изложении. Тем самым агитатор противодействовал распространению всякого рода «кривотолков» и слухов на передовой [15, л. 2 - 2 об]. Между тем известен случай, когда политработник вообще отказался использовать материалы сводок по причине фальсификации ими сведений о причинах поражений Красной армии. Политрук Василеостровской дивизии народного ополчения (вошла в состав 4 дивизии Ленинградской ополченской армии) Судекин (инициалы неизвестны) в июле 1941 г., критиковал содержание сводки Советского информбюро, сообщив от себя: «…мы оказались неподготовленными к войне с Германией». Разумеется, за такое высказывание он был смещен с должности политрука [16, л. 30].

Подобного рода случаи относятся к разряду редких, но выразительных исключений. Отметим, что сводки Совинформбюро представляли собой универсальное средство как для организации контрпропаганды в Красной армии, так и для ведения политической работы в войсках противника. Согласно директиве ГлавПУРККА (Щербакова) от 12 августа 1942 г., в целях разоблачения немецкой пропаганды политруки и комиссары должны были обращаться в первую очередь к сообщениям Советского информбюро и регулярно информировать красноармейцев о том, «что враг несет огромные потери и напрягает сейчас последние силы, что он не так уже силен, как это кажется паникерам, что мы имеем все необходимое для того, что его остановить, отбросить, а затем разгромить гитлеровскую армию» [12, с. 159-160]. Также сообщения Информбюро применялись советскими политработниками для пропагандистского воздействия на немецкие войска. Крупный историк П.А. Зайончковский, участник Сталинградской битвы и главный инструктор 7 отделения политотдела 66 армии, в опубликованной стенограмме своих воспоминаний рассказывал о том, что он и его сослуживцы, начиная с декабря 1942 г., через окопные радиоустановки и радиорупоры ежедневно зачитывали окруженным в Сталинграде немцам сводки Советского информбюро.

При этом обычно в армии противника прислушивались к сообщениям СИБ и открывали огонь уже после завершения передачи. Подобный метод работы советских пропагандистов, как подчеркивал Зайончковский, способствовал увеличению количества добровольно сдавшихся в плен [17, с. 544]. К слову, 24 августа 1943 г. ГлавПУРККА издал директиву, предписывавшую политуправлениям фронтов по несколько раз каждый день передавать через звуковещательные станции войскам противника сводки Совинформбюро об успехах Красной армии [12, с. 232]. Отдельного внимания заслуживает работа с сообщениями Информбюро в партизанских подразделениях. На оккупированных противником территориях сводки помогали поддерживать связь партизан с внешним миром. Сообщения Совинформбюро в партизанских отрядах принимали по радио из центра. Отметим, что для партизан, как и для красноармейцев на передовой, были организованы передачи, в которых сводки зачитывались диктором медленно, чтобы их можно было успеть записать [18, л. 25-26]. Комиссар 1 Ленинградской партизанской бригады П.Ф. Захаров рассказывал, как он и помощник начальника штаба Поповцев (инициалы неизвестны) внимательно прослушивали и записывали сообщения СИБ; затем эта информация распространялась по всем отрядам партизанской бригады [19, л. 10-10 об]. По материалам сводок политработниками проводились беседы с партизанами на темы: «Успехи Красной армии на фронтах», «Зверства немецких извергов над мирным населением», «Какими должны быть партизаны» и т.д. [20, л. 5-5 об]. Партизаны доводили сообщения Совинформбюро до сведения советского населения, проживавшего на оккупированных территориях.

Как правило, сводки среди мирных жителей распространяли сформированные агитбригады из партизан-членов ВКП(б) или ВЛКСМ. Помощник начальника политотдела по комсомолу 4 Ленинградской партизанской бригады Н.П. Андреев сообщал, что все комсомольцы, отправляясь на боевое задание, получали установку – знакомить население с последними сообщениями Совинформбюро [21, л. 5 об]. Также действовали и в других партизанских соединениях, используя любой удобный случай для информирования граждан [22, л. 3; 23, л. 3 об.]. Партизаны, например, переписывали сводки Советского информбюро от руки и размножали их в виде листовок в тылу врага [24, л. 3]. В ЦГАИПД СПб хранится коллекция рукописных листовок партизанских подразделений с сообщениями СИБ, извещавшими советских граждан о победах Красной армии [25, л. 1-2; 26, л. 1]. Кроме того, «сибовская» информация нашла отражение на страницах периодической печати. Сводки Информбюро размещались на страницах таких партизанских газет, как «Гдовский колхозник», «Народный мститель», «Коммуна» и других [27, л. 2; 28, л. 13 об].

Газету «Коммуна» распространяли в партизанском крае и через агентуру на оккупированной немецкой территории. Редактор газеты, впоследствии комиссар 13 Ленинградской партизанской бригады К.П. Обжигалин, вспоминал, что благодаря своей содержательности их издание пользовалось популярностью. В день выпуска представители от колхозов (Дедовичского района Псковской области) собирались в редакции и, поскольку тираж был небольшой, то «буквально из-за газет народ дрался» [28, л. 13 об]. Как видим, сводки Совинформбюро нашли применение в агитационнопропагандисткой работе среди красноармейцев, партизан, населения оккупированных территорий и в армии противника. С их помощью удавалось унифицировать информацию. Теперь на примере Ленинграда и Москвы присмотримся к тому, как использовались сведения СИБ в советском тылу. Сводки Совинформбюро широко сообщались агитаторами и пропагандистами. Читки «сибовских» новостей в обязательном порядке, в соответствии с директивой ГлавПУРККА от 11 августа 1941 г., устраивались для раненых бойцов и командиров в госпиталях [12, с. 58; 29, л. 34].

В местах массового скопления людей – на предприятиях, в учреждениях и домохозяйствах – ежедневно заслушивались сводки Информбюро и проводились по ним митинги и беседы [30, л. 67]. В блокадном Ленинграде, как вспоминала заведующая отелом пропаганды и агитации Ленинского райкома партии Е.Н. Бумейстер, зимой 1941–1942 гг. читки сообщений СИБ проходили в очередях у уличных водоразборов. Напротив последних вывешили таблички с наклеенными текстами сводок. Рядом находился агитатор, который рассказывал ленинградцам, приходившим за водой, о происходивших на фронте и в тылу событиях [31, л. 11 об-12]. Поскольку радиоточки были выключены, то представители агитколлективов различных организаций ходили записывать сводки в Ленинградский порт на оснащенные мощными радиоустановками корабли с тем, чтобы потом распространять военные новости [32, л. 15]. В отчете отдела пропаганды и агитации Василеостровского райкома партии за 1942 г. отмечалось, что в этот период агитационно-пропагандистская работа приобрела особенно важное значение. Так как газеты запаздывали с выходом, агитаторы и пропагандисты узнавали сводки Совинформбюро в партийных комитетах и затем сообщали их населению по собственным записям [33, л. 3].

Партийное руководство приучало агитаторов относиться к текстам Информбюро с большим пиететом. Известны случаи, когда из-за неточностей, допущенных при передаче сводок населению (перепутаны названия освобожденных городов), несколько сотрудников агитационнопропагандистского аппарата Выборгского райкома Ленинграда были освобождены от работы [34, л. 39]. Тем не менее пропагандисты нередко усматривали в сводках информационный повод для собственных обобщений и толкований. После известия СИБ об успехах Красной армии в декабре 1941 г. ленинградские агитаторы на заводе им. Орджоникидзе и в больнице им. Ленина говорили о прорыве блокады, как уже о завершенном деле [35, л. 40]. Еще один пропагандист Доброжинский (инициалы неизвестны) тогда же объявил горожанам о том, что «не сегодня – завтра блокада будет снята». За подобные высказывания лекторам «попадало» от Ленинградского горкома ВКП(б) [31, л. 7]. В то же время пропагандистам никак не удавалось унять стремление выступить глашатаями радостных известий. Лектор ленинградского завода им. К. Маркса Абрамов (инициалы неизвестны) рассказывал, как в августе 1942 г. он ночью сообщил рабочим о победах на Калининском и Западном фронтах и его приветствовали так, будто он сам являлся «генералом Жуковым» [36, л. 192].

Вместе с тем по поводу отдельных выступлений агитаторов, докладывавших сводки, могли высказываться критические отзывы. Волейневолей им приходилось нести ответственность за сообщаемые сведения. В июне 1943 г. работница московского завода № 70 упрекала агитатора во время читки им сообщения Совинформбюро о военно-политических итогах трех лет войны: «Что вы нас агитируете, нам от этого легче не становится» [37, л. 130]. Сотрудница ленинградского предприятия после прослушивания сводки в июле 1943 г. об успехах Красной армии на Орловско-Курском и Белгородском направлениях заявила: «Нечего приукрашивать. Вот, например, Ленинград никак не можем освободить от блокады» [38, л. 160].

Агитаторам приходилось убеждать граждан в правдивости сводок Совинформбюро. В августе 1943 г. работницы московского завода им. Клары Цеткин высказывали недоверие известиям СИБ, в которых сообщалось о продвижении советских войск на 5-10 км по линии фронта и освобождении около 60-70 населенных пунктов. Работницы говорили: «Врут все. Где же можно им можно было взять на таком небольшом расстоянии столько много населенных пунктов». Агитатор Калашникова принесла на завод карту и разъяснила, что линия фронта проходит в ширину, а не вглубь.

После этого народ успокоился [39, л. 90]. Агитаторам и пропагандистам задавились разнообразные вопросы по содержанию сводок. В июле 1943 г. на одной московских фабрик, например, спрашивали, почему Красная армия выжидала летнего немецкого наступления, а не атаковала? Агитатор Алексеева ответила: «Установлено, что потери в живой силе больше у наступающей стороны и поэтому нам не было необходимости наступать первыми». На другой фабрике во время беседы на тот же вопрос партийный работник отпарировал: «Нам не нужно, мы и не наступаем» [40, л. 124].

Часто задавались вопросы по поводу советских боевых потерь, открытия второго фронта. Спрашивали, когда завершится война. Пропагандисты в своих ответах ограничивались общими фразами [37, л. 129; 40, л. 124 об; 41, л.14]. В феврале 1945 г. член ВКП(б) Ипатова (инициалы неизвестны), сотрудник ленинградской фабрики им. Урицкого, в связи «сибовскими» сводками о боевых действиях в Германии сообщала в горком о трудностях в работе: «Все очень рады тому, что Красная армия воюет на территории Германии. Но у беспартийных рабочих возникает много различных вопросов, на которые просто не знаешь, как отвечать» [42, л. 50]. На всем протяжении войны агитаторы и пропагандисты обязывались извлекать максимальную пользу из «победных» сводок Совинформбюро. Отмечается примечательная закономерность: каждое объявленное Информбюро сообщение об успехах Красной армии на фронтах сопровождалось повышением производительности труда в тылу.

После читок таких сообщений рабочие на митингах давали социалистические обязательства, обещали досрочно выполнять оборонные задания. Слово свое они держали, поскольку понимали: требуется всеобщее трудовое напряжение в целях победы. В ответ на занятие городов тыловики выходили работать на предприятия в выходной день, оставались в ночные смены, перевыполняли трудовые нормы. С особым подъемом в период побед проходил сбор средств в фонд обороны страны [29, л. 96; 38, л. 113, 145; 41, л. 15; 43, л. 13; 44, л. 28 об]. Патриотические почины были массовым, обычным явлением. Сообщения Советского информбюро в ходе Великой Отечественной войны составляли основу агитационно-пропагандистской работы среди граждан. Положительной стороной данного феномена стало то, что посредством акцентирования на «сибовских» сводках в годы тяжелых военных испытаний удавалось представить населению непротиворечивую, единообразную информацию.

Вместе с тем сводки были неидеальным способом информирования граждан; сотрудникам советского агитационно-пропагандистского аппарата в процессе их транслирования нередко приходилось ощущать на себе общественное давление.

Список литературы 1. Полевой Б.Н. Силуэты. М, 1978. 467 с. 2. Серебренников Г.Н. Об использовании сводок Советского информационного бюро в выставочно-экспозиционной работе. М., 1942. 12 с. 3. Ипполитов Г.М., Полторак С.Н. Особенности советской пропаганды и агитации в первый (оборонительный период) Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г. – ноябрь 1942 г.) // Клио. 2013. № 4 (76). С. 67 – 79. 4. Никулина Н.Ю., Сорока З.Н. Советское информационное бюро в годы Великой Отечественной войны (Анализ источников) // Проблемы источниковедения и историографии. Сб. ст. Калининград, 1999. С. 58 – 64. 5. Berkhoff K. Motherland in danger: Soviet propaganda during World War II. Cambridge: Harvard University Press, 2012. 407 с. 6. Roth P. Sow-Inform. Nachrichtenwesen und Informationspolitik der Sowjetunion. Düsseldorf: Droste, 1980. 252 с. 7. Баландина О.А., Давыдов А.Ю. Власть, информация и общество: их взаимосвязи в деятельности Советского информбюро в условиях Великой Отечественной войны. СПб., 2020. 320 с. 8. Бианки В.В. Лихолетье: дневники, воспоминания, письма. СПб., 2005. 192 с. 9. Фрейденберг О.М. Осада человека // Минувшее. Исторический альманах. Париж. 1987. С. 7 – 45. 10. Советская пропаганда в годы Великой Отечественной войны: «коммуникация убеждения» и мобилизационные механизмы. Сб. док. Авт.-сост.: Лившин А.Я., Орлов И.Б. М., 2007. 805 с. 11. Широкорад И.И. Центральная периодическая печать в годы Великой Отечественной войны (1941 –1945 гг.). М., 2001. 330 c. 12. Русский архив: Великая Отечественная. Главные политические органы вооруженных сил СССР в Великой Отечественной войне, 1941 – 1945 гг. М., 1996. Т. 17- 6(1-2). 672 с. 13. Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб). Ф. Р- 4000. Оп. 10. Д. 855. 14. Блокадные дневники и документы. Сост.: Бернев С.К., Чернов С.В. СПб., 2004. 507 с. 15. ЦГАИПД СПб. Ф. Р- 4000. Оп. 10. Д. 510. 16. Там же. Ф. Р-4. Оп. 3. Д. 354. 17. Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев (по материалам Комиссии по истории Великой Отечественной войны). Под ред.: Й. Хелльбека. М., 2015. 664 с. 18. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 125. Д. 48. 19. ЦГАИПД СПб. Ф.Р-4000. Оп. 10. Д. 43. 20. Там же. Д. 15. 21. Там же. Д. 128. 22. Там же. Д. 24. 23. Там же. Д. 140. 24. Там же. Д. 33. 25. Там же. Ф. Р-116 Л. Оп. 9. Д. 626. 26. Там же. Д. 1243. 27. Там же. Ф. Р-4000. Оп. 10. Д. 1247. 28. Там же. Д. 1379. 29. Там же. Ф. Р-25. Оп. 5. Д. 182. 30. Там же. Д. 188. 31. Там же. Ф. Р-4000. Оп. 10. Д. 771. 32. Там же. Д. 762. 33. Там же. Ф. Р-4. Оп. 24. Д. 3. 34. Там же. Ф. Р- 24. Оп. 2 в. Д. 5760. 35. Там же. Д. 4820. 36. Там же. Д. 5761. 37. Центральный государственный архив Москвы (ЦГА Москвы). Ф. П-4. Оп. 35. Д. 216. 38. ЦГАИПД СПб. Ф. Р-25. Оп. 5. Д. 192. 39. ЦГА Москвы. Ф. П-77. Оп. 1. Д. 476. 40. Там же. Ф. П-4. Оп. 35. Д. 7. 41. ЦГАИПД СПб. Ф. Р-24. Оп. 2 в. Д. 6625. 42. Там же. Д 6999. 43. ЦГА Москвы. Ф. П-63. Оп. 1. Д. 1295. 44. Там же. Ф. П-87. Оп. 1. Д. 70.

Баландина О.А.

Другие новости и статьи

« Влияние пандемии на IT-индустрию

Основные направления совершенствования учебно-воспитательного процесса »

Запись создана: Четверг, 13 Май 2021 в 17:26 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика