2 Октябрь 2022

Ценности постиндустриального общества

#общество#ценности#кризис

Ценности, как социальная норма и конструкция не статичны, а также эволюционируют со временем в ходе технологического прогресса, либо в силу влияния исторических процессов и событий. Развитие общества характеризуется тем, что до конца 60-ых годов 20-ого столетия в мире преимущественно доминировали традиционные социальные нормы и принципы патриархально-консервативного порядка. Они, в свою очередь, регулировали социальную жизнь общества и его основных компонентов, где главные социально-ценностные значения принадлежали семье, нации и государству.

Во второй половине 20-ого века глобальный социум начал вступать в новую веху социального развития, что выразилось в формировании постиндустриального общества. Постиндустриальное общество – это новый исторический тип общества, который сформировался в конце 60-ых и начале 70-ых годов 20-ого столетия, возникновение которого первоначально приходится на ведущие страны Запада. Основная особенность постиндустриального общества в современной исторической перспективе – это внедрение автоматизированной технологии, электроники и возрастание роли информации в обществе, что повлияло на форму и структуру социальных отношений и ценностей113 . Основные тезисы о природе постиндустриального общества изложены в трудах таких ученых, как: Элвин Тоффлер, Дэниел Белл, Герберт Маркузе и Збигнев Бжезинский. Автором термина «постиндустриального общества» является американский социолог Даниел Белл, в то время как профессор Гарвардского университета, Збигнев Бжезински ввел в обиход термин «технотронного общества».

Основные характеристики постиндустриального общества обусловлены процессом технологической модернизации и инновации в экономике, которые, в свою очередь, впоследствии оказали влияние на социальную и социокультурную среду. Постиндустриальное общество характеризуется следующими социоэкономическими особенностями: экономика с преобладающим инновационным сектором, высокопроизводительная промышленность, индустрия знаний, высокая долей в ВВП высококачественных и инновационных услуг, а также более высокая доля населения, занятого в сфере услуг и высокий уровень развития человеческого капитала. Так, внедрение технологий и науки оказывает кардинальное воздействие на трансформацию социальных паттернов общества, которые значительно отличаются от своего индустриального предшественника. Збигнев Бжезинский в своей работе «Между двумя веками: роль Америки в эру технотроники» перечисляет следующие значительные трансформации в социальной среде в постиндустриальном/технотронном обществе:  автоматизация производства и кибернетика заменяет выполнение машинной работы человеком;  расширение социального пакета работников, который охватывает такие социальные опции, как навыки, безопасность, отпуск, страховка и соотвественно расширение социальной роли государства;  образование не только является универсальным, но и становится популярным направлением в жизнедеятельности общества. Тренинги по повышению знании и квалификации труда, знания выступают инструментом по продвижению по социальной лестнице;  университеты в постиндустриальном обществе становятся более чем привилегированным местом для получения знания и начинают выполнять важнейшую социальную и политическую роль. Например, занимают роль интеллектуальных мозговых центров;  в постиндустриальном обществе, развитие аудио-видео коммуникации позволяет сформировать массовую культуру, что меняет классическое представление о природе исскуства.

Двумя основными технологическими элементами, повлиявшими на становление социальных паттернов постиндустриального общества, являются, во-первых, внедрение автоматизированного производства, что изменило классические, марксистские представления о производи-тельности труда 116 , во-вторых, расширение базы производства и рождение консюмеризма, как нового социально-культурного феномена, связывающего материальное и нематериальное в единую ценностную коммуникацию 117 , в-третьих, сексуальная революция, которая изменила традиционные представления о семье, гендере и сексуальных отношениях. Зарождение и развитие постиндустриального общества шло в следующих исторических условиях:  Идеологическая борьба двух доктрин: коммунизма и капитализма;  Возрастающая производительность труда (технический прогресс);  Рост рождаемости среди основного населения;  Возвышение роли и значимости ВПК (военнопромышленного комплекса) как социального и политического института;  Развитие интеграционных процессов в политической, экономической, культурной и социальной сферах между ведущими государствами Запада во время холодной войны118 . Основным ядром социоэкономической революции постиндустриального общества стала автоматизация производства, в ходе которой социально-материальные преобразования сформировали политические предпочтения рабочего класса. Внедренное автоматического производства экономило силы рабочего, не требуя от него каких-либо больших физических затрат. В результате данного процесса произошла «культурная революция» левого движения в доктринальном отношении: из коммунистической среды выделилось социал-демократическое направление, которое не выдвигало радикальных политических требований и предпочло эволюционный путь революционному. То есть радикализм левого движения 19-ого столетия был продиктован жесткими социально-экономическими условиями рабочего класса119 . Помимо этого, государство стало принимать на себя больше социальных функций, и технологический прогресс сделал возможным

культуру потребления для широких масс, что увеличило жизненные возможности обычных людей. Роль технологий стала передовой в конструировании социальной жизни общества. Помимо вышеперечисленных факторов, также необходимо отметить географические особенности глобального социума в современной международной среде. Приход и становление постиндустриального общества приходится на период конца 60-ых годов и начала 70-ых годов 20-ого столетия. Как было уже отмечено выше, зарождение постиндустриальных социальных установок приходится на западные сообщества, и что важно отметить уровень распространенности постиндустриальных социальных паттернов приходится неодинаково по всему земному шару. Как отметил Самюэль Хантингтон в своей знаменитой книге «Столкновение цивилизации и преобразование мирового порядка» процесс политической, экономической, социальной и технологической модернизации западных наций происходил в течении двух ста или трех ста лет, жизни 5-7 поколений, в то время как процесс модернизации восточных наций происходил в довольно короткие периоды, от ста и до ста пятидесяти лет, жизни 3-5 поколений.

В рамках распространения социальных установок постиндустриального общества существует аналогичная ситуация. Развитие и становление систем социальных паттернов постиндустриального общества не происходило равномерно и одновременно по всей планете, а чередовалось волнами. Если становление постиндустриальных социальных паттернов на Западе произошло в конце 60-ых и начале 70-ых годов 20-ого столетия, то в странах бывшего соцлагеря, данные тенденции проявились после падения социализма. Также остается весьма спорным вопрос о традиционных общества некоторых африканских стран и стран Ближнего Востока. Таким образом, те социальные и культурные тенденции, которые зародились или имели место быть в западных обществах в позднеиндустриальный период и ранний постиндустриальный периоды, проходят стадию созревания и развития в других мировых сообществах с определенным «опозданием». Следовательно, встает вопрос о «чистоте» постиндустриального общества, и какие элементы являются превалирующими а какие нет?

Глобальные тенденций постиндустриального общества неоднородны. Например, экономики стран ЕС – высокоразвитые инновационные экономики с преобладающим сектором экономики услуг, в то время как индустриальное производство, преимущественно базируются в азиатских странах, но общим объединяющим фактором является распространенность использования информационных технологий. Можно классифицировать паттерны постиндустриального общества на двух уровнях: политико-экономическом и социокультурном. Политико-экономические модели постиндустриального общества характеризуются высоким уровнем межгосударственного сотрудничества, высоким уровнем развития международных и региональных институтов, преобладанием во внешней политике экономического и социального сотрудничества 123 . Социально-экономические паттерны постиндустриального общества, могут быть соответствующе отображены системой ценностей Рональда Инглхарта – выживание против самовыражения (survival vs. self-expression) и традиционный против секулярно-рационального авторитета (traditional vs. secular-rational authority). В социальном выражении, концепция Р. Инглхарта выражается в альтернативе материальных и постматериальных ценностей. Социально-психологической чертой материалистических сообществ является выживание, физическое сохранение, безопасность и материальное благополучие. Черта постматериалистических ценностей – это творчество, самовыражение, социальная солидарность, толерантность.

Таким образом, постиндустриальное общество – это не абсолютный социальный феномен, воплощающий в себе все элементы постиндустриальной среды, а категория с определенным доминированием одной среды и с отставанием в другой. К примеру, IT технологии стали неотъемлемой частью жизни общества, но это никак не повлияло на уровень и стандарты жизни не-западных обществ, например, в некоторых странах Латинской Америки, Ближнего Востока или стран СНГ. В духе постиндустриализма трансформацию ценностей в современном мире исследует Р. Инглхарт. Его идея о движении ценностных ориентаций в направлении постматериальности определила ведущие подходы к изучению тех изменений, которым подвержены широкие слои населения в промышленно развитых демократических странах.

Его трактовка перемен в системе ценностей базируется на двух посылах. Во-первых, он полагает, что приоритеты в обществе формируются в соответствии с ориентацией на «нехватку» чего-либо: люди придают большую ценность тому, чего в обществе относительно мало. Вовторых, он исходит из того, что личные ценностные ориентации и приоритеты человека отражают те условия, в которых проходила его социализация. Сочетание этих двух посылок создает общую модель формирования ценностных установок: основные ценностные ориентации человека формируются в раннем возрасте как реакция на социальноэкономические условия (личные и социальные) того периода, и, сформировавшись, эти ценности обычно остаются непоколебимыми перед лицом всех последующих изменений в условиях жизни.

Инглхарт использовал эту модель для доказательства того, что социоэкономические факторы, преобразующие западные индустриальные общества, изменяют и относительный характер значимых целей и, соответственно, ценностные приоритеты населения. Люди старшего поколения обычно подчеркивают значимость традиционных «материальных» целей общества, таких, как экономическое благополучие, общественная безопасность, законность и порядок, религиозные ценности и сильная национальная оборона. Выросшее в обстановке, когда обществу, кажется, удалось достичь традиционных целей, молодое поколение в западных странах обращает внимание на «постматериальные» цели - самовыражение, личную свободу, социальное равенство, самореализацию и поддержание качества жизни. По мнению Инглхарта, «Ценности и поведение человека во многом обусловлены тем, в какой степени его выживание гарантировано»

Кроме экономической защищенности постиндустриальное общество предоставляет возможность получить качественное образование и широкий доступ к информации, что также способствует развитию эмансипативных ценностей. В результате приоритетными для индивидов становятся постматериалистические ценности, а удовлетворение материальных потребностей начинает восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Распространение эмансипативных ценностей, в свою очередь, создает культурную основу для создания новых демократических институтов и способствует росту толерантности в обществе. Вместе с тем, сегодня мы наблюдаем и процессы деформации традиционных ценностей, которые происходят по всему миру. К примеру, американское общество ценности которого разными путями входят в наше общество, постепенно отказывается от традиционных взглядов в пользу либеральных убеждений. Этот процесс идет давно и проявляет себя как в оценке различных девиаций, так и в политических предпочтениях электората, считает эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Н. Хвыля-Олинтер. Ею приводятся данные недавнего исследованию компании Gallup125 . Согласно результатам исследования большинство жителей США считают, что правительство не должно продвигать какие-либо особенные ценности. Ранее, вплоть до 2008 года, преобладало представление о необходимости отдавать приоритет ценностям традиционным.

Начиная с 2009-го, распределение мнений стало нестабильным и начало латентным образом меняться, в итоге сторонники идеи продвижения традиционных ценностей были побеждены либералами. Можно предположить, что эти изменения связаны с политикой, проводимой экс-президентом США Бараком Обамой, который, будучи представителем Демократической партии, продвигал левые взгляды. Например, он отстаивал легализацию поздних абортов и однополых браков . Важнейшей ценностью в идеологии американцев является их устремленность в будущее. Постоянная устремленность в лучшее будущее является источником неисчерпаемого оптимизма американцев. Несмотря на прошлый опыт экономических кризисов и рецессии американцы с оптимизмом смотрят в будущее, будучи уверены в том, что Бог их не обидит и необходимы лишь новые усилия, чтобы достичь благосостояния и благоденствия. Они уверены в том, что есть рациональные пути для преодоления трудностей и если для этого необходимы какие-то действия, то их следует предпринять. Активность есть выдающееся качество американцев, которые не принимают пассивно неблагоприятные факты жизни, а стараются их преодолеть.

Лучшей похвалой для американца является заявление, что он энергичен. У американцев больше уважения к деловым и энергичным людям, чем в других странах. Так, богатый англичанин может еще не старым удалиться на покой в загородный дом. Американский бизнесмен, имея большое состояние, будет до старых лет работать не потому, что ему нужны деньги, а потому, что не представляет жизни без труда. Новое постиндустриальное общество, в рамках международной системы, характеризуется тем, что социальные паттерны общества не только ограничены в рамках одной нации-государства, но и распространяются на локальном и глобальном уровнях. Новыми политическими тенденциями в международных отношениях стало развитие тенденции транснационализма и немного позже процесса глобализации. Формирование транснационализма пришлось на конец 70-ых годов. Концепция транснационализма была предложена Робертом Кеохейном и Джозефом Наем. Суть концепции транснационализма заключается во взаимодействии граждан различных стран между собой, минуя правительство. Раньше социальное взаимодействие между гражданами различных стран происходило во время войны, так как война – это классический инструмент международной политики индустриальной эпохи и государствоцентрической эпохи. В транснациональной системе напротив возрастает важность и значимость самих социальных процессов. Конец 60-х годов 20-го века характеризуется кардинальными социально-ценностными преобразованиями общества, а именно появлением таких новых социальных явлений как консюмеризм, сексуальная революция и формирование космополитизма. Данные новые социальные тенденции сформировали постклассический подход в определении совокупности ценностей и заложили основы новых форм социального взаимодействия, что повлияло на форму и статус социальных институтов. Консюмеризм и сексуальная революция стали одними из определяющих социокультурных тенденций постиндустриального общества.

Консюмеризм как форма социальной ценности, является продуктом развития капиталистической системы общественно-экономических отношений, первоначально индустриальной эпохи. Синоним понятия консюмеризма – это общество потребления. Общество потребления – это социоэкономический и социально-культурный продукт капитализма, сопровождаемый в социально-экономическом отношений ростом доходов, ростом свободного времени, размыванием классической классовой структуры общества и индивидуализацией потребления.

Знаменитый немецко-американский социальный философ Эрих Фромм отмечал зарождение и существование консюмеризма в индустриальном обществе, характеризуя его в системе социальных ценностей – «религией индустриализма». Основная идея автора заключается в принижении социумом и индивидом индустриального типа эмоциональных и духовных устремлений человека, и замена таких субстанциональных категорий человеческого бытия как эмоции, духовность - материальным потреблением131 . Благодаря технологическому уровню развития, жизнь среднестатистического человека стала комфортабельной. Отсутствие войн, социальных потрясений, голода, общественно-политических кризисов, социальная стабильность, материальный достаток, стабильный внутриполитический порядок обеспечили социальный комфорт для жизни простого человека. Технологии кардинальным образом изменили образ жизни и поведения человека, что отразилось в росте гедонизма. Гедонизм стал одной из социально-превалирующих тенденций, но в данном отношении под гедонизмом мы подразумеваем не только потребление, а скорее, изменение общественного сознания людей. Первыми потребительским слоем 132 стало сословие аристократов и высших социальных слоев в 19-ом веке. К середине 20-ого века консюмеризм, как стиль жизни стал весьма характерной и распространенной манерой обществ развитых экономик. Обладание кредитами и жизнь в долг стала нормой для среднестатистического жителя. К концу 20-го столетия уровень определения социального статуса стал определяться уровнем потребления.

Основной социальной и социально-культурной особенностью консюмеризма выступило то, что потребление стало не только потреблением материальных благ и выполняло чисто экономические функции, но и сформировалось в социальные и социально-психологические паттерны 134 . То есть, консюмеризм оформился в качестве социального института постиндустриального общества. Как отмечают многие эксперты, одной из психологических особенностей развития и формирования консюмеризма стало то, что потребителей в большей степени интересуют не товары, необходимые для жизнедеятельности, а получение удовольствия от процесса покупок самих товаров 135. Критики консюмеризма отмечают искусственность данного явления. Аргументируя тем, что компании вливают многомиллиардные вложения в продвижение бренда среди потребителей, и тем самым создают искусственный спрос на товары, посредством конструирования соответствующих социально-ценностных ориентиров. Товары потребления в новых экономических и социальных реалиях не стали ограничиваться только действием индивидуума как исключительно экономического субъекта, но потребление стало определять нематериальные и моральные аспекты сознания и поведения членов социума.

Другими словами, потребление стало определять общественно-доминирующие ценности общества. Социальнопсихологическое преобразование общества потребления, характеризуется колоссальным потреблением товаров и материальных благ, которые в свою очередь формируют социальное мировоззрение индивида. Также немаловажно отметить роль агентов социализации в постиндустриальном обществе. Благодаря развитию технологий и средств коммуникации, согласно теории технотронного общества, средства массовой информации (далее СМИ) стали принимать на себя роль агентов социализации. Роль масс медиа в условиях постиндустриального общества усилилась в плане создания и формирования иерархии системы ценностей. Фактически культура потребления и социальные ценности формируются маркетинговыми стратегиями крупных компаний, через осуществление таких акции как placement-production, продвижение товаров на рынке посредством воздействия на сознание потребителей через фильмы и рекламу. Как отмечают критики, выбор товаров и услуг в рамках консюмеризма осуществляется не посредством свободного выбора, а формируется через маркетинговую стратегию компании. В данном случае реклама играет роль коммуникатора и формирует предпочтения потребителей, для поддержания экономического благосостояния и прибыли компании. Трансформация ценностных ориентаций, безусловно, происходит и под интенсивным воздействием информации, разрушающей нравственные ценности и культивирующие самые разнообразные, преимущественно, индивидуалистические идеалы.

Критики идеи медиа-разнообразия отмечают, что содержательно большинство сообщений СМИ – однотипно и представляет собой «развлечение», то есть «культур-индустрия» создает иллюзию приспособления к желаниям каждого индивида, на деле формируя стандартные потребности, фундирующие всю «массу» потребителей культурного продукта. Одновременно ряд специалистов выражает опасения в связи с тем, что реальность СМИ подменила подлинный, многообразный мир для индивидов. «Изменения обычно рассматривают как что-то происходящее во внешнем мире, - писал Дж. Хардисон. – В 1920, к примеру, не было телевизоров. К 1980 телевизоры были повсюду, куда ни кинешь взгляд. Тем не менее, изменение всегда субъективно, как и объективно. Разум формируется при помощи полученного во внешнем мире опыта. Человек, рожденный в мир без телевизора, смотрит на него иначе, чем тот, который родился в мире, где телевизор – обычная вещь. Есть еще один важный момент культурных инноваций. Если инновация базовая, просто потому что она такова, спустя поколение после ее появления она становится частью мира как данность, частью формы нашего сознания скорее, чем его содержания».

В. А. Волков рассматривая основные характеристики трансформации ценностей аудитории СМИ выделяет три важных момента: вопервых, СМИ побуждают к определению более конкретных жизненных позиций. Они выполняют функцию достраивания реальности и являются отправной точки конструирования собственной жизни; вовторых, СМИ усиливают влияние, как традиционных, так и современных ценностей; в-третьих, воздействие СМИ на сознание проявляется крайне противоречиво. Так, нельзя не заметить высокую значимость общей культуры, особенно коммуникативной под влиянием СМИ. Одновременно с этим СМИ формируют явную материальную ориентацию молодежи, однако немаловажное значение занимает такая современная ценность как профессионализм и мастерство. В то же время другая значимая ценность – трудолюбие снижается под воздействием СМИ, но повышается рефлексивная потребность. Обращение к исследованию влияния средств массовой информации в настоящее время является актуальной темой, ввиду того, что в условиях глобализации, основным каналом распространения массовой информации является уже ни сколько телевидение, а Интернет, просторы которого безграничны и по большей части бесконтрольны.

Специалисты в области маркетинга исполнительских искусств считают, что под влиянием Интернета трансформируется сама система духовного воспроизводства. «Стремительный рост использования Интернета, - пишут известные специалисты в этой области Ф. Котлер и Дж.Шеф, - свидетельствует не только об изменениях в поведении потребителей, но и об изменении ценностей…. Адриан Слыватски, запустивший в оборот выражение «миграция ценностей», объясняет это таким образом: «Потребители делают выбор согласно своим приоритетам 137 . Поскольку приоритеты меняются, и новые проекты представляют потребителям новые возможности, они делают новый выбор. Они перераспределяют ценности. Эти изменяющиеся приоритеты вместе со способами, с помощью которых они взаимодействуют с новыми предложениями конкурентов, является тем, что вызывает, запускает или содействует процессу миграции ценностей». В современном информационном обществе, познание реального мира, в значительной степени, происходит за счет переживания определенных медиа-образов, поскольку СМИ осуществляют социальнопреобразующую репрезентацию реальности. В результате чего, происходит процесс рецепции культурных ценностей современного медиапространства: мода, виртуальные услуги, знания, благодаря которым, у человека конструируется некий культурный эталон, которому должен соответствовать современный человек138 . Наиболее подходящий пример – это японское аниме. Культурный феномен мирового масштаба, исходящий из Японии. Аниме стало современной весьма и широко распространенной субкультурой в мире, и одной из визитных карточек Японии в мировом масштабе. Аниме сформировало целую отрасль субкультуры. По мнению Е. С. Сычевой японские авторы этого популярного жанра целенаправленно создают определенные стандарты, образцы того, что, по их мнению, является поведением в духе традиционных японских ценностей. Причиной тому является активная вестернизация японского общества. Следует подчеркнуть, что аниме и манга рассчитаны не только на детей и подростков. «В последние годы особый интерес у исследователей вызывают такие специфические виды массового искусства, как японские комиксы манга и мультфильмы аниме – ввиду их визуальной и стилистической необычности, а также ощутимого влияния на массовую культуру других стран.

Однако интересным представляется и тот факт, что даже в этом, рассчитанном на юного зрителя, пласте массовой культуры можно обнаружить, на удивление, много отсылок к системе традиционных японских ценностей. Иногда какие-то отсылки к традиционной японской системе ценностей всплывают в манга, аниме и телесериалах явно непреднамеренно и не вполне осознанно – просто так проявляется изначальная специфика японского мышления и мировоззрения. С другой стороны, под яркой и ультрасовременной «обложкой» аниме – или манга – форматов порой скрывается достаточно «морализаторский» посыл. Это дает основания сделать вывод о том, что в данном случае речь идет не о бессознательном проявлении типичных черт японского характера, а о совершенно осознанной попытке ориентировать широкую молодежную аудиторию на некий ценностный идеал.

Авторы таких работ целенаправленно создают определенные стандарты, образцы того, что, по их мнению, является поведением в духе традиционных японских ценностей. И у них есть на то свои причины: подобная необходимость возникает вследствие активной вестернизации. Одной из основных проблем стало скачкообразное возрастание уважения к классическому западному «фаустианскому» индивидуализму, который полностью противоположен традиционному японскому коллективистскому самосознанию. Во многом из-за этого «проблема поколений» в Японии стоит достаточно остро. «Но в то же время, если мы посмотрим любое аниме – или телесериал, то станет очевидным, что ситуация достаточно неоднозначна. Скорее современные юные японцы стремятся к синтезу культур, пытаясь совместить в своем сознании черты западного и японского подходов к осознанию мира и своей роли в нем». В рамках современного постиндустриального общества СМИ стали формировать ценностные ориентиры общества.

Поэтому роль СМИ сводится не только к общественно-политической деятельности, но и социально-культурной и воспитательной, что возводит средства массовой информации в новый ранг социальных институтов. Исследователь медийных коммуникаций И. А. Ильина утверждает, что специфика современных СМИ кардинальным образом трансформирует ценности и подходы коммуникаций, поскольку ими являются даже социальные сети и их структуры. Фокус ценностной составляющей общения базируется на проявлении гедонистической функции СМИ – получение удовольствия от общения с друзьями и близкими через социальные сети или через общение с другими людьми в процессе обсуждения какой-либо актуальной темы на форумах. Это указывает, что при влиянии масс-медиа, в частности Интернета, количество общающихся возрастает, а само общение как ценность приобретает статус необходимости. Необходимость общения является средством сопутствующим трудовой деятельности людей. Естественно, у аудитории, использующей СМИ, эта потребность выше благодаря применению новых технологий связи. Здесь важно отметить, и тенденциозное негативное свойство: в процессе виртуального общения может развиваться зависимость. Отсутствие себе подобных для общения, рождает цель общения через Интернет и средства связи141 . Главной критикой общества потребления и основной моральнопсихологической особенностью консюмеризма стало то, что такие субстанциональные и абстрактные ценности, как мораль, духовность замещаются ценностями потребления. Потребление индивидуумом товаров и услуг влияет на его социальную идентичность и определяет его социальный статус. Если раньше социально-ценностная ориентация личности формировалась через абстрактные понятия духовности и морали, и прививалась в семье, в школе и других социальных институтах, то в условиях консюмеризма в большей степени экономическое потребление социализирует личность. В философском отношении классические ценности и жизнедеятельность человека мотивирована абстрактными идеями и ценностями, такими как: нация, государство и вера (преимущественно в 19-ом веке и первой половине 20-го века).

В то время как в системе ценностей постиндустриального общества, достижение материального достатка является основным морально-психологическими мотиватором социально-ценностной ориентации индивидуума в современном обществе. Одним из наиболее подходящих примеров формирования и развития социокультурных основ консюмеризма – это культура гламура. Гламур, в свою очередь, выступает социокультурным воплощением культуры общества потребления, где нематериальные идеалы и ценности определяются потреблением 142 . Массовая культура гламура в экономическом и социальнокультурном отношениях связана с маркетингом. Суть маркетинга заключается в продвижении товара среди потребителей, в то время как гламур, как социально-культурный феномен создает морально-психологическую базу для потребления товаров, оправдывая в глазах индивидуума и его микросреды или окружения необходимости вести роскошный образ жизни. Основной сутью общества потребления стало то, что товары и уровень потребления определяют качество социальных коммуникаций внутри социума между индивидами. Так же, помимо самого потребления, как нового социального феномена, одной из наиболее распространенных социальных явлений стала сексуальная революция. В условиях постиндустриального общества возрастает роль и значимость секса в системе ценностей. Маркетинговая стратегия на подсознательном уровне создает определенный тип мышления и приводит к формированию связи между такими субстанциями и категориями как секс, потребительство и социальный статус. Секс, как и потребление, в условиях постиндустриального общества перестает играть сугубо физиологическую роль, а как социальный феномен оформляется в ценностную структуру. Особенностью современной половой жизни молодежи стало то, что секс в отличие от его традиционного понимания, больше не воспринимается исключительно как средство репродукции для семейной жизни, а больше приобретает гедонистические свойства. Ценностные конструкции в рамках консюмеризма развились в межполовых отношениях.

В до постиндустриальной эпоху межполовые отношения строились в рамках культуры авраамических религии, и были ограничены морально-этическими нормами для подчинения высшим идеалам. После сексуальной революции конца 60-ых годов, снятия табу на сексуальные темы и развития раскрепощенности, секс стал неотъемлемой частью молодежной культуры. Интимные отношения от естественно-биологической потребности перешли в сферу социально-статусных отношений. Как отмечают традиционалисты и консерваторы, социальным паттернам постиндустриального общества свойственна коммерсализация отношении. В постиндустриальной среде развитие социальных форм необходимо рассматривать не только в рамках развития одного общества и в рамках одной страны, нации-государств классической эпохи Вестфальской системы, но в рамках глобализированного мирового сообщества. Международным социальным паттерном постиндустриального общества стал вышеописанный феномен транснационализма.

Данная тенденция выражается в развитии туризма, образования, что усиливает социальный и культурный обмен. Официальные правительства ставят своей целью поддержание не только официальных правительственных отношений, но и поддержание социальных и культурных связей. В постиндустриальной среде, где технологический прорыв в общественном потреблении пришелся на конец 20-ого века и начало 21- ого, социальные факторы становятся более доминантными в международных отношениях. Человечество стало рассматриваться как единая, глобальная социально-политическая категория, выраженная в идеях космополитизма. Ярким и подходящим примером, в данном отношений являются многомилионные города, абсорбирующие в своей социально-культурной среде представителей различных рас, этносов, культур. Города по своей структуре уже более не являются этнически и культурно моногамными, что говорит о вне национальности глобализирующихся социальных процессов. Первое политическое и глобалисткое понимание человечества было выдвинуто после окончания Второй Мировой войны во время принятия Устава ООН и «Всеобщая декларации о правах человека».

Но реальные социальные и культурные изменения внутри социумов самих нации-государств начались только в период глобализации, конец 70-х и начало 80-х годов 20-ого столетия. Особенность космополитического социального процесса заключается в том, что осознание глобальной культуры человечества, как например «гражданина Земли» окончательно оформилась в период глобализации. Разница между эпохой середины и конца 20-ого столетия, заключается в том, что образование ООН и других международных институтов – это государственноюридическое «признание» идей космополитизма. Однако, новые вненациональные, социальные движения, например, антиглобалистов, экологов, субкультур и иных форм социального выражения отражают социальную сущность процесса глобализации. Средний класс больше перестал быть исключительно американским и западным пониманием социальной стратификации общества. Доступность образования, туризма, международных обменов увеличилась, в том числе и для среднестатистического человека не-западного мира. Средства технологии, коммуникации расширили сферу деятельности, «сжимая пространство» апогеем развития которых стали феномен социальных сетей.

Постиндустриальное общество – это новая историческая социоэкономическая и культурная модель общества, конца 20-ого и начала 21-ого столетия. Социально-технологический стержень постиндустриального общества – это информационные технологии, которые влияют на развитие и формирование новых социальных паттернов. Основными социально-ценностными конструкциями постиндустриального общества являются: консюмеризм, сексуальная революция и космополитизм. Социальные паттерны консюмеризма выражаются в определении социального статуса уровнем потребления, сексуальная революция – раскрепощенностью социума на вопросы сексуальной тематики и космополитизм как осознанием человечества единства себя в глобализированном мире. Выводы В постиндустриальном обществе доминируют преимущественно постклассические ценности постмодерна, которые формируют и образуют социальные паттерны современного социума. Социальные паттерны постиндустриального общества представляют с собой пример эволюции социальных ценностей в ходе новейших технологических влияний внутри социума. Ценности под влиянием новых социальных трендов также эволюционируют в ходе внедрения технологических новшеств, таким образом перестраивая структуру и форму социальных отношений.

Ценностные ориентиры современной молодежи: особенности и тенденции): монография / Т.К. Ростовская, Т.Б. Калиев. — Москва : РУСАЙНС, 2019. — 228 с.

Другие новости и статьи

« Кризис духовно-нравственных ценностей современного общества

Минобороны России взяло на особый контроль проживание мобилизованных граждан »

Запись создана: Воскресенье, 2 Октябрь 2022 в 16:09 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика