18 Декабрь 2021

Великий разночинец в литературе—Виссарион Григорьевич Белинский (1811—1848)

oboznik.ru - Белинский Виссарион Григорьевич (1811-1848 гг.)
#Белинский#история#чтение#письменность#книга#литература

В тридцатых и сороковых годах эти западные влияния в нашей литературе переплетаются с идеями,, которые нарастают в русском обществе в результате усиления не-дворянских классов, в особенности появления в литературе разночинцев. Этот период тесно связан с литературной деятельностью первого великого разночинца в литературе—Виссариона Григорьевича Белинского (1811—1848). Детство его протекло в городе Чембаре, Пензенской губ., в захолустной чиновничьей среде; далее—московский университет, нужда, кружки идеалистов, воспитанных на немецкой философии, из которых знаменитый кружок Станкевича сыграл в его жизни особенно крупную роль. Именно в эти годы Белинский представляет, ■быть может, наиболее ярко выраженный тип интеллигента, спасающегося в объятия идеалистической философии от гнусной российской действительности, ищущего во всех противоречиях этой действительности проявления деятельности всевозможных абсолютов. Именно в эти годы Белинский приписывает «вечной идее» или какой-нибудь другой надземной силе намерения и цели, об’ясняющие те мерзости, которые он видит вокруг себя.

Прекрасно охарактеризовал настроение тогдашней молодежи биограф Станкевича: «Каким-то торжеством, светлым радостным чувством исполнилась жизнь, когда указана была возможность об’яснить явления природы теми же самыми законами, каким подчиняется дух человеческий в своем развитии, закрыть, повидимому, навсегда пропасть, разделяющую два мира, и сделать из них единый сосуд для вмещения вечной идеи и вечного разума. С какой юношеской и благородной гордостью понималась тогда часть, предоставленная человеку в этой всемирной жизни!.. По свойству и праву мышления он переносил видимую природу в самого себя, отбирал ее в недрах собственного сознания — словом, становился ее центром, судьей и об’яснителем.

Природа была поглощена им, и в нем же воскресала для нового, разумного и одухотворенного сущ ествования.Чем светлее отражался в нем самом вечный дух, всеобщая идея, тем полнее понимал он ее присутствие во всех других сферах жизни. На конце всего воззрения стояли нравственные обязанности, и одна из необходимых обязанностей—высвобождать в себе самом божественную часть мировой идеи от всего случайного, нечистого и ложного для того, чтобы иметь право на блаженство действительно разумного существования». Наиболее глубоким выражением этих настроений оста- -лась статья Белинского «Литературные мечтания». Ее основная идея—шеллингианская идея.

Здешний мир не является целью сам по себе, он—только отражение божественной идеи, он средство для ее постижения. «Вечная идея» воплощается в блестящее солнце и в великолепную планету и в блуждающую комету. Она живет и дышит и в бурных приливах и отливах морей, и в свирепом урагане пустыни, и в шелесте листьев, и в журчаньи ручья, и в рыкании льва, и в слезе младенца, и в улыбке красоты, и в воле человека, и в стройных созданиях гения… Кружится колесо времени с быстротою непостижимою в безбрежных равнинах неба потухают светила, как истощившиеся вулканы, и зажигаются новые; на земле проходят роды и поколения, заменяются новыми, смерть истребляет жизнь, жизнь уничтожает смерть, силы природы борются, враждуют и умиротворяются силами посредствующими, и гармония царствует в этом вечном брожении, в этой борьбе начал и веществ.

Так идея живет; мы ясно видим это нашимй слабыми глазами». Само собою разумеется, что эта идеалистическая философия на практике порождала полное равнодушие к общественным вопросам. Раз «вечная идея» живет во всем, раз. проявление ее мудрости сказывается даже и в слезе ребенка,, и в том, как смерть истребляет жизнь, раз во всем сказывается мудрость «абсолютного», так что же особенно горевать о существовании крепостного права, об унижении человеческой личности, о засекаемых крестьянах, о николаевских виселицах и каторжных рудниках. Все это нужно в каком-то плане «абсолюта», и тот, кто борется против этого, в сущности борется против мировой мудрости. Отсюда и эстетические взгляды Белинского. Задача искусства вовсе не в том, чтобы будить гражданские чувства в обществе. Цель его иная: изображать, воспроизводить в слове, в чертах и красках идею всеобщей жизни и природы… Искусство есть выражение великой идеи вселенной в его бесконечно-разнообразных явлениях…

Искусство поэта должно заключаться в том, чтобы дать читателю почувствовать дыхание жизни, одушевляющее вселенную. Эстетическое наслаждение читателя должно заключаться в минутном забвении нашего «я»,в живом сочувствии с общей жизнью. Согласно с этой теорией Белинский в это время предпочитает поэтов об’ективных, он не любит тех, кто борется, относится отрицательна к писателям общественным и тенденциозным. Правда, и в это время он иногда впадает в противоречие с самим собой и неожиданно призывает человека к борьбе. Но чаще в тридцатых годах Белинский склонен видеть красоту и проявление гармонии во всем, доводя до абсурда свои примиренческие идеи в знаменитых статьях о бородинской годовщине. Здесь уже все мерзости и русской истории и современной действительности оказываются прекрасными вещами, так как все они—проявление «вечного разума». Таким образом, например, «царская власть, замыкающая в себе все частные воли, есть преобразование единодержавия вечного и довременного разума». В начале сороковых годов с переездом Белинского в Петербург происходит полный переворот в его сознании.

Он с ужасом вспоминает о своем примирении «с гнусной российской действительностью, этим китайским царством материальной и животной жизни, чинолюбия, крестолюбия, деньголюбия, взяточничества, безрелигиозности, разврата, отсутствия всяких духовных интересов, торжества бесстыдной и наглой глупости, посредственности, бездарности, где все человеческое, скольконибудь умное, благородное, талантливое осуждено на угнетение, страдание, где цензура превратилась в военный устав о бе-глых рекрутах… где Пушкин жил в нищенстве и погиб жертвой подлости, а Гречи и Булгарины (реакционные писатели того времени) заправляют всей литературой помощью доносов и живут припеваючи». Вместе с этим новым подходом к действительности исчезает и идеалистическое философствование насчет абсолютов, насчет того, что все действительное разумно, так как во всем сквозит воля «вечного разума». «Что есть, то разумно, да и палач ведь есть же, и существование его разумно и действительно, но он тем не менее гнусен и отвратителен…

Что мне в том, что живет общее, когда страдает личность?.. Что мне в том, что для избранных есть блаженство, когда большая часть и не подозревает ^го возможности? Прочь же от меня блаженство, если оно достояние мне одному из тысяч? Не хочу я его, если оно у меня не общее с меньшими -братьями моими. Сердце мое обливается кровью и судорожно сжимается при взгляде на толпу и ее представителей. Горе, тяжелое горе овладевает мною при виде и босоногих мальчишек, играющих на улицах в бабки, и оборванных нищих, и пьяного извозчика, и идущего с развода солдата, и бегущего с портфелем подмышкой чиновника, и довольного собой офицера, и гордого вельможи… Я ожесточен против всех субстанциальных начал, связывающих в качестве верования волю человека! Отрицание — мой бог». В петербургский период своей жизни Белинский пишет те статьи, которые сделали его родоначальником нашей новой литературы, литературы общественной, игравшей в течение десятилетий огромную роль в борьбе русского общества с самодержавием.

В статье «Взгляд на русскую литературу 1847 гада» Белинский создает теорию реализма в литературе. В его глазах наука и искусство делают одно и то же дело, их различие вовсе не в содержании, а только в способе обрабатывать данное содержание: «Политико-эконом, вооружаясь статистическими числами, доказывает, действуя на ум своих читателей или слушателей, что положение такого-TQ класса в обществе много улучшилось или много ухудшилось вследствие таких-то и таких-то причин. Поэт, вооружаясь живым и ярким изображением действительности, показывает в верной картине, действуя на фантазию своих, читателей, что положение такого-то класса в обществе действительно много улучшилось или много ухудшилось от таких-то и таких-то причин». Один доказывает, другой показывает, но оба убеждают, только один—логическими доводами, другой— картинами.

Поэзии ставятся две главные*.задачи, в сущности те же, что и науке: верная регистрация фактов и установление постоянных связей или причин, связующих один .факт с другим. Далее, задача искусства—содействовать выяснению социальных отношений, следовательно, направлять общественное сознание по правильному пути. Ъелинский выступает таким образом поборником совершенно новой идеи. Его прежний взгляд, что искусство помогает проникнуть в цели и Намерения разных абсолютов, уступает место новому воззрению, что искусство служит жизни, является оружием в общественной борьбе. Белинский является создателем общественной критики, того направления в критике, которое надолго утвердилось в нашей литературе. Разбирая художественные произведения, он поднимает важнейшие вопросы, вопросы политики, морали, воспитаний, научные, эстетические и т. д. Для него художественное произведение становится точкой опоры для развертывания своего собственного миросозерцания.

Ему принадлежит важная роль в деле истолкования общественного значения наших крупнейших писателей, начиная с Пушкина и Гоголя, кончая Герценом, Гончаровым, Тургеневым, Григоровичем, Достоевским и т. д. К концу жизни Белинский близко подошел к материалистическому толкованию литературных явлений, так что некоторые исследователи видят в нем предшественника социализма. Так, например, в статье о романе Эжена Сю, «Парижские тайны», Белинский на ряду с замечаниями просветительного характера высказывает мысли, которые стали распространенными только теперь, после завоеваний Октябрьской революции. Он останавливается на той революции, которая произошла в июле 1830 года во Франции, которая закончилась победой буржуазии. «Французский пролетарий,—говорит он,—перед законом равен с самым богатым собственником и капиталистом, тот и другой судятся одинаковым судом и по вине наказываются одинаковым наказанием; но беда в том, что от этого равенства пролетарию ничуть не легче. Вечный работник собственника и капиталиста, пролетарий—весь в его руках, весь его раб, ибо тот дает ему работу и произвольно назначает за нее плату.

Этой платы бедному рабочему не всегда станет на дневную пищу и на лохмотья для него самого и для его семейства; а богатый собственник с этой платы берет 99% на сто… Хорошо равенство! И будто легче умирать зимой в холодном подвале или на холодном чердаке с женой, с детьми, дрожащими от стужи, не евшими уже три дня, будто легче так умирать с хартией, за которую пролито столько крови, нежели без хартии, но и без жертв, которых она требует… Собственник, как всякий выскочка, смотрит на работника в блузе и в деревянных башмаках, как плантатор на негра. Правда, он не может его насильно заставить на себя работать; но он может не давать ему работы и заставить его умереть с голоду.

Мещане-собственники—люди прозаические, положительные». Белинский высказывает здесь вдохновенно суждения, которые являются последним завоеванием наших дней, умудренных опытом Октябрьской революции. Это редкий ранний пример четкой и последовательно проведенной классовой точки зрения. Эта убийственная критика буржуазных свобод, эта мысль о том, что в капиталистическом мире всякая свобода превращается для пролетариата в кабалу, высказана здесь с ленинской отчетливостью. Эти заявления Белинского заставляют считать непоколебленным предположение Плеханова, что Белинский, если бы дожил до нашего времени, «с обычной своей страстностью, своими вдохновенными словами приветствовал бы начинающееся пробуждение русского пролетариата (Плеханов писал это в 1898 году) и, умирая, истинно позавидовал бы тем счастливцам, которые доживут до дня его победы».

Белинский жил в то время, когда выявились основные течения русской общественной мысли. Обычно основные идеи тогдашней общественности разбивают на три направления. Первое, реакционное, которое принято называть направлением официальной народности, старалось обосновать и оправдать полицейскую систему николаевского правительства, восхваляя все насилия и мерзости этого режима. Среди деятелей этого направления были и прямые доносчики, как Булгарин й Греч, были и честные патриоты, как Шевырев и Погодин, действительно верившие, что русский народ обожает своего царя, никаких свобод не ищет и никакого желания участвовать в управлении своей страной не имеет.

Рядом с официальной народностью следует назвать ^другое направление—с’іавянофильское, главными вождями которого были Хомяков, Иван и Петр Киреевские и более молодые, Константин и Иван Аксаковы, Юрий Самарин, Кошелев и т. д. Это были искренние мыслители. Они, подобно представителям официальной народности, считали, что счастье и .могущество русского народа должно быть основано на трех принципах: самодержавия, православия и народности. Они исходили из той мысли, что каждый народ есть своего рода посланник бога, имеет свою миссию на земле, что его национальная сущность направляет его жизнь по предопределенной колее. Поэтому славянофилы были националистами и патриотами, считали огромной ошибкой реформы Петра который захотел привить русскому народу несвойственные ему западнические формы жизни, поставить перед ним цели, ‘не согласующиеся с его национальной сущностью, уничтожал старинные обычаи и насаждал обычаи европейские. Благодаря этому произошел разрыв между образованными верхами,воспринявшими западную культуру, и народными массами, сохраняющими исконные черты своего национального характера.

Но славянофилы не походили на представителей официальной народности: они, опираясь на древние обычаи и истолковывая по-своему понятия Православия и народности, критиковали государственный характер нашей церкви, полицейский режим николаевской государственности, нападали на злоупотребления и порой высказывали опасные мысли в роде следующей: «Из цепей рабства куются беспощадные ножи бунта».

Под третьим общественно-литературным направлением, известным под именем западничества, в сущности следует разуметь почти всю настоящую русскую литературу в 40-х годах и в следующие десятилетия. Рядом с упомянутым выше кружком Станкевича, где главную роль играл Белинский, в московском университете существовал другой кружок, душой которого был Герцен и Огарев. Поскольку кружок Станкевича—Белинского увлекался немецкой идеалистической философией, постольку в кружке Герцена и Огарева преобладало влияние идей, шедших из Франции, в особенности идей утопического социализма, учения Сен-Симона, Фурье и Жорж Занда. Первая встреча обоих кружков была враждебной.

Белинский и Герцен рассорились между собою, так как первый смотрел в то время на все явления жизни под углом зрения все примиряющей «вечной идеи», а второй занимался политическими, социальными и вообще злободневными проблемами, которые казались слишком ничтожными витавшим в небесах гегелианцам. Как мы уже знаем, в начале 40-х годов Белинский порвал с идеалистической философией, между Белинским й друзьями Герцена состоялось примирение, и возник западнический кружок из представителей обоих кружков. Органом кружка стал журнал «Отечественные Записки», душою которого был Белинский и который с 1841 года становится глашатаем идей передовой русской интеллигенции, оказывает огромное влияние на общественное сознание, разрушает авторитет патриотической журналистики, выдвигает истинные таланты. Именно этот журнал обратил внимание публики на Гоголя и Кольцова, в атмосфере этого кружка развивались такие писатели, как Тургенев, Некрасов, Григорович, позднее Гончаров, Достоевский и т. п.

П. С. КОГАН

Другие новости и статьи

« Миссионеры солнца в каменной эпохе

«Ригведа» — священная книга ариев »

Запись создана: Суббота, 18 Декабрь 2021 в 17:41 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика