15 Январь 2022

Некоторые последствия раздельного проживания военнослужащего от членов своей семьи в вопросе обеспечения его жильем

oboznik.ru - Дополнительный отпуск военнослужащему
#госуслуги#право#военноеправо

Е.А. Глухов,  кандидат юридических наук, доцент

Посвящается семьям военнослужащих, которые стараются жить вместе даже в трудных условиях

Как известно, исполнение обязанностей военной службы происходит в условиях, сопряженных с риском для жизни и здоровья, повышенными физическими и эмоциональными нагрузками, неблагоприятным воздействием различного рода иных факторов. Особый характер такой службы обусловливает не только предъявление повышенных требований к допускаемым к ней лицам и установление в связи с этим законодательных ограничений их прав и свобод (в том числе и на свободу передвижения), но и в силу экстерриториального принципа комплектования военной организации государства, а также обязательности исполнения приказа командира (начальника) предполагает периодические смены мест прохождения службы военнослужащими.

Воинский труд конкретного военнослужащего используется в том воинском формировании и в той местности, где это необходимо, в первую очередь, государству. В военно-юридической литературе справедливо отмечается, что при этом государственные интересы преобладают над личными интересами самих военнослужащих.
Более того, в последние годы при прохождении военной службы кроме уже устоявшегося института плановой замены все шире используется термин «ротация». Многие нормативные правовые акты антикоррупционного законодательства выделяют внедрение в практику работы государственных органов механизма ротации в качестве самостоятельной меры по устранению коррупционных проявлений. Вышеуказанные обстоятельства только усиливают тенденцию необходимости смены мест службы все большей категорией военнослужащих. При этом, как правило, вынуждены изменять свое место жительства и члены их семей.

По личному мнению автора, сменившего за 18 лет военной службы 8 гарнизонов, обычный военнослужащий, как правило, не заинтересован в смене места военной службы. И если в молодости смена места жительства и службы воспринимается как обычное явление, обусловленное военной службой, то к более старшему возрасту все большее количество военнослужащих совсем не рвутся (и даже противятся) переводу их в другие местности. С точки зрения социальных и моральных правил поведения расставание с семьей на более-менее долгий срок всегда болезненно уже потому, что сам военнослужащий не видит близких ему людей, не принимает участия в воспитании детей, не получает эмоционально-интимных переживаний от общения с семьей.

Во многих случаях военнослужащим не выгоден перевод в другую местность по причинам социально-экономического характера, даже если такой перевод осуществляется и на высшую должность. Причины такого нежелания переводиться обычно связаны с уже более-менее обустроенным бытом военнослужащего по старому месту службы, с нежеланием членов его семьи покидать тот населенный пункт, в котором они уже обеспечены жильем, работой, где они уже посещают учебные заведения, где у них имеются друзья и привычен уклад жизни. Ведь взамен всего этого семье военнослужащего при переводе в другую местность самого военнослужащего предлагается только гарантия получения им самим денежного довольствия и призрачное право членов их семей переводиться (приниматься) в образовательные учреждения, ближайшие к новому месту военной службы или месту жительства (пункт 6 статьи 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).

Верно замечает А.М.Терехин, что «у офицера, каждые три года подвергающегося ротации и не обеспечиваемого жильем по новому месту службы, не будет необходимой мотивации для прохождения военной службы, так как его семья будет проживать там, где есть для этого условия (у родителей или по прежнему месту военной службы). Это приведет либо к развалу семей, "беспробудному" пьянству офицеров и, как следствие, к досрочным увольнениям с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, либо сразу к досрочным увольнениям офицеров в запас по различным основаниям. Именно из-за отсутствия жилья для военнослужащих Вооруженных Сил РФ фактически прекратилась существовавшая в Вооруженных Силах СССР практика плановых переводов военнослужащих к новому месту службы. Наличие жилья, а не высокий профессионализм, компетентность, работоспособность и т.д. стало решающим условием для продвижения по службе, перевода к новому месту военной службы в некоторые регионы страны».

Однако эта тема для отдельного исследования; мы же попробуем разобраться, какие изменения в жилищных правах сулит для военнослужащего смена места службы, а также отдельно остановимся на вопросах совместного и раздельного проживания военнослужащего и членов его семьи в ходе его перемещения к новому месту военной службы.
Для упрощения изложения и лучшей наглядности будем рассматривать указанные вопросы из допущения, что военнослужащий мужского пола, у него есть супруга и несовершеннолетний ребенок, военную службу проходит лишь сам глава семьи, а перевод военнослужащего осуществляется на воинскую должность в другом регионе страны. Кроме того, такой военнослужащий не имеет права на дополнительную общую площадь жилого помещения размером не менее 15 квадратных метров и не более 25 квадратных метров, установленную пунктом 8 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Именно такие военнослужащие и составляют большую часть защитников Отечества.

Государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений, причем в идеале - сразу после прибытия к новому месту военной службы. Человек во время исполнения функции по защите государства должен быть обеспечен этим государством жильем или средствами для получения жилья сразу после поступления на военную службу. Однако такая логика не находит подтверждения  и в действующем законодательстве, и на практике.
Во-первых, согласно абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» право на обеспечение жильем в трехмесячный срок распространяется только на военнослужащих, претендующих на получение в период военной службы служебного жилья. Для военнослужащих, имеющих право на получение жилья по договору социального найма еще при прохождении военной службы, действующее законодательство не содержит срока его предоставления, поэтому им еще сложнее бороться за свои жилищные права, бездействие командования и необеспение их жильем формально не противоречат какой-либо норме законодательства (кроме случаев внеочередного предоставления жилья). Во-вторых, трехмесячный срок предоставления даже служебного жилья тоже, как правило, командованием не соблюдается по причине отсутствия в распоряжении последнего этого свободного жилья в необходимом количестве. Поэтому многие военнослужащие годами и даже десятилетиями ожидают предоставления им жилых помещений.

Следовательно, большинство военнослужащих при переводах к новому месту службы ожидаемо испытывают сложности с бытовыми условиями и вынуждены какое-то время проживать в гостиницах, служебных кабинетах, казармах или в спешном порядке снимать жилье у третьих лиц. В результате военнослужащие при наличии возможности продолжать военную службу на прежнем месте не заинтересованы в переводе даже на высшую должность, то есть стремление к карьерному росту отходит на второй план по сравнению с желанием иметь обустроенный быт и жилище. Как писал А.И.Тюрин, человек в первую очередь будет стремиться удовлетворить именно данный (первый) уровень базовых потребностей в жилище, и пока это не будет достигнуто на достаточном уровне, проблемами государственного масштаба (в т.ч. и служебными обязанностями) военнослужащий обеспокоен не будет, что с психологической точки зрения вполне естественно.
Не прибавляют оптимизма при переводе военнослужащего в другую местность и положения действующего законодательства о потере ранее занимаемой очереди на жилье при убытии со старого места военной службы за пределы населенного пункта.

Из этого правила есть исключение, применимое к военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, имеющим право на получение жилья по договору социального найма в период прохождения военной службы. Однако в настоящее время таких военнослужащих остается все меньше, подавляющее количество военнослужащих при прохождении военной службы имеют право лишь на обеспечение служебным жильем. А согласно ч. 2 ст. 99 ЖК РФ специализированные (в т.ч. и служебные) жилые помещения предоставляются военнослужащим, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населенном пункте. При смене населенного пункта военнослужащий вынужден заново собирать документы, свидетельствующие об отсутствии у него и членов его семьи жилья в новом населенном пункте и заново представлять указанные документы в жилищную комиссию или структурное подразделение Департамента жилищного обеспечения (далее – ДЖО) МО РФ для нового признания его нуждающимся в служебном жилом помещении Соответственно, даже при положительном решении подразделения ДЖО МО РФ или жилищной комиссии такой военнослужащий будет поставлен на жилищный учет снова в конец очереди, что, скорее всего, приведет к более длительному ожиданию им заветного жилья. Это, в свою очередь, означает и более длительный срок проживания в дискомфортных условиях членов семьи указанного военнослужащего.

Естественно, что если по прежнему месту военной службы военнослужащий и члены его семьи были обеспечены жильем (в том числе и специализированным), то увезти его с собой к новому месту военной службы они не смогут. Поскольку военнослужащий обязан выполнить приказ об убытии к новому месту военной службы, то он однозначно не сможет жить в квартире по прежнему месту военной службы. Как было указано выше, в нашей типичной ситуации прежнее и новое место военной службы находятся в различных регионах России, и даже при наличии экономической возможности ежедневно прибывать в населенный пункт по прежнему месту военной службы, исходя из интересов боевой готовности воинской части, такие систематические отлучки для военнослужащих недопустимы.
Здесь возможны два варианта – или оставить за собой квартиру по прежнему месту военной службы, или сдать ее квартирным органам. Но ехать вместе с членами семьи в неизвестность относительно своего быта, в ожидании ночлега в служебном кабинете или казарме многие военнослужащие не решаются. Поэтому в ряде случаев военнослужащий прибывает на новое место военной службы без семьи, оставив членов семьи либо в квартире по старому месту военной службы, либо у родственников. И чем более зрелого возраста достиг военнослужащий, чем больше обустроен быт его семьи по старому месту военной службы, тем выше вероятность  прибытия его к новому месту военной службы без семьи.

Потребность жить с семьей и в уютных условиях вынуждает и стимулирует военнослужащего как можно быстрее решать свой жилищный вопрос по новому месту военной службы. От самого военнослужащего здесь зависит только процесс постановки его на жилищный учет. А для этого необходимо выполнить требования ведомственных нормативных правовых актов, регламентирующих данный вопрос. В ракурсе данной статьи нам будут интересны трудности, обусловленные желанием военнослужащего получить жилое помещение для проживания всей своей семьи при фактическом вынужденном их раздельном проживании, порожденном только лишь динамикой военной службы и соответствующими переездами.

Итак, глава семьи – военнослужащий прибыл к новому месту военной службы один и обращается в жилищный орган с рапортом или заявлением о принятии его на жилищный учет.  К указанному рапорту (заявлению) военнослужащий должен приложить некоторый набор документов, подтверждающих его нуждаемость в жилых помещениях. Следует отметить, что несмотря на единство правового статуса военнослужащих, набор документов, требующихся для признания военнослужащего нуждающимся в жилых помещениях, в различных военных ведомствах различается и определяется руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрено прохождение военной службы. Однако на практике в любом случае от военнослужащего потребуется представление документов, свидетельствующих об отсутствии у него и членов его семьи жилых помещений на праве собственности или праве пользования в населенном пункте по месту прохождения им военной службы.

Так, например, для военнослужащих Вооруженных Сил РФ для постановки на учет в целях получения жилья по договору социального найма требуется представить в структурное подразделение ДЖО МО РФ, в том числе, выписки из домовых книг, копии финансовых лицевых счетов с мест жительства военнослужащих и членов их семей за последние пять лет до подачи заявления, а также сведения о наличии (отсутствии) жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма и (или) принадлежащих на праве собственности военнослужащему и членам его семьи (подпункты «д» и «и» пункта 1 приложения № 1 к приказу Минобороны России 2010 г. № 1280). Для постановки на учет в целях получения служебных жилых помещений военнослужащий должен представить в структурное подразделение ДЖО МО РФ, в том числе, сведения о наличии (отсутствии) жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма и (или) принадлежащих на праве собственности военнослужащему и членам его семьи, а также справки (сообщения) бюро технической инвентаризации по месту прохождения военной службы (до 31 января 1998 г.) за всех членов своей семьи (п . 2 приложения № 2 к приказу Минобороны России 2010 г. № 1280). Причем в обоих случаях должностные лица ДЖО МО РФ дополнительно самостоятельно путем обмена информацией с территориальными управлениями Росреестра России проверяют наличие в собственности заявителя и членов его семьи жилых помещений на праве собственности, в том числе и за прошедшее время.

В сравнении с военнослужащими ВС РФ для военнослужащих внутренних войск МВД России набор документов, представляемых вместе с рапортом о признании нуждающимся в жилых помещениях, нормативно четко не установлен и не является исчерпывающим. Согласно пункта 19 Инструкции об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России к рапорту военнослужащего прилагаются копия справки о сдаче жилого помещения и другие документы, относящиеся к решению данного вопроса. Какие именно документы относятся к решению данного вопроса упомянутая Инструкция отдает на откуп жилищной комиссии. Однако по сложившейся практике от военнослужащего затребуются выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах военнослужащих и членов их семей на жилые помещения (либо за всю территорию России – если военнослужащий претендует на обеспечение жильем по договору социального найма, либо за регион прохождения им военной службы – если военнослужащий претендует на получение служебного жилья).

Нетрудно заметить, что в приведенных примерах для постановки на жилищный учет от военнослужащего требуется представление документов не только в отношении себя лично, но и в отношении членов своей семьи. Причем такой подход практикуется вне зависимости от проживания или не проживания совместно с военнослужащим его семьи.
Однако, во-первых,  в случае раздельного проживания сбор документов военнослужащим за членов своей семьи представляет повышенную трудность, поскольку эти документы заказываются (выдаются, подписываются) только лично гражданином или по его нотариально оформленной доверенности. И если супруга военнослужащего проживает в другом регионе, то заказывать и получать справки, например, из Бюро технической инвентаризации (БТИ) другого региона, а также передавать такие справки самому военнослужащему весьма затруднительно.

А во-вторых, и это самое главное, вся работа по сбору документов в отношении членов своей семьи при раздельном проживании их от самого военнослужащего не имеет смысла для решения вопроса о предоставлении военнослужащему служебного жилья (выделено автором).

Остановимся на таком выводе автора более подробно, и для его обоснования рассмотрим два вопроса:
1) в каких случаях военнослужащий вправе претендовать на получение служебного жилья?
2) является ли наличие у членов семьи военнослужащего, проживающих раздельно от него в ином регионе, прав на жилые помещения любого характера в любом месте России препятствием для обеспечения самого военнослужащего служебным жильем по месту прохождения военной службы?
Ответ на первый вопрос, следует начать с того, что предназначение служебных жилых помещений заключается в удовлетворении потребности в жилище некоторых категорий граждан лишь на срок выполнения ими служебных или воинских обязанностей и лишь при условии близости расположения служебного жилого помещения от места службы или работы такого гражданина. Обеспечение служебными жилыми помещениями военнослужащих производится по месту дислокации военной организации или в близлежащем населенном пункте в целях экономии времени прибытия такого военнослужащего к месту исполнения обязанностей военной службы, повышения качества и эффективности его служебной деятельности, в конечном счете для поддержания боеготовности и обороноспособности страны. Предназначение служебных жилых помещений - обеспечение необходимых жилищно-бытовых условий в период прохождения военной службы. Как верно указывает профессор А.В.Кудашкин, предоставление служебного жилого помещения, как правило, не преследует цели улучшения жилищных условий его пользователей, а предназначено создать надлежащие условия для выполнения служебных обязанностей военнослужащих.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с учетом права на дополнительную жилую площадь. Служебные жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности предоставить служебные жилые помещения в указанных населенных пунктах - в других близлежащих населенных пунктах.

Федеральный закон «О статусе военнослужащих» не содержит четкого и лаконичного перечисления случаев и обстоятельств, при которых военнослужащие обеспечиваются служебными жилыми помещениями. В юридической литературе отмечается, что служебными жилыми помещениями на определенный срок обеспечиваются семьи следующих категорий военнослужащих:
1) заключивших первый контракт до 1 января 1998 г., не имеющих жилых помещений по договорам социального найма или в собственности, - до получения жилого помещения по договору социального найма или в собственность бесплатно по месту прохождения военной службы (п. 3 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих");
2) заключивших первый контракт до 1 января 1998 г., имеющих по прежнему месту военной службы жилые помещения по договорам социального найма или в собственности, - на период прохождения военной службы в данной местности (п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих");
3) за которыми в соответствии с законодательством сохраняются или бронируются жилые помещения по месту жительства до поступления на военную службу, - на период прохождения военной службы в данной местности (п. 4 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих").
Полагаю, что вышеуказанный перечень категорий военнослужащих, обеспечиваемых служебными жилыми помещениями, является неполным. В этот перечень необходимо отнести еще и военнослужащих, заключивших контракт после 1 января 1998 г. (или на 1 января 1998 г. имеющих статус курсантов военных вузов), а также проходящих военную службу в закрытых военных городках (абз. 4-8 п. 1 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих»).
 При этом необходимым условием обеспечения всех названных категорий военнослужащих служебными жилыми помещениями является отсутствие у них права на иные жилые помещения по месту прохождения военной службы (ст. 99 ЖК РФ). В абз. 3 подп. "в" п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ среди нарушений порядка предоставления специализированных жилых помещений называется и такое нарушение, когда жилье предоставлено, но "у гражданина имеется иное жилое помещение в данном населенном пункте".

Развивая данную мысль, автор задал себе вопросы – а если этот военнослужащий уже обеспечен служебным жилым помещением по прежнему месту военной службы и не сдал его при переводе к новому месту военной службы? Отправляясь к новому месту военной службы один, военнослужащий оставил проживать в своей старой служебной квартире свою семью. Имеет ли право в таком случае этот военнослужащий на обеспечение жильем по новому месту военной службы?
На первый взгляд, обеспечивать такого военнослужащего жильем по новому месту военной службы не следует, ведь ему уже предоставлено жилье от военного ведомства, которое он сам не пожелал сдать. Предоставление ему еще одного жилого помещения будет свидетельствовать о двойном обеспечении его жильем.
Однако, по мнению автора, вышеприведенное суждение содержит логическую ошибку.

Дело в том, что процесс обеспечения военнослужащих жилыми помещениями можно условно разбить на две стадии: стадия признания военнослужащего нуждающимся в жилых помещениях (служебных жилых помещениях) и стадия предоставления им жилых помещений (служебных жилых помещений). Конечно, в идеале никакой очереди на служебные жилые помещения быть не должно, даже закон гарантирует военнослужащим обеспечение их служебным жильем в срок, не превышающий трех месяцев. Не знает такого понятия как очередь на служебное жильё и Жилищный кодекс РФ. Существующая же реальность с большим количеством нуждающихся в жилье военнослужащих и дефицитом жилья для их проживания, в том числе и служебного, вынуждает вводить институт очередности. Тем самым вводится механизм социальной справедливости, иначе распределение служебного жилья не застраховано от высокой степени коррупционности и произвольных действий должностных лиц.

Военнослужащий действительно не имеет права на получение двух служебных жилых помещений в разных регионах страны. Предоставление указанному военнослужащему иного служебного жилого помещения должно осуществляться лишь после сдачи или предоставления письменного обязательства о сдаче прежнего служебного жилого помещения. Такое требование содержится, например, в пункте 3 приложения № 2 к приказу Минобороны России 2010 г. № 1280. Однако само предоставление служебного жилого помещения – это уже вторая, заключительная стадия обеспечения военнослужащего жильем, следующая после стадии постановки такого военнослужащего на учет нуждающихся в служебных жилых помещениях.

А на этапе постановки военнослужащего на данный учет (на первой стадии жилищного обеспечения) предоставление справки о сдаче жилого помещения по прежнему месту военной службы  требоваться от военнослужащего не должно, поскольку при ожидании жилого помещения по новому месту военной службы ни один нормативный правовой акт не предписывает военнослужащему сдавать старое жилье. Такую справку военнослужащий может сдать уже на втором этапе жилищного обеспечения – на этапе предоставления служебного жилья.

Таким образом, для предоставления военнослужащему служебного жилья не важна дата заключения им первого контракта о прохождении военной службы. По мнению автора, служебные жилые помещения могут предоставляться всем военнослужащим, вне зависимости от даты заключения первого контракта о прохождении военной службы. На срок военной службы в данной местности или до обеспечения их т.н. «постоянным» жильем служебные жилые помещения должны предоставляться и военнослужащим, заключившим первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (окончившим военные вузы до указанной даты – в отношении офицеров). Причем наличие у военнослужащего права на жилище, которое расположено вдали от места прохождения службы, также не имеет юридического значения; принципиальным здесь является необеспеченность жилыми в соответствующем населенном пункте или близлежащем населенном пункте.
Проанализировав основания предоставления служебного жилья самому военнослужащему, т.е. семье из одного человека, перейдем к рассмотрению второго заданного вопроса. Ниже проанализируем правовое значение наличия у членов семьи военнослужащего, проживающих раздельно от него и в ином регионе, прав на жилые помещения при решении вопроса об обеспечении служебным жильем по месту прохождения военной службы самого военнослужащего.

Прежде всего, следует отметить, что различные законы по-разному определяют, кто относится к членам семьи военнослужащего. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» к членам семьи военнослужащего относит:
- его супругу;
- несовершеннолетних детей;
- детей старше 18 лет, ставших инвалидами до достижения ими возраста 18 лет;
- детей в возрасте до 23 лет, обучающихся в образовательных учреждениях по очной форме обучения;
- лиц, находящихся на иждивении военнослужащих.
Жилищный кодекс РФ несколько иначе подходит к решению данного вопроса. Согласно статьям 31 и 69 Жилищного кодекса РФ к членам семьи собственника (нанимателя) жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником (нанимателем) его супруг, а также дети и родители независимо от их возраста.
Как указал Пленум Верховного Суда РФ в пункте 22 своего постановления от 14 февраля 2000 г. № 9 (в ред. от 6 февраля 2007 г.), при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации.
Доказательство независимости права военнослужащего на обеспечение служебным жильем от наличия жилья у членов его семьи в иной местности построим методом от противного. Представим, что у членов семьи такого военнослужащего действительно имеется жилое помещение в собственности или по договору социального найма, и как раз в том населенном пункте, куда прибыл служить сам военнослужащий.
 Во-первых, уже такая смоделированная автором ситуация не является сильно распространенной. Гораздо чаще у членов семьи военнослужащих нет жилых помещений либо они есть, но в иных регионах Российской Федерации.
Во-вторых, довольно-таки странно в этом случае выглядит прибытие к новому месту военной службы одного военнослужащего, без семьи. Ведь при наличии у членов семьи военнослужащего жилого помещения по новому месту военной службы главы семьи перед ними снимаются многие бытовые проблемы, с которыми вынуждены сталкиваться большинство военнослужащих. Поэтому обычно в таких ситуациях члены семьи с большей радостью и быстрее прибывают к новому месту службы военнослужащего.

В-третьих, так как по условиям нашего повествования у самого военнослужащего по новому месту военной службы нет жилых помещений в собственности или по договору социального найма, то жилье членов его семьи в данном населенном пункте не является совместной собственностью с самим военнослужащим. Иначе сведения о такой совместной собственности были бы зафиксированы в документах из Росреестра России, которые военнослужащий получал в отношении себя лично, а сведения о праве пользования помещением по договору социального найма – из штампов о регистрации по месту жительства в паспорте. Получается, такое жилье может быть только частной собственностью его близких родственников либо эти близкие родственники являются нанимателями этого жилья по договору социального найма. Но тогда у военнослужащего все равно нет никаких прав на такие жилые помещения своих близких родственников, т.к. раздельное проживание военнослужащего от них приводит к тому, что они не могут называться одной семьей с точки зрения жилищного законодательства.

В соответствии с Жилищным кодексом РФ семья – это всегда люди, проживающие вместе. Подтверждением тому являются положения ч. 1 ст. 31 и ч. 1 ст. 69 ЖК РФ об отнесении к членам семьи собственника или нанимателя жилого помещения по договору социального найма его супруга, родителей и детей независимо от их возраста, но только совместно с ним проживающих. Соответственно, не обладая статусом члена семьи собственника жилого помещения или нанимателя жилого помещения по договору социального найма, у военнослужащего нет и права проживания в жилых помещениях своих родственников. Только доказательство наличия права военнослужащего проживать в квартире своих родственников будет являться основанием для отказа ему в постановке на учет нуждающихся в служебных жилых помещениях. Но как представляется автору, при противодействии военнослужащего органу жилищного учета доказать наличие у военнослужащего такого права будет практически невозможно.

Немного отвлекаясь от проблематики настоящей статьи, следует отметить, что все вышеизложенное относится именно к сфере учета военнослужащих в качестве нуждающихся в служебных жилых помещениях. При решении вопроса о признании военнослужащего нуждающимся в жилых помещениях по договору социального найма или в собственность права членов его семьи на иные жилые помещения имеют юридическое значение в части определения уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения, а также намеренного ухудшения военнослужащим своих жилищных условий.

Стоит напомнить и правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации о том, что положения статьи 53 ЖК РФ, предусматривающие последствия намеренного ухудшения гражданами жилищных условий распространяется на правоотношения, связанные с принятием на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении по договору социального найма, и не могут учитываться при предоставлении гражданину служебного жилья. Следовательно, даже если военнослужащий и действительно ранее ухудшал свои жилищные условия путем дарения, отказа от приватизации, выезда из жилого помещения своих родственников или иным образом, то указанные действия все равно юридически безразличны при решении вопроса о постановке его на учет в качестве нуждающегося в служебном жилом помещении.

Выше мы рассмотрели влияние наличия у членов семьи военнослужащего жилых помещений при решении вопроса о постановке самого военнослужащего на учет в качестве нуждающегося в служебном жилом помещении. Автор пришел к выводу о том, что наличие жилых помещений у его членов семьи, проживающих отдельно от него, не влияет на решение данного вопроса. Следовательно, тем более не препятствует постановке на учет военнослужащему в качестве нуждающегося в служебном жилом помещении и отсутствие у членов его семьи жилых помещений в любом регионе России.

Таким образом, наличие или отсутствие у членов семьи военнослужащего, проживающих раздельно от него в ином регионе, прав на жилые помещения любого характера в любом месте России препятствием для обеспечения самого военнослужащего служебным жильем по месту прохождения военной службы не является. Одновременно право членов семьи военнослужащего производно от права самого военнослужащего на жилище.
Проблема в том, что в проиллюстрированной ситуации жилье или служебное жилье положено только одному военнослужащему. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» служебные жилые помещения предоставляются военнослужащим и совместно проживающим с ними членам их семей. То есть, буквально применяя данную норму закона, можно сделать вывод о том, что при раздельном проживании от своей семьи военнослужащий должен быть обеспечен служебным жильем на состав семьи один человек, только на себя; члены его семьи в этом случае жильем не обеспечиваются. Речь идет о том, что предоставляемое служебное жилье на самого военнослужащего будет меньшей площади, чем на того же военнослужащего с семьей.

Жилье должно предоставляться площадью не менее нормы предоставления, которая рассчитывается исходя количества членов семьи нанимателя жилого помещения. Так, например, в соответствии с пунктом 3 приложения № 2 к приказу Минобороны России 2010 г. № 1280 служебные жилые помещения предоставляются военнослужащим и членам их семей не ниже норм предоставления площади жилого помещения при предоставлении жилых помещений по договору социального найма, установленных статьей 15.1 Федерального закона  "О статусе военнослужащих". По общему правилу, закрепленному в п. 1 ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» норма предоставления площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма, составляет 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека. С учетом конструктивных и технических параметров многоквартирного дома или жилого дома жилое помещение может быть предоставлено общей площадью, превышающей указанный норматив на величину не более девяти квадратных метров общей площади жилого помещения в общей сложности, а для одиноко проживающего военнослужащего - не более 18 квадратных метров общей площади жилого помещения.

Следовательно, в нашем примере на семью военнослужащего из трех человек при раздельном проживании самого военнослужащего от членов своей семьи такому военнослужащему на законных основаниях должно быть предоставлено служебное жилье площадью до 36 квадратных метров, а при проживании этой же семьи военнослужащего вместе – от 54 до 63 квадратных метров общей площади.
Наверное, обеспечение указанного военнослужащего небольшой однокомнатной квартирой до 36 квадратных метров будет законным, но это вряд ли будет соответствовать интересам самого военнослужащего, заинтересованного в получении жилья большей площади, на всех членов своей семьи в целях дальнейшего совместного с ними проживания. Получается своеобразный замкнутый круг: для получения жилья на всех членов своей семьи военнослужащему необходимо проживать с семьей по месту прохождения службы еще до обеспечения его жильем, но до обеспечения жильем проживать семье военнослужащего негде (только на условиях поднайма либо у знакомых и родственников).

Формулировка абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» сконструирована таким образом, что под угрозой уменьшения права на жилище заставляет семьи военнослужащих проживать вместе даже в самых трудных бытовых условиях. Между тем, Семейный кодекс РФ не устанавливает обязанности супругов проживать совместно,  закрепляя за каждым из супругов свободу выбора рода занятий, профессии, места пребывания и жительства (ст. 31). Полагаю, что критерий совместного проживания семьи военнослужащего в вопросе жилищного обеспечения вообще не должен приниматься во внимание при отсутствии у семьи данного военнослужащего какого-либо жилья, но законодательство такого постулата не содержит.

Такое положение дел заставляет некоторых военнослужащих вводить в заблуждение органы жилищного учета, указывая в представляемых документах, что они проживают совместно с членами своей семьи при фактическом раздельном проживании. Выявить такой обман проблематично, так как в данном вопросе военнослужащему «верят на слово», ограничиваясь сопоставлением регистрации всей семьи военнослужащего по одному адресу. Но регистрация по месту жительства не обязывает проживать по указанному в ней адресу, кроме того регистрация по адресам военных организаций вообще не может определять какое-либо конкретное место жительство гражданина. В качестве косвенного доказательства совместного или раздельного проживания семьи военнослужащего может использоваться его договор найма (поднайма) жилого помещения, где также могут быть указаны проживающие в данном жилом помещении лица. Однако такого рода договора составляются, как правило, сторонами формально, без участия командования. И никто не отслеживает фактическое проживание или не проживание в квартире членов семьи военнослужащего вне зависимости от указания их в договоре. Кроме того, в ряде случаев члены семьи военнослужащего по объективным причинам не указываются в подобных договорах, например, в случаях регистрации брака военнослужащим или рождения у него ребенка после начала найма (поднайма) жилого помещения.

Интересным представляется тот факт, что зафиксировать количество проживающих вместе с военнослужащим лиц по одному из дел, находящихся на рассмотрении в Европейском Суде по правам человека, пытался даже военный прокурор путем личного визита к военнослужащему. Прокурор также опросил соседей военнослужащего относительно проживания его со своей женой. Однако, по мнению автора настоящей статьи, установить личным посещением места жительства военнослужащего состав его семьи с высокой долей объективности невозможно,  т.к. такое посещение носит явно краткосрочный характер, а родственники военнослужащего могут временно отсутствовать в квартире по объективным и уважительным причинам.
Таким образом, при отсутствии у семьи военнослужащего жилья в данном населенном пункте в собственности, на основании договора социального или служебного найма жилого помещения, установить факт его совместного или раздельного проживания с семьей весьма затруднительно. Многое в данном вопросе зависит от сведений, представляемых лично военнослужащим.

Более честный вариант получения жилья на всю семью военнослужащего при их раздельном проживании – это первоначальная постановка на жилищный учет самого военнослужащего, а непосредственно перед распределением жилья переезд его семьи к месту службы главы семьи. После такого переезда военнослужащий должен снова представить в орган жилищного учета рапорт (заявление) с просьбой включить в документы жилищного учета членов его семьи и представить в отношении них необходимые документы. Как указал Верховный Суд Российской Федерации, по смыслу Закона жилой площадью обеспечиваются помимо военнослужащего и те лица, которые на момент предоставления жилого помещения являются членами его семьи и имеют право на получение жилой площади от Министерства обороны РФ. Законность признания лица членом семьи военнослужащего, равно как и его обеспеченность жильем по прежнему месту жительства, проверяются жилищной комиссией на момент фактического предоставления жилого помещения указанным лицам.

Но здесь проблематично узнать, когда же будет происходить распределение жилья. В Вооруженных Силах РФ это действие производят структурные подразделения ДЖО МО РФ, отличающиеся высокой степенью скрытности такого рода информации. На личном опыте автор убедился, что должностные лица ДЖО МО РФ не высылают без специального дополнительного запроса даже извещение о постановке на учет в качестве нуждающегося в служебном жилье, отсутствует на официальном сайте Минобороны России и реестр нуждающихся в служебных жилых помещениях. Военнослужащим тех ведомств, где сохранились жилищные комиссии, путем личного общения гораздо проще узнать примерную дату распределения служебного жилья и строить свои планы, в том числе и по переезду членов своей семьи, в соответствии с данной информацией.

При анализе вопросов раздельного проживания семьи военнослужащего нельзя не затронуть и такой, касающийся множества семей военнослужащих, вопрос как развод. Развод – всегда личная трагедия, тем более в отношениях с детьми. После расторжения брака бывшие супруги более не являются членами одной семьи, но от развода их дети не утрачивают кровного родства и по-прежнему являются членами семьи своих родителей. Вместе с тем, бывшие супруги вряд ли согласятся проживать вместе после развода, и ребенок остается с кем-то одним из них. Если в такой «несложившейся» семье не было детей, то в жилищном вопросе каких-либо трудностей применения законодательства не возникает - никаких прав на обеспечение жильем бывшая супруга (супруг) военнослужащего после развода уже не имеет, т.к. не относится к членам его семьи. Сложнее обстоит дело в ситуации, когда брачные отношения между супругами прекращены, и при этом у них имеются общие дети.

В отношении ребенка не действует критерий добровольного выбора места жительства, характерный для совершеннолетних граждан. При расторжении брака одним из вопросов, решаемых либо самими бывшими супругами, либо судом, является определение того, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода (ст. 24 СК РФ). Если по такому соглашению либо решению суда ребенок остается проживать совместно с военнослужащим, то в этом случае он как член его семьи подлежит обеспечению жильем от военного ведомства наравне с военнослужащим. На такого ребенка положено 18 квадратных метров жилой площади. Если же ребенок после развода будет проживать с бывшей супругой военнослужащего, то, несмотря на то, что он все также будет числиться в личном деле военнослужащего в качестве члена его семьи, военнослужащий будет выплачивать ему алименты, в вопросе жилищного обеспечения такой ребенок будет военным ведомством обделен. Отсутствие подтверждения факта совместного проживания будут истолкованы воинскими должностными лицами как отсутствие членства семьи военнослужащего для такого ребенка. С точки зрения морали, малолетний человек теряет право на обеспечение жильем без каких-либо виновных действий со своей стороны, из-за поведения своих родителей. Но, как уже указывалось в настоящей статье, жилищное законодательство рассматривает совместное проживание в качестве обязательного признака семьи, а жильем обеспечивается именно семья военнослужащего.

Здесь мне усматривается еще одна проблема – российские суды почти всегда определяют место жительства несовершеннолетнего ребенка вместе с матерью. Между тем, подавляющая доля военнослужащих в Российской Федерации – это мужчины. Поэтому при рассмотрении такого рода споров заслуживающим внимания обстоятельством является возможность обеспечения ребенка жильем от военного ведомства, однако эта тема для отдельной статьи.

Естественно, вывод об отказе в обеспечении жильем ребенка военнослужащего автор делает с допущением о том, что вся эта информация известна органу, распределяющему жилые помещения (подразделению ДЖО МО РФ или жилищной комиссии). При сокрытии такой информации (о разводе и о раздельном проживании) от квартирных органов и получение жилья на своих бывших членов семьи действия военнослужащего могут быть квалифицированы как мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Кроме того, даже если военнослужащий и получит жилье большей площади с учетом своего ребенка (с ним не проживающего), то наверняка впоследствии у него возникнут трудности с разделом такого жилья на несколько частей. Ведь реально жилье получено на не проживающих совместно лиц,  поэтому, например, бывшие супруги военнослужащих в интересах несовершеннолетнего ребенка смогут предъявлять притязания на полученное военнослужащим жилье. И эти притязания будут обоснованы законодательством, при разрешении данного спора суд может обязать военнослужащего не чинить препятствий к проживанию в полученной квартире своей бывшей супруги с ребенком (если место жительства ребенка после развода определено вместе с бывшей супругой военнослужащего) либо разделить указанную квартиру. Поэтому автор рекомендует всем оказавшимся в проиллюстрированной ситуации военнослужащим тщательно заранее обдумывать свои действия при обеспечении жильем.

Подводя краткие выводы настоящему повествованию, хотелось бы отметить следующее:
1. В связи со вступлением в силу 1 октября 2011 г. положений пункта 2 части 1 статьи 7 Федерального закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" федеральные органы исполнительной власти более не вправе требовать от заявителя представления документов и информации, которые находятся в распоряжении органов, предоставляющих государственные услуги, органов, предоставляющих муниципальные услуги, иных государственных органов, органов местного самоуправления либо подведомственных им организаций, за исключением документов, включенных в определенный частью 6 статьи 7 Федерального закона перечень документов. Кроме того, из анализа статей 7 и 8 вышеназванного Федерального закона следует запрет на принуждение заявителя на совершение действий и согласований, необходимых для получения государственных услуг, и связанных с обращением в иные организации.

Что же касается регулирования жилищных отношений в связи с изданием названного законодательного акта, то статьей 16 Федерального закона от 3 декабря 2011 года № 383-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в часть 4 статьи 52 Жилищного кодекса РФ внесены соответствующие изменения. В соответствии с ними для принятия на жилищный учет должны быть представлены документы, подтверждающие право соответствующих граждан состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, кроме документов, получаемых по межведомственным запросам органом, осуществляющим принятие на учет. Гражданину, подавшему заявление о принятии его на учет, выдается расписка в получении от него этих документов с указанием их перечня и даты их получения органом, осуществляющим принятие на учет, а также с указанием перечня документов, которые будут получены по межведомственным запросам. Органом, осуществляющим принятие на учет, согласно внесенным изменениям, самостоятельно запрашиваются документы (их копии или содержащиеся в них сведения), необходимые для принятия гражданина на учет, в органах государственной власти, органах местного самоуправления и подведомственных государственным органам или органам местного самоуправления организациях, в распоряжении которых находятся данные документы (их копии или содержащиеся в них сведения), если такие документы не были представлены заявителем по собственной инициативе.

При этом в пункте 5 статьи 28 названного закона указано, что положения статьи 16 Федерального закона вступают в силу с 1 января 2013 года. Следовательно, с указанной даты требование от военнослужащих тех документов, которые могут быть получены органами военного управления по межведомственным запросам (в т.ч. справок БТИ и Росреестра России) недопустимо.

Кроме того, даже до 1 января 2013 года представляется неверным при решении вопроса о постановке военнослужащего на учет в качестве нуждающегося в служебном жилье при проживании его отдельно от членов своей семьи требовать от него представления документов в отношении членов его семьи, с ним не проживающих. Как было проиллюстрировано  в настоящей статье, такие документы не несут смысловой нагрузки при принятии решения о признании самого военнослужащего нуждающемся в служебном жилье.  В этом случае лишь сам военнослужащий может быть признан нуждающимся в служебном жилье. В этой связи необходима переработка и ведомственных нормативных правовых актов по вопросам жилищного обеспечения военнослужащих в части исключения из них положений о представлении излишних документов, которые жилищные органы могут получить самостоятельно.

2. По мнению автора, формулировка абз. 2 п. 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» о гарантии предоставления служебного жилья только совместно проживающим с военнослужащим членам его семьи не соответствует потребностям социума военнослужащих в указанной сфере общественной жизни, а потому подлежит корректировке. При отсутствии у семьи военнослужащего любого жилья по месту прохождения службы самим военнослужащим требовать совместного проживания людей в дискомфортных условиях под угрозой непредоставления служебного жилья на всю их семью со стороны государства представляется жестоким и неоправданным. Семьи военнослужащих почти со стопроцентной долей вероятности станут проживать вместе не до предоставления им служебного жилья, а после.

3. При расторжении браков в семьях военнослужащих в ряде случаев их дети оказываются утратившими права на жилище без каких-либо не просто виновных действий с их стороны, а вообще осознания этого. Российское законодательство защищает жилищные права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, но не предоставляет совсем никаких жилищных льгот детям, ранее имевшим право на жилищное обеспечение и утратившим его только лишь из-за развода своих родителей. По мнению автора, введение законодателем для таких детей установление некой социальной гарантии в жилищном вопросе наподобие «материнского капитала» было бы вполне оправданно и справедливо.

Библиография:

  1. Глухов Е.А. К вопросу о критериях отнесения населенного пункта к категории близлежащего при предоставлении военнослужащим служебных жилых помещений // Право в Вооруженных Силах. 2010. № 8.
  2. Глухов Е.А. Тернистый путь к признанию военнослужащих нуждающимися в служебных жилых помещениях // Право в Вооруженных Силах. 2012. № 3.
  3. Корякин В.М., Скулакова О.В. Социальные гарантии, предоставляемые семьям военнослужащих. М.: «За права военнослужащих», 2010.
  4. Кудашкин А.В. Справочник по жилищным вопросам для жилищных комиссий, военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей М.: «За права военнослужащих», 2009.
  5. Терехин А.М. Ротация военнослужащих в Вооруженных Силах Российской Федерации: сущность, правовые проблемы, принципы // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 8.
  6. Тюрин А.И. Является ли сейчас перспектива получения жилья от «военного ведомства» реальным стимулом к исполнению обязанностей военной службы? // Российский военно-правовой сборник № 4. М.: «За права военнослужащих», 2005.

Далее в настоящей статье под военнослужащими будут пониматься лишь военнослужащие-граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту.

Терехин А.М. Ротация военнослужащих в Вооруженных Силах Российской Федерации: сущность, правовые проблемы, принципы // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 8. С. 47.

Тюрин А.И. Является ли сейчас перспектива получения жилья от «военного ведомства» реальным стимулом к исполнению обязанностей военной службы? // Российский военно-правовой сборник № 4. М.: «За права военнослужащих», 2005. С. 83 – 87.

Согласно п. 1 ст. 3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» для военнослужащих устанавливается единая система правовой и социальной защиты, а также материального и иных видов обеспечения с учетом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, в том числе и в льготном исчислении, выполняемых задач, условий и порядка прохождения ими военной службы.

Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. № 1280 (ред. от 15.04.2011) "О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений" // Рос. газ. 2010. 29 октября.

Утверждена приказом МВД России от 12 февраля 2010 г. № 75 "Об организации работы по обеспечению жилыми помещениями во внутренних войсках МВД России" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. № 17.

Более подробно см.: Глухов Е.А. К вопросу о критериях отнесения населенного пункта к категории близлежащего при предоставлении военнослужащим служебных жилых помещений // Право в Вооруженных Силах. 2010. № 8. С. 61 - 66.

Кудашкин А.В. Справочник по жилищным вопросам для жилищных комиссий, военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей М.: «За права военнослужащих», 2009. С. 93 - 94.

Корякин В.М., Скулакова О.В. Социальные гарантии, предоставляемые семьям военнослужащих. М.: «За права военнослужащих», 2010.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" // Рос. газ. 2009. 8 июля.

Иначе непонятно, где же должен проживать военнослужащий и хранить свои личные вещи с момента сдачи старого служебного жилого помещения до получения нового.

Это означает, что указанные военнослужащие имеют право (при выполнении условий о нуждаемости) одновременно состоять на учете нуждающихся в служебных жилых помещениях  и жилых помещениях социального найма.

Пункт 5 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 9 (ред. от 06.02.2007) "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" // Рос. газ. 2000. 24 февраля.

Как указал Верховных Суд Российской Федерации в своем определении от 12 апреля 2006 года по делу № N 5-Г06-27 при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения федеральное законодательство не ограничивает включение в сумму общей площади имеющихся у гражданина жилых помещений пределами лишь одного субъекта.

См. определение Верховного Суда Российской Федерации от 15 марта 2011 г. № 201-В11-5 по делу Баталова А.В. // http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big3/verhsud_big_48728.htm

Высшие судебные инстанции уже не раз высказывали правовую позицию об уведомительном характере регистрации граждан по месту пребывания и жительства. Сама по себе регистрация не является однозначным доказательством проживания в каком-либо жилом помещении.

См. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу № 30078/06 «Константин Маркин против Российской Федерации» (вынесено и вступило в силу 22 марта 2012 года) // http://europeancourt.ru/tag/konstantin-markin-protiv-rossii

См. определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1999 г. № 2н-137/98 // Право в Вооруженных Силах. 2001 № 10.

Более подробно алгоритм постановки военнослужащего ВС РФ на учет нуждающихся в служебном жилом помещении рассмотрен в статье Глухова Е.А. Тернистый путь к признанию военнослужащих нуждающимися в служебных жилых помещениях // Право в Вооруженных Силах. 2012 № 3.

Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 210-ФЗ (ред. от 18.07.2011) "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" // Рос. газ. 2010. 30 июля.

См. решение Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2012 года № ВКГПИ12-15 // http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=497704

 

Другие новости и статьи

« Самой серьезной «народной книгой», посвя­щенной истории крестьянских движений, была книга о Пугачеве, написанная Л. А. Тихомировым

Бессмысленный запрет и ответственность за его неисполнение »

Запись создана: Суббота, 15 Январь 2022 в 12:50 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика