26 Декабрь 2021

О ключевых словах в художественной прозе

oboznik.ru - Из бумаги больше вычитаешь, или о превосходстве традиционных книг над электронными
#чтение#литература#книга

В литературных произведениях встречаются слова, выражающие главную идею целого художественного контекста. Их принято называть ключевыми. Эти слова часто выносятся в название романов и пьес, поэм и стихотворений («Обрыв» Гончарова, «Гроза» Островского, «Хорошо» Маяковского, «Жатва» Николаевой). От них идут невидимые нити к портретам действующих лиц и пейзажам, диалогам и лирическим отступлениям.

Они создают внутреннее единство лексической системы произведений, становясь существенным элементом его композиционного построения. В одних произведениях ключевые слова лишь изредка проступают выпукло на поверхности контекста; в других,— наоборот, отчетливо, густо пронизывают художественную ткань, заставляя читателя искать в них особый смысл. Такие ключевые слова часто выделяются в контексте графически: курсивом, разрядкой. Так, например, одно из ключевых слов в романе Ф. Достоевского «Преступление и наказание» — проба — дается курсивом.

Раскольников размышляет: «…когда я пошел делать эту… пробу..л. Здесь слово проба наполнено большим психологическим содержанием. В романе «Преступление и наказание» ключевое слово угол повторяется несколько раз, наслаивая на свое основное, конкретно-бытовое значение широкое социальное зпачение («угол жизни»): «… для житья моего мне нужен был угол, угол буквально»; «…спрятать мои деньги, чтобы их у меня в угле… не украли»; «Я прямо требовал угла, чтобы только повернуться…»; «оттого, что вырос в углу»; «…закупориться еще больше в угол…»; «Я сделал себе угол и жил в углу»; «Моя идея — угол» и пр. Ключевые слова расширяют изобразительные возможности поэтической речи, увеличивают ее мыслеемкость. К ним, как средству двупланового повествоваііпя, нередко обращаются современные советские писатели (А. Фадеев, К. Федин, Л. Леонов, М. Шолохов, О. Гончар, М. Стельмах, В. Катаев и др.). У каждого самобытного автора свои способы создания ключевых слов, наполнения их образно-символическим содержанием, установления внутренней связи между их обобщенным значением и предметно-бытовым значением других слов в контексте целого. Во всем этом проявляется особый склад художественного мышления писателя. Так, в рассказе В. Катаева «Фиалка» («Новый мир», 1973, № 8) своеобразно раскрывается внутренний смысл ключевого слова новый. Рассказ построен на скрытых и на резко видимых нравственно-этических контрастах.

Внешняя сюжетная линия рассказа несложна. Больной старик Новоселов, нравственно опустошенный, пришел проститься перед смертью со своей бывшей, оклеветапной и брошенной им женой, восьмидесятилетней Екатериной Герасимовной, бывшей революционеркой, ныне персональной пенсионеркой союзного значения. В неторопливом, замедленно-подробном повествовании, то и дело перебиваемом контрастами,, резко вычерчивается идея произведения. В нем каждая деталь так зримо и точно выписана, что становится почти физически ощутимой. Дробно испещренную деталями ткань произведения постоянно прорезает (19 раз) определение новый: «новый пятиэтажный корпус» и «новые, начинающие оседать могильные холмики», «новая молодая жена» и «новый костюм», «новые бетонные шпалы» и «новая § власть» и др. Это определение по ходу повествования обрастает различными контекстуальными смысловыми напластованиями. Раскрывается в рассказе «Фиалка» и внутренне противоречивый смысл слова новый, передающий диалектику бытия. «Новый» — не только «пятиэтажный корпус», но и свежий «могильный холмик».

Даже фамилия Новоселов в рассказе не случайна. Сквозь это слово просвечивает колючая ирония писателя: ведь ничего нового в Новоселове не было и нет. От слова новый уходят в глубь содержания рассказа тонкие смысловые ответвления: «здоровый», «бодрый», «свежий» и т. д. После встречи с Екатериной Герасимовной Новоселов возвращается к себе домой. На его пути ярко желтеют спецовки девчат, «укладывающих новые бетонные шпалы». Содержание этого выражения явно символическое. С него началось путешествие Новоселова и им же замыкается. Это так называемое композиционное кольцо рассказа. Екатерина Герасимовпа, прогуливаясь в окрестностях дачи, достала слуховой аппарат и услышала, как «со стуком и грохотом, по новым рельсам на бетонных шпалах, промчался будапештский экспресс…»; «откуда-то доносился скрежет бульдозеров и экскаваторов; в одном месте, высоко поднявшись над окрестностями, ворочался решетчатый кран. Екатерина Герасимовна знала, что это строится новый поселок»,

Всюду веет новизной, времени, везде видны его реальные приметы. В рассказе «Фиалка» слово новый органически входит в обобщающий социально-философский контекст: «Она [Екатерина Герасимовна] настолько привыкла к этому вечному изменению форм общественной жизни вокруг нее и на ее глазах, что временами переставала его замечать, но иногда вдруг как бы останавливалась среди этого вечного движения и, осмотревшись, видела, как много уже сделала для народа та новая власть-, за которую опа всю жизнь боролась». На фоне этого значения слова новый еще резче проступают зиачения слов старость, старческий: «И тогда ее старость, ее черные старческие думы во время бессонницы, ее усиливающаяся глухота, ухудшение зрения, ее неудавшаяся личная жизнь, одиночество, сознание неотвратимости скорой смерти отходили от нее прочь, и она испытывала такой душевный подъем, такую радость жизни — уже не столь своей личной, сколько жизни общей, всенародной,— что, казалось, счастливее ее нет человека на земле». Слово новый в рассказе «Фиалка» плотно окружено такими антонимами, как ветхийг заржавленный, нездоровый, высохший и другими.

К ключевым словам в этом произведении относится и слово фиалка, вынесенное в название рассказа. «Фиалка» — партийная кличка Екатерины Герасимовны, данная ей в дореволюционные годы подполья, символизирует неувядающую внутреннюю духовную силу и душевное здоровье героини. Любопытна такая, на первый взгляд, незначимая деталь в рассказе, как лыжня «фиалкового цвета». Во время прогулки Екатерина Герасимовна видит занесенные снегом колхозные поля, трубы газопровода и на ослепительном снегу лыжню «фиалкового цвета». Вдумчивый читатель не может не уловить в эпитете фиалковый скрытый социальный подтекст. Оно возвращает его к молодости революционерки, к подпольной кличке «Фиалка». От этого имени уходит символическая «лыжня» в будущее… Ключевые слова обнаруживаются и в произведениях многих зарубежных писателей: А. Франса и Б. Шоу, Э. Хэмингуэя и Э. Ремарка и других. В романе современного английского писателя Сида Чаплина «День сардины» (The Day of the sardine) («Молодая гвардия». M., 1964) ключевое слово сардина (sardine) связывает весь сюжетный строй и композицию произведения. Возникнув однажды на первой его странице, оно появляется вновь лишь в конце романа, создавая острый ударный момент в концовке повествования. И, однако, читатель постоянно ощущает присутствие этого слова, так как оно находится в смысловой глубине произведения.

В начале романа «День сардпны» уже немолодой рабочий рассказывает подростку из городских трущоб Артуру Хэггерстопу притчу о «глупой» мелкой рыбешке «сардине», которая косяками сама идет в расставленные сети. Так бывает в капиталистическом мире и с безвольными людьми, заключает он свой рассказ. Артур Хэггерстон не хочет уподобиться сардине. Он стремится найти свой путь в жизни. Ключевое слово сардина появляется в романе С. Чаплина естественно: рабочий, рассказывающий притчу Артуру, работает на консервном заводе. Слово сардина притягивает к себе такие слова, как плавание (swimming), отмелъ (shoal), консервная банка (tin coffin) и другие, значение которых в контексте романа совершенно ясно перемещается в социальную сферу. Слово сардина обрастает новыми иносказательными образами. Благодаря этому в романе создается семантически замкнутая система образно-символических обозначений. Заканчивается роман «День сардины» грустной лирической нотой. Артур Хэггерстон становится опытным рабочим.

Пришел конец его скитаниям. Он обрел благополучие. В кармане у него «уютно» хрустят «фунтовые бумажки». Он изящно одет. Но нет у него самого главного: идеала и душевного покоя. «Навел красоту, а идти некуда»,— горестно размышляет про себя Артур Хэггерстон. И после этого опять обнаженно остро проступает в контексте романа ключевое слово сардина, предметно-бытовое значение которого соскальзывает на переносное, философско-нравственное: «Я смотрю, как сардины двигаются на узком конвейере — серебряный поток, текущий из моря; здесь их укладывают в жестяпки голова к хвосту, хвост к голове. Так и я. Купаешься в масле, лежишь ровно и красиво, но это слабое утешение, когда запаяют крышку».

Подросток Артур Хэггерстон уходит из дома и у него начинается свое самостоятельное «плавание» (swimming). Разочаровавшись во всем, он вместе с тем ищет выхода из создавшегося положения, так как не хочет доживать свой век, как сардина в масле. Вынесенное в название романа слово сардина становится ключом к пониманию идеи всего произведения. Оно создает внутреннее единство лексической системы ромапа, являясь важным элементом композиции. Итак, ключевые слова в литературных произведениях одной своей, предметно-вещной, стороной обращены к деталям быта, а другой,- к социальным и нравственно-этическим проблемам. Они семантическп многомерны, отсюда их образно-символическое значение. Поэтому исследование принципов й приемов превращения слов бытового смысла в слова «ключевые» позволяет нам глубже проникнуть в идейно-художественную структуру произведения, яснее понять характер работы писателя над языком.

В. В. ПЕТРОВСКИЙ

Другие новости и статьи

« Особенности организация финансового обеспечения Железнодорожных войск в 1970-1980 годы

Александр Николаевич Островский (1823—1886) »

Запись создана: Воскресенье, 26 Декабрь 2021 в 12:25 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика