18 Апрель 2020

В США со второй половины 1940 года серьезно взялись за развитие военной промышленности

oboznik.ru - В США со второй половины 1940 года серьезно взялись за развитие военной промышленности

#1940#США#промышленность

Провозгласив 16 мая курс на перевооружение, президент 10 июля запросил у Конгресса выделения средств, необходимых для оснащения механизированной армии в 2 миллиона человек и покупки 15 тысяч самолетов для армии и 4 тысяч — в дополнение к 7 тысячам, разрешенным в июне для армии и флота в целом. 19 июля он объявил, что нужен Закон о воинской повинности, а еще через 10 дней попросил Конгресс ускорить работу по законодательству, касающемуся создания Национальной гвардии. Дело пошло быстро, и после продолжительных дебатов 27 августа был принят Закон о Национальной гвардии. 16 сентября был принят и Закон о воинской повинности.

Впервые в нашей истории мы стали создавать мощную армию, способную к защите страны, прежде чем против нас будет развязана война. Решение это оказалось своевременным. 27 сентября 1940 года Германия, Италия и Япония подписали союзный договор, причем каждая сторона обязалась защищать «новый порядок» в Европе и Азии — «новый порядок», возможный только при тотальной агрессии, — и помогать друг другу в случае «нападения» любой другой страны. Этот союз трех агрессоров, грубо замаскированный под оборонительный, представлял собой угрозу для США, поэтому наша страна продолжала принимать меры по самозащите.

События мая-июня 1940 года научили демократические страны тому, что нейтралитета для самозащиты недостаточно. С того времени, как мы стали принимать большие военные заказы, в этих странах начали всемерно добиваться получения американского оружия.

Типичными в этом роде были действия Нидерландского правительства. В январе 1940 года в нашу страну прибыла закупочная миссия Голландии, но ею было куплено лишь небольшое число самолетов и военной техники. После того как в мае голландцы потеряли свободу своей родины, у них еще оставалась Нидерландская Индия — обширнейшая заморская территория. Для ее обороны им требовалось значительное количество вооружений, и они теперь старались закупить их как можно больше. Через пять дней после того, как нидерландское правительство нашло убежище в Лондоне, к нам из Ост-Индии прибыла их закупочная миссия, которая до конца года заказала военных материалов на 50 миллионов долларов.

Многие другие малые страны последовали их примеру. Летом и осенью 1940 года в нашей стране побывали закупочные миссии из большинства американских республик и других нейтральных стран. Всем нужны были самолеты, танки, пушки и другие виды оружия, а также станки и оборудование для производства оружия собственными силами.

Одновременно резко возросло число заказов из Китая и Великобритании, двух великих стран, сражавшихся в разных полушариях против государств оси. Два новых займа, предоставленные Экспортно-импортным банком в октябре и декабре, всего на 75 миллионов долларов, сделали возможными такие закупки и для Китая. Они предоставлены были Т. В. Суню, который тогда прибыл в США со специальной миссией от своего свояка, генералиссимуса Чан Кайши. В отличие от прежних займов, предоставленных Китаю, эти могли быть использованы и для приобретения оружия.

Англичане теперь столкнулись с совершенно новой стратегической ситуацией. Вслед за падением Франции, Бельгии, Голландии, Норвегии, Дании они потеряли важные источники снабжения на континенте, а потребность их в оружии значительно возросла. Не осталось и следа от идей о том, что Англия может создать себе необходимую систему обороны, а силы Германии будут истощены и она потерпит поражение. Британии нужно было оружие для защиты от прямого нападения Германии, а также для защиты зоны Суэцкого канала от нападения Италии. Перед лицом японского проникновения во Французский Индокитай Англия, Австралия и Новая Зеландия тоже нуждались в оружии для защиты Сингапура и южной части Тихоокеанского региона.

Во второй половине 1940 года размеры военных заказов стали быстро расти, так что нам тогда трудно было с ними справляться. С 1 января 1939-го по 1 июня 1940 года иностранные правительства разместили в США всего военных заказов на 600 миллионов долларов, в июне их заказы возросли до 800 миллионов, а во втором полугодии 1940-го к этому добавился еще 1 200 миллионов долларов. За семь последних месяцев 1940 года были заключены контракты с разрешения армии и флота на 8 600 миллионов долларов, а Конгресс утвердил оборонную программу на 210 миллионов, что в пять раз больше, чем за фискальный год, заканчивающийся 30 июня. За два с половиной года, начиная с 1 января 1938 года, наши армия и флот заказали только 5400 самолетов, а в следующие полгода — уже 21 400. За несколько месяцев тяжесть, которую взвалила на себя американская промышленность, возросла в несколько раз.

При таком росте заказов стала очевидной дальнейшая координация программ поставок — нашей и наших союзников. Самую важную из связанных с эти проблем сформулировал президент в обращении к сотрудникам Виргинского университета 10 июня: «Мы будем в одно время преследовать две различные цели — помогать материально тем, кто противится агрессии, и не форсировать развитие этой помощи, чтобы мы сами были в состоянии обеспечить нашей армии должный уровень обучения и вооружения на случай возможной агрессии».

Это значило, что мы должны были добавить к военному производству, созданному на иностранные капиталы, производство, необходимое для выполнения как наших собственных, так и дополнительных иностранных заказов. При этом возникало несколько вопросов.

В каких масштабах развивать производство вооружений? От этого зависело, насколько быстро мы сможем вооружаться и выполнять заказы других демократических стран.

Какого рода вооружения следует производить? Значительная часть уже существующих и строящихся военно-промышленных объектов была создана благодаря военным заказам. Часть из них производила вооружения, не соответствующие нашим стандартам. Надо было что-то делать, иначе мы получили бы много заводов, работающих по зарубежным стандартам, и нам было бы не так легко использовать их для наших нужд в случае агрессии.

Как разделить продукцию новых заводов, принимая во внимание задачу, поставленную президентом: вооружаться самим и вооружать тех, кто сражается со странами оси, чтобы исключить войну в нашем полушарии?

Летом 1940-го началась подготовка программы разделения сырья и продукции между нашим и зарубежными правительствами. Предполагаемые в тот период меры носили временный характер, их приходилось пересматривать, возникали новые проблемы. Но начало было положено. Руководство планированием этой работы осуществляли Национальная консультативная комиссия по обороне и Президентский комитет по связям. Консультативная комиссия отвечала за планирование расширения производства, а делать это надо было осторожно и тонко. Поэтому нам постоянно приходилось консультироваться с руководством армии и флота, иностранными закупочными миссиями, Президентским комитетом по связям, действовавшими самостоятельно.

Как уполномоченный по промышленным материалам, я лично отвечал за снабжение сырьем предприятий, производящих военные материалы. Позднее, после 21 октября, когда был создан Совет по приоритетам, состоящий из У. Кнадсена, Л. Хендерсона и вашего покорного слуги, мы стали определять приоритеты как на зарубежные, так и на наши собственные государственные заказы.

Особую роль в координации этой деятельности играл Президентский комитет по связям, созданный в декабре 1939 года для контактов с иностранными правительствами, желавшими производить у нас закупки военных материалов. К иностранным правительствам обращались с просьбой представить в комитет доклад по каждому из контрактов, которые они собирались заключить. Прежде чем утвердить контракт, комитет анализировал, не будет ли он помехой нашему собственному перевооружению, предлагал дополнительные источники, когда программа заказа была слишком обширной, а позднее помогал определить приоритет, если это было необходимо. По военным самолетам подлежала предварительному анализу вся программа заказов иностранных миссий.

В июле 1940 года Артур Пэрвис, министр финансов Моргентау и его помощник Янг начали неформальные консультации по вопросу о соотношении между нашими программами самолетостроения и возросшими потребностями англичан. В США тогда производили до 550 самолетов в месяц, причем около половины из них были учебными. На 1 июля 1940 года англичане и французы успели заказать до 10 000 самолетов. Но во второй половине этого года для иностранных поставок производилось только около 250 единиц в месяц. Тогда стали разрабатывать планы довести производство примерно до 3 тысяч в месяц к концу 1941-го: тысячу — для Англии и 2 тысячи — для наших вооруженных сил. Но Пэрвис несколько раз говорил Моргентау, что к этому времени англичанам на самом деле потребуется 4000 американских самолетов, вместо 1000 по плану.

24 июля Моргентау, Янг и Пэрвис обсудили нужды Англии, а позднее, в тот же день, Пэрвис хотел помимо Моргентау увидеться с министрами Стимсоном, Ноксом, Кнадсеном и генералом Арнольдом. Когда Пэрвис запросил было 1500 самолетов в месяц вместо 1000 к концу 1941-го, Моргентау остановил его и назвал цифру 4000. Пэрвис был озадачен: в мыслях он стремился именно к этому, но никогда не решался сразу назвать такую цифру. Он считал, что к цели лучше двигаться постепенно.

Госсекретарь был другого мнения. Если англичанам нужно определенное количество самолетов, будет лучше, если они объявят об этом прямо и сразу, прежде чем программа начнет выполняться. В то время составляли план на ближайшие полтора года, и следовало сформулировать задачи.

— Теперь очередь за Кнадсеном, — заметил Моргентау. — Он опытный производственник и отнесется к такому вызову как должно.

— Так и сделаю, — ответил Пэрвис. — Правда, прежде я должен увидеться с Уилсоном, представителем лорда Бивербрука в вашей стране, и заручиться его поддержкой. Но я займусь этим.

Пэрвис «занялся этим» в тот же день, заявив Кнадсену, что англичанам нужны 4000 самолетов в месяц. Часто с тех пор я думал о том, что Моргентау — опытный психолог. Попросить у Кнадсена 1500 самолетов значило бы лишь немного скорректировать программу. Совсем другое дело — 4000. Это означало удвоение всей программы. Ставки поднялись бы очень высоко, и теперь все — автомобилестроители, производители моечных машин, холодильников — должны были энергично взяться за дело и оказывать содействие.

Кнадсен сказал, что к концу 1941 года это сделать невозможно, но в следующем году можно. Он не очень ошибся. К концу 42-го мы выпускали до 5400 самолетов, а к августу 43-го — 7500 в месяц. Американская промышленность приняла вызов и прекрасно справилась с задачей.

В тот вечер из Лондона прибыл лорд Бивербрук и сообщил хорошие новости. Обещанная англичанам большая программа помощи придала им мужество для битвы за Англию, которая и началась 8 августа 1940 года, когда нацисты послали огромную армаду бомбить Британию — это был первый из их многочисленных дневных налетов.

Англичане действительно получили от нас много военных самолетов, хотя и не по 4000 в месяц. Задолго до того как мы вышли на производство 6000 самолетов в месяц, подверглась нападению Россия, а потом и мы сами. Но эти самолеты получили силы Объединенных Наций — наши и наших союзников.

После того как план производства самолетов удвоился в один день, надо было подумать и о расширении производства комплектующих частей. Тут узким местом оставалось производство моторов. Тогда военно-воздушный корпус США пользовался моторами воздушного охлаждения, но был заинтересован в моторах жидкого охлаждения для истребителей, а в Америке, к сожалению, не было надежных машин этого типа. Поэтому руководство ВВС заинтересовалось проверенными в боях двигателями фирмы «Роллс-Ройс Мерлин». Эти английские двигатели успешно использовались на истребителях «Спитфайр» и «Харрикан» и бомбардировщиках «Веллингтон» и «Галифакс».

Министр финансов Моргентау связался по трансатлантическому телефону с лордом Бивербруком, который только что стал министром авиации, и попросил лицензию на производство в США моторов «Мерлин». Тот сразу ответил: да, мы можем получить лицензию на производство «Мерлинов», а заодно также «Спитфайров», «Харриканов» и всего, что потребуется для наших авиапрограмм.

Это было смелое предложение. Частные права в лицензионных договорах не передавались так легко. Но Бивербрук знал, что все он сможет уладить, и хотел только, чтобы дело пошло без проволочек. Вот один из примеров решительных, смелых действий этого человека, так много давших Англии в дни испытаний.

Через несколько недель мне сообщили, что в Галифакс прибыл высокий британский чиновник, чтобы забрать портфель с печатями компании, доставленный на линкоре.

Поднявшись на борт корабля и пообедав с капитаном, он заявил, что готов забрать печати.

— Как вы их повезете? — спросил капитан. Гость показал на портфель.

— Может быть, вы на них сначала посмотрите? — предложил капитан.

Они спустились в каюту, где хранились печати.

— Так где же они? — спросил чиновник.

— Да они в тех больших ящиках. Там, наверно, две тонны будет…

3 сентября 1940 года был подписан контракт с «Паккард мотор компани» на производство 9000 этих моторов: 3000 — для наших ВВС и 6000 — для англичан.

Но прежде чем кто-то получит моторы, надо было построить и оснастить завод. Расходы были разделены между США и Англией: один к двум. За строительство завода англичане заплатили 24 миллиона долларов. Моторы, которые британцы разрешили производить «Паккарду», в дальнейшем использовались на Пи-51 и на некоторых из Пи-40.

После того как вопрос о контрактах был решен, возникла новая проблема: как распределять продукцию самолетостроения? Если американские и иностранные заказы были размещены у одного и того же производителя, наше правительство, пользуясь вновь полученным правом приоритета, старалось взять в свои руки все дело, даже если английские заказы были размещены раньше. Конечно, такие действия вовсе не способствовали нашей политике усиления собственной обороны посредством помощи странам, которые сражались с теми, кто угрожал нам самим. Требовалась какая-то новая распределительная система.

21 августа был создан комитет из представителей наших вооруженных сил и Британской авиационной комиссии, к которым позднее присоединились представители Комитета по связям, а также Оборонной консультативной комиссии. Новый орган получил название Объединенного авиационного комитета, члены которого имели власть, как выразился министр обороны Стимсон, «действовать от имени и брать на себя обязательства» своих правительств. Это был важный шаг на пути к эффективному повседневному сотрудничеству в военном производстве, и новый комитет стал предшественником объединенных советов, возникших после Пёрл-Харбора.

Принципом работы этого комитета было эффективное распределение планов, которое должно было как можно скорее дать результаты: либо в войне против стран оси, как в случае с самолетами для Анг лии, либо для укрепления нашей обороноспособности. Ни в одной из стран не должны были накопляться лишние моторы, пропеллеры, пушки и т. д., если в другой стране есть самолеты, которые в этом нуждаются.

Была у Объединенного авиационного комитета и другая задача, не менее важная: стандартизация военных самолетов и авиационного вооружения для нужд обоих правительств. Прежде всего комитет обратил внимание на самолет Пи-40. Хотя американский и английский варианты этой машины были в принципе одинаковыми, между ними существовало множество мелких различий, и каждое из правительств постоянно меняло спецификацию независимо от другого. Результатом была головная боль промышленников и низкая производительность труда. В сентябре 1940 года комитет собрался на Буффалском заводе корпорации «Кэррис-Райт». Заседание продолжалось два дня и кончилось решением о стандартизации модели и о том, чтобы законсервировать образец на полгода. В результате почти сразу произошел значительный рост производства. В дальнейшем подобные совещания по стандартизации были проведены и на других авиазаводах, и результатом в каждом случае также являлся рост производства и у нас, и у англичан.

Работа по стандартизации в других сферах производства была предпринята в том же сентябре, когда к нам прибыл сэр Уолтер Лейтон, спецпредставитель английского Министерства снабжения. Он подчеркнул, что англичане нуждаются в военном оборудовании разных видов для сухопутных войск, однако эта цель не может быть достигнута без гораздо более высокой степени стандартизации, чем нынешняя. Англичане могут сделать большие заказы в Канаде, но значительное их количество могли бы выполнить в США, где производят оружие, которое могут использовать как американцы, так и англичане. Лейтон сказал, что для начала Британия хотела бы снабдить американскими стандартными военными материалами до 10 дивизий для боевых действий на Ближнем Востоке. 29 ноября этот план был согласован, но с условием, что заказы будут проверены военным министерством и что они будут размещены незамедлительно, чтобы сразу наладить развертывание производства. Английское решение покупать американские военные материалы воплотилось в «соглашение Стимсона-Лейтона», и это было не просто принятие ими наших стандартов — тут было также предложение о совместной работе в области создания новых и модернизации старых видов оружия для нужд обеих стран. Предложение было принято, и обе наши армии стали обмениваться военными материалами для их проверки. Каждая страна производила основательную экспертизу оружия другой страны. Английские 40-миллиметровые зенитные пушки «Бофор» показали себя настолько хорошо, что мы утвердили их для нашей армии и начали их производство в США. Англичане же приняли на вооружение наши 105-миллиметровые гаубицы и еще кое-какие виды пушек. Некоторые виды оружия были усовершенствованы с учетом лучшего из достигнутого в обеих странах. Это была одна из форм взаимопомощи — обмен идеями, который теперь стал неотъемлемой частью нашего военного сотрудничества.

Сначала препятствием с обеих сторон была официальная гордыня, но по мере того как идеи одной стороны заимствовались другой обе армии все охотнее воспринимали новые идеи и новое оружие. Теперь мы уже стали гордиться каждый своим вкладом в совместно разработанное оружие.

Сейчас, например, у нас есть основания гордиться вкладом в развитие радиолокации в годы войны. Я точно не знаю, какая из двух стран внесла в это дело больший вклад, да это и не так важно. Но, несомненно, радиолокация никогда не достигла бы нынешнего высокого уровня, если бы и мы, и англичане не начали обмениваться идеями еще в 1940 году.

Одним из первых ощутимых результатов этого сотрудничества стал средний танк, разработанный летом 1940-го как англо-американская модель.

Июньские события того года изменили стратегическую ситуация в Средиземноморье. Потеря Французской Северной Африки и вступление в войну Италии привели к изоляции Египта и Суэца на востоке. Тогда Черчилль предупредил англичан о том, какие тяжелые последствия повлечет за собой поражение Франции. Одновременно он позаботился о том, чтобы укрепить английские вооруженные силы на Ближнем Востоке. В худшее время, когда Англии угрожало вторжение, он направил в Египет единственный английский бронедивизион. Это позволило генералу сэру Арчибальду Вэвеллу сдержать натиск Грациани, но англичанам требовалось гораздо больше танков для будущих сражений.

Англичане хотели закупить большое количество американских танков; нашей армии также нужны были тысячи танков для создания бронедивизионов в ходе перевооружения. Но тогда только одна компания — «Америкэн Кар энд Фоундри» производила танки, и то легкие.

6 августа Кнадсен и Дж. Биггерс, его заместитель по Оборонной консультационной комиссии, собрали совещание в Вашингтоне, в котором участвовали офицеры американской армии, представители Британской закупочной комиссии и Президентского комитета по связям. Немало было там и американских промышленников и инженеров, представителей автомобильной, железнодорожной и других видов тяжелой индустрии.

Промышленникам и инженерам было сказано, что Англия и США уже почти пришли к соглашению о производстве средних танков для обеих наших армий. За основу был взят наш старый «Генерал Ли», созданный еще в 1937 году, но его предстояло основательно модернизировать с учетом английского военного опыта, когда британские средние танки показали себя наравне с немецкими.

Майкл Дьюэн, прибывший в США во главе Английской танковой миссии, сообщил, что, по его мнению, у Англии должно было быть значительное количество танков.

— Когда мистер Черчилль стал премьером, — сообщил он, — я вдруг получил телеграмму с предложением явиться к министру снабжения. Он показал мне все меморандумы, которыми я бомбардировал Черчилля, и сказал: «Ну, вот вам и возможность получать эту самую тысячу танков каждый месяц. Не отправиться ли вам в США, чтобы раздобыть хотя бы часть этого количества?» Вот почему я здесь, джентльмены…

По его словам, англичанам, чтобы выполнить их программу, нужно от американцев 600 танков в месяц.

Затем американские военные рассказали о танке, по которому они с англичанами должны были достигнуть соглашения. Больше трех часов промышленники и военные обсуждали, как наладить производство этих танков.

К концу августа было подготовлено оформление стандартной модели «Генерал Грант» — предшественник танка «Генерал Шерман». Дальше следовало заключить контракты. Министерство обороны решило доверить производство основной части танков одному заводу. Сооружение огромного предприятия «Крайслер танк» в Детройте обошлось в 20 миллионов долларов. Англичане заказали 2000 танков в компаниях «Пулман стандард кар», «Пресст стил кар» и «Лайма локомотив». Моторы по заказам обоих правительств поставляла «Континентал моторс корпорэйшн» из Детройта.

Со многими из заводов, выполнявших английские заказы, англичане расплачивались согласно старой практике. Они потратили около 8 миллионов долларов на переоборудование четырех компаний, собиравшихся делать танки, и на концерны вроде Республиканской стальной корпорации, производившие составные части к танкам. Когда же дело дошло до организации производства танковых моторов, Пэрвис спросил, нельзя ли чем-то помочь. У англичан к тому времени оставалось мало золота и долларов. Пэрвис встретился с представителями Президентского комитета по связям, Военного министерства и Финансовой корпорации реконструкции.

9 сентября 1940 года армия заключила с «Континентал моторс» контракт на производство 1000 танковых моторов к октябрю 1941-го. Англичане на этот раз заявили, что им нужно 400 танков в месяц. Через четыре дня помощник военного министра Роберт Паттерсон писал председателю Финансовой корпорации реконструкции: «Создание производственных мощностей, позволяющих производить требуемые 20 танковых моторов в день детройтской «Континентал моторс корпорэйшн» имеет особое значение для национальной обороны США». Кнадсен обратился с подобным письмом в Консультативную комиссию.

Через неделю Финансовая корпорация реконструкции выделила 8 миллионов долларов на станки и оборудование, необходимые для производства требуемого количества моторов в месяц — как по нашим, так и по английским заказам.

Слова «Особое значение для обороны США» означали не просто признание важности для нас продолжения сопротивления Британии агрессорам. Должно было пройти хотя бы 8 месяцев до отправки моторов потребителю, а к тому времени нам и самим вполне могло бы понадобиться не менее 600 танковых моторов в месяц. Тогда заем Финансовой корпорации был нужен не столько нам, сколько англичанам; одновременно таким путем мы создавали и собственный военный потенциал.

Хотя Континентальный план не был полностью выполнен, мы уже взяли нужное направление. Поскольку англичанам после покупки оружия и вкладов в нашу военную промышленность явно не хватало золота и долларов, мы искали средство им помочь. До Закона о ленд-лизе пробовали и другие средства. Мы решили купить у англичан некоторые военные заводы, которые они у нас построили и которые теперь нам требовались для выполнения наших собственных военных программ. Наша армия рассчитывала сделать военные заказы, в которых она срочно не нуждалась, чтобы в дальнейшем их можно было передать англичанам.

Но все это были временные меры. К концу года положение с долларами в Англии стало настолько серьезным, что требовалось предпринять нечто новое, исходя из существующих законов, для продолжения поставок оружия в Великобританию и другие демократические страны. Конгресс и американский народ должны были принять новое решение.

Cм. также

План победы

За наличный расчет, без доставки

Дюнкерк и падение Франции

Эдвард Стеттиниус. «Ленд-лиз — оружие победы»

Другие новости и статьи

« К декабрю 1940 года большинство американского народа уже осознало, что продолжать военные поставки странам, сражающимся с агрессорами, в их собственных, национальных интересах

Награждение орденами производилось с учетом чина награждаемого »

Запись создана: Суббота, 18 Апрель 2020 в 0:20 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика