9 июня, за день до начала операции, артиллерия Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота в течение 10 часов разрушала наиболее прочные оборонительные сооружения в первой полосе обороны противника



9 июня, за день до начала операции, артиллерия Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота в течение 10 часов разрушала наиболее прочные оборонительные сооружения в первой полосе обороны противника

oboznik.ru - 9 июня, за день до начала операции, артиллерия Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота в течение 10 часов разрушала наиболее прочные оборонительные сооружения в первой полосе обороны противника

В это же время 13-я воздушная армия, которой командовал генерал С. Д. Рыбальченко, и авиация флота под командованием генерала М. И. Самохина наносили сосредоточенные бомбовые удары. Всего советские летчики совершили около 1150 боевых вылетов. В результате почти все намеченные цели были разрушены.

Утром 10 июня после мощной артиллерийской подготовки перешли в наступление войска 21-й армии под командованием генерала Д. Н. Гусева. До начала атаки фронтовая авиация совместно с авиацией флота нанесла массированный удар по финским опорным пунктам в районе Старый Белоостров, озеро Светлое, станция Райяйоки, разрушив и повредив здесь до 70 процентов полевых оборонительных укреплений{37}. Корабельная и береговая артиллерия наносила удары по району Райвола, Олила. Преодолев упорное сопротивление противника, войска армии в тот же день прорвали первую полосу его обороны, с ходу форсировали реку Сестра и продвинулись вдоль Выборгского шоссе до 14 км. 11 июня в наступление перешла 23-я армия под командованием генерала А. И. Черепанова. Чтобы развить прорыв, командующий фронтом дополнительно ввел в сражение стрелковый корпус из своего резерва. К исходу дня 13 июня войска фронта, освободив более 30 населенных пунктов, вышли ко второй полосе обороны.

Финское командование, не ожидавшее столь мощного удара, начало спешно перебрасывать на Карельский перешеек две пехотные дивизии и две пехотные бригады из Южной Карелии и Северной Финляндии, сосредоточивая свои усилия на удержании позиций вдоль Выборгского шоссе. Учитывая это, командующий Ленинградским фронтом решил переместить главные силы 21-й армии на ее левый фланг, чтобы она могла в дальнейшем свой основной удар развивать вдоль Приморского шоссе. Сюда же выдвигались стрелковый корпус и бригада тяжелой гаубичной артиллерии.

В директиве от 11 июня 1944 г. Ставка отметила успешный ход наступления и приказала войскам Ленинградского фронта 18 — 20 июня овладеть Выборгом{38}. Утром 14 июня после полуторачасовой артиллерийской подготовки и массированных ударов авиации 21-я и 23-я армии начали штурм второй полосы обороны противника. Бои носили исключительно ожесточенный характер. Противник, опираясь на большое количество долговременных огневых точек, противотанковых и противопехотных заграждений, оказывал упорное сопротивление и на отдельных участках переходил в контратаки. В ходе тяжелых боев советские войска овладели рядом опорных пунктов, а к исходу 17 июня прорвали и вторую полосу обороны. Советские летчики с 13 по 17 июня совершили 6705 самолетовылетов. За это время они провели 33 воздушных боя и сбили 43 вражеских самолета{39}. Существенное содействие войскам фронта оказывали корабли [30] и береговая артиллерия Краснознаменного Балтийского флота. Артиллерийским огнем они разрушали оборонительные сооружения противника и наносили мощные удары по его коммуникациям в тылу.

Финские войска начали с боями откатываться к третьей полосе обороны. Их моральное состояние резко ухудшилось, появились панические настроения. Представитель государственного информационного ведомства Э. Ютиккала в те дни заявил, что психологическое воздействие советских танков и артиллерии на финских солдат было огромным{40}.

Несмотря на критическое положение, финское командование все еще пыталось остановить советское наступление. Для этого оно сосредоточило на Карельском перешейке основные силы. 19 июня маршал К. Маннергейм обратился к войскам с призывом во что бы то ни стало удержать третью полосу обороны. “Прорыв этой позиции, — подчеркивал он, — может решительным образом ослабить наши возможности к обороне”{41}. В связи с надвигавшейся катастрофой финское правительство в тот же день уполномочило начальника генерального штаба генерала Э. Хейнрикса обратиться к германскому военному руководству с просьбой предоставить помощь войсками. Однако немецкое командование вместо запрошенных шести дивизий перебросило из-под Таллина в Финляндию лишь одну пехотную дивизию, бригаду штурмовых орудий и эскадрилью самолетов.

21-я армия Ленинградского фронта преодолела третью полосу обороны, внутренний выборгский обвод и 20 июня штурмом овладела Выборгом. Одновременно в восточной части Карельского перешейка 23-я армия при содействии Ладожской военной флотилии на широком фронте вышла к оборонительному рубежу противника, проходившему вдоль Вуоксинской водной системы{42}.

В эти дни ожесточенные схватки шли и в воздухе. Лишь за 19 июня фронтовые истребители провели 24 воздушных боя и сбили 35 вражеских самолетов. 20 июня в 28 воздушных боях с обеих сторон участвовало до 200 самолетов{43}.

После занятия Выборга Ставка уточнила задачи войскам Ленинградского фронта. В директиве от 21 июня указывалось, что фронт главными силами должен 26 — 28 июня овладеть рубежом Иматра, Лаппенранта, Виройоки, а частью сил наступать на Кексгольм (Приозерск), Элисенваара и очистить от противника Карельский перешеек северо-восточнее реки Вуокса и озера Вуокса{44}. Выполняя эти указания, войска фронта продолжали наступление.

В жестоких схватках с врагом советские воины проявляли высокое мастерство и массовый героизм. Вот один из многочисленных примеров. Во время штурма вражеских укреплений отличились многие воины 63-й гвардейской стрелковой дивизии, в том числе коммунист Н. А. Залетов, награжденный орденами Славы III и II степени. В критический момент, когда из строя выбыл командир роты, Залетов повел бойцов подразделения на штурм вражеского сильно укрепленного опорного пункта. За находчивость и мужество, проявленные в бою, Залетов был награжден орденом Славы I степени № 1. Он стал первым в Советских Вооруженных Силах полным кавалером солдатского ордена Славы{45}. Согласно статуту ордена ему было присвоено звание гвардии младшего лейтенанта. [31]

Вражеское командование, сознавая нависшую опасность, срочно подтягивало резервы. Сопротивление наступающим советским войскам усилилось. Поэтому за первую декаду июля 21-я армия смогла продвинуться лишь на 10 — 12 км.

23-я армия к тому времени форсировала реку Вуокса и захватила небольшой плацдарм на ее северном берегу. Моряки Балтийского флота к концу июня очистили от противника острова Бьёркского архипелага. В результате был надежно обеспечен тыл приморского участка фронта и создались условия для освобождения других островов Выборгского залива.

В ходе операции на Карельский перешеек были переброшены войска 59-й армии (командующий генерал И. Т. Коровников), которые ранее занимали оборону по восточному берегу Чудского озера. В период с 4 по 6 июля в тесном взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом они овладели основными островами Выборгского залива и приступили к подготовке высадки десанта в тылу финских войск{46}. При освобождении островов Выборгского залива каждый воин 59-й армии смелыми и инициативными действиями внес свой вклад в достижение успеха. Большую роль в этих боях сыграли артиллерия и авиация.

Между тем сопротивление противника на Карельском перешейке все более усиливалось. К середине июля здесь действовало до трех четвертей всей финской армии. Ее войска занимали рубеж, который на 90 процентов проходил по водным препятствиям, имевшим ширину от 300 м до 3 км. Это позволило противнику создать в узких дефиле прочную оборону и иметь сильные тактические и оперативные резервы{47}. Дальнейшее продолжение наступления советских войск на Карельском перешейке в этих условиях могло привести к неоправданным потерям. Поэтому Ставка приказала Ленинградскому фронту с 12 июля 1944 г. перейти к обороне на достигнутом рубеже{48}.

В ходе наступления, продолжавшегося более месяца, войска фронта вынудили врага перебросить значительные силы из Южной Карелии на Карельский перешеек. Это изменило соотношение сил и средств в пользу войск левого крыла Карельского фронта и тем самым создало благоприятные предпосылки для успеха их удара.

Утром 21 июня в полосе 7-й армии Карельского фронта, которой командовал генерал А. Н. Крутиков, началась мощная артиллерийская и авиационная подготовка. Используя ее результаты, войска армии при поддержке Ладожской военной флотилии форсировали реку Свирь и захватили небольшой плацдарм.

При преодолении Свири в районе Лодейное Поле 21 июня совершили подвиг 12 воинов 300-го гвардейского стрелкового полка 99-й гвардейской стрелковой дивизии и 4 воина 296-го гвардейского стрелкового полка 98-й гвардейской стрелковой дивизии. Бродов здесь не было, а предстояло преодолеть водную преграду шириной 400 м под плотным огнем противника.

Перед началом форсирования реки главными силами командование фронта и армии решило дополнительно уточнить систему огня финнов. Для этого была создана группа из молодых бойцов-добровольцев. Замысел оправдался. При преодолении реки группой смельчаков противник открыл ожесточенный огонь. В результате были обнаружены многие его огневые точки. Несмотря на продолжавшийся обстрел, группа добралась до противоположного берега и закрепилась на нем. Своими самоотверженными [32] действиями герои-комсомольцы способствовали успешному форсированию реки главными силами. За героический подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1944 г. все 16 воинов — А. М. Алиев, А. Ф. Барышев, С. Бекбосунов, В. П. Елютин, И. С. Зажигин, В. А. Малышев, В. А. Маркелов, И. Д. Морозов, И. П. Мытарев, В. И. Немчиков, П. П. Павлов, И. К. Паньков, М. Р. Попов, М. И. Тихонов, Б. Н. Юносов и Н. М. Чухреев — были удостоены высокого звания Героя Советского Союза{49}.

В первый же день операции войска 7-й армии в районе Лодейное Поле, форсировав реку Свирь, захватили плацдарм до 16 км по фронту и 8 км в глубину. Поддерживая их действия, авиация 7-й воздушной армии, которой командовал генерал И. М. Соколов, 21 июня совершила 642 боевых самолето-вылета{50}. На другой день плацдарм был значительно расширен. Опасаясь полного разгрома войск олонецкой группировки, финское командование стало поспешно отводить их на вторую оборонительную полосу.

21 июня перешла в наступление и 32-я армия генерала Ф. Д. Гореленко. Ее ударная группировка в течение дня также прорвала оборону противника, освободила Повенец и продвинулась на 14 — 16 км.

Отступая, финские войска минировали и разрушали дороги, взрывали мосты, производили массовые завалы в лесах. Поэтому наступление войск фронта замедлилось. Ставка Верховного Главнокомандования в директиве от 23 июня выразила неудовлетворение низкими темпами их продвижения и потребовала более решительных действий. Фронт получил приказ главными силами 7-й армии развить наступление в направлении Олонец, Питкяранта и частью сил (не более одного стрелкового корпуса) — в направлении Коткозеро, Пряжа, с тем чтобы не допустить отхода на северо-запад группировки противника, действовавшей перед правым флангом армии, и во взаимодействии с 32-й армией, которая должна была наступать главными силами на Сувилахти и частью сил на Кондопогу, освободить Петрозаводск{51}.

23 июня 7-я армия активизировала наступательные действия. В этот же день Ладожская военная флотилия, которой командовал контр-адмирал B.C. Чероков, при поддержке авиации флота высадила в тылу олонецкой группировки противника, в междуречье Тулоксы и Видлицы, десант в составе 70-й отдельной морской стрелковой бригады. Для прикрытия его действий на берегу использовалась авиация фронта. В высадке десанта участвовали 78 боевых и вспомогательных кораблей и судов. Несмотря на противодействие врага, части 70-й отдельной морской стрелковой бригады 23 июня захватили намеченный участок, разгромили вражеские артиллерийские позиции и перерезали шоссейную дорогу Олонец — Питкяранта. Однако уже на следующий день бригада стала испытывать недостаток в боеприпасах, тогда как противник предпринимал сильные контратаки. Чтобы развить успех действий на берегу, по приказу командующего фронтом на захваченный плацдарм 24 июня была высажена 3-я отдельная морская стрелковая бригада. Это позволило поправить положение{52}.

32-я армия 23 июня освободила Медвежьегорск и продолжала наступление на Петрозаводск. Соединения 7-й армии произвели перегруппировку сил, подтянули артиллерию и приступили к прорыву второй полосы обороны. 25 июня они освободили город Олонец. 27 июня передовые части 7-й армии, соединившись с десантом в районе Видлицы, начали преследовать [33] противника в направлении Питкяранты{53}. Частью сил армии продвигались к Петрозаводску. Наступая с севера и юга, они во взаимодействии с Онежской военной флотилией, которой командовал капитан 1 ранга Н. В. Антонов, 28 июня освободили столицу Карело-Финской ССР Петрозаводск и полностью очистили от противника Кировскую (Мурманскую) железную дорогу на всем ее протяжении.

В конце июня войска Карельского фронта, преодолевая яростное сопротивление врага, настойчиво продолжали наступление. Продвигаясь по бездорожью, через леса, болота и озера, 7-я армия при поддержке Ладожской военной флотилии к 10 июля вышла в район Лоймола и заняла важный узел финской обороны — город Питкяранта. 21 июля на государственную границу вышли соединения 32-й армии.

В период операции исключительно активно действовала советская авиация. Она уничтожала мощные долговременные сооружения, подавляла резервы, вела разведку.

Выполнив в основном свои задачи в наступательной операции, войска Карельского фронта 9 августа 1944 г. вышли на линию Кудамгуба, Куолисма, Питкяранта, завершив тем самым Выборгско-Петрозаводскую наступательную операцию.

Большую помощь воинам фронта оказывали карельские партизаны и подпольщики. Они наносили удары по отходившим финским подразделениям, их коммуникациям и отдельным опорным узлам, ограждали населенные пункты от разрушений и ограбления противником.

В ходе Выборгско-Петрозаводской операции уточнялись и конкретизировались задачи политорганов, политработников частей, партийных и комсомольских организаций. Партийно-политическая работа в ходе прорыва обороны противника сыграла большую роль в мобилизации советских воинов на героические действия, в достижении тесного взаимодействия между штурмовыми отрядами и группами, в обеспечении личного примера коммунистов в выполнении боевых заданий. Паузы между боями командиры и политработники использовали для подведения итогов действий бойцов, популяризации подвигов героев, проведения инструктажа парторгов и комсоргов и совещаний коммунистов и комсомольцев штурмовых отрядов. Большое внимание уделялось росту партийных рядов. Только за первые 10 дней наступления на Ленинградском фронте в члены партии было принято 3520 человек и кандидатами в члены ВКП(б) — 2328. Политуправление фронта во главе с генералом Д. И. Холостовым принимало меры по своевременному замещению выбывших из строя политработников. Для этого при политотделах армий имелся резерв по 60 человек, работали курсы и семинары по подготовке парторгов и комсоргов. Так, в 21-й армии за десять дней боев было назначено вместо выбывших из строя 16 парторгов батальонов и 26 заместителей командиров батальонов по политической части. Такая же работа проводилась политорганами Карельского фронта под руководством члена Военного совета генерала Т. Ф. Штыкова и начальника политуправления генерала К. Ф. Калашникова.



Другие новости и статьи

« Средства оборонного бюджета не должны уходить за рубеж

Выход советских войск на государственную границу с Финляндией означал окончательный провал агрессивных планов финской реакции, проникнутой ненавистью к Советскому Союзу »

Запись создана: Четверг, 21 Апрель 2011 в 23:40 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы