30 Май 2011

Эсминцы в обмен на базы

oboznik.ru - Эсминцы в обмен на базы

Одним холодным сентябрьским утром, в том же 1940 году, из Бостонского порта в Галифакс по курсу норд-ост-ост отправился эскадренный миноносец. Его прежнее название «Буханан» было закрашено серой краской. Долгое время он ржавел вместе с другими эсминцами, построенными во время предыдущей войны. Потом пришли рабочие, тщательно осмотрели его, вычистили, отремонтировали машины, опробовали корабельные пушки, оставили запас топлива и провизии. На борту эсминец имел минимальную команду, состоявшую из американских моряков, а также комплект 4-дюймовых снарядов и 21-дюймовых торпед.

Восемнадцать месяцев спустя, 28 марта 1942 года, в предрассветной мгле бывший американский военный корабль «Буханан», а ныне корабль Королевского флота Англии «Кемпблтаун» с английской командой на борту направился в гавань Сен-Назер на французском побережье, окруженный торпедными катерами и прикрываемый с воздуха военными самолетами. Когда эсминец осветили прожекторы с берега, он открыл огонь из своих орудий по береговым батареям, потом увеличил скорость и протаранил шлюзовые ворота главной на Атлантике немецкой военно-морской базы. Корабль остановился, и морской десант высадился на берег. После того как были открыты кингстоны, чтобы корабль опустился на дно, его покинула и вся команда. На судне они оставили около пяти тонн взрывчатых веществ замедленного действия. Корабль, «застрявший» в воротах, был частично погружен в воду. Через несколько часов, когда там уже находились нацистские военные, страшный взрыв потряс Сен-Назер. «Кемпблтаун» взорвался вместе с немцами на борту, уничтожив и шлюзовые ворота. Единственный на Атлантике сухой док, такой большой, что там мог стоять мощный военный корабль «Тирпиц», на многие месяцы был выведен из строя.

Этим подвигом завершилась история бывшего американского корабля «Буханан». Это был один из полусотни эсминцев, построенных во время минувшей войны, но еще вполне боеспособных, которые были переданы англичанам американским флотом в сентябре 1940 года.

Тогда в Галифаксе сформированные английские команды ожидали прибытия из Бостона «Буханана» и других американских эскадренных миноносцев. После испытаний, проведенных американцами, старые эсминцы стали достоянием англичан: одни вступили в войну против немецких подводных лодок, другие начали патрулировать побережье Британской империи.

К лету 1943 года кроме «Буханана» еще четыре из этих бывших американских эсминцев отправились на дно во время участия в конвоях. Остальные сорок пять продолжают нести свою героическую службу. Они уничтожили много немецких подлодок, а после Пёрл-Харбора участвовали в боях с вражескими подлодками в Западном полушарии и охраняли американские конвои в Атлантическом океане. Некоторые из них несли службу на долгом морском пути до Мурманска. Один из этих эсминцев, бывший американский «Мид», оказался рекордно выносливым: 250 тысяч миль без единой поломки! Немало героических историй об этих кораблях хранится в архивах британского Адмиралтейства, и я надеюсь, когда-нибудь они будут опубликованы.

Эти эсминцы, устаревшие по понятиям тех лет, были переданы Англии в результате исторической сделки 3 сентября 1940 года, благодаря которой сами мы получили военно-морские и военно-воздушные базы от Ньюфаундленда до Британской Гвианы. А эсминцы сыграли свою роль в войне против стран оси, и не только для Великобритании и США, но и для Объединенных Наций в целом. В свою очередь, базы на Атлантике значительно усилили нашу оборону в период, когда Британским островам угрожало вторжение, а с тех пор эти базы принесли огромную пользу в войне с подводными лодками.

Сделка по передаче эсминцев в обмен на базы была совершена в результате трудных трехмесячных переговоров. В мае лорд Лотиан и граф Сен-Квентин, посол Франции, обратились к президенту США с просьбой о возможной покупке наших старых эсминцев. После Дюнкерка Черчилль снова напомнил об этом запросе. В Дюнкерке были потоплены 10 английских эсминцев, а всего до половины английской флотилии эсминцев было выведено из строя, и это в то время, когда Гитлер контролировал все французское побережье, а немецкие самолеты и подлодки, обосновавшиеся на новых базах во Франции, доставляли все больше неприятностей английскому торговому флоту. Грузопотери, по данным Адмиралтейства, в июле 1940 года составили 400 тысяч тонн против 75 тысяч тонн в мае. А Гитлер собирал флот для вторжения в Англию через Ла-Манш.

Между тем у США было около 200 старых эсминцев, построенных сразу после Первой мировой войны специально для конвойной службы. Но большинство этих судов стояло в портах со времени Вашингтонского договора по ограничению ВМС 1922 года.

Договор этот ограничивал гонку по созданию новых военных кораблей, начавшуюся сразу после той войны, а Лондонским договором 1930 года были наложены новые ограничения на рост военно-морских вооружений. Но в 1934 году Япония в положенный срок заблаговременно предупредила о выходе из Лондонского договора. Тогда же Конгресс принял Закон Винсона-Траммела, разрешающий, в рамках договорных ограничений, использование модернизированных крейсеров и эсминцев вместо устаревших кораблей, составлявших тогда большую часть флота. В 1936-м и 1938 году, когда стало очевидно, что вопрос об этих ограничениях уже не имеет смысла, было разрешено конструировать новые суда.

И вот летом 1940-го Конгресс утвердил строительство океанских военных кораблей. К концу лета уже были введены в действие два новых авианосца, дюжина крейсеров и около 80 старых эсминцев. Велось также строительство 8 новых линкоров. Большинство старых эсминцев прошло перепроверку на способность временного использования вплоть до замены новыми, но значительная их часть по-прежнему стояла в портах.

Предложение о передаче другой стране части старых эсминцев поставило серьезные вопросы перед правительством США. Необходимость поддержания боеспособности английского флота для нашей собственной безопасности не вызывала сомнений. Но, в отличие от пушек, которые мы им отправляли в июне, эсминцы представляли собой часть первой линии нашей собственной обороны. В случае поражения Англии или потери ею флота для нас становился остро необходим каждый боеспособный корабль.

Значительные люди, как в администрации президента, так и вне ее, высказывались в поддержку английского предложения. Интересно, что среди них был Харольд Икс, министр внутренних дел, который в конце июня бомбардировал президента меморандумами по этому вопросу. В Сенате идею сделки поддерживал Клод Пеппер из Флориды, чтобы, по его выражению, «не допустить войну в наше полушарие». Вне Вашингтона с начала июля значительную активность проявляли В. Аллен Уайт и другие члены Комитета по защите Америки посредством помощи союзникам. Президент же тщательно взвешивал все обстоятельства, чтобы решить, принесут ли эсминцы больше пользы нашей безопасности участвуя в боях с нацистами под английским флагом или лучше их оставить в резерве на родине.

Министр юстиции вместе со своими помощниками начали изучать законы, имеющие отношение к этой проблеме, и заключили, что президент США, как командующий флотом, может производить подобные операции с кораблями, если находит, что это соответствует интересам общества. Конгресс и судебная власть признали это право, однако Конгресс постарался ограничить его, приняв в июне особый статут. В нем говорилось, что никакие виды военных материалов и вооружений, включая военные суда, не могут быть «проданы, обменены или как-то иначе переданы другой стороне, если командующий военно-морскими операциями не удостоверит, что… данные военные материалы не имеют существенного значения для обороны США». Теперь вопрос сводился к тому, имеют ли старые эсминцы это «существенное значение».

В области международного права, как и при продаже стрелкового оружия, возник вопрос, возможны ли подобные прямые операции на межправительственном уровне. Дискуссии, начавшиеся еще при продаже винтовок, продолжались и потом, как в правительстве, так и среди тех, кто изучал международное право. К концу лета многие юристы-международники пришли к заключению, что в такое время в государственной международной политике вопросы самообороны являются приоритетными. Многие также ссылались на Пакт Келлога — Бриана, где ясно говорилось, что нации имеют право предпринимать защитные действия против стран, прибегших к войне в нарушение своих обязательств.

Эти соображения в поддержку прямой правительственной сделки, касающейся эсминцев, были изложены в опубликованном 11 августа в знаменитом «Письме редактору «Нью-Йорк таймс»», подписанном четырьмя известными юристами: Ч. Барлингемом, Дж. Рабли, Т. Тэчером (в настоящее время — судья Нью-Йоркского апелляционного суда) и Д. Ачесоном, который вскоре стал помощником госсекретаря. Письмо это оказало немалое влияние на американское общественное мнение.

Параллельно шли дискуссии по вопросу о приобретении нашей страной ряда военных баз с целью защитить Западное полушарие со стороны Атлантики, так как нацисты уже имели выход в Атлантический океан.

Тихоокеанский регион волновал нас меньше, так как там находилась большая часть нашего флота. Однако уже в 1939 году мы стали укреплять нашу оборону на Гавайях, строить новые военно-морские и военно-воздушные базы на атолле Мидуэй, на островах Уэйк, Джонстон и Пальмирских, на Кодак-айленде, Алеутских островах, а также на Аляске. Хотя еще в конце 1938 года руководство флота рекомендовало укрепить остров Гуам, чтобы защитить наши коммуникации с Филиппинами, Конгресс не хотел выделять на это средства, и только месяцев за восемь до Пёрл-Харбора мы начали строить на этом острове сооружения не коммерческого, а военного назначения.

Однако в 1940 году под угрозой находился в первую очередь Атлантический регион, тем более что на Юге экономическая экспансия стран оси приняла угрожающие размеры. Агенты стран оси действовали повсюду, а после поражения Франции нацисты велели немецким коммерсантам в странах Южной Америки подготовить все необходимое к доставке немецких товаров к 1 октября 1940 года, уверенные, что Англия скоро тоже потерпит поражение и европейская блокада закончится. Они дошли до того, что готовили в Уругвае мятеж своих сторонников, но этот заговор был, к счастью, пресечен в самом начале либеральным правительством этой страны. Даже если и можно было справиться с экономическим проникновением стран оси в Южную Америку и инспирированными ими восстаниями, все же Дакар во Французской Западной Африке, а также французские карибские владения вполне могли бы стать плацдармом для агрессии.

Более столетия наша страна препятствовала тому, чтобы какая-либо неамериканская держава приобретала новые территории в Западном полушарии. В рамках политики добрососедства мы давали понять, что желаем равноправного сотрудничества с другими американскими республиками в вопросах общей обороны нашего континента. Значительным шагом в этом направлении стала Декларация о принципах сотрудничества, принятая в декабре 1938-го на Лимской конференции, когда все американские республики согласились проводить консультации в случае угрозы любому региону Американского континента.

Многое предстояло сделать, если бы такому сотрудничеству суждено было состояться. Армии некоторых наших южных соседей были оснащены оружием германского производства, а боеприпасов нужного калибра почти не производилось ни на Юге, ни на Севере. Чтобы иметь возможность снабжать военными материалами американские государства в случае агрессии против них, мы в 1939 году приняли поправку, согласно которой Закон о нейтралитете не распространялся на случаи агрессии неамериканских государств против американских.

После Дюнкерка мы пошли дальше. 16 июня 1940 года Конгресс разрешил военному и военно-морскому министрам производить на государственных военных заводах или приобретать на свободном рынке военные материалы для прямой продажи любому американскому государству. Этот закон прямо предшествовал Закону о ленд-лизе, так как предусматривал для американских республик большую часть того, что Закон о ленд-лизе предусматривал для любой страны, чья оборона была жизненно важна для нас самих (не считая освобождения от необходимости платить наличными за товары).

Но нужна была и финансовая помощь, и это решал закон, принятый Конгрессом 26 сентября, по которому Экспортно-импортный банк получал право предоставлять заем до 500 миллионов долларов американским республикам. Вскоре Военное и Военно-морское министерства создали Объединенный консультативный совет по американским государствам в целях подготовки для них программ закупок в США военных материалов, необходимых для обороны этих стран.

Наконец был создан план по военным поставкам американским республикам на 400 миллионов долларов на определенный период; однако в его выполнении не возникло необходимости, поскольку прежде выполнения необходимых для этого работ был принят Закон о ленд-лизе. После этого военные поставки американским странам производились согласно этому закону.

После поражения Франции мы оказались в равном положении, по необходимости общей обороны нашего континента, с другими американскими государствами. Хотя у нашей страны был сильный флот и мы планировали расширять армию, возможности доставки военных сил в Южную Америку, в случае агрессии против нее, были ограниченными. Получив контроль над Французской Гвианой или Мартиникой, Гитлер тем самым получал и базы, с помощью которых немцы могли перерезать наши южные коммуникации и даже имели возможность атаки на Панамский канал.

Понимая эту опасность, министры иностранных дел американских республик собрались 21 июля на конференцию в Гаване и пришли к соглашению о том, что ни одна из их стран не признает суверенитета неамериканских стран над какими-либо территориями в Западном полушарии, а если будут делаться попытки подобного распространения суверенитета, соответствующая территория оккупируется одной или несколькими американскими странами на основе «коллективной ответственности».

Но это было лишь частичное решение проблемы. Панамский канал, Пуэрто-Рико и Виргинские острова являлись самыми южными базами Соединенных Штатов. Они находились дальше от гористого побережья Бразилии (куда, как считали многие, Гитлер, скорее всего, и нанесет удар), нежели Бразилия от Дакара (откуда он мог нанести удар вернее всего). Мало того, едва ли эти базы были в состоянии должным образом защитить Панамский канал без поддержки английского флота. Имея дополнительные военные базы на внешних островах Карибского региона, мы смогли бы гораздо лучше защитить зону Панамского канала. Большинство же этих островов принадлежали Великобритании.

Летом 1940 года продолжались дискуссии также и о проблеме нашей обороны в Северо-Атлантическом регионе. Исландия и Гренландия располагали удобными базами, которые немцы могли использовать для операций против США и Канады. Уже тогда нацистские бомбардировщики летали над Исландией, и, как выяснилось позднее, на Гренландии находилась немецкая метеостанция. У Канады, как и у США, не было передовых постов в Северной Атлантике.

Президент Рузвельт и премьер-министр Канады Кинг встретились 17 августа в Огденсбурге (Нью-Йорк), чтобы обсудить опасную ситуацию. Был создан Постоянный объединенный совет обороны для «координации вопросов обороны северной части Западного полушария». Сильные военно-морские и военно-воздушные базы в районе Ньюфаундленда и Бермудских островов имели большое значение для обороны Канады и потенциально — для США. И Бермуды, и Ньюфаундленд принадлежали Англии.

За то, чтобы Америка получила новые базы в Западном полушарии, выступали американцы самых разных убеждений: и те, кто был всецело за помощь Англии в интересах нашей безопасности, и те, кто считал, что достаточно одной континентальной обороны. Были и такие, которые, не желая передачи англичанам наших судов, призывали потребовать, чтобы англичане предоставили нам базы в счет погашения старых долгов времен Первой мировой. Эту идею пропагандировали и германские агенты — такие, как Джордж Вирек.

Между тем правительство США обсуждало этот вопрос с руководством Англии. Правительство Черчилля согласилось предоставить атлантические военные базы в наше распоряжение. Президент США согласился с тем, что передача англичанам старых эсминцев в интересах американской обороны. Он же решил соединить в одну сделку вопрос о военных базах и вопрос об эсминцах, в чем его поддержали также Ф. Нокс, военно-морской министр, и другие. Мы должны были получить базы в аренду на 99 лет.

Министр юстиции Джэксон сделал заключение, что президент правомочен совершить подобную сделку. Согласно его мнению, выраженному в письменном виде, президент, как главнокомандующий вооруженными силами США, может передать <англичанам> эсминцы, чтобы иметь военные базы, если командующий флотом адмирал Старк официально подтвердит, что эти суда не имеют существенного значения для американской обороны. Кроме того, эсминцам должна быть дана такая оценка, если «обмен эскадренных миноносцев на военные базы скорее усилит, нежели ослабит нашу обороноспособность в целом». Что все именно так — было самоочевидно, и это обстоятельство для адмирала должно было перевесить естественное нежелание всякого морского офицера расставаться с военными кораблями.

Рузвельт ясно и четко сформулировал нашу позицию в отношении вопросов международного права: «Это ни в коей мере не противоречит нашему статусу миролюбивой державы. Тем более это не представляет угрозы никакой стране. Забота об обороноспособности является неотъемлемым правом любого суверенного государства. При существующих обстоятельствах реализация этого суверенного права необходима для сохранения мира и нашей безопасности».

В середине августа произошла заминка в переговорах с Англией. Черчилль в речи 20 августа заметил, что предпочел бы передачу баз в аренду как акцию доброй воли, а не в обмен на эсминцы. С его точки зрения, ставить на одну доску военные базы и старые корабли — значит признавать, что сделка гораздо выгоднее для Америки, чем для Великобритании. В Вашингтоне был выработан компромисс, принятый и Лондоном. Англия «на добровольных началах» передавала нам права на базы на Ньюфаундленде и Бермудах, имеющие особую важность для обороны США и Канады, а базы в Вест-Индии и Южной Америке (Багамы, Санта-Лусия, Тринидад, Британская Гвиана и др.) мы получали в обмен на передачу эсминцев.

Тексты соответствующих нот для подписания были подготовлены к Дню труда (в США — первый понедельник сентября. — Перев.). В тот же день их подписали лорд Лотиан и госсекретарь Халл. Тогда же Черчилль по просьбе мистера Халла подтвердил заверение, высказанное в его дюнкеркской речи, что английский флот не капитулирует, но будет продолжать борьбу с заморских территорий, если воды, окружающие Британские острова, «станут необороняемыми». При этом Черчилль не смог удержаться от отповеди пессимистам, которые тогда мало верили в то, что Англия устоит.

— Эти гипотетические возможности, — заметил английский премьер, — могут скорее относиться к германскому флоту или тому, что от него останется, нежели к флоту Великобритании.

Cм. также

План победы

За наличный расчет, без доставки

Дюнкерк и падение Франции

Эдвард Стеттиниус. «Ленд-лиз — оружие победы»

Другие новости и статьи

« Мыльный пузырь перевооружения

Премьер-министр пообещал жителям Псковского гарнизона жилье, детсад и ремонт кровли »

Запись создана: Понедельник, 30 Май 2011 в 22:38 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика