План победы



План победы

oboznik.ru - План победы

— Предположим, у моего соседа загорелся дом, а у меня есть длинный шланг. Если сосед возьмет мой шланг, наденет его на свой пожарный кран и погасит пламя — значит, он справится с огнем с моей помощью. И как же я себя при этом буду вести? Разве я скажу ему: «Сосед, знаешь, я заплатил за шланг, скажем, пятнадцать долларов, так ты мне их уплати за пользование шлангом»? Нет, мне не нужны эти деньги — мне только нужно, чтобы сосед вернул шланг, когда пожар потушен.

Так говорил наш президент, обращаясь к репортерам, собравшимся в Овальном кабинете на еженедельную пресс-конференцию 17 декабря 1940 года.

Во время этой беседы с журналистами президент привел для примера событие, которое могло произойти в любом американском городе: сосед помог соседу в беде. Но в этом случае, помогая погасить пожар в доме соседа, человек заботился и о себе: ведь пламя могло перекинуться и на его собственный дом. И пока пожар не потушен, здравомыслящие люди не тратят время на разговоры о том, сколько стоит шланг. Главное, чтобы этот шланг незамедлительно послужил спасательной цели: погасить огонь.

Президент привел этот пример не ради красного словца. В то время в мире уже бушевал один из самых страшных пожаров в истории человечества. Еще в 1931 году в Маньчжурии вспыхнуло его пламя, но тогда казалось, что оно слишком далеко и не представляет особой опасности для остального мира. Но в 1937 году пожар японской агрессии разгорелся с новой силой, угрожая на этот раз охватить весь Китай и перекинуться на огромный Восточно-Азиатский регион.

А в Европе огонь войны тлел еще с 1933 года, время от времени вспыхивая в разных странах: в Эфиопии, Испании, Австрии, Албании и Чехословакии.

Но страны и народы, которых пожар еще не коснулся, не думали о том, чтобы объединить усилия и погасить этот огонь, пока он не заполыхал вовсю. И в сентябре 1939 года вдруг вспыхнуло яростное пламя нацистской агрессии, которое всего за десять месяцев поглотило Польшу, Данию, Норвегию, Голландию, Люксембург, Бельгию и, наконец, Францию. И вот теперь, в декабре 1940-го, Британия в одиночку вела отчаянную битву за то, чтобы это страшное пламя не перекинулось через узкий Ла-Манш на ее землю, а затем — через Атлантику на Американский континент.

Мы, жители Соединенных Штатов, следили за распространением пожара со смешанным чувством. Подобно англичанам и французам мы в международных делах исходили в первую очередь из глубокой неприязни к войне. Но именно это обстоятельство вызывало наши колебания и сомнения.

С одной стороны, мы были уверены, что наша страна не должна снова пережить трагедию войны. Начиная с середины 30-х годов мы разработали систему законов о нейтралитете, которые имели целью не допустить войну в наше полушарие, изолировав нас от любых стран, вовлеченных в войну в других частях мира. И в то же время большинство американцев инстинктивно чувствовали, что наша страна не сможет наслаждаться мирной жизнью, если остальной мир будет охвачен войной. Мы понимали это с тех пор, как подписали в 1929 году Пакт Келлога-Бриана, провозгласивший отказ от войны как инструмента национальной политики. Мы не признали завоеваний Японии, Италии и Германии, нарушивших это положение. Снова и снова наша страна подчеркивала стремление к миру и мирному разрешению международных проблем.

По мере углубления мирового кризиса в 30-х годах для нас становился все очевиднее тот жестокий факт, что три страны стали на путь агрессии. Если бы наша страна начала сотрудничать с другими миролюбивыми нациями, чтобы остановить агрессоров, прежде чем они смогут угрожать нам самим, это в конце концов могло вовлечь нас в войну против этих агрессоров. Однако если сидеть сложа руки, предоставив агрессорам возможность продвигаться вперед победным маршем, то это может закончиться необходимостью воевать в одиночку против целого мира, чтобы защитить собственную страну. Пока мы таким образом колебались, неуклонно росла мощь держав оси и, соответственно, возрастала угроза нашей собственной безопасности.

Теперь, задним умом, мы понимаем, что если бы у нас, американцев, как и у других демократических стран, достало политической воли остановить Японию в 1931-м, Италию в 1935-м, а Германию в 1936 году, даже если бы потребовалось применить силу, то нам не пришлось бы теперь сражаться в величайшей войне, какую знала история. Но в то время нам трудно было принять тот факт, что в мире существуют могущественные державы, ставшие на путь неограниченных захватов с помощью обмана, коварства, экономической и политической экспансии и, наконец, военным путем.

Когда в 1937 году агрессия началась по-настоящему, наш президент сказал: «Пусть никто не воображает, что американцам удастся остаться в стороне, что Америку никто не тронет, что Западное полушарие не подвергнется агрессии». Я думаю, тогда большинство американцев душе понимали его правоту. Но мы, так же, как англичане и французы, гнушались войной, и пробуждение наше происходило медленно, постепенно. Англия и Франция пробудились прежде нас, так как опасность была от них в непосредственной близости, и все же это произошло слишком поздно, чтобы успеть спасти Францию.

Только в конце весны 1940 года, когда Англия в минуту смертельной опасности осталась одна и война могла перекинуться за океан, мы, американцы, решились наконец готовиться к самозащите.

И вот в декабре 1940 года США столкнулись с новым печальным фактом. Выяснилось, что Великобритания, Китай, как и другие страны, сражающиеся с державами оси, не будут получать из нашей страны достаточного количества оружия, необходимого для продолжения войны, до тех пор, пока мы не станем чем-то гораздо большим, чем дружественный им продавец оружия на основе одного бизнеса. Сейчас от нас требовалось не просто расширять продажу оружия этим странам, но предпринять некие новые серьезные шаги в этой области.

Суть решения, которое предлагал на пресс-конференции 17 декабря президент США, начав ее своей притчей о шланге, состояла в том, что всей нации следует поступить так же, как поступит любой гражданин, когда пламя пожара охватывает дома соседей. Нам надлежало отправлять военное снаряжение, которое мы могли выделить при создании собственной обороны, нашим соседям, которые уже боролись с пожаром войны. Помогая им защищать свои дома, мы тем самым создавали необходимые условия и для защиты собственного дома. Решение же деловых вопросов между нами и соседями должно было подождать до тех пор, пока не минет опасность. В этом и состояла суть того явления, которое мы теперь называем ленд-лизом.

В следующие три месяца американский народ обсуждал вопрос о ленд-лизе так, как не дебатировался еще ни один вопрос нашей внешней политики. Наконец-то мы смогли как следует обсудить и продумать проблему собственной безопасности в мире, который стал очень опасным. В дебаты была вовлечена едва ли не вся страна. Дискуссии носили острый, подчас ожесточенный характер, но это и есть демократический способ обсуждения спорных вопросов в обществе.

Через три месяца мы были уже готовы к принятию решения, и состоялось голосование в Конгрессе. Программа ленд-лиза была одобрена подавляющим большинством депутатов. Закон о нем был подписан 11 марта 1941 года. Публично рассмотрев эту проблему с разных сторон, мы приняли свободное решение о том, что отныне наша безопасность тесно связана с безопасностью других свободолюбивых народов мира. Их оборона имеет жизненно важное значение для нашей собственной обороноспособности.

Таким образом, мы стали создавать как бы двойную линию обороны США. С одной стороны, мы отправляли оружие тем странам, которые продолжали бороться с Германией и ее союзниками, а с другой — у себя в стране мы получили возможность вооружить и обучить мощную военную силу, на тот случай, если бы мы сами подверглись нападению.

Программа ленд-лиза, полагали мы, может и вовсе отвратить агрессию от нашей собственной территории, но даже если это не выйдет, благодаря новой программе мы выиграем драгоценное время, столь необходимое нам для создания нашей собственной обороны.

И вот мы стали поставлять вооружение Великобритании, Китаю, а также Советскому Союзу, после того как он подвергся вероломному нападению. У русских теперь была гарантия, что они получат от нас гораздо больше, чем уже поступило прежде. Они несли на себе основную тяжесть агрессии держав оси и продолжали храбро сражаться, когда пришел наш черед.

7 декабря 1941 года угроза, исходившая от наших врагов, внезапно материализовалась в небе над Пёрл-Харбором. К тому времени мы, правда, еще были недостаточно вооружены, чтобы сразу начать контрнаступление, но были куда лучше прежнего подготовлены к тому, чтобы защитить самих себя. У нас уже было под ружьем около 2 миллионов человек, а наша военная промышленность росла огромными темпами начиная с 1938 года, сначала благодаря военным поставкам Франции и Англии, потом — благодаря нашим собственным военным заказам и ленд-лизу.

Самое главное: теперь у нас были союзники по общей борьбе, составившие вместе с нами Объединенные Нации, так что около полутора миллиардов человек участвовали теперь в борьбе против агрессоров.

Теперь притча о шланге приобрела уже всеобъемлющий характер. Пожар постепенно распространялся с дома на дом, пока не запылал уже весь город. В этой беде жители города объединили и усилия, и часть своего имущества ради победы над пожаром, понимая, что только в таком единстве их спасение. А у того человека, который некогда одолжил соседу шланг, теперь загорелся его собственный дом, и все соседи пришли ему на помощь.

Первоначально срок действия Договора о ленд-лизе должен был истечь 30 июня 1943 года. В январе этого года Конгресс стал рассматривать проект закона о продлении этого договора. К тому времени операции по ленд-лизу настолько тесно переплелись с нашими военными операциями в целом, что потребовались усилия чиновников многих ведомств, чтобы объяснить, что уже сделано согласно программе ленд-лиза и почему следует продлить этот договор. Мне выпала честь открыть слушание в Комитетах по иностранным делам и Сената, и Палаты представителей, чтобы рассказать обо всем, что связано с ленд-лизом, — я должен спокойно взглянуть на пройденный путь, то есть сделать то, что редко бывает возможно в Вашингтоне в военное время.

Вспоминая историю ленд-лиза, я понимаю, что должен рассказывать почти обо всех театрах военных действий: в Египте, Китае и России, а также о воздушных боях над Европой, о Новой Гвинее, об Индии и, наконец, о большом наступлении союзников в Северной Африке. Речь пойдет о маршрутах, проложенных в Китай через Южную Атлантику, в Африку через африканские пустыни; о портах, построенных на Красном море; о железнодорожных маршрутах в Иране, о военных складах Египта, о военно-морских базах Северной Ирландии; о шоссейных и железных дорогах, проходящих через Бирму в Китай. Наш рассказ коснется пушек, танков, самолетов, кораблей, машин, стали, меди, продовольствия, ремонта кораблей и обучения летчиков.

Ленд-лиз превратился в важнейший механизм, давший США возможность сконцентрировать все людские и материальные ресурсы, необходимые для борьбы со странами-агрессорами. Американское оружие в руках наших союзников поражало врага точно так же, как и в руках наших солдат. Союзники помогали нам одержать победу ради нашего с ними общего блага. Наши усилия в этой борьбе были взаимосвязаны. В Великобритании американские солдаты получали многие тысячи тонн военного снаряжения без всякой от нас оплаты. Наши войска отправлялись за море на огромных английских лайнерах, превращенных в транспорты. Американские корабли ремонтировались во всех британских портах мира, и это нам тоже ничего не стоило. В Австралии и Новой Зеландии наши солдаты почти полностью питались за счет этих стран. В Северной Африке английские и американские войска, орудия, корабли, самолеты превратились в единую ударную силу.

Мы и наши союзники предоставляли друг другу все необходимое для совместной борьбы. Как и следовало предполагать, мы черпали силы в этом единении. Помогая другим, сами мы сберегли многие тысячи жизней и миллиарды долларов, а вместе с тем приблизили нашу общую победу.

Собственно, необходимость продления Закона о ленд-лизе в то время не требовала особых аргументов. Победы Объединенных Наций, как и переход по всему миру Германии и ее союзников к обороне, говорили сами за себя. 9 марта 1943 года Палата представителей проголосовала за его продление 407 голосами против 6. Через два дня, во вторую годовщину подписания Закона о ленд-лизе, и Сенат единогласно высказался за продление его действия. По моему мнению, это было голосование доверия не только ленд-лизу, но и самому принципу военного союза Объединенных Наций.

Через несколько месяцев, 9 июля, я присутствовал на ужине в честь генерала Анри Жиро в Белом доме. Почти все гости были либо французскими, либо нашими офицерами. Офицеры-французы с благодарностью говорили о военных поставках по ленд-лизу, позволивших возродиться французской армии.

В конце ужина наш президент произнес краткую речь в честь французского народа. Затем он сделал небольшую паузу и заговорил снова:

— Я только что получил важное сообщение. Подверглось нападению «мягкое подбрюшье» держав оси. Англо-американские и канадские войска высадились на Сицилии, в их составе находятся также французские наблюдатели. Это — начало нашего наступления в Европе и освобождения Франции…

То был новый успех союзников. Вражеская цитадель в Европе дала трещину.

Я снова вспомнил один день трехлетней давности. Тогда мы еще не пришли к мысли о том, что оборона стран, воюющих против агрессора, жизненно важна и для нас самих. Тогда мы все еще не были Объединенными Нациями. Только что капитулировала Бельгия, англичане попали в ловушку во Фландрии, а Франция находилась накануне падения. Возникла реальная опасность, что Америка окажется один на один против врага, покорившего мир.

Эдвард Стеттиниус. «Ленд-лиз — оружие победы»

 



Другие новости и статьи

« Десятки воинских частей за отличия в войнах николаевского царствования удостоились награждения Георгиевскими знаменами и штандартами

Своеобразной формой коллективного поощрения стало назначение в полки «вечных» шефов из числа прославленных полководцев »

Запись создана: Пятница, 27 Май 2011 в 14:14 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы