17 Апрель 2020

Дюнкерк и падение Франции

oboznik.ru - Дюнкерк и падение Франции

#лендлиз#франция#история

Первые части, спасшиеся после дюнкеркской катастрофы, стали прибывать в Дувр с 29 мая 1940 года. Мои друзья, бывшие свидетелями их появления там, рассказывали, что эти люди были похожи на сомнамбул, измотанные и истощенные десятидневным отчаянным бегством и постоянными бомбардировками. И чтобы они оправились от полученного удара и снова могли сражаться, этим солдатам мало было просто поесть досыта и отоспаться. На Дюнкеркской дороге и на побережье ими были брошены все их танки, грузовики, артиллерия и большая часть легких вооружений, а ведь это были самые опытные и наилучшим образом вооруженные из британских воинских частей. Во всей Британии не хватило бы оружия для того, чтобы перевооружить их, не говоря уже о достойном вооружении для Национальной гвардии, которая подлежала теперь срочной мобилизации.

Премьер-министр Уинстон Черчилль обратился к нашему президенту с экстренным посланием. Он спрашивал, можно ли что-нибудь сделать для того, чтобы помочь обороне Англии и того, что осталось от Франции (если она еще будет держаться). Речь шла о неотложной необходимости что-то предпринять, и программы продажи оружия здесь помочь уже не могли.

Единственным источником быстрой доставки оружия и самолетов были склады наших вооруженных сил. Начались поспешно организованные совещания представителей Англии, Франции, армии и флота, Госдепартамента, Министерства финансов относительно возможной передачи английским и французским войскам части наших запасов, оставшихся со времени Первой мировой войны.

Никто не сомневался, что частные лица могут прямо поставлять оружие воюющим странам, но в отношении того, может ли по нормам международного права делать то же самое правительство невоюющей страны, мнения юристов разделились. Представители одного направления, в духе концепции о нейтралитете XIX века, не делали различий между агрессором и его жертвой, считали, что невоюющая страна не должна продавать оружие ни одной из сторон. Пакт Келлога-Бриана, осудивший войну как инструмент национальной политики, внес изменения и в прежнюю концепцию нейтралитета, восстановив право невоюющих стран противодействовать агрессорам. Но, в любом случае, никто не сомневался, что армия и флот имеют право отправить оружие обратно его производителям, а последние имеют право перепродать его Англии и Франции. Этот план имел еще то преимущество, что давал основания Военному и Военно-морскому министерствам немедленно заказать производителям столь необходимое новое вооружение и оборудование. И он был принят без промедления.

Тем временем генерал Маршалл попросил генерал-майора Чарльза Вессона, командующего артиллерией, и генерал-майора Ричарда Мура, заместителя начальника штаба, произвести переучет нашей резервной артиллерии и других военных материалов. Потребовалось 48 часов, чтобы определить, какие вооружения Америка может передать другим странам, с учетом естественного риска и принимая во внимание чрезвычайную важность обороноспособности Англии для безопасности самой Америки. В первый список вошли 500 тысяч винтовок «Энфилд», часть которых использовали во время последней войны, а другая часть никогда не была использована и лежала запакованной с 1917-1918 годов, когда они были произведены. В него вошли также 900 75-миллиметровых полевых орудий, 80 тысяч пулеметов, 130 миллионов патронов к винтовкам, 100 тысяч снарядов, значительное количество бомб и небольшое количество тола и бездымного пороха. Летом к этому было добавлено еще 250 тысяч винтовок и другие дополнительные военные материалы. Резервов, оставшихся в Америке, хватило бы для вооружения 1 800 тысяч человек — столько и предполагалось по нашему долгосрочному плану мобилизации на случай войны.

3 июня 1940 года генерал Маршалл утвердил этот список. Как позднее говорил он сам, «для нас со всей остротой встал вопрос, сможет ли английский флот обеспечить безопасность Атлантического океана». Большая часть американского флота была тогда занята на Тихом океане.

Так как каждый час был на счету, решили, что армия начнет продавать все по списку соответствующим компаниям, а они, в свою очередь, — Англии и Франции. Такие компании должны были иметь достаточный опыт в экспортно-импортной сфере, чтобы выполнять заказы армии. Военные хотели бы, в частности, чтобы наша промышленность смогла производить танковую броню и боеприпасы для 90-миллиметровых зениток, а также для 105- и 155-миллиметровых гаубичных орудий.

Генерал Вессон пришел к выводу, что всем этим требованиям лучше всего ответила бы Американская стальная корпорация. Он знал, что я только что прибыл в Вашингтон, и 4 июня, в день завершения эвакуации из Дюнкерка, он пришел в мой кабинет. Генерал обрисовал создавшееся положение и спросил, не могу ли я им помочь. Я рад был бы помочь, но к тому моменту уже ушел в отставку с поста председателя Совета директоров стальной корпорации. Однако я вполне мог рассчитывать на поддержку бывших моих коллег и сразу обратился к своему преемнику на этом посту Ирвингу Олдсу и президенту Бенджамину Ферлесу с предложением встретиться в Вашингтоне с генералом Вессоном на другой же день. Я не принимал участия в этих переговорах, но был осведомлен в том, что там произошло.

Генерал изложил свой план и назвал цену Военного министерства: 3 761 955 660 долларов. Олдс и Ферлес сказали, что они подготовят доклад для утверждения Советом директоров, и тут же уехали в Нью-Йорк; на следующий вечер они позвонили генералу Вессону и сказали, что Американская стальная корпорация готова сразу же совершить эту сделку.

В Министерстве обороны не стали дожидаться окончания переговоров. Сразу по утверждении 3 июня указанного списка были отправлены телеграммы на склады, базы и в арсеналы в Рок-Айленд, Сан-Антонио, Сан-Франциско, Балтимор и другие города по всей стране, с тем чтобы начать готовить к отправке военные материалы.

На другой день Уинстон Черчилль выступил в Палате общин и сообщил, что после Дюнкерка спаслись 335 тысяч человек. Он не скрывал огромных материальных потерь: «Они располагали всем лучшим из того, что создала наша промышленность. И все это погибло». По его словам, английским заводам «понадобится несколько месяцев, чтобы восполнить эти внезапные серьезные потери, но при этом вторжение врага может произойти в любой момент».

После этого Черчилль сделал знаменательное высказывание:

«Мы будем защищать наш остров, чего бы это ни стоило. Мы будем сражаться на побережьях и на равнинах, мы будем сражаться в поле, в горах, на улицах городов. Мы никогда не сдадимся. И даже если (во что я не могу поверить ни на мгновение) наш остров или значительная часть его будет захвачена врагом, вооруженные силы нашей морской империи, ведомые нашим флотом, будут продолжать борьбу, пока в час, угодный Богу, Новый Свет, во всей своей мощи, не явится на помощь Старому».

Когда английский премьер произносил эту речь, оружие из американских арсеналов уже грузили в вагоны для отправки в порты. К концу недели более 600 товарных вагонов были отправлены в армейские доки в Раритэн, Н<ью>-Дж<ерси?>, и им была дана «зеленая улица». А там около тысячи человек работали день и ночь, без выходных, разгружая вагоны, чтобы погрузить орудия и боеприпасы на лихтеры.

Тогда же английский министр военного транспорта приказал, чтобы дюжина кораблей проследовала к месту погрузки, в Грейвсенд-Бей. Когда 11 июня корабли прибыли туда, 75-миллиметровые орудия, пулеметы, винтовки, патроны, снаряды находились в доках или на лихтерах. Все было уже готово.

Но загрузка кораблей не могла начаться до подписания контрактов. В Вашингтоне, в Управлении боеприпасов, как раз дописывался контракт между Военным министерством и стальной корпорацией, и военный министр готовился его подписать. Когда это было сделано, Олдс и Ферлес поехали к штаб-квартире Английской закупочной комиссии, где Пэрвис и Блох-Ленни подписали контракт от имени Англии и Франции. Цена была именно той, какую Американская стальная корпорация согласилась заплатить Военному министерству. Через пять минут после подписания контракта генерал Вессон позвонил на армейскую базу в Раритэн с сообщением, что это оружие отныне принадлежит Англии и Франции.

— Можете начинать погрузку, — сказал он.

Первый корабль, «Восточный принц», отплыл из Грейвсенд-Бей через два дня, имея на борту 48 ящиков с 75-миллиметровыми орудиями, 28 миллионов патронов, 15 тысяч пулеметов и первые 12 000 винтовок. Когда этот корабль был еще в море, маршал Петен обратился к Гитлеру с просьбой о перемирии. Это произошло 17 июня. Великобритания, как и предполагал Черчилль, осталась одна. Но все же не совсем одна…

До конца июня из Балтимора и Грейвсенд-Бей отплыла дюжина кораблей с оружием для Англии. А до конца июля еще 15 судов увезли то, что оставалось. Первый корабль, «Восточный принц», достиг берегов Англии 23 июня, через 6 дней после капитуляции Франции; большинство остальных — в июльские дни. Сотни тысяч рук брали оружие, пока Гитлер раздумывал, пересекать ли ему Ла-Манш. Хотя английские военные заводы работали день и ночь, чтобы восполнить потери, в Англии почти не было противотанковых орудий, поэтому американские пушки пришлись очень кстати. До 80 тысяч пулеметов системы «Льюис», «Браунинг», «Мартин» и «Виккерс» усилили оборону повсюду на побережье, где могли высадиться вражеские войска, и на всех дорогах, ведущих к берегам Ла-Манша.

Если не считать винтовок, которые и теперь есть на вооружении Национальной гвардии, вооружение, присланное нами тогда в Англию, было только средством первой помощи. Но оно поступило к людям, которые воистину были без оружия как без рук и в самый тяжкий для Британии час, почитай с тех давних пор, как в Ла-Манш вошла испанская армада. Но, пожалуй, самое важное состояло в том, что эта наша помощь была залогом на будущее, знаком понимания, что Америка рассматривает угрозу для Англии как угрозу самой себе.

Помимо орудий и стрелкового оружия наша страна предприняла попытку передать французам и англичанам еще и часть военных самолетов. Конечно, это были не «тучи самолетов», которые лишь грезились французскому премьеру, обращавшемуся 13 июня с последними отчаянными просьбами о помощи к нашему президенту. «Туч самолетов» мы обеспечить никак не могли. Но ВМС согласились передать 50 своих пикирующих бомбардировщиков Эс-би-си-4, а армия — 93 легких бомбардировщика А-17А. Так же как и стрелковое оружие, эти боевые машины были проданы производителям и перепроданы англичанам и французам.

Большинство этих самолетов были отправлены в Галифакс, где их ждал французский авианосец «Беапн». Но военные самолеты не попали в Европу. Авианосец отправился в путь 17 июня, как раз когда Петен стал просить у немцев мира. Когда он был в пути, пришел приказ адмирала Дарляна изменить курс и отправиться во Французскую Вест-Индию, в Мартиник. Там корабли стояли без дела и ржавели, пока года через три Национальный комитет Франции не отобрал этот остров у Виши.

Падение Франции было еще одним ударом и для Великобритании. 15 июня, сразу после того как нацисты с триумфом вошли в Париж, Пэрвис получил в Нью-Йорке секретную депешу из Лондона. В ней говорилось, что капитуляция Франции может произойти в любой момент и Английской закупочной комиссии следует в связи с этим быть готовой к любым неожиданностям.

Пэрвис тут же связался с сэром Селфом и Томасом Чайлдсом, генеральным советником комиссии. Эти трое хорошо понимали, что произошло. В течение почти полугода английские и французские закупочные программы в США становились все более взаимосвязанными. В случае капитуляции Франции Англия оставалась лицом к лицу с Германией, причем англо-французская авиапрограмма была бы полностью аннулирована, а остальные их совместные программы закупок едва ли тогда могли быть выполнены. Теперь, когда англичанам так необходимо было оружие, вооружение, заказанное французами, могло не достаться никому. Пэрвис к тому же понимал: если пропадут французские контракты, американские промышленники неохотно будут иметь дело и с англичанами. Уже в последние недели, с резким ухудшением военной ситуации, французским заказчикам все труднее было уговорить американских предпринимателей пойти на заключение контракта: те не желали идти на большой риск. Было бы ужасно, если бы такая же участь постигла и английских заказчиков.

Для Пэрвиса и Селфа решение было одно: если Франция падет, французские контракты не должны погибнуть вместе с ней. Они послали ответную депешу в Лондон с просьбой дать рекомендации, какие предпринять шаги, чтобы защитить интересы Англии. В то время французские заказы оценивались примерно в 500 миллионов долларов. Ряд контрактов касался боеприпасов, которые могли получить и англичане. Другие имели отношение только к французским заказам, и оценить их было трудно.

Буквально тысячи контрактов касались военных самолетов, грузовиков, стрелкового оружия, взрывчатых веществ, пороха, сырья. Требовались месяцы, чтобы все их проанализировать и найти то, что потребуется англичанам, а затем провести обо всем этом переговоры с производителями, но времени было очень мало.

В полночь 15 июня 1940-го (так в тексте. — Перев.) Пэрвис получил ответ из Лондона. Они с Селфом получали полномочия делать все, что посчитают необходимым. Других указаний не было, и вся ответственность ложилась на них.

К 9 часам утра 16 июня из радиосообщений мы узнали о правительственном кризисе во Франции. Борьба шла между сторонниками Рейно, которые еще хотели продолжать сражаться, и группой Петена-Лаваля, желавшей закончить войну. Пэрвис был срочно вызван из Нью-Йорка и не возвращался до вечера, а Селф и Чайлдс тут же решили начать переговоры с Французской авиационной комиссией.

Уже к полудню того же воскресного дня они были в штаб-квартире этой комиссии, в Рокфеллеровском центре. Там все были на своих местах, словно в обычный рабочий день; полковник Жакен, возглавлявший тогда комиссию, сидел в кабинете один, слушая новости по радио. Чайлдс сразу же перешел к делу: англичане хотят, чтобы французы передали им свои контракты.

Жакен отвечал тотчас: что касается авиационных контрактов, то они могут перейти к английской стороне, но он не имеет полномочий относительно остальных контрактов, для чего закупочная комиссия должна собраться в полном составе для встречи с англичанами.

В 2 часа по радио сообщили об отставке Рейно. Жакен все еще надеялся, что Франция будет продолжать борьбу, но теперь разуверился в этом. Он попросил Чайлдса и советника Французской авиакомиссии подготовить необходимые документы для передачи контрактов, поставив при этом только одно условие.

— Вы должны взять все наши контракты, — сказал полковник, — или не брать их вовсе. Вы не должны извлекать выгоды из нашего падения.

Пока они работали над документами, по радио сообщили о капитуляции Петена. Все произошло быстрее, чем ожидали. В любую минуту из Франции мог прийти приказ, уничтожающий все полномочия ее представителей. Вашингтон мог в любую минуту заморозить все французские активы, как это произошло с активами всех стран, оккупированных державами оси. Решение следовало принимать немедленно.

К вечеру возвратился Пэрвис, и удалось собрать недостающих членов Французской закупочной комиссии. Они принялись за работу в апартаментах Пэрвиса, писали и снова переписывали документ за документом. В три ночи бумаги были готовы к подписанию.

Прежде чем поставить подпись, Пэрвис еще минут десять раздумывал, пытаясь оценить все стороны этой сделки. Подписав бумаги относительно авиационных и наземных контрактов, он признавал для английского правительства обязательства примерно на 600 миллионов. Времени для новой консультации с Лондоном не было — все могло сорваться в любую минуту. Это противоречило политике британской бережливости в условиях предстоящей долгой войны. Но сейчас приходилось отступить от этого правила. Надо было решать: все или ничего, если Англия хочет продолжать борьбу. Позднее Пэрвис рассказывал друзьям, что, решив поставить свою подпись под бумагами о передаче контрактов, он принял тогда самое трудное решение в своей жизни.

И для французов это было тяжелое решение. Правительства, назначившего их, больше не было, и им пришлось одним решать судьбу французских военных активов в Америке. Они также подписали документы.

Было выдвинуто только одно условие: документы должны оставаться секретными до официального объявления о капитуляции Франции. Пэрвис согласился. Сделка была совершена в 3.30 утра 17 июня.

Всего через 5 часов после подписания этих документов все французские активы были заморожены Министерством финансов. В полдень министр финансов Моргентау, поговорив с Пэрвисом, сделал официальное заявление. Не имея еще возможности сообщить о передаче контрактов, он должен был обнадежить американских бизнесменов, взявших большие французские заказы. Он сказал, что англичане выразили пожелание, чтобы к ним перешли французские военные заказы в США.

Но Пэрвис не был уверен, что американские предприниматели примут документы, подписанные французами. Под давлением нацистов правительство Петена могло дезавуировать соглашение. Поэтому Пэрвис, прежде чем объявить о соглашении, проконсультировался с представителями нескольких компаний, чтобы проверить их реакцию. Сначала они колебались, но потом Дональд Дуглас, президент «Дуглас Эркрафт компани», признал соглашение, показав пример другим американским промышленникам. Они действительно последовали его примеру. Оружие, предназначенное для французов, должно было теперь попасть в руки англичан.

Cм. также

План победы

За наличный расчет, без доставки

Эдвард Стеттиниус. «Ленд-лиз — оружие победы»

Другие новости и статьи

« Как проводился отбор преподавательского состава для военных академий императорской России

Истинный и ложный патриотизм в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» »

Запись создана: Пятница, 17 Апрель 2020 в 3:11 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика