13 Март 2022

Психологическое благополучие человека и пандемия COVID-19

oboznik.ru - Этиология и патогенез коронавируса

#вирус#коронавирус#эпидемия#COVID-19#COVID-2019

Психологическое состояние общества определяется с точки зрения психологического и эмоционального благополучия людей и рассматривается с учетом как объективных показателей, так и субъективных оценок людей. Психологическое здоровье людей рассматривается как интегральный показатель психосоциального благополучия в обществе (Brooks etal., 2020). Согласно определению ВОЗ, психологическое здоровье определяется как состояние благополучия, при котором человек может реализовать свой собственный потенциал, справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь общества.

Основная функция психологического здоровья— поддержание активного динамического баланса между человеком и окружающей средой в ситуациях, требующих мобилизации ресурсов личности, поэтому в ситуациях повышенной стрессовой нагрузки, к которой также относится пандемия коронавируса, вопрос о психологическом здоровье людей является актуальным. Психологическое благополучие связано с адекватным отношением к сложившейся ситуации даже в условиях пандемии или эпидемии. Так, в Цюрихском лонгитюдном исследовании социального развития отметили интересную тенденцию при изучении психологических реакций в условиях пандемии COVID-19 (ShanahanL. etal., 2020). Несмотря, на типичные негативные эмоциональные реакции на пандемию, показатели психологического благополучия у 18,7% молодых людей оказались выше во время пандемии по сравнению с периодом, предшествующим пандемии.

Сходные результаты получены и в другом (The Swiss Corona Stress Study) швейцарском исследовании стресса, вызванного пандемией коронавируса (de QuervainD. etal., 2020). Возможными причинами актуализации подобной тенденции может быть неприятие ускорение ритма жизни в современном мире, давление большого количества повседневных стрессов с которыми сталкивается молодежь в современном технологическом мире (KeyesK. etal., 2019). Вто время как пандемия, несмотря на явные недостатки, привела к созданию условий, которые позволили «замедлить» ритм жизни респондентов, дать им возможность переосмыслить свои цели, подвести итоги прожитого периода и наметить пути долгосрочного улучшения психологического благополучия. Однако в большинстве случаев такие обстоятельства, как: (1)неизвестное течение болезни и отсутствие общепринятого лечения, (2)социальная изоляция и дистанцирование сопровождающих пандемию и (3)высокая вероятность массового распространения плохо изученной инфекции,— значительно усугубляют дистресс (MaunderR. etal., 2006). Кроме того, страх надвигающейся пандемии часто оказывает дополнительное негативное воздействие на ситуацию в обществе. Уже на начальном этапе пандемии в США, согласно опросу Morning Consult (2020), большинство американцев (62%) были обеспокоены развитием эпидемии COVID-19 (AsmundsonG., TaylorS., 2020). ВНидерландах участники исследования, проведенного в самом начале вспышки COVID-19, также отмечали, что пандемия оказывает негативное влияние на их психическое здоровье (Fried Frank’s Coronavirus (COVID-19) Resource Center platform). Объективная ситуация во время эпидемий и пандемий традиционно связана с множеством важных психосоциальных факторов стресса: угрозами для своего здоровья и близких; серьезными проблемами на работе; разлукой с семьей и друзьями; проблемами с продуктами питания и лекарствами; социальной изоляцией или социальным дистанцированием; закрытием школ и университетов (ShultzJ. etal., 2008).

К психологическим проявлениям действия этих факторов относятся эмоциональные переживания, страх, депрессии, алармизм, связанные с угрозой заражения или реальным инфицированием. Пролонгированная изоляция или длительный карантин, разочарование и скука от однообразия образа жизни на карантине, неадекватная информация, отсутствие личного контакта с привычным кругом общения, нехватка личного пространства дома и финансовые потери семьи усиливают формирование устойчивых негативных психологических последствий (WangC. etal., 2020). Дополнительным стрессовым фактором в случае пандемии может стать отсутствие государственной системы по охране психологического здоровья и социальной поддержки, а также отсутствие хорошо подготовленных специалистов в области психического здоровья, так как это усугубляет риск развития у людей эмоциональных и других форм психологических расстройств. (ShultzJ. etal., 2015). Наличие этих ресурсов играет решающую роль в выполнении или отказе от применения современных превентивных мер по борьбе со вспышкой заболевания, а также в организации риск-коммуникации для своевременного предотвращения возможных негативных последствий пандемии, как на индивидуальном уровне, так и на уровне государства. Результаты исследований прошедших эпидемий свидетельствуют о том, что в условиях пандемии психологический «след» во многом больше, чем медицинский «след»— психологические последствия пандемии являются более выраженными, более распространенными и более продолжительными, чем соматические последствия инфекции (ShultzJ. etal., 2008). Как отмечалось в ряде исследований во время вспышки эпидемии Эболы в Западной Африке в 2014–2015гг., «эпидемия страха» была хуже самой эпидемии с точки зрения числа пострадавших (DesclauxA. etal., 2017). Такая же ситуация наблюдалась во время вспышки тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС). Хотя эпидемия ТОРС в основном была опасна для пожилых людей, ослабленных и имеющих хронические заболевания, психологические последствия были существенными, как по количеству людей, подверженных воздействию эпидемии, так и по продолжительности психологического эффекта (ChengS., 2004; WasherP., 2004).

А многие люди, которые переболели атипичной пневмонией, еще в течение долгого времени после выздоровления субъективно переживали эту болезнь. С психологической точки зрения, пандемии представляют собой масштабные события, связанные с неопределенностью, чувством растерянности у большинства людей, с одной стороны, и ощущением важности происходящего, с другой стороны, и потерей контроля над жизненными ситуациями, которые вызывают стресс и эмоциональный дистресс, включая гнев, беспокойство и депрессию (ShanahanL. etal., 2020). Донаступления пандемии или на ее ранних стадиях присутствует широко распространенная неопределенность относительно вероятности и серьезности угрозы заражения, а также неопределенность и некоторая дезинформация о лучших методах профилактики и лечения (KanadiyaM., SallarA., 2011). Неопределенность в период пандемии сохраняется длительное время, в том числе и потому что неизвестна сама ее продолжительность, поскольку для пандемии может быть характерен волнообразный способ течения. Например, испанский грипп протекал в три этапа (BarryJ., 2005).

Одна из редких концептульных схем, объясняющих психологические механизмы поведения человека в условиях эпидемий, предложена Марком Шаллером (SchallerM., ParkJ.H., 2011). Концепция поведенческой иммунной системы (behavioral immune system, BIS) предполагает наличие протективных психологических механизмов. Поведенческая иммунная система состоит из набора психологических механизмов, которые (а)обнаруживают сигналы, свидетельствующие о наличии инфекционных патогенов в непосредственном окружении, (б)запускают эмоциональнокогнитивные реакции, связанные с болезнью, и, таким образом, (в)способствуют поведенческому избеганию инфекции патогеном. Существование поведенческой иммунной системы было зафиксировано у многих видов животных, в том числе и людей. Предполагается, что механизмы, составляющие поведенческую иммунную систему, развивались как первая грубая линия защиты от болезнетворных патогенов (SchallerM., ParkJ.H., 2011).

В соответствии с теорией поведенческой иммунной системы (JohnA. etal., 2013) в период эпидемий и пандемий у людей развиваются негативные эмоции (например, отвращение, тревожность) и негативно окрашенная когнитивная оценка происходящих событий для реализации самозащиты (MortensenC. etal., 2010). Столкнувшись с потенциальной угрозой заболевания, люди склонны реализовывать поведенческую стратегию избегания (например, избегать контакта с людьми, имеющими симптомы пневмонии) и строго соблюдать социальные нормы. Вситуации переоценки угрозы и чрезмерного реагирования на потенциальное заражение, люди могут демонстрировать крайнюю степень избегающего поведения и слепого подчинения рекомендуемым мерам предотвращения распространения инфекции (SchallerM., 2015).

Таким образом, существует механизм (негативные эмоции) который защищает людей от потенциальных патогенов в период эпидемий. Действительно, в ряде работ показано, что именно страх перед заражением является предиктором позитивного изменения поведения (социальное дистанцирование, соблюдение правил гигиены ипр.) (HarperC. et al., 2020), а тревожность связана с более ответственным поведением и соблюдением мер предосторожности (ErcegN. etal., 2020, April 10).

В то же время,сохранение негативных эмоций на длительное время может привести к снижению иммунных функций организма и нарушить баланс функционирования физиологических механизмов (Kiecolt-GlaserJ. etal., 2002). Исследования, проведенные во время предыдущих вспышек эпидемий, демонстрируют, что ухудшение психологического здоровья и благополучия, значительное усиление тревоги и страха проявляются в тех странах, где население оказывается непосредственно вовлечено в распространение пандемии (см.: BrooksS. etal., 2020). Так, эпидемия атипичной пневмонии (ТОРС) в 2003г. имела катастрофический характер для психического здоровья из-за широкого распространения психопатологий, связанных сэпидемией. (GardnerP., MoallefP., 2015). Умногих пациентов с атипичной пневмонией психологические расстройства, включая симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), сохранялись в течение длительного времени после лечения инфекции, в некоторых случаях в течение многих лет после того, как пациенты оправились от физического воздействия вируса (GardnerP., MoallefP., 2015). Более того, высокая степень тревожности может привести к клиническим проявлениям дистресса, избегания и функциональных нарушений, вплоть до уровня эмоционального расстройства, который требует медикаментозного лечения (WheatonM. etal., 2012). Это свидетельствует о том, что стрессоры, связанные с пандемией, могут как вызывать, так и усугублять психические расстройства, включая расстройства настроения, тревожные расстройства, ПТСР (ShultzJ. etal., 2015; WuK. etal., 2005).

Результаты исследования психологических последствий атипичной пневмонии (ТОРС) показали, что у тех людей, которые были либо на карантине или работали в местах повышенного риска, либо имели друзей или близких родственников, которые заболели атипичной пневмонией, вероятность развития симптомов ПТСР в 2–3раза была выше, чем у людей без воздействия этих факторов (WuP. etal., 2009). Кроме того, влияние отрицательных эмоциональных переживаний наблюдались даже в тех странах, в которых не было эпидемии (KilgoD. etal., 2018; ParmetW., SinhaM., 2017). В 2009г. в Великобритании во время пандемии свиного гриппа уже на самых ранних этапах почти четверть опрошенных сообщили о значительном беспокойстве по поводу вспышки (RubinG. etal., 2009). Вопросе американских студентов на ранних стадиях той же пандемии большинство (83%) студентов отметили определенную степень беспокойства по поводу заражения (KanadiyaM., SallarA., 2011). Наэтом фоне у некоторых людей может возникнуть чрезмерный страх смерти или инвалидности, тогда как у других могут возникать опасения, что их будут избегать другие, если они заболеют (ChengS. etal., 2004). Как показали результаты многочисленных исследований, психологические реакции на ситуацию пандемии могут быть самыми разными— от страха до безразличия и фатализма (PettigrewE., 1983; WheatonM. etal., 2012).

Наодном конце спектра располагаются люди, которые откровенно пренебрегают ситуацией или отрицают риски: они не принимают участия в рекомендуемых действиях в отношении здоровья, таких как вакцинация, гигиеническая практика и социальное дистанцирование. Надругом конце спектра— люди, для которых характерны сильная тревожность и/ или страх, которые изнуряют и приводят к патологическим проявлениям. Люди, которые очень боятся заразиться, обычно делают все возможное, чтобы защитить себя. Все их действия или бездействие направлены на избегание связанных с инфекцией раздражителей, в том числе людей, мест и вещей, связанных с болезнью. Люди могут отказаться ходить на работу из-за страха вступить в контакт с инфицированными людьми. Карантинные меры также могут являться причинами беспокойства некоторых людей.

Это может привести к проявлениям агрессивного, антисоциального поведения, в худших случаях развиться в массовую панику— групповой феномен, в котором сильно напуганные люди думают только о себе, причиняя вред другим, пытаясь спасти себя (ShultzJ. etal., 2008). Вовремя пандемий и эпидемий могут наблюдаться агрессивное поведение и антиобщественное поведение, такое как беспорядки, мародерство и уничтожение имущества (ShultzJ. etal., 2008). Однако чувство сострадания, поддержки, просоциальное поведение, проявления взаимопомощи в современном обществе встречаются чаще (DezecacheG., 2015; PettigrewE., 1983; Schoch-SpanaM., 2004). Очевидно, что негативный эмоциональный фон (тревога и беспокойство) во время пандемии может сказаться на увеличении числа пациентов в больницах и на станциях неотложной помощи, снижая тем самым ресурсы системы здравоохранения. Так, например, во время пандемии свиного гриппа в 2009г. в исследовании, проведенном в штате Юта, было выявлено, что число обращений в отделения неотложной помощи пациентов с низким риском инфицирования возросло, так как было спровоцировано высоким уровнем тревоги, и было сопоставимо с ситуацией реальной пандемии (McDonnellW. etal., 2012).

Психологическое сопровождение пандемии COVID-19 / под ред. Ю. П. Зинченко. — Москва : Издательство Московского университета, 2021. — 597, [3] с. — (Электронное издание сетевого распространения).

Другие новости и статьи

« Подготовка специалистов военного финансово-экономического профиля высшей квалификации

Военные моряки Северного флота передают продовольственные пайки жителям Донбасса »

Запись создана: Воскресенье, 13 Март 2022 в 10:38 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика