5 Декабрь 2021

Петровская эпоха. Посошков

oboznik.ru - У истоков российской камералистики
#история#экономика#духовность

Реформа Петра дала еще более сильный толчок развитию сношений с Европой. Петровские преобразования требовали от населения больших жертв и затрагивали многие вековые предрассудки. Поэтому Петр наткнулся на сильное сопротивление, и литература петровской эпохи тесно связана с защитой и критикой его деятельности.

Защитники старины были недовольны нововведениями. Петр не считался с происхождением, приближал к себе и выдвигал на важные государственные посты людей в роде Меньшикова, которого Пушкин впоследствии назвал «безродным баловнем счастья», оскорблял старинные обычаи, одел своих приближенных в немецкое платье и т. п.

Литература петровской эпохи носит поэтому в значительной степени публицистический характер. Писатели страстно обсуждают реформы, поднимают основные вопросы, связанные с ними, о церкви, о государстве, об экономическом положении различных классов, о злоупотреблениях чиновников.

Типичным представителем критической литературы был Стефан Яворский; ученый монах, защитник старины и церкви, порицал Петра за закон о фискалах, устанавливавший контроль светской власти над церковными судами. Стефан Яворский нападал на отмену патриаршества, на личную жизнь Петра, на его распущенность в семейных отношениях, на его поступок с сыном Алексеем, которого Петр жестоко преследовал и позднее казнил и который был опорой приверженцев старины. В противоположность Стефану Яворскому Петр нашел идейного защитника своей политики в лице другого выдающегося публициста эпохи — Феофана Прокоповича. Это был наиболее всесторонний выразитель стремлений, связанных с преобразованиями. Он гордится успехами русского оружия и просвещения. До Петра иностранцы смотрели на Россию как на варварскую страну.

Победы внушили европейским народам страх и уважение по отношению к России. Но одними военными успехами трудно удержать уважение. Петр доставил России славу «любомудрием, правдолюбием, исправлением и обучением отечества». Противники Петра, по мнению Прокоповича, ослеплены, «тайным бесом льстими, или меланхолиею помрачаеми», «им все грешно и скверно мнится быти — что-либо увидят чудно, весело, велико и славно, аще и праведно и правильно и не богопротивно».

Наиболее любопытным из публицистов петровского времени является Посошков (1652—1726), сын крестьянина, самородок, написавший замечательную для того времени книгу «О скудости и богатстве». Книга эта проникнута практическим духом петровской эпохи. Ее автор захвачен основной ее мыслью о развитии и под’еме производительных сил страны, он сознает огромное значение технического образования, но в то же время он колеблется между старыми и новыми представлениями.

Книга дышит искренностью и горячим стремлением помочь своей родине в переживаемых ею затруднениях. Автор сурово обличает порядки, царящие во всех ее учреждениях. Он видит отсутствие порядка повсюду. «Ни во церквах прямого порядка не обрящеши, нижё во чтении и пении, нижё во гражданском, нижё в поселянском, ни в воинском, ни в судейском, ни в купецком, ни в художном… и не вем таковаго дела или вещи какой, еже б пороку в ней не было».

Дворяне трусливы, во время боя стараются «за кустом притулиться», они грубы, презирают другие сословия, один из них грозил Посошкову, ведшему торговые дела, «посадить на шітагу», крестьян они теснят и самым возмутительным образом расправляются с неугодившими им священниками. В судах царит неправда. Крестьяне невежественны, помещики берут с них тяжелые поборы, суды не наблюдают за исполнением указа, определяющего размеры крестьянских податей и повинностей, и пр. Посошков предлагает ряд мероприятий.

Он считает необходимым устроить единый, равный для всех суд: «каков земледельцу, таков и купецкому человеку, убогому и богатому, таков и солдату, також и офицеру, ничим же отменен, и полковнику, и генералу». Для создания нового Уложения он предлагает собрать выборных от всех сословий, в том числе и от крестьян, потому что среди них не мало людей разумных. Для того, чтобы Уложение это было составлено беспристрастно, в интересах всех сословий, он считает, что до издания новое Уложение следует «всем народом освидетельствовать самым вольным голосом».

Все это свидетельствует о том, что Посошков отличался большой наблюдательностью и практическим здравым смыслом. Тем не менее он не мог возвыситься до понимания основных причин царившего зла. Он был убежденным монархистом и, предлагая созыв представителей всех сословий, конечно, не имел в виду колебать основы самодержавия, которое представлялось ему незыблемым. Самую защиту крестьян от излишних поборов помещиков он мотивировал интересами царской казны, так как последние нарушались с’обнищанием крестьян.

По его мнению, помещики—только временные владельцы крестьян, а «прямой их владетель—всероссийский самодержец». Таким образом интересы царя не допускают разорения крестьянства. О самих крестьянах, как таковых, об их бесправии Посошков мало думает. Заботясь об ограничении помещичьих поборов, Посошков не заботится с смягчении участи крестьян. Он сохраняет за помещиками, приказчиками и сотскими право и обязанность жестоко наказывать крестьян, если таковые начнут лениться. Если, говорит Плеханов, Посошков заботился об ограждении экономических интересов крестьян, то он вряд ли когда-нибудь задумывался о том, что не мешало бы также оградить крестьянскую спину от побоев.

Посошков не сознавал, что основной причиной непорядков было отсутствие какой-нибудь гарантии прав личности в Московском государстве. Поэтому он возлагал, вполне в духе старины, надежды на справедливость и вмешательство царя, на благость божию и на спасительное действие молитвы. В его другой книге—«Завещание отеческое»—можно найти самые подробные указания о формах сношений с богом и другими небесными обитателями. Так, например, оказывается, что перед образом самого бога надо ставить свечу значительно большую, чем перед образами «его рабов», т. е. святых. Зато богородице разрешается ставить свечу такой же величины, как и богу, или если и меньшую, то незначительно. Не только свечи, но и поклоны должны различаться в зависимости от того, к какому из небесных чинов они направлены.

Так же обстоит дело и с прикладываньем: «спасителев образ целуй в нозе, прочих же святых целуй руце, а не нозе». Происхождение Посошкова, развившего торговые операции и принадлежавшего по своему классовому положению к купечеству, лишало его возможности принять непосредственное участие в государственном управлении. Благодаря этому он мог со стороны об’ективнее судить о положительных и отрицательных сторонах реформы, которая совершалась силами дворянства. Если, замечает Плеханов, Петр желал, чтобы «порода» уступила дорогу «чину», выслуге, то практическое значение желание это могло иметь только в пределах служилого класса, для лиц же других классов пути к выслуге были почти совершенно закрыты.

П. С. КОГАН

Другие новости и статьи

« Западное влияние на Россию в XVII столетии

Премия 1010 в 2021 году - особенности начисления и выплаты »

Запись создана: Воскресенье, 5 Декабрь 2021 в 12:09 и находится в рубриках Век дворцовых переворотов, Петровские реформы, Стрелецкое войско, Финансовое.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика